Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

03.04.2018
Антропология
848
Юрий Ваксман: «Партии не меняю»
Четыре года назад мы уже брали интервью у Юрия Ваксмана. Два с половиной года назад мы брали интервью у его дочери Марии Ваксман. Оба - интереснейшие люди, которые своим трудом пытаются облагородить наш город. Приобщить к искусству и культуре. И у них это получается. Нынешнее интервью с Юрием Ваксманом отличается от его прошлого, четырехлетней давности. И это нормально. И от этого оно еще более интереснее.
Юрий Ваксман: «Партии не меняю»

Каждый город хочет быть уникальным, не каждому удается. У Ярославля иногда получается. Например, в нашем, вовсе не гигантском, областном центре, есть собственная киностудия «ЯрСинема» и фактически единственный в стране действующий театр, не получающий поддержки из бюджета. Естественно, что человек, стоявший у истоков создания Камерного театра и «ЯрСинема», Юрий Ваксман – личность неординарная, и его мнение о политике, культуре и жизни всегда интересно читателям «Клуба социологов».


*   *   *

 - Юрий Михайлович, один из самых впечатляющих проектов осуществленных Вами - создание «ЯрСинема». Как идут дела в компании сегодня?

cinema_logo.jpg- «ЯрСинема» - в рабочем режиме. Идет подготовка к трем проектам. Заказчик двух кинокомпания «КИТ» – крупнейшая составная часть «Центр Партнершип Продакшн». Мне кажется, что работа с такими партнерами очень улучшает имидж Ярославской области. У них в медиатеке более 700 фильмов и больше 3 тысяч часов сериалов, это уровень примерно, как если бы «Мерседес-Бенц» делал заказы Моторному заводу. В апреле будем снимать второй сезон «Консультанта», первый прошел на НТВ в прошлом году, и очень удачно. А на ноябрь намечен проект «Куба» 20 серий, тоже второй сезон, первый тоже для НТВ. Еще будет восьмисерийная мелодрама для «Первого канала», на ее обслуживание к нам приедет кинокомпания – «Щука». Кроме того в апреле – мае к нам заедет шестнадцатисерийная картина, которую специалисты «КИТа» буду снимать сами, мы просто принимаем, и делаем в своей студии. Любопытная идея - фильм про реального персонажа, вора в законе, который стал первым чекистом, возглавившем ЧК в Ростове-на-Дону.

- Однако жизнь-то кипит! А как с соперничеством между «ЯрСинема» и Свердловском? Уральцы еще не опередили? У них ведь база посерьезнее ?.

- Да, база у них несравнимо серьезнее – мы начинали с нуля, а у в Свердловске - киностудия, площади, оборудование. Все это делалось с советским размахом и работало много лет. База настолько мощная, что восстановить ее, даже после большого перерыва, не так уж и трудно. Однако, несмотря на разительное «неравенство стартовых капиталов» уральцы нас не опережают, у них сейчас 1-2 проекта в год. А мы по-прежнему держим третье место в стране по объемам производства. Больше нас снимают только столицы - Москва и Петербург. Я думаю, что мы успешны. Во-первых, потому что правильно угадали перспективное направление развития, угадали, еще в 2000 году, когда к коллегам-конкурентам эта идея еще не пришла. А во-вторых, энтузиазм хорошей команды – это сильнее любой базы, любых денег, да и вообще чего угодно.

- Как поживает Камерный театр? Сейчас легкий период или тяжелый?

7582_kamernyj.teatr.jpg- В будущем году отметим 20-летие. За все это время, с материальной точки зрения у Камерного не было не то что «легкого периода», не было легкого дня. То есть сейчас – как всегда. Если говорить о творчестве - есть новшества, немножечко мы поменяли крен. Первоначально наша задача была такая - создать высокохудожественный, серьезный и глубокий театр. Мы это сделали. Однако выжить такому театру очень тяжело. Ну представьте себе человека, который попытался бы зарабатывать на жизнь, читая вслух Пастернака? Поэтому мы создали параллельный репертуар – коммерческий, но очень хорошего качества. Спектакли, которые являются лицом театра, выпускает Вадим Воронцов. А более легкие для восприятия, рассчитанные на обязательный коммерческий успех, пьесы ставит режиссер из Узбекистана, Ирина Авдюшкина. Она была ведущей актрисой и режиссером в ташкентской драме, вела свой театр во Владимире, теперь работает с нами. Поставила уже шестой спектакль, и эти спектакли буквально спасают театр, они популярны, они идут, и будут идти долго.

- Спектакли, определяющие лицо Камерного – это психологические? Глубокие?

DFrcvfy6.jpg

- Да, но, «глубокий» и «психологический» – это слишком многозначные слова. Возьмем конкретный пример, он объяснит больше. Вот сейчас мы репетируем «Антигону», премьера должна состояться 24 апреля. Работа над этим спектаклем идет с перерывами уже второй год. Сами понимаете, что это не коммерческий вариант, а сугубо творческий, духовный.

- Репертуар коммерческого театра - это комедии?

- Коммерческий репертуар – развлекательный, но комедиями ни в коем случае не ограничивается. Мелодрама, драма, комедия – дело не в жанре. Дело в том, чтобы спектакль легко воспринимался любым зрителем. Я верю в «Антигону». У меня нет ни капли сомнений в том, что спектакль будет безумно интересным. Но «Антигона» - сложное произведение. И я не уверен, что продажи билетов будут зашкаливать, что обычный зритель массово пойдет на «Антигону».

- Может быть, снизился общий интеллектуальный уровень обычного зрителя?

DFrcvfy5.jpg- Категорически не согласен! Людей надо любить, надо с пониманием относиться к ним, актер и режиссер не имеют права считать, что зритель глупее, чем они сами! Это неправда. За стенами театров есть обычная, бытовая, для большинства – очень непростая жизнь. Абсолютно естественно и нормально, что человек, вне зависимости от уровня образования или интеллекта, после работы хочет отдохнуть, повеселиться, расслабиться, отвлечься от рутинных трудностей. Я сам, человек любящий читать и смотреть что-то серьезное, думать, с удовольствием хожу на комедии, и в последнее время – особенно. Хорошее кино, которое будоражит, волнует, я смотрю спокойно дома, в Интернете. А в кинотеатры хожу в основном, чтобы поддержать коллег. Не уверен, что мои 200 рублей серьезно помогут, но почему нет, а вдруг? Я дам 200, другой даст 200…. Если нужно будет человеку кроме отдыха что-то еще, то человек, наверное, все-таки возьмет книжку. Или поищет название глубокого спектакля, для себя отдельно, не после рабочего дня, а в выходной. Кстати, и мнения о том, что комедия - легкий жанр, я не разделяю. По крайней мере, сегодня, я не могу назвать ни одного хорошего, настоящего, высокого полета, комедиографа – ни в театре, ни в кино. Видите ли, со зрительским восприятием все сложнее, тут нельзя мыслить простыми антитезами – «комедия - трагедия», «умный - неумный». Спектакль, сделанный с душой, с точной мыслью, смотрят вне зависимости от жанра. Мы, например, заметили, что на наши спектакли «Интервью» и «Моцарт и Сальери», которые «легкими» назвать трудно, многие зрители ходят по три-четыре раза, с перерывом в несколько лет.

- Итак, со зрителем все хорошо. Но денежные трудности все равно остаются?           

- Да, денег не хватает. Откуда им взяться, если наш театр, один из немногих в России, не получает ни одной копейки бюджетных денег?

«Один из немногих»? Разве есть где-то еще театры, которые работают вообще без поддержки государства?

- Ну я, так выразился, чтобы гарантированно не ошибиться. Николай Коляда утверждает, что не получает от государства ничего. По моей информации, Коляда имеет поддержку театра, в очень малых дозах, но имеет. Однако публичная версия такова - «Коляда-театр» денег у бюджета не берет.

- А кроме Коляды?

Камерный2.jpg- Других, полностью независимых от бюджета театров, в России я не знаю. Раньше я точно знал, что «Камерный» уникален, но сейчас есть небольшая вероятность, что какую-то информацию я упустил. Поэтому и говорю «один из немногих», чтобы быть безукоризненно точным. Однако у важнее, что наш театр уникален не тем, что господдержки не имеет, а как структура. В стране нет ни одного театра, при котором была бы создана кинокомпания. Благодаря театру возникал кинокомпания, а сейчас она поддерживает театр - такой системы финансирования и взаимоподержки нет нигде в принципе. Мы- единое целое, даже кафе «Актер» юридически является «негосударственным учреждением культуры «Ярославский Камерный театр». И в этом наша сила.

- А в мировой практике бизнес поддерживает театр? Или есть иные способы выживания театра как экономической единицы?

- Практически у каждой «звезды» есть свой бизнес - кафе, отель, фирма. Актерская профессия не может обеспечивать постоянного дохода, так было испокон веков. Либо актеры бедствовали, либо имели дополнительный бизнес, либо держались вблизи покровителей-меценатов. Вариант - зарабатывать антрепризой, есть, но мне он не нравится. Поверьте, это очень тяжело, чрезмерно тяжело. 30 спектаклей в месяц, причем один в Калининграде, второй во Владивостоке, а третий - снова в Калининграде. С самолета - на сцену, а там зрители: «О, мы тебя в кино видели, что ты нам особенное покажешь?». Каждый вечер доказываешь свое право вообще быть актером, вздохнуть некогда. 

DFrcfy3.jpg

Это уже называется «вкалывать», и вредит творчеству как таковому. Попробуйте представить себе Пушкина, который вынужден писать 20 поэм в месяц? Вот-вот. Хороший, качественный, с сильной режиссурой, спектакль в системе антрепризы - огромная редкость. Именно поэтому я с некоторым скепсисом отношусь к западной театральной системе. В США, подавляющее большинство актеров работает по антрепризе, беспрерывно ездят. В городах вместо театров, стоят пустые здания с техническими службами, и ждут гастролеров. Как у нас – цирк. Но театр - не цирк, он должен быть другим. Во Франции считанные театры те, что являются символами страны – «Комеди Франсез», «Опера» – государственные. Но сегодня в Париже уже спорят – а не пора ли перевести и «Комеди Франсез» на антрепризу? Лично я считаю эту идею фатально ошибочной. Скажу больше - величайшей заслугой нашего государства, да и русской цивилизации в целом, я считаю не промышленность, не сельское хозяйство, не оружие и не науку, а достижения в культуре. И среди них одно из важнейших – создание постоянно действующих, с постоянной труппой, репертуарных театров. Это – огромная заслуга того времени. Именно благодаря стационарному репетуарному театру мы совершили гигантский прорыв. В 70-80 х годах мы и были флагманами мирового театрального искусства. Я имею в виду в первую очередь БДТ Товстоногова, и затем – Эфроса, сначала с Ленкомом, а потом с театром на Малой Бронной. Глубокое искусство, проработанное, на все времена. 

- В Ярославле что-то подобное было?

- Я не видел спектаклей Фирса Ефимовича Шишигина в Волковском, но, судя по тому,что я о них читал – было. А «звездным часом» ТЮЗа я считаю потрясающий период с 85 по 89 годы, когда там работал Таюшев.

- Сейчас от былого величия что-то осталось?

- Ну театры-то остались репетуарными! Вопросы к ним есть, у мыслящих людей всегда есть вопросы. Но Волковский получил немало «Масок», уверенно вышел на международный уровень. Это сделали Евгений Марчелли, Сергей Пускепалис, Борис Мездрич, Юрий Итин. Но без господдержки даже у них могло бы не получиться. Я понимаю, что бюджеты небольшие, понимаю что экономическая ситуация непростая, но все равно убежден, что найти дополнительные способы поддержать именно культуру - необходимо. Я считал, считаю, и буду считать, что только культура формирует людей, а уже они создают будущее.

- Может быть, добиваться увеличения бюджетных ассигнований на нужды культуры было бы удобнее, будучи депутатом Думы? У Вас есть планы выставить свою кандидатуру на выборы?

- Была такая мысль, казалась правильной. Хотя бы потому, что за все время существования областной думы, среди депутатов не было ни одного представителя культуры. Департамент культуры в меру своих сил работает, но депутаты от культуры могли бы помогать, находить как бюджетные, так и внебюджетные деньги. Я был готов пойти на выборы. Но потом мне разъяснили, что участие в выборах стоит денег, и по моим меркам, немалых. Поэтому поучаствовать в выборах, скорее всего, не получится. Во-первых, этих денег у меня просто нет. А во- вторых, очень смущает сама постановка вопроса: я хочу помочь людям, и я должен за это заплатить. Как-то неправильно.

- Это окончательное решение?

- Нет, возможно, что-то изменится. Я состою в партии «Единая Россия» с 2003 года, один из старейших «единороссов» в городе. Если партия предложит какие-то иные условия участия в выборах - то почему бы и нет?

- А не смущает, что ЕР, конечно, могущественна, но, мягко говоря, не очень популярна?

DFrcvfy4.jpg- Я знаю, что отношение к партии «Единая России» несколько ироническое. И партия это заслужила, много было ошибок. Но я, точнее мы, всем театром, вступили в «Единую Россию» в 2003 году, тогда была «первая волна». Вступал я по убеждениям, и скакать из одной партии в другую не буду ни в коем случае. Такое поведение, по-моему, напоминает проституцию. Скажу больше – в свое время меня не приняли в КПСС, тогда были квоты, может быть еще и пятая графа помешала, в общем на меня партийного билета не хватило. Но если бы я вступил в КПСС, я бы и сегодня бы в ней остался. Я партии не меняю. Мне многое не нравится в «ЕР». Был период, когда мне было стыдно за то, что я - именно в этой партии. Помните, тогда «Единую Россию» много и резко критиковали, тогда Владимир Владимирович был еще премьер-министром? Но это было время самых больших проблем. А сегодня мне кажется, что ситуация изменилась к лучшему.

- А кто Вам, как опытному партийцу, кажется наиболее харизматичным в рядах сегодняшней «ЕР"?

- Я очень уважаю Илью Осипова, который достиг высокого политического положения буквально вкалывая, и который за свой счет содержит целые группы детские, по плаванию. Мне, нравится Александр Грибов – за дерзость, он именно яркий, нескучный политик. И при этом не страдает «синдромом харизматика». Бывает так - человек умеет красиво поговорить, побегать там и сям, так, что его все запомнят, а результатов его работы… ну вот как-то нет. Грибов – наоборот, он дело делает, что в таком молодом политике особенно ценно. Артура Ефремова, который сейчас возглавляет муниципалитет, я запомнил еще по давним праймериз, уже точно не помню - то ли 2008, то ли 2009 года. Я сам тогда участвовал в борьбе, даже выиграл, вышел на второе место после Волончунаса. Дальше я тогда не пошел, но интересных впечатлений было много, в том числе и от общения с Артуром, он еще тогда показался мне очень ярким, неординарным.

- Еще один вопрос о деньгах. Юрий Михайлович, а на что вы истратили бы деньги, если все-таки удалось бы получить какую-то поддержку от бюджета или депутатов?

- Если бы я все-таки стал депутатом, то мог бы ответить на этот вопрос далеко не сразу – нужно было бы серьезно проанализировать, кто именно, и в какой поддержке сейчас нуждается больше. Театры? Музеи? Архитектура? Это вопрос непростой. Но депутатом мне, видимо, не быть – я лучше еще один «короткий метр» сниму, или ребятам помогу, чем тратить деньги на политику. В таком ключе все более понятно. Для театра я уже ничего не прошу, а вот собственный фильм без денег не снимешь. А проекты есть. Снятый в Ярославле хороший полнометражный фильм, способный побеждать на престижных международных фестивалях – это было бы большое дело.

DFrcvfy2.jpg

- А если бы было чуть побольше денег?

- Мы бы в первую очередь закрыли кадровый вопрос на «ЯрСинема». Актеры у нас в городе потрясающие – если бы не условия контрактов, то героев для всех заказных фильмов и сериалов мы легко находили бы в Ярославле. А вот «технарей» нет. Например, так называемого гафера, художника по свету. Или хорошего звукорежиссера с дипломом ВГиКа. Если бы были деньги, я бы привез сюда суперспециалиста, а он бы обучил людей. С прошедшими обучение надо было бы подписать контракт, который удерживал бы их в Ярославле даже когда съемок нет.

- Цена вопроса?

- Для обучения тысяч 300-400. А далее гафер имеет в смену, ни много ни мало, 5 тысяч, то есть 150 тысяч ему нужно платить во время съемок, и хотя бы 75 – в периоды вынужденного безделья. Может показаться, что это дорого, тем более, что специальностей вроде гафера нам нужно 5-6. Однако, на самом деле это было бы выгодное вложение. Имея своих специалистов, мы получали бы намного больше заказов – заказчикам выгоднее работать с местными кадрами, а не возить из столиц.

- Читать успеваете? И если «да» то кого?

- Да, хотя хотелось бы больше. Пастернак мой весь, и проза и поэзия. Ремарк – это номер один. Ирвин Шоу. Русских классиков раз в 7-8 лет перечитываю, особенно близок Достоевский. И Чехов – как отдельная планета, вне конкуренции.

 

Беседовал Аскер Замиров


Опрос
Что Вы ждете от 2019 года?