Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

09.10.2018
Антропология
134
АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ: «Неизвестно, что будет через год, а пока ситуация противная, но не катастрофическая»
В воскресение, 7 октября, к нам в Ярославль приехал Артемий Троицкий. Он здесь родился, здесь у него до сих пор живут родственники. Он представил публике, собравшейся в кинотеатре "Нефть" фильм про себя под названием "Критик". Это некий итог богатой на творческие открытия и встречи жизни журналиста, который видел многое и многих. Нам посчастливилось не только посмотреть фильм, но и взять интервью у Артемия Кимовича - нашего земляка, интересного человека и как оказалось тоже социолога.
АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ: «Неизвестно, что будет через год, а пока ситуация противная, но не катастрофическая»

7 октября в ярославском киноклубе «Нефть» состоялась презентация документального фильма «Критик». Фильм без всякого бюджета, на чистом энтузиазме, в одиночку, снял и смонтировал московский режиссер Андрей Айрапетов. В своем роде, это уникальное произведение - первый за всю историю кинодокументалистики фильм о музыкальном критике. Главный герой – Артемий Троицкий, личность почти легендарная. Известен, как один из лучших музыкальных критиков России, часто и много выступает в СМИ, предельно жестко критикует власть. Троицкий сам приехал в «Нефть» и сказал, что для него приципиально важно, чтобы «Критика» увидели в пяти знаковых для музыканта городах – Ярославле, Праге, Москве, Петербурге и Череповце. За несколько дней до приезда Троицкого соцсети запестрели возмущенными постами в стиле: «Скукота! Журналисты вымерли, никто не интересуется личностями такого масштаба как Троицкий, всем одних мэров-губернаторов подавай!» Опровергаем, мы пока живы. Вот какой разговор состоялся в киноклубе «Нефть».

… 

- Добрый вечер, Артемий Кивович, у «Клуба социологов» к Вам несколько вопросов.

Троицкий 1.jpg- О! Я тоже был социологом. Даже диссертацию написал, кандидат философских наук по социологии. Называлась она «Социальная эффективность дискотек».

- Вы родились в Ярославле, но никогда долго не жили в нашем городе. Вы чувствуете себя здесь родным, или это только запись в паспорте, в графе «место рождения», и больше ничего?

- Ярославль - мой родной город, я никогда его иначе не воспринимал. Я люблю Ярославль, горжусь тем, что родился в Ярославле. Если бы я родился в каком-нибудь мрачном городе Челябинске, не уверен, что был бы этому рад. А Ярославль - реально прекрасный город, город с историей, город с характером, город с прекрасными видами. Всякий раз, приезжая в Ярославль, я себя очень, очень хорошо чувствую. Чувствую умиление от того, что я в этом городе. Приезжаю сюда довольно часто, почти всегда – инкогнито, у меня здесь родственники (для справки: в Ярославле до сих пор проживает родная тетя Артемия Троицкого Елена Николаевна, которой уже более 80 лет).

- Ваши родители в советское время, когда диссидентов не жаловали, были успешными, уважаемыми людьми. Они как-то повлияли на становление Вашего мировоззрения, четко выраженного, антисоветского образа мыслей?

- Хотя и отец и мать были коммунистами, но в некоторой степени они, особенно отец, способствовали становлению моих взглядов. Но главные создатели моего антисоветского мировоззрения – не родители, а люди типа Леонида Ильича Брежнева, да и вообще вся тогдашняя обстановочка. Я точно знаю один, конкретный, день, когда я стал антисоветчиком. Это было 21 августа 1968 года. Началась интервенция в Чехословакию. Я был на каникулах, в Архангельской области, мы с отцом плавали на пароходе «Н.В. Гоголь» по Северной Двине. Тут-то новость о вторжении советских войск в Чехословакию меня и накрыла. Я в Чехословакии с родителями жил 5 лет. После нападения СССР я из обычного, веселого парнишки, фаната «битлов» и «роллингов» превратился во врага советской власти. Через полтора месяца меня исключили из пионеров за антисоветскую агитацию в школе. Я тогда учился в 7 классе.

- Википедия пишет, что Ваша первая журналистская статья была написана в 1967 г., и это была рецензия на новый альбом «Beatles». Вам было всего 12 лет. Как это было возможно?

- Об этом есть и в «Критике», да, было. Простая история, ничего особенного. За год до вторжения в Чехословакию, мы жили в Праге, я учился в 6-м классе. И мы с друзьями в начале сентября 1967 года, начали выпускать рукописный журнал. В его первом номере и появилась моя заметочка про пластинку Beatles «Sgt Peppers», мой первый журналистский текст. Приятно вспомнить.

- Кстати, о журналистике. Ваши эфиры на «Эхо Москвы» собирают многочисленную аудиторию и говорят, что рейтинги этих эфиров бьют рейтинги штатных сотрудников радиостанции. Как Вы думаете, почему? Срабатывает Ваша личная известность? Или деградирует профессиональная журналистика?

Троиский 11.jpg- Во-первых, очень трудно поддерживать высокие рейтинги, если Вы работаете каждый день. Если бы я был штатным сотрудником «Эха Москвы», и выдавал тексты ежедневно, как Венедиктов, или Антон Орех, не думаю, что рейтинги моих эфиров были бы такими высокими. Во- вторых, выступая на «Эхе…» (как, впрочем, и везде), я никогда не прикидываюсь профессионалом, политологом, экономистом и так далее. Я, при всем своем возможном невежестве и неосведомленности, всегда абсолютно честен, говорю просто о том как я вижу то или иное явление. Без выпендрежа, без лицемерия, не притворяясь тем, кем я не являюсь. Мой образ – это образ простого человека, обладающего здравым смыслом, а не эксперта-авторитета. И я думаю, что людям это нравится, потому что я говорю их языком, и выражаю их мысли. Я уже не удивляюсь, когда, читая комментарии к своим выступлениям, вижу типичную фразу: «О, Троицкий сказал точно то же самое, что я думал!» В-третьих, очень важна смелость. Многие профессионалы автоматически занимаются саморедактурой по ходу дела. Не могу сказать, что я полностью свободен от этого комплекса, но думаю, что страдаю от него в меньшей степени, чем большинство профессионалов. Хотя бы потому, что я уже конченый человек, моя репутация всем хорошо известна. Точно знаю, что меня уже ниоткуда не выгонят, просто потому, что отовсюду уже выгнали. Мне, как пролетарию из «Манифеста» Маркса, нечего терять кроме своих цепей.

- Как Вы относитесь к религии?

- Я человек не религиозный, но не атеист. Такой, спокойный агностик. Но мои ярославские предки, начиная с прадедушки и до XV века, все были священниками, и христианство я стопроцентно уважаю. В этом смысле моя позиция сильно отличается от позиции Александра Невзорова.

- Которого Вы тоже уважаете?

- Я считаю Невзорова абсолютно блестящим профессионалом. Он фантастический, пожалуй, лучший в профессии.

- А Бабченко?

- Бабченко мне нравится, мы с ним дружим, но он довольно одномерный парень. А Невзоров, он же еще актер и денди, мне вот это нравится.

- Многие считают, что Вы не любите Россию. Это так? Вы резко высказываетесь, занимаете антипутинскую позицию. Разве большинство граждан РФ не считает, что именно Путин «поднял Россию с колен»?

- Вы мне задали не один вопрос. Одно дело – Россия, другое дело – Путин.

- Лучше сначала о России.

- Давным-давно, еще при советской власти, и, по-моему, даже без посторонней помощи, я открыл для себя простую истину: одно дело – страна, другое дело – государство. Одно - страна Россия, совсем другое - российское государство. Эту аксиому я неоднократно высказывал, и с ней не поспоришь. Я очень люблю страну Россию, и окончательно в этом убедился, когда переехал в Эстонию. Я очень скучаю по России, меня тянет в Россию. Я не стал «отрезанным ломтем», в отличие от многих моих знакомых. Слава Богу, я поддерживаю связь со своей любимой страной. Стараюсь почаще приезжать в Россию, несмотря на то, что моя семья против, они боятся за меня. А российское государство практически всегда, на всем протяжении своей истории, от Ивана Грозного до Владимира Путина…

- Извините, Артемий Кивович, разве «практически всегда»? Вы же активно поддерживали перестройку?

- В конце 80-х годов, я всячески поддерживал перестройку, это был единственный отрезок истории моей Родины, когда мой вектор почти полностью совпадал с вектором государственного развития. Шли реформы, все открывалось, занавесы поднимались, пресса стала свободной, рок-н- ролл был легализован, и, в общем, все происходило правильно. Мне все это очень нравилось, и я, совершенно искренне, единственный раз в жизни, хвалил власть. Больше я этого никогда не делал. В апогее, в августе 1991 года, я был в Белом доме, и даже медаль получил за его защиту. Я выбросил ее в 1993 году, после того, как эта власть расстреляла парламент. Я считаю, что это было абсолютно недопустимо. Это называется «насилие и сволочизм», и никакого отношения к свободе и демократии это не имело. Мои отношения с властью снова расстроились так же, как это было при советской власти. Я не поклонник Ельцина. Более того, я считаю, что основа всех ужасов, от которых мы страдаем в сегодняшней России, заложена в 90-е годы, при Борисе Николаевиче Ельцине. Я говорю не только о расстреле парламента, но и о чеченской войне, о первых, полностью сфальсифицированных, выборах 1996 года. А про преступность и коррупцию и говорить нечего. То что происходит сейчас – прямое и логичное продолжение правления Ельцина. С маленькими нюансиками, конечно. При Ельцине, и ему надо отдать должное, была свобода слова. Эту «священную корову» дядя Боря зарезать не дал. А все остальные безобразия – в общем ключе. Были светлые моменты в российской истори, не только в перестройку. «Оттепель» 60-х тоже была интересным, и не лишенным обаяния эпизодом. Или царствование Александра II . Но это - кратковременные просветления . А в основном наша история - это мрак. Тираническое государство подавляло, обманывало и эксплуатировало народ, использовало его как пушечное мясо. Это в России было почти всегда. Я очень люблю Россию. Люблю наш народ, чтобы про него не говорили. Но я категорически осуждаю практику российского государства, и сегодня, и во многие другие исторические периоды.

- А как же рейтинги Путина? Это фальшивка? Или, может быть, все таки, специфика народного сознания?

- Я считаю, что фальшивка. Люди у нас по жизни напуганные, и винить их за это нельзя. Любой народ, пережив революцию, гражданскую войну, голодомор, сталинский террор, Отечественную войну, стал бы очень осторожным. Представляете 1981 год? Приходят к Вам социологи. И спрашивают: «Товарищ, Вы как относитесь к Генеральному Секретарю Коммунистической Партии Советского Союза Леониду Ильичу Брежневу? А как Вы оцениваете руководящую роль Коммунистической Партии? А что Вы думаете о братской помощи Советского Союза народу Афганистана?» Если Вы не академик Сахаров, естественно, Вы скажете: «Да, ништяк, все, в порядке, о’кей!» Потому что прекрасно знаете, что анонимных опросов не бывает. Пришли к Вам домой или позвонили по телефону? Это означает, что известно, где Вы живете, как Вас зовут, где Вы работаете. Теперь представьте современного среднего россиянина. Несчастного, задавленного низкой зарплатой и инфляцией, неуверенного в будущем, заливающего все это водкой, и так далее. Ему звонят и спрашивают: «Как Вы относитесь к Владимиру Путину?» Он думает: «Елы-палы!» И бормочет в трубку: «Да нормально отношусь. Нормально, хорошо…». А на том конце провода не унимаются: «А очень хорошо или просто хорошо?». «Очень хорошо!!!» Что еще нужно знать о рейтингах?

- Вы сейчас живете в Эстонии. Вполне в Ваших возможностях было эмигрировать в Германию или США. Почему Эстония?

Троицкий3.jpg- Есть несколько причин, и все довольно веские. Первая - я плохо себя чувствую вдали от России. Эстония близко. Можно быстренько приехать на машине. До Москвы на поезде 13 часов, до Петербурга вообще 5,5. Мы почти что в России, но за границей. Я не считаю себя и свою семью эмигрантами. Мы живем и работаем в Северной Европе, обычная европейская практика - жить там, где ты работаешь. Вторая причина - в Эстонии у меня много друзей, еще с рокерских семидесятнических и восьмидесятнических времен. Знаю там массу музыкантов, художников, дружил с эстонской богемой со времен СССР. Третье - мне предложили работу. Не только в Эстонии, но еще и в Хельсинки, это все поблизости. Читаю лекции в Эстонии и Финляндии, иногда в Литве. Одновременно с эстонским ко мне поступило предложение от Колумбийского университета в Нью-Йорке, звали работать исследователем. Я отказался, потому что понял – если соглашусь, то все, «бай-бай, Раша». А мне этого совершенно не хотелось.

- А сама Эстония, как страна, чем-то замечтальна?

- Прекрасная страна. Страна для жизни. С прекрасной экологией, красивая, уютная. Можно долго перечислять ее достоинства, но я бы закончил комплименты Эстонии, на мой взгляд, самым важным. Это страна, где человек в минимальной степени ощущает влияние государства. Я антигосударственник по полной программе. Эстония хороша тем, что там ты с государством практически вообще не соприкасаешься. Все происходит в режиме онлайн. Все! Мы не общаемся никак, ни с ментами, ни с налоговыми, ни с кем, и это очень приятно. Человек живет автономно, он не видит лица государства и не чувствует его пальцев у себя на горле. Человек может спокойно общаться с государством посредством компьютера. Это очень хорошо.

- Вы почти ответили на вопрос: «Какой бы Вы хотели видеть Россию лет через 10?». Такой как Эстония?

- В России государственная практика испокон веков была порочной, и я бы очень хотел, чтобы Россия стала страной, в которой из государственного управления напрочь удален человеческий фактор. Потому, что когда наши люди, с их традициями государственной культуры, становятся у власти (даже если это люди изначально хорошие), они тут же начинают давить, хапать, завинчивать гайки. По-моему, это генетическая черта российского государства. Чтобы это изжить, на мой взгляд, надо человеческий фактор из управления страной исключить. Пусть все делают компьютеры.

- У Вас трое детей. Чем они занимаются?

- Это неполные сведения, у меня только юных детей четверо. Две старшие дочери живут в России, одна учится во ВГИКе, другая в театральном колледже, я их очень люблю. И в Эстонии живут еще двое детей. Старший парень в 10 классе гимназии, младшая дочь Лидия - во втором классе начальной школы. Жена Вера не работает, но ведет все наши семейные дела, а это довольно сложно.

- Как Вы считаете, российский рок сейчас скорее мертв, или скорее жив?

- Жив, конечно. Он жив, все у него в порядке. Когда мне этот же вопрос задавали в нулевые годы, я отвечал гораздо пессимистичнее, чем сегодня. Сцена очень оживилась, и мне интересно то, что там происходит. К сожалению, я не питаю иллюзий по поводу того, что наш рок станет таким же востребованным и влиятельным, каким он был в 80-е годы. Эти времена прошли, эта молния дважды не блеснет. Но я вижу, что происходит все, что нужно. И молодых ребят, талантливых, сердитых, готовых творить дела, много. Мне это поколение очень нравится.

- Падение спроса на рок - это специфически российская тенденция, или общемировая?

- Снижение популярности рока происходит во всем мире, начиная с 80-х годов. В России, наоборот, в 80-е годы был пик, звездный час рока, в то время, как во всем мире именно тогда началось постепенное соскальзывание рока с вершины - вниз. Все закономерно, я все понимаю, но от этого музыку люблю не меньше.

- Кого бы Вы рекомендовали слушать сегодня?

Троицкий2.jpeg- Слушать надо мудрых старичков, замшелых, прекрасных и талантливых. Макаревича, Гребенщикова, Шевчука, Васю Шумова, Мишу Борзыкина. Они все живы, они в хорошей форме, в тонусе, у них продолжают выходить прекрасные песни и альбомы. Отличный альбом вышел в этом году у Дельфина. Из ребят помоложе - Noize MC, Вася Обломов. Пресловутый репер Фейс выпустил протестный альбом. Хотя и довольно наивный, но интересный - парень режет правду-матку и про воровство, и про коррупцию, и про то, что народ топчут и унижают. В панке и постпанке мире много хорошего. Мне больше всего нравятся «Порнофильмы» и «Дайте танк», но есть и другие – «Операция Пластилин», «Черная Речка», «Июльские дни», «посткиношные» группы.

- В условиях тоталитарного государства невозможен менеджемент и продюссирование. Не приведет ли это к деградации рока? Того же Шевчука не видно и не слышно…

- Вы преувеличиваете. У нас государство с закосом «под тоталитаризм», но назвать путинскую Россию полноценно тоталитарным государством я не могу. Тоталитарное государство - это тотальный контроль. Его в сегодняшней России нет.

- И не будет?

- А это уже вопрос совсем другой, и я не могу на него ответить. Что будет завтра? Не знаю. Но пока у нас тоталитаризм-«ультралайт». Это не очень хорошо, но не так страшно, как полный контроль. Да, вы никогда не увидите Шевчука с ДДТ по телевидению, даже по частным каналам. Их новые записи редко звучат по радио. Они не выступают на государственных мероприятиях. Но ДДТ прекрасно гастролируют по стране и за рубежом, записывают и выпускают новые альбомы. Их полно в Интернете, есть сообщества их любителей, никто их за это не разгоняет. Неизвестно, что будет через год, а пока ситуация противная, но не катастрофическая.

- Вы были гитаристом легендарной рок-группы «Звуки Му». Сейчас поддерживаете отношения с лидером группы Петром Мамоновым?

- С Петей, к сожалению, я уже года три даже по телефону не разговаривал. Добираться до него в Наро-Фоминский район как-то мне сложно. Он стал весьма истовым православным, с наклонностями проповедника. Если бы он был просто православным, это было бы легче. Но поскольку он хочет обязательно собеседников в свою веру обратить, это уже немного навязчиво.

- Вы - участник митинга на Болотной, и называли Навального одним из лучших российских оппозиционеров. Навальный идет от одного ареста к другому. Протесты подавляются жестко и эффективно. У Вас не создается впечатления, что митинг на Болотной был последним в России?

Троицкий4.jpg- Количество митингов в России будет расти. Более того, началась эра правильных митингов. Я еще в 2011 году спорил, один против всех, говорил: «Ребята, почему вы так стремитесь к тому, чтобы митинги были согласованными? Что это вообще такое, что за самокастрация? Революцию вы тоже будете согласовывать?» Митинги не должны быть согласованными, на то они и митинги. «Согласованный протест» – это оксюморон. И вот сейчас, наконец-то, благодаря Леше Навальному кстати говоря, люди, и молодежь в первую очередь, просекли: «Действительно, а на фига это все согласовывать?! Надо просто выходить на улицу». А если выйдут менты и начнут махать дубинками, на это должен быть свой ответ. Это уже вторая фаза, но первая – это выйти.

- Вы зарабатываете деньги в Эстонии, на Западе или в России?

- Я зарабатываю деньги за границей в широком смысле этого слова. В России я не зарабатываю ни копейки. И денег не зарабатываю и налогов не плачу. Не помогаю нашему государству никак, и очень рад этому.

 

Беседовал Аскер Замиров


Огромное спасибо Андрею Алексееву за прекрасную встречу с Артемием Троицким. Ждем в гости его родного брата Сергея Троицкого Паука, лидера группы "Коррозия металла".

Опрос
Испытываете ли Вы радость от победы партии "Единая Россия" на выборах 8 сентября 2018 г.?