Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

26.08.2014
Антропология
1777
Наталия Пшистав: Все зависит от качества проведенного времени…
Россия при всей своей таинственности и непознанности остается для Запада притягательной с точки зрения развития бизнеса на ее обширных территориях. С той поры, как убрали железный занавес прошло немало времени, однако известное - «Умом Россию не понять..» - остается актуальным для многих зарубежных компаний, рискнувших вести дела на российском рынке.
Наталия Пшистав: Все зависит от качества проведенного времени…

Наш сегодняшний разговор с Наталией Пшистав – бизнес-леди, генеральным директором ООО «К-Мэйл-Ордер» - крупной немецкой фирмы по продаже одежды. По образованию она психолог, закончила ярославский демидовский университет, и уже много лет в ранге руководителя работает в западных компаниях, стремящихся развить свой бизнес в России. Первый опыт – в компании «Проктер энд Гэмбел», где Наталия отвечала за привлечение клиентов. По ее словам, это был шаг вперед, возможность узнать, как работают люди за рубежом, наблюдать, и накапливать опыт. С 2005 года стала коммерческим директором компании «Сонопресс», принадлежащей большому немецкому концерну «Бертельсман».

В 2010 году крупная немецкая компания «Клингель» приняла решение открыть бизнес на российском рынке. В тот момент Наталия работает директором по бизнес развитию в бертельсмановском центре, и ей было предложено место генерального директора представительства торгового дома «Клингель» в России.

Известно, западные бизнесмены предпочитают ставить во главе крупных фирм своих соотечественников. Как получилось, что Вас утвердили на эту должность?

- Это вызывало сомнения, когда они рассматривали мою кандидатуру. Представители компании сказали, что могут это пережить, поскольку мой муж - немец.

Чем занимается Ваша компания?

- Этот бизнес существует на рынке в Европе несколько десятков лет, теперь и в России. Изначально компания называлась «Клингель» от немецкого – звонок. Название отражает характер нашей деятельности. Она одной из первых занялась посылочной торговлей - клиентам развозили каталоги. Пять лет назад компанию переименовали в ООО «К-Мэйл Ордер». Она развивалась и название «Клингель» уже не отражало всего спектра брендов, которые компания имеет. У нас есть мужская и женская элитная одежда, для женщин старше сорока, шестидесяти, разные направления.

Почему Ваше немецкое руководство решило начать бизнес в России?

- Россия априори считается лакомым кусочком с точки зрения развития бизнеса. И существует даже некоторый стереотип - надо идти в Россию, все идут.

Есть ли разница между западными и российскими компаниями?

- Сложно ответить, я мало работала с русским бизнесом. Но, думаю, у западных компанийменталитет.gif более свободный менталитет, система взаимоотношений между руководством и сотрудниками. Западный сотрудник воспринимает своего работодателя как партнера, соответственно и работодатель ожидает выполнения правил и договоренностей от работников. К их мнению прислушиваются, им дается свобода действий в определенных рамках. В нашей стране по-другому. Руководитель в России - это жесткий хозяин. Доверительные отношения между ними, как это принято во многих западных корпоративных культурах, выглядят у нас наивной утопией. В этом отличие.

Как Вы считаете, возможно ли в России выстраивать деловые отношения по принципу западных? И если нет, в чем проблемы?

- После перестройки прошло достаточно времени, растет уже второе поколение. А наше общество все также далеко от принятых в западном обществе норм и правил общения и ведения бизнеса. Определенные изменения, пусть небольшие, но есть. Происходит некая труд1.jpgэволюция, какие-то вещи развиваются сами собой, безотносительно желания кого-то конкретно. Однако в России сложно разрушаются стереотипы. На мой взгляд, одна из проблем - отношение к труду. Он по определению - основная составляющая развития. На Западе к труду совсем другое отношение, нежели в нашей стране.

Для иностранцев неважно - один евро, сотня или миллион. Для них любая денежная единица важна. Заработать сто евро не менее ценно, чем тысячу. Многие ли русские готовы будут работать, например, за 4 тысячи? Никто не пойдет. У меня многие знакомые жалуются, не могут найти людей убирать подъезды. Наши люди в основном, предпочитают не работать вовсе, нежели получать небольшую, по их меркам заработную плату.

Серьезные отличия и в отношениях между людьми на личностном уровне. Попробуйте задать иностранцу совершенно глупый вопрос, он никогда не высмеет и не оскорбит, а попытается понять, ответить и помочь, неважно, какого бы качества этот вопрос ни был. Люди у нас часто не в настроении, соответственно и реакция на непонятный вопрос может быть неоднозначная. Это не значит, что западная система нам подходит безоговорочно. Нет, у каждой страны и нации свои пути, способы развития, но почему бы не брать лучшее?

Не секрет, что в основном в Россию приходят крупные западные компании со своей корпоративной культурой. Легко ли их «формула успеха» работает в России, готовы ли они, при необходимости, отказаться от сохранения корпоративных правил и методов работы?

- Да. Избитая истина, наше законодательство и экономическая ситуация делает нашу жизнь непростой. Но есть и другого рода трудности. Немцы не понимают, почему у нас работает одно, у них другое. Их главный аргумент – «Но мы же в Германии делаем по-другому». Но в России свои принципы, менталитет, устои. Невозможно взять западные схемы и просто наложить их на российскую действительность. Необходимо что-то менять, дополнять. Яркий пример - мы достаточно долго пытались убедить наших немецких коллег в необходимости СМС-информирования наших клиентов об акциях, праздниках. Это удобный канал продаж, который выгодно работает в России. Знаю, что многие этим пользуются. Если это не спам, а компании, в которых я подписалась на новостные рассылки, я сама с удовольствием слежу за тем, что предлагают - скидки, спецпредложения. На Западе своеобразное отношение к телефонам - это личное, никто не имеет права звонить, писать, для подобных вещей есть электронная почта.

Есть и еще нюанс, связанный с тем, что мы относимся к индустрии моды. У нас разные вкусы. Если полистать традиционный немецкий каталог - там все из категории базового – базовые брюки, футболка, пиджак и все каких-нибудь темно-песочных оттенков. Наши россиянки любят воланчики, кружево какое-нибудь, что-нибудь яркое с орнаментом. Мы стараемся как-то влиять на выбор коллекции, в рамках того ассортимента, который есть. И еще на Западе практически не носят каблуки, у них есть стереотип, если женщина в туфлях на каблуках - обязательно русская.

Где легче вести дела в России или за границей?

- Однозначного ответа на этот вопрос нет. С одной стороны, на Западе устоявшийся рыноксуеверие.jpg и сложно найти нишу, которая позволила бы стать успешным. Но если это сделано, появляются понятные правила игры. Владелец бизнеса знает, какие налоги он платит, может просчитать инфляцию на пять лет вперед, быть уверенным в обеспечении своих прав как работодателя. В России по-другому - рынок все еще формируется, и этот процесс будет долгим. Отсюда – больше шансов найти свою нишу. Но если она появилась, задержаться в ней и нормально работать гораздо сложнее, потому что все очень зыбко. Есть такое высказывание - спроси двух юристов и получишь три мнения. Я считаю, это про наше российское законодательство. Один и тот же закон у нас интерпретируют по-разному. В таких условиях, когда у тебя есть только одна возможность, работать непросто.

Насколько остро Вы чувствуете конкуренцию, со стороны русских или западных коллег?

- В нашей отрасли не так много русских компаний, поэтому вряд ли можно говорить о конкуренции. В основном - представители западных фирм. У нас особая ситуация. Исторически сложилось, что наша целевая группа «40+» до недавнего времени была мало кому интересна. Фактически это был свободная ниша. Конечно, сейчас у нас есть и другие заказчики, но большинство - более зрелый возраст. Не так много желающих идти в эту целевую аудиторию, поэтому у нас несколько эксклюзивное положение.

Но, несмотря на то, что в целом по России интернет-покупки не слишком популярны в нашей возрастной группе, у нас этот показатель продаж высок. К тому же у нас не только интернет-магазины. Наша компания больше занимается каталожной торговлей. Мы рассылаем каталоги традиционным способом, два раза в год - основной каталог и между ними еще несколько небольших по новинкам.

Стремятся ли сейчас западные бизнесмены инвестировать в российский рынок? Как непростые дипломатические отношения последнего времени влияют на ваш бизнес?

- Сейчас сложилась непростая ситуация, которая неизвестно как обернется. Каждая компания сама решает, как ей к этому относиться, быть в тренде или нет. Как в моей компании к этому относятся, я оставлю без комментариев.

Стало ли Вам сложнее работать после известных событий?

- Сложнее в том, что потеряны некоторые бизнес-возможности, для которых мы использовали украинских поставщиков. Например, мы печатали часть каталогов на Украине. Это было дешевле и качественней. Нестабильная ситуация не позволяет действовать как прежде.

Хватает ли у Вас времени на семью?

- Пару недель назад я за восемь дней шесть раз летала в самолетах, практически каждый день. В этом смысле тяжело уезжать в командировку, не имея возможности общаться с родными. Но моя работа изначально предполагала такие вещи. К этому можно относиться по-разному. У нас есть традиция, когда я дома, всегда читаю книги ребенку вечером перед сном. Однажды мне сказали хорошую фразу - результат общения с ребенком зависит не от количества, а от качества проведенного с ним времени. Поэтому даже если времени немного, надо стараться провести его с пользой.

Интервью взяла Анастасия Леонидова

Опрос
Что Вы ждете от 2019 года?