Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

03.11.2016
Ярославль
947
БЮДЖЕТ 2017 КАК «КРЕДИТ ДОВЕРИЯ»
«Финансовая революция» или «казна несбывшихся надежд»?

Правительство Ярославской области направило в областную Думу проект бюджета 2017 г. Он - бездефицитный. А это уже новость. В последние несколько лет такого не было. Но возможный результат такого подхода до конца непонятен. С одной стороны, придется урезать расходы. И достаточно серьезно - под сокращения пойдут почти  все социальные программы и программы развития. С другой стороны, это потенциально может развязать Правительству руки по выбиванию дополнительных средств из Федерации. И перспективный выигрыш такого подхода может быть в итоге больший, чем вышеуказанное урезание расходов. Возможно именно на это и делается ставка. Однако системно и развернуто про это никто не говорит. Так, между делом, мимоходом. И в этом есть большая проблема нынешней региональной власти.
БЮДЖЕТ 2017 КАК «КРЕДИТ ДОВЕРИЯ»

Если бы действия комедии «Ирония судьбы или с легким паром» происходили не в середине 70-х, а сегодня, а Женя Лукашин был не врачом из Москвы, а финансистом из Ярославля, его знаменитая фраза звучала бы совершенно иначе: каждый год 31 октября мы ходим в Думу и вносим бюджет, это у нас такая традиция. Впрочем, до комедий ли и шуток, когда речь заходит о главном финансовом документе? Тут не смешно, тут скорее страшно. Опять же, дата подходящая – последний день октября. У «западных партнёров» на неё вообще приходится «Хэллоуин» с тыквами и прочей нечистью. У нас, к счастью, обходится без шабашей. Но какая-то тревога всё равно остаётся. Хватит ли денег? Что пойдёт «под нож»? Какими будут финансовые приоритеты? Список вопросов можно продолжать ещё долго. Отвечать на них по традиции придется Правительству и Думе. От того, к чему придут и о чём договорятся две ветви власти, будет зависеть жизнь целого региона. И обсуждать тут есть чего!


Часть первая. Исполнительная. Кризис назрел.

Как известно, на будущий год приходится столетний юбилей первой в мире пролетарской революции. Проект областного бюджета-2017 в некотором роде тоже можно назвать «революционным». Во всяком случае, окромя стандартных фраз о «приоритете социальных обязательств» и «исполнении майских указов» на этот раз действительно есть кое-что новенькое. Во-первых, бюджет бездефицитный. Впервые за последние годы. Также его называют сбалансированным, но где – бюджет, и где – баланс? Так что будем придерживаться первой формулировки. 
311016b-3.jpg
Доходы равны расходам и установлены на уровне 52,2 миллиарда рублей. При утверждении бюджета год назад эта цифра была больше и составляла 53,5 миллиарда. Расходную часть утвердили и того выше – 54,2 миллиарда. Выходит, что в следующем году пояса придётся затянуть ещё туже? Формально – да. Но есть нюансы, речь о которых пойдёт чуть ниже. Из предложенных 52 с лишним миллиардов более 49 – собственные доходы региона. Которые, в свою очередь, «подросли». Финансисты Правительства ещё несколько недель назад анонсировали рост ряда поступлений. В частности, в 2017 году прогнозируется увеличение сборов от налога на прибыль (на 4,5%), налога на доходы физических лиц (на 6,9%), налога на имущество организаций (на 11,2%), акцизов на нефтепродукты (12,4%) и акцизов на пиво (21,9%). Мало-мальски понимающий в теме человек подтвердит, что все указанные источники – это основа любого регионального бюджета. (Сомнительно, конечно, что акцизы на пиво вырастут столь серьезно при падающем уровне потребления пива в России, однако оставим это на совести разработчиков бюджета).
311016b-2.jpg

Во-вторых, область будет стремиться получить федеральные деньги. Притом «не абы как», а по максимуму. Власти уже объявили это одним из основных посылов при формировании бюджета. Серьёзность намерений подтверждает ряд заявок, которые начали готовить ещё в октябре. Так что первые шаги в этом направлении уже сделаны. И жить на полном самообеспечении области не придётся. И то слава Богу! Как говорится, ни хлебом единым. Собственно, как таковое утверждение бездефицитного бюджета было обусловлено именно обязательствами перед Минфином России. Так сказать – в счёт будущих субсидий, субвенций, дотаций и кредитов. И если всё будет в ажуре – цифра в 52,2 миллиарда однозначно увеличится в течение года.

pic_7022_jpg.jpg

В-третьих, проект основного финансового документа на будущий год интересен тем, что его подготовку начала «старая команда», а окончательное «доводила до ума» уже новая администрация. Абсолютно одинаковых подходов к формированию казны у них быть не может. Даже несмотря на отсутствие возможности для широкого маневра и предельно жёсткие рамки бюджетного законодательства. И в этом смысле на Дмитрия Миронова сотоварищи весьма большие надежды. Цели нынешнего «революционного» бюджета, в отличие от событий столетней давности, прямо противоположные - предотвращение социального негатива и решение застарелых проблем области, накопленных за последнее время. На этих направлениях, возвращаясь к ленинской тематике, назрел определённый кризис. Хочется верить в его преодоление. Первый формальный шаг «команда Правительства» сделала. Теперь «мяч» на думской «стороне поля».

Часть вторая. Законодательная. Узкие места и поводы для дискуссий.

Сразу оговоримся: областная Дума должна быть заинтересована в нормализации ситуации не меньше Правительства. Не будем забывать, что выборы губернатора произойдут уже в следующем году, законодательного собрания - в 2018. Последние, к тому же, совпадают с президентской кампанией. И к этому времени, хочешь – не хочешь, а придётся вытягивать область из болота. Хотя бы на полкорпуса. Так что срок для разбега слишком мал и у тех, и у других. Кроме того, Дмитрий Миронов назначен в регион для нормализации положения, а не для его ухудшения. И обострение конфликта с парламентариями вряд ли входит в его планы. Да и спикер Думы Михаил Боровицкий – человек многоопытный, неоднократно показывал себя как уравновешенный и способный к компромиссу политик. Поэтому ожидать какого-то глобального противостояния на бюджетном фронте не стоит. Губернаторские финансисты и профильные замы Правительства заранее постарались утрясти хотя бы основные спорные вопросы. Для чего в течение последних недель провели несколько встреч с депутатским корпусом. Одну - даже в последний день внесения бюджета – 31 октября. Она продолжалась более полутора часов. В результате основной финансовый документ был зарегистрирован в Думе уже в седьмом часу вечера (при том, что рабочий день завершается в половину шестого).

Общая идеология понятна. Иное дело – нюансы, на которые Правительство и депутаты априори смотрят по-разному. Просто в силу своей онтологически разной природы. Чиновники преимущественно настроены на сокращение расходов там, где их можно сократить (и даже там, где «обрезать» порой уже нечего). Депутаты мыслят прямо противоположно и всегда просят добавить денег (даже там, где без этих добавок вполне можно обойтись). Первым важно остаться в расположении вышестоящего начальства. Вторым – не потерять поддержку избирателей (ну или спонсоров, это уж кому как). Отсюда – все споры. Ниже мы попытаемся предположить, на каких направлениях они могут возникнуть на этот раз. Исключительно в порядке рассуждения, основанного на имеющейся информации и опыте прошлых лет. И абсолютно не претендуя на лавры предсказателей. Итак, список возможных «узких мест» может выглядеть так.

бюджет 1.jpg

1. Определённые трения с правительством могут вызвать собственно депутатские расходы. О чём речь? Во-первых, о так называемом «депутатском миллионе» (который давно превратился в полтора миллиона). Это деньги, которые ежегодно выделяются каждому народному избраннику и предназначаются для решения всевозможных малых дел во благо горячо любимых избирателей. Законотворцы могут потратить их, скажем, на пластиковые окна в детских садах, новые компьютеры для школьников или косметические ремонты в сельских домах культуры родного округа. С одной стороны, эти средства давно «застолбили». Да и суммы, если подумать, не больно то великие. С другой – если пересчитать деньги на всех депутатов, получится не так мало - 75 миллионов рублей. А это сопоставимо с годовым финансированием отдельных областных программ! Дальше – вопрос приоритетов. Во-вторых, в Думе не раз упоминали о так называемых «депутатских пятёрках». По всей вероятности, речь о финансовом обеспечении поправок (по пять миллионов на депутата или по десять миллионов на один избирательный округ), которые парламентарии могут вносить при обсуждении бюджета за счёт непрограммных расходов. В принципе, делать это не возбраняется. Но лишний раз данную статью стараются не трогать. Дадут ли на этот раз – опять-таки вопрос. Могут и не дать, или укоротить планку. В третьих, нужно учесть расходы на содержание самой Думы (как и правительства и вообще любого уважающего себя органа власти). Это к вопросу о столь любимом 10% сокращении расходов на государственные нужды.

2. Неудобные вопросы наверняка прозвучат по отдельным государственным программам Ярославской области. По сравнению с бюджетом, свёрстанным в конце прошлого года, некоторые из них существенно сокращаются. А ведь едва ли не главной депутатской рекомендацией, озвученной на недавних бюджетных слушаниях, стала просьба сохранить эти расходы хотя бы на уровне 2016 года. Это не получится. Вернее – не по всем направлениям. Например, серьёзному «обрезанию» подвергнут госпрограмму «Обеспечение доступным и комфортным жильем населения Ярославской области» - более чем на 1 миллиард 101 миллион рублей. В принципе, это даже логично. Существенным разделом программы является расселение аварийного жилья. Как известно, оно идёт с 2013 года под эгидой федералов. И по плану заканчивается 1 сентября следующего года. Соответственно, «расселять» будут не 12 месяцев, а только 8. К тому же, наш регион выполняет мероприятия досрочно. Отсюда – и сокращение денег на несколько сотен миллионов рублей. Правда, в дальнейшем расселение «аварийки», скорее всего, возобновят. Но об этом, как сказала бы Скарлетт О`Хара, подумают завтра. Гораздо большие «тёрки» может вызвать обеспечение жильём или землёй отдельных категорий граждан – многодетных и молодых семей, детей оставшихся без попечения родителей, ветеранов войны и вооруженных сил и так далее. Допустим, очередь тех же ребят-сирот, которых область должна обеспечивать квартирами, к началу 2017 года перевалит за 1100 человек. А обеспечить пригодными для жилья помещениями смогут чуть ли не в четыре раза меньше. А уж по тем льготникам, средства на которых дают федералы, ситуация может быть ещё хуже. Впрочем, здесь вопрос политической воли: пробьёт или нет исполнительная власть дополнительные денежки в Москве. Если не пробьёт – критика со стороны депутатов обеспечена. В первую очередь, вероятно, по линии фракции КПРФ – это их конёк. Возможно, подключится и «Справедливая России». Ранее она не слишком активно проявляла себя в этих вопросах. Но теперь в партию вступил Сергей Балабаев. А он молчать вряд ли будет!

бюджет2.jpg

3. Пока всё не слава Богу и в региональной медицине. Сокращение госпрограммы «Развитие здравоохранения в Ярославской области» - на 244 миллиона. Здесь критика может последовать от председателя профильного думского комитета Ларисы Ушаковой. Женщина она не робкого десятка, пробивная. Да и задуматься есть о чём. Например, в том же родном для Ларисы Юрьевны Рыбинске который год стоит недостроенный кардиологический центр, ждут ремонта корпуса 5-й и 6-й городских больниц (так называемый «Больничный городок» на улице Солнечной) и поликлиника на улице Черепанова. По области ситуация не лучше. Хромает (притом, не на одну, а сразу на обе ноги) и закупка медицинского оборудования. Цена вопроса – вновь не одна сотня миллионов рублей. Во время так называемого «нулевого чтения» бюджета в начале октября Ушакова уже «пригрозила» тогдашнему директору департамента здравоохранения Михаилу Осипову внести поправку и тем самым поправить дела. Прошёл месяц. Осипова сняли. А программа развития материально-технической базы медицинских организаций «похудела» на 25 миллионов по сравнению с цифрами на начало года. Как и направление «Улучшение кадрового обеспечения». Его тоже «обрезали», правда, поменьше – на 11 миллионов. Едва ли не единственная нетронутая госпрограмма по линии думского комитета по здравоохранению и социально-демографической политике – это «Доступная среда». Впрочем, на неё и выделяют меньше всего средств – символические 22 миллиона рублей. Конечно, лучше, чем ничего. Но люди с ограниченными возможностями вряд ли воспримут такую сумму на ура.

4. Треволнения могут быть и по линии смежного комитета – по образованию, культуре, спорту, туризму и молодёжной политике, которым руководит коллега Ларисы Ушаковой Ольга Хитрова. У неё поводов для расстройств, правда, меньше. Во всяком случае, одну из основных госпрограмм – «Развитие образования и молодежная политика в Ярославской области» пока не планируют резать (она остаётся одной из самых крупных - без малого 15 миллиардов рублей). Более того – здесь ещё и добавят деньги для завершения строительства школы в селе Туношна (которое буксует уже три года) и на новую школу в Рыбинске. Ещё бы достроить детские садики в Ярославле, Угличе, Данилове, Пошехонье и Ярославском районе – и будет совсем хорошо. А то на этом направлении пока что все печально: где-то стройка на стадии фундамента, где-то вообще разорванные контракты. А вот программу «Развитие культуры и туризма» уже режут, притом неслабо – на 313 миллионов по сравнению с первоначальной редакцией бюджета 2016 года. То же самое касается развития физкультуры и спорта (минус 306 миллионов в аналогичном сравнении). Так что судьба дальнейших ремонтов сельских ДК и обновления их материальной базы, или массовое строительство спортплощадок вызывает вопросы. Не факт, что они будут звучать непосредственно от Ольги Владимировны (во всяком случае, в виде жёсткой критики). Слишком системный человек. Да и не в самом плохом положении по сравнению с отдельными коллегами. Но кто его знает – куда кривая выведет! Посмотрим.

5. Среди других сокращённых программ стоят внимания «Обеспечение качественными коммунальными услугами» (планируют «обрезать» почти на 274 миллиона по сравнению с началом года), «Развитие промышленности» (минус 120 миллионов), «Местное самоуправление» (сокращение на 366 миллионов) и ряд других направлений поменьше. Какие споры пойдут здесь (и пойдут ли вообще) – заранее сказать сложно. Но сокращение поддержки промпредприятий и попытки забрать деньги у муниципалов всегда наталкивались на противодействие со стороны депутатов. Особенно представляющих промышленную элиту (в первом случае) и крупные муниципальные районы (ну, или Рыбинск, который всегда отличался сильными лоббистами и которому традиционно не хватает денег).

Собственно, всё, что может представлять интерес, начнётся не сейчас, а после 22 ноября. Тогда бюджет примут в первом чтении и приступят к поправкам. Так что цифры её несколько раз наверняка поменяются. Ясно одно. По большому счёту, у Правительства области пока что есть лишь план дальнейших действий. Его общие направления - обеспечение социальных расходов, активное привлечение федеральных денег и внебюджетных источников, завершение начатых объектов, сокращение госдолга, сохранение бездефицитной казны. Конкретных результатов воплощения этого плана в жизнь ещё нет. И, наверное, быть не может – прошло слишком мало времени. Первые результаты могут быть к декабрю – традиционному времени расчётов по линии федерального центра. Либо уже в первом квартале следующего года. Как бы то ни было, сегодня правомерно говорить о некоем «кредите доверия», выданном команде Миронова-Степаненко. Оправдают они его или нет? Скоро это станет понятным. Тогда же можно будет ответить на вопрос: стал ли основной финансовый документ 2017 года в хорошем смысле «революционным», или так и остался бюджетом несбывшихся надежд.

ИВАН ТИХОНОВ

Опрос
Что Вы ждете от 2018 г.?