Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

07.04.2016
Ярославль
1471
Ни в узду, ни в Красную Армию
Потенциально Ярославская область - один из самых перспективных регионов России. Но это только потенциально. Сегодняшние реалии таковы, что руководство области и города не могут эффективно распорядиться не только потенциально-сильными инвестиционными возможностями региона, но даже собственным государственным и муниципальным имуществом.
Ни в узду, ни в Красную Армию

В понедельник в «Белом доме» прошёл Координационный совет по малому и среднему предпринимательству при губернаторе области. Первый в 2016 году. Традиционные спикеры говорили традиционно правильные слова, а сам губернатор ударился в диалектику. Глава региона нет-нет, да любит пофилософствовать. Это у него хорошо получается. А вот управлять получается не очень. По крайней мере, если смотреть на рейтинги и сравнивать то, что происходит в Ярославской области и соседних губерниях (где положение дел ещё относительно недавно было гораздо хуже, чем у нас). Впрочем, этот камень не столько в огород Сергея Николаевича (который оставил за собой преимущественно представительские функции), сколько в адрес регионального Правительства. Ведь именно на него, родимое, возложена вся полнота хозяйственной деятельности. Судя по цифрам и фактам, деятельность эта далеко не удовлетворительная. Власти по-прежнему не могут привлечь достойные инвестиции (читайте – наладить нормальную и, главное, результативную работу с бизнесом). И, похоже, не в состоянии эффективно управлять даже собственными «государевыми» активами. Что уж совсем удивительно. Примеры есть. Но обо всём по порядку.


1. Рейтинг – вещь упрямая.

Корсовет.jpg

Начнём всё-таки с бизнеса. На Корсовете губернатор отметил, что регион уже второй год участвует в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата, и в 2015 году занял в нём 30 место из 76. После пошла та самая диалектика, о которой мы сказали выше. Сергей Николаевич представил свою интерпретацию закона перехода количества в качество. И многозначительно добавил, что «цель нашей работы – не высокое место в рейтинге, а соответствие этого места реальной действительности». Мысль, безусловно, здравая. Чего греха таить – статистика часто лукавит. Вот только и с реальной действительностью у нас всё ни ах. Это становится понятным, если проанализировать результаты упомянутого рейтинга чуть глубже. Его составляет федеральное Агентство стратегических инициатив (АСИ). Цель – оценка усилий региональных властей по созданию благоприятных условий ведения бизнеса. По итогам рейтинга нашу область обходят 29 регионов. В том числе 11 субъектов ЦФО (из 18): Калужская, Белгородская, Тамбовская, Костромская, Тульская, Воронежская, Владимирская, Курская, Московская, Орловская области и г. Москва. То есть мы пропустили вперёд две трети соседей по округу. В том числе тех, которые традиционно принято считать «депрессивными». Скажем, Кострому и Тамбов. Но сравнить Ярославскую область мы предлагаем не с ними. И даже не с излюбленными Калугой и Белгородом, где не только хорошие дороги, но и рачительные губернаторы. Более того: объект сравнения находится вообще в другом округе – Приволжском. Но при этом является крайне интересным и показательным. Речь об Ульяновской области.


2. Такое разное Поволжье.

Ильич.jpg

Этот регион имеет с нами немало общего. Родина Ильича, так же, как и наш областной центр, находится на пересечении важных транспортных путей, располагает несколькими железнодорожными вокзалами, речным портом на Волге и двумя «воздушными гаванями». Структура промышленности похожа на ярославскую (за исключением, пожалуй, нефтехимии). Основу экономики области составляет машиностроение (авиастроение, автомобили, станки, авто-компоненты – всё вместе 56% от общего объёма промышленного производства). Представлен оборонный сектор, развита электроэнергетика, действуют предприятия пищевой и лёгкой промышленности. Наши регионы равноценны по населению (1 257 тысяч жителей в Ульяновской области и 1 272 тысячи – в Ярославской). А с лета прошлого года две поволжские губернии связывают ещё и межпарламентские отношения: в июне наша облдума и их заксобрание заключили соглашение о сотрудничестве. В общем, пересечений немало. И от этого особенно обидно за положение, которое занимает наш регион на фоне своего «южного виз-а-ви». Контраст поразительный. Почему? Судите сами.

Ульяновская область – один из немногих российских регионов, который в кризис не вошёл «в штопор». А, напротив, показал положительную динамику. Взять тот же инвестиционный климат. В 2014 году регион привлёк 85 миллиардов рублей инвестиций. В 2015 году – уже 90 миллиардов. У нас – даже не в два, а почти в три раза меньше. Не менее характерный показатель – количество новых рабочих мест. В 2014 году на родине Ильича их было создано, на минуточку, 20 тысяч. А в 2015 году – и того больше, 22.5 тысячи. У нас же увеличивается количество зарегистрированных безработных. Притом, довольно серьёзно: если в декабре 2015 года их было более 10200, то в марте 2016 стало уже более 12000. Речь только о тех, кто официально встал на биржу труда. 

Ульяновск.jpg

Третий важнейший фактор - развитие промышленного производства. В прошлом году в Ульяновской области было открыто 11 крупных предприятий! Вдумайтесь: больше десятка абсолютно новых заводов!!! Вот лишь несколько примеров: «Nemak» (производство головок цилиндра и блоков двигателя, 4.4. миллиарда рублей инвестиций, 300 рабочих мест); «Martur» (производство автокресел, 300 миллионов рублей инвестиций, 300 рабочих мест); «DMG Mori» (станкостроительное производство, 3 миллиарда рублей инвестиций, 250 рабочих мест); «Jokey Plastik» (производство пластиковой упаковки, 900 миллионов рублей инвестиций, 120 рабочих мест); «Hempel» (лакокрасочное производство, 800 миллионов рублей инвестиций, 100 рабочих мест) и др.

Планы нынешнего года ещё более грандиозны: в регионе намерены открыть 15 новых производств. Не стоит забывать и о тех предприятиях и организациях, которые были открыты два-три года назад. Притом, среди них есть представители таких известных брендов, как «Mars» или «Takata» География компаний-резидентов предельно широка: Германия, Дания, Франция, США, Мексика, Турция, Япония. С японцами, кстати, только в этом году уже подписали три крупных инвестиционных соглашения (в том числе по сборке грузовиков «Isuzu»). А местный индустриальный парк вообще признан одним из лучших в стране.

У нас ничего подобного нет даже близко. Скорее наоборот. Тот же японский завод «Комацу» (к слову, крупнейший в СНГ) в условиях снижения объёмов производства не видит никакой поддержки. Что до новых предприятий, то за последние два-три года на нашей земле вспоминается лишь о двух. Это «Угличский завод точного машиностроения» (производство газовых горелок, запорной арматуры и другой продукции для нужд энергетического комплекса, 500 миллионов рублей инвестиций, 90 рабочих мест на момент открытия) и завод «Сыктывкар Тиссью Групп» в Ростовском районе (бумажное производство, 3 миллиарда рублей инвестиций, более 200 рабочих мест на начальном этапе). И всё. Производства, соглашения о создании которых были подписаны при предыдущем руководстве области (например, завод компании «Тева», о строительстве которого договорились ещё в 2011 году) – не в счёт. Пара новых производственных линий на существующих предприятиях – пожалуй, тоже.

Наконец, ещё одно важное отличие Ульяновска от Ярославля – меньшая зацикленность на роли институтов власти. Они перешли к проектному принципу работы и отдали часть функций по поддержке бизнеса, скажем так, на «аутсорсинг». А то и вовсе делегировали общественным организациям. В городе на Средней Волге создана «Ассоциация ульяновского бизнеса», куда отданы полномочия по продвижению продукции малого бизнеса, «Корпорация развития Ульяновской области», связанная с привлечением инвестиций и т.д. У нас же практически вся эта работа завязана на Правительство. Даже несмотря на то, что есть ряд вполне жизнеспособных институтов (например, тот же «Фонд поддержки малого и среднего предпринимательства»). Но, во-первых, они были придуманы опять же не нынешней «командой» Правительства. А во-вторых, являются скорее инструментами государственной политики, нежели самостоятельными центрами продвижения бизнеса. Поэтому одним из немногих актуальных тезисов, озвученных 4 апреля, стал посыл на решение точечных задач бизнеса в разных отраслях. Об этом сказал председатель Корсовета Александр Кучменко, только вышедший из отпуска, отдохнувший, и, видимо, полный новыми идеями. Впрочем, новизна этих идей относительна. Во всяком случае, о проектном подходе к решению проблем бизнеса ранее говорил и ярославский бизнес-омбудсмен Альфир Бакиров. Ну а в других регионах, как мы видим, о нём не говорят: там всё уже работает!

Вот и получается, что Ульяновский край из глубоко депрессивного региона (жившего на рубеже 1990-х и 2000-х по талонам на отдельные продукты питания и считавшийся самым бедным регионом России) сделал при губернаторе Сергее Морозове (при всей его неоднозначности и даже эпатажности) стремительный рывок вперёд. Притом, делать его он начал сразу после кризиса 2008 года. А Ярославская область, напротив, из преуспевающего субъекта столь же стремительно скатывается «в болото». До нищеты нам, конечно, далеко. Но и никаким развитием точно не пахнет.


3. «Стрельба» по своим.

Всё вышесказанное относилось к взаимоотношениям с бизнесом. Но проблемы у ярославских властей есть и в собственном хозяйстве. 

ЯГК-1.jpg

Весьма показательным примером является ОАО «Ярославская генерирующая компания». По роду деятельности она является поставщиком различных коммунальных услуг, имеет довольно сложную структуру и, несмотря на статус акционерного общества, целиком и полностью принадлежит областной администрации. Последнее время «ЯГК» прославилась, в основном, своими долгами за «голубое топливо» перед ООО «Газпром межрегионгаз Ярославль». В марте они составляли более 770 миллионов рублей. Сейчас компания находится на грани банкротства. Интереснее всего по этому поводу звучит позиция самих региональных чиновников. Недавно на заседании профильного комитета областной Думы профильный же зампред Правительства Наталья Шапошникова сказала буквально следующее: «Эффективность работы «ЯГК» под вопросом. Старые долги не дают начать новую жизнь. Я не вижу ничего плохого в процедуре банкротства. Это одна из форм финансового оздоровления предприятия». Нечего сказать – классный подход! Только сразу возникает куча вопросов. Почему эффективность работы компании низкая? Ведь кто, как ни собственники, должны быть заинтересованы в её повышении (разумеется, если они в принципе ставили такие задачи). Каким образом накопились столь внушительные долги? И куда ушли деньги, собранные людей? Ведь население платит по счетам вполне себе исправно. Наконец, зачем в ЯГК инициирован процесс дезинтеграции с передачей имущества муниципальным образованиям? Ведь на заре создания этой структуры всё шло в обратном направлении: муниципалы отдавали «коммуналку» в ведение генерирующей структуры. И так далее, и тому подобное. А в ответ тишина.

Впрочем, в таком подходе есть один резон. Но резон железобетонный: с банкрота нечего взять! Точнее, почти нечего. В любом случае, процедура расплаты за долги будет совершенно иной, нежели при «здоровом» предприятии. Может ли Правительство области быть заинтересовано в таком развитии событий? Теоретически – да. Это предположение. Но, судя по высказываниям чиновников, большой беды в банкротстве они и вправду не видят. Да и полноценным спасением «ЯГК», похоже, заниматься не спешат. Впрочем, может мы чего-то не знаем. Зато за компанию неожиданно вступился её бывший директор, председатель думского комитета по ЖКК Виктор Тамаров. Что побудило его занять такую позицию – сказать сложно. Может, ностальгия и тёплые чувства к прошлой работе? Может, желание вставить «шпильку» Правительству (по имеющейся информации, отношения Тамарова и Шапошниковой довольно сложные)? А может, какие-то иные, более «практические» мотивы? Это не столь важно. С уверенностью можно сказать лишь о том, что действия парламентария отвечают интересам «Газпрома» и идут в одном направлении с ними. По итогам комитета депутаты приняли довольно интересное решение. Во-первых, они рекомендовали обитателям «Белого дома» погасить реестровую задолженность перед государственными и муниципальными предприятиями во избежание процедуры их банкротства. В том числе оплатить часть долгов перед ОАО «ЯГК»: 231 миллион рублей до 7 апреля и 111 миллионов рублей до 1 июля 2016 года. Ещё одна рекомендация касалась внесения газовых сетей, находящихся в собственности Ярославской области, в уставной капитал ЯГК. Но главной инициативой (помимо соглашения о реструктуризации долгов за газ) была рекомендация организовать переговоры с гендиректором ООО «Газпром межрегионгаз» Селезневым и найти варианты расчётов за поставленное топливо. В качестве одного из этих вариантов было предложено получение права участия структур «Газпрома» в дочерних предприятиях ОАО «ЯГК». По имеющейся информации, речь идёт о пакетах акций трёх «дочек» компании, в том числе АО «МРГ ЯГК». Прислушается ли Правительство к этим рекомендациям – непонятно. Окончательное решение о судьбе «ЯГК» предстоит принимать именно исполнительной власти. Какие цели она преследует, мы вряд ли узнаем. Но решение проблем собственного «детища» через его банкротство уж точно не назовёшь эффективным. Точнее, эффективностью здесь даже не пахнет.

САХ-2.jpg

Справедливости ради отметим, что подобные примеры существуют не только с государственными, но и с муниципальными предприятиями. Для нашей области один из ярких примеров – МУП «Спецавтохозяйство» г. Ярославля. Подход мэрии к нему также отнюдь не рачительный. 2015 год предприятие закончило с убытками: при выручке 160 миллионов рублей себестоимость работ составила 191 миллион. Причинами тому (по словам руководства МУПа) стали понижающий коэффициент при заключении договора субподряда на содержание улично-дорожной сети Ярославля, недоплата по актам выполненных работ, а также расторжение договоров на вывоз и утилизацию бытовых отходов с несколькими управляющими организациями. При этом, кредиторская задолженность на конец года составила более 150 миллионов рублей. «Спецавтохозяйство» рассчитано примерно на тысячу человек, однако в прошлом году на предприятии трудились меньше половины от этой цифры. А вместо трехсот единиц техники МУП использовал всего сто сорок. К тому же, в «САХ» вынуждены тратить средства на содержание двух неиспользуемых производственных участков. Картина маслом. Есть мнение, что муниципальная структура также движется к банкротству. В качестве варианта спасения предлагалось преобразование «Спецавтохозяйства» из МУП в МБУ (муниципальное бюджетное учреждение). С одной стороны, такая мера убрала бы его экономическую автономию. Но с другой – гарантировала бы получение стабильного муниципального задания (например, как в случае с «Горзеленхозом»). Однако никаких подвижек в этом направлении пока что нет. Хоть предложение о смене статуса и было озвучено уже давненько. Почему мэрия медлит – можно только гадать. То ли городские власти не уверены, что смогут обеспечить «САХ» необходимым количеством бюджетных заказов (это самая приличная версия из всех). То ли предпочитает «унитарный» статус «Спецавтохозяйства» для участия в конкурсных процедурах и работы на субподряде (со всеми вытекающими экономическими последствиями). То ли вообще настроена избавиться от этого актива (в данном случае это может быть как банкротство, так и приватизация). Но одно можно сказать достаточно уверенно: потеря такого стратегического предприятия обернётся для города серьёзными проблемами. Не зря же случаи, когда «Спецавтохозяйство» переходило в частные руки (тем или иным способом) можно пересчитать по пальцам. В подавляющем большинстве городов России этот актив остаётся муниципальным.

Одним словом, ярославские власти не могут создать ни по-настоящему привлекательных условий для бизнеса, ни навести порядок в собственном хозяйстве. Довольно «беззубая» позиция, простите за фамильярность. Как говорится - ни в узду, ни в Красную армию. А так хотелось бы уже пустить экономику области вперёд стремительным галопом! Ну, или, по крайней мере, бодрой рысью.

ВИКТОР ПАРФЁНОВ


В публикации использованы иллюстрации ярославского художника и креакла Васи Ложкина

Опрос
В регионы Центральной России, в т. ч. в Ярославскую область, стали ввозить мусор из Москвы и Московской области. Считаете ли Вы такое решение региональных администраций правильным?