Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

14.05.2015
Ярославль
1158
МЕТАФИЗИКА ОБЩЕСТВЕННОГО ПЕРЕБОРА
Власти нам все время говорят о гражданском обществе. В России. Где никто ничего не хочет делать и всегда полагаются на дядю. Или на власть. Или на чудо. Но вот чудо и произошло. У нас есть гражданское общество. Ура! И на этом даже можно заработать. Главное, чтобы это гражданское общество было подконтрольным и желательно, чтобы проявлялось всегда по заранее приготовленному сценарию. Тогда можно считать, что оно у нас уже построено и развивается не только в ширь, но и вглубь... И имитация здесь совсем ни причем. Или почти ни причем. Или не почти...
МЕТАФИЗИКА ОБЩЕСТВЕННОГО ПЕРЕБОРА

Последнее время Ярославская область переживает настоящий бум общественной активности. Пожалуй, что по своим масштабам он уже заткнул за пояс прочно вошедшее в моду увлечение политикой. Вот только одна беда: сами «общественники» всё чаще становятся частью этой самой политики. Волей или неволей, осознанно или бессознательно – это другой вопрос. Но по факту это так. С другой стороны, различных общественных структур на сегодняшний день уже столько, что невольно задумаешься: а зачем всё это? И не влияет ли ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО этих самых «общественников» на итоговый результат их деятельности?

Мысль, может, совсем обывательская, «от сохи». Но разве не для обывателей, в том числе, и создаются все эти многочисленные ЯРОО? Вот и давайте разберёмся со всеми этими нюансами. Их будет три. Первый: на наш взгляд, сегодня в области существует перебор с общественными структурами. Судите сами. В настоящий момент в регионе действует порядка 2500 общественных организаций. Ладно, это нормально. 30 статью Конституции и Федеральный закон «Об общественных объединениях» (к слову, довольно неплохой и работающий аж с 1995 года) никто не отменял! И, слава Богу, иначе мы бы давно превратились в мощную тоталитарную державу. Далее. С 2009 года в области работает Общественная палата. Третий созыв, между прочим. Чуть позднее свои ОП были созданы также во всех крупных муниципальных образованиях. В итоге, с одной стороны – был получен ответ (хоть и предельно формализованный) на потребность в реализации различного рода местных активистов. Заодно же эта активность была направлена в нужное русло. С другой – имела место закономерная трансляция федеральной инициативы на нижние уровни нашей вертикали. Москва сказала: создавать общественные палаты – есть, разрешите выполнять. Тоже нормально. По крайней мере, вполне в духе российской традиции. Примем как данность.

ГО3.jpg

Но вот когда в 2014 году началась масштабная кампания по созданию различных общественных структур при органах власти – тут, на наш взгляд, палку явно перегнули. Сначала в областной Думе были созданы экспертные советы при комитетах. Правда, всего 5, а не 9. Так что ладно хоть не при всех. Но буквально вдогонку законодателям в процесс включилась исполнительная власть. Притом, с особым рвением. В результате при всех департаментах, агентствах и даже инспекциях были созданы общественные советы. Сейчас их аж 31! В каких-то состоит 10-12 человек, а где-то – и более 20! Путём нехитрых математических вычислений можно понять, какая армия готова подключиться к процессам регионального управления.

А теперь вопрос - надо ли столько? Опять же, речь не о том, что общественный контроль над властью – это пустой звук. Нет и ещё раз нет! Он нужен и даже оправдан. Но любое участие общественности должно быть подкреплено соответствующими рычагами воздействия на чиновников. В противном случае, любой вопрос на заседании таких советов рискует превратиться в элементарную болтовню: придут, посидят, попереливают из пустого в порожнее, да и разойдутся. Для примера возьмём ту же экспертизу проекта бюджета Ярославской области региональной Общественной палатой. Проходит она каждый год, притом на самых ранних стадиях работы с главным финансовым документом – до первого чтения в Думе. Последний раз, например, 11 ноября. И что? Бюджет-2015 стал лучше? Веселей? Социальнее? Все «дискуссионные» вопросы всё равно были решены по сценарию Правительства. Социальные выплаты порезали, субсидии сократили. Доступные школьные завтраки? Оплачивайте теперь 50 на 50. Минимальная сумма на капитальный ремонт? Повысим. Больше денег на дороги? Фиг вам! И где была общественность, когда всё это в итоге приняли? Впрочем, о чём тут говорить, когда то же Правительство регулярно даёт «от ворот поворот» даже большинству депутатских поправок. А ведь один народный избранник обладает куда большими возможностями для влияния на решения чиновников, чем вся Общественная палата вместе взятая. Да и проходят общественные слушания частенько весьма тихо, вопросов задаётся немного, да и те – не особо «острые».

Теперь оценим второй момент - состав этих экспертно-общественных или общественно-экспертных, кому как угодно, советов. А заодно попытаемся оценить уровень их компетенции. Снова оговоримся – мы не подвергаем сомнению уровень профессионализма и авторитет кого-то из представителей сих благородных собраний. Тут вопросов нет – большинство из них в «мирской» жизни действительно достигли определённых высот. Мы лишь оцениваем состав в комплексе и применительно к той сфере, которой он призван заниматься. А вот тут вопросов уже много. Хорошо, когда например, экспертный совет при думском комитете по экономической политике возглавляет Николай Овченков, много лет успешно руководящий известной компанией в сфере высоких технологий. Понятно, когда председателем экспертного совета при комитете по ЖКХ является Евгений Майн, прекрасно разбирающийся в тонкостях экономики вообще и жилищно-коммунального хозяйства в частности. Но когда в состав того же совета по ЖКХ входят студенты, притом абсолютно непрофильных специальностей – это никуда не годится. Может, они хорошие ребята, но в тонкостях проведения капитального ремонта, бухгалтерии управляющих компаний, программы газификации или методике формирования тарифов на электроэнергию точно мало что понимают.

То же самое касается и правительственных общественных ареопагов. Например, в составе совета при департаменте промышленной политики представлены руководители только двух крупных предприятий Ярославля – «Русские краски» и ЯШЗ. И всё. А где остальные: НПЗ, ЯРЗ, моторный, дизельный, электровозоремонтный, судостроительный? Или их мнение при формировании промышленной политики учитывать не надо? Странно. То же самое касается совета при департаменте строительства: лишь две-три более-менее крупные строительные организации. Зато есть представитель РПЦ. Тоже странно. Или в нашем строительстве можно участвовать, только помолясь?

В совете при департаменте территориальной политики тоже пёстрый состав, куда, среди прочих, вообще попали представители двух коммунальных организаций. А само по себе существование этой структуры вообще вызывает серьёзные сомнения. Ведь помимо упомянутого общественного совета уже существует региональное отделение Всероссийского совета местного самоуправления (ВСМС), а также вполне самодостаточный Совет муниципальных образований Ярославской области (двое его представителей, кстати, также входят в ОС при департаменте). Спрашивается – зачем такое совмещение? Делом то занимаются одним. Примерно то же самое касается и совета при департаменте общественных связей. Ну зачем этому подразделению своя общественная же структура? Чтобы связи были крепче? Ну и, наконец, апофеоз идеи – в половине советов сидят те же люди, что представлены и в Общественной палате области. Такой «круговорот общественности в природе». Те же лица. И, очевидно, в каких-то случаях те же результаты. Или отсутствие таковых. Здесь уже, извините, пахнет какой-то профанацией.

ГО2.jpg

Ну и напоследок – третий момент, самый интересный. Как и всё, связанное с деньгами. Ибо на все сказанные выше доводы можно было бы закрыть глаза, если бы «общественники» работали именно на общественных началах. Как та Шура из фильма «Служебный роман». Но, вопреки своему второму названию – некоммерческие (НКО), общественные организации вполне охотно пользуются финансовой поддержкой из бюджета региона. Бюджета, надо сказать, весьма дырявого. Где порой не хватает средств на куда более важные дела, чем, простите, подготовка справочников, съёмка видеороликов, посадка цветов и даже (да простит нас творческая интеллегенция за эту крамольную мысль) проведение национальных фестивалей. Пожалуй, наиболее яркий пример – достаточно известный в городе Центр социального партнерства (ЦСП). Существует он уже почти 15 лет. Среди его учредителей значатся некто Павел Валентинович Исаев (ныне заместитель председателя областной Думы) и Юрий Александрович Бойко (ныне заместитель губернатора). А руководит организацией двоюродная сестра Павла Валентиновича - Елена. Она же по совместительству – зампред областной Общественной палаты. И по совершенно странному совпадению, Центр регулярно получает гранты правительства по программе поддержки социально-ориентированных НКО. Было это как минимум, в 2011, 2012, 2013 и 2015 годах. Притом, предпоследним из указанных случаев в своё время заинтересовался Борис Немцов. Речь шла о 3 миллионах. А по поводу последнего вообще возник скандал. Правительство области объявило очередной конкурс проектов социально ориентированных НКО, посвящённый 70-летию Победы. На кону стояла субсидия в 200 тысяч рублей. Среди прочих за неё решил побороться Фонд Анатолия Лисицына. Но в итоге победа опять досталась ЦСП. Пошла пикировка, конфликт сенатора с правительством вылился на страницы сети Интернет. В итоге экс-губернатор даже выразил желание чуть ли не обратиться в прокуратуру на предмет проверки распределения всех субсидий для НКО.

Впрочем, справедливости ради, нужно сказать, что финансовую поддержку из бюджета нередко получают и другие общественные организации, руководители которых близки к органам власти. Или сами являются этой самой властью. Например, «Областной союз женщин», которым руководит депутат и председатель одного из комитетов Ярославской областной Думы Ольга Хитрова. Или региональное отделение «Российского фонда милосердия и здоровья» во главе с другим депутатом (правда, с приставкой «экс») Светланой Лягушевой, также известной своей активной поддержкой «партии власти». Это так, размышления, не более. Но всё же…С другой стороны, остаётся лёгкое недоумение: ну вряд ли Анатолий Иванович не знал о грантах для ЦСП. Информация-то открытая. Или о том, что среди разработчиков программы поддержки НКО в своё время был ПВИ? А впервые в Правительстве региона ПВИ оказался, вообще-то, именно при Лисицыне. В должности первого заместителя директора только что созданного департамента, ведающего вопросами региональной политики. Так что, в общем, всё логично. И обижаться не на кого.

Ну и напоследок – немного статистики: сколько денег тратится на профильную госпрограмму в целом, и сколько – на одно из её «ответвлений», ту самую поддержку НКО. Много или мало – пусть каждый определит сам. Вот только снова терзают сомнения: а не лучше ли отдать эти средства напрямую инвалидам, ветеранам или детским объединениям? А то уж больно много кто на них претендует. А люди ждут….

Наименование программы

Финансирование из средств областного бюджета, тыс. руб.

2013 год

2014 год

план

факт

план

факт

Государственная программа «Гражданское общество и открытая власть»

-

-

159 873

157 880

Региональная программа «Государственная поддержка социально-ориентированных некоммерческих организаций в Ярославской области»

39 609

36 905

40 513

39 019


ГЕОРГИЙ ГРОМОВ

Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?