Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

22.02.2016
Ярославль
1502
Выговор с занесением... в уме!
Или «Dream Team» наоборот 

В 2016 г. Ярославская область за два неполных месяца "прославилась" на всю Россию исключительно в негативном контексте. Сначала пожар в поселке Песочное, затем коммунальная авария в Брейтово, а на прошлой неделе еще и полное разрушение подъезда многоквартирного дома на 6 Железнодорожной улице в Ярославле из-за взрыва газа. Январь и февраль также отмечен небывалыми в Ярославле транспортными пробками и авариями на дорогах из-за неубранного снега и гололеда. Многие подумают, что все это случайность и простое совпадение. Однако кое-кто начнет подозревать, что все это звенья одной цепи и все дело в качестве управления...
Выговор с занесением... в уме!

Михаил Жванецкий как то сказал: будь у меня кадры, я бы их тоже переставлял. Известный сатирик ко многим вещам привык относиться с юмором. Ему можно. Но в абсолютном большинстве случаев кадровая тема далека от сатирических фельетонов. Что наглядно подтверждает нынешняя ситуация в Ярославской области. И то правда: до шуток ли, коли качество работы на уровне областной администрации, мягко скажем, оставляет желать лучшего? И давно вызывает вопросы. У многих. 

Ястребов и Князьков.jpg

Но только ни у Губернатора и Председателя Правительства. Очевидно, собственной кадровой политикой они довольны. Ибо никаких оргвыводов не следует. Хотя повод выразить своё «фи» предоставляется минимум раз в год. Как раз в эти дни завершаются контракты у замов Сергея Ястребова и Александра Князькова. Но перемен в составе играющих в команде, судя по всему, не будет. Между тем, поводов для этого хоть отбавляй. И их всё чаще озвучивают публично.

Прошлый год в этом плане весьма показательный. Всего год. 365 дней. Казалось бы – крайне незначительный срок. Тем не менее, на резонансные события он оказался насыщенным. К тому же, представляет интерес ещё в одном плане. Дело в том, что окончательно нынешняя «команда» областных управленцев оформилась именно в 2015 году. Юрий Бойко и Эдуард Лысенко стали заместителями губернатора с марта. Тогда же кресло вице-премьера по экономике занял Михаил Крупин. Алексей Долгов стал заместителем председателя Правительства в апреле, Александр Нечаев – в июле. Таким образом, «первый эшелон» обновился сразу на пять человек. Ещё трое – Ростислав Даниленко, Наталья Шапошникова и Александр Шилов сохранили места с 2013-2014 годов и остались в «обойме». Но перешли из подчинения губернатору в «ведение» Председателя Правительства. Единственным «старожилом» остался лишь заместитель главы региона Александр Краснов. Эту должность он занял в мае 2012-го, сразу после назначения Ястребова «на хозяйство». А на работу в Правительство пришёл и вовсе при Сергее Вахрукове. Вполне логично, что больше всего нареканий вызвала работа «замов», курирующих наиболее трудные сферы: ЖКХ, капитальный ремонт, расселение аварийного жилья, строительство социальных объектов, дороги и транспорт. С них и начнем.

Наталья Шапошникова. ЖКХ, ремонт и стройка в прекрасном состоянии… нестояния

shaposhnikova1.jpg

На первый взгляд, по её ведомству есть очевидные плюсы: рост жилищного строительства, неплохие показатели по расселению аварийного жилья. В 2014-м по области ввели более 680 тысяч квадратных метров, а в 2015-м – уже 717 тысяч. В том же году регион расселил более 30 тысяч «квадратов» «аварийки», 2200 человек справили новоселье. Вроде бы, цифры должны впечатлять. Но здесь всё не так очевидно. Давайте по порядку.

Первый момент. Показатель ввода жилья по традиции складывается из двух сегментов: многоквартирные дома и ИЖС. Второй, скажем прямо, не имеет большого значения для государства. Но его доля в нашем регионе весьма высока. По 2015 году – 37%. При этом, учёт ведётся по фактической регистрации. И совершенно неважно, в каком году вы реально построили свою фазенду! Оформили в 2015-м – значит, попали в статистику 2015-го!

Второй момент. «Простое» увеличение построенных зданий само по себе не столь важно. Важно – сколько продано квартир. В противном случае дома остаются лишь «квадратными метрами» для статистики и не дают ничего, кроме прямых убытков застройщикам. Так вот, по имеющейся информации, более трети помещений остаются нереализованными и продолжают ждать новосёлов. А отрасль потихоньку уходит «в минус».

Третий момент. С официальными цифрами «в целом» по расселению аварийного жилья у нас всё в порядке. Но снова встаёт вопрос: что принять за базу для отчёта? Конечно, оценщики могут возразить и напомнить про требование насчёт износа не более 70%.

Но, во-первых, разница между 70% и, допустим, 69% вряд ли определяется с ювелирной точностью (скорее всего, процент износа как раз занижают). А во-вторых, первый же дождь или снег, прошедшие на следующий день после визита комиссии, могут «довершить» превращение дома из просто ветхого в окончательно аварийный. Но время будет упущено. И судя по всему, множество домов попросту не попали в программу. Один из последних примеров – посёлок Песочное в Рыбинском районе. Сгоревший там дом был включен в план на расселение. Хоть к строительству нового жилья ему на замену даже не приступали. Но в небольшом населённом пункте оказалось ещё более 20 абсолютно аналогичных бараков. Таких же столетних, деревянных, и непременно дышащих на ладан! И они в программу почему-то не попали. С чего такая избирательность – понять сложно. Но факт налицо.

В ряде случаев серьёзно страдает и качество новостроек, куда переселяют людей. Так, проблемы были по зданиям на улице Балтийской в Ярославле, на улице Медовой в Тутаеве, на улице Центральной в посёлке Тихменево. Это неполный перечень, но нарекания везде примерно одинаковые: трещины в стенах, отслаивающаяся штукатурка, протекающие потолки. Наконец, в разных районах повсеместно срывают сроки ввода жилья. По некоторым случаям (один из последних был буквально в начале феврале в Данилове) дело доходит до прокуратуры. В общем, нареканий по расселению «аварийки» хватает.

Конечно, во многих случаях недоработка идёт на уровне местных властей. Да и к каждому застройщику зампреда Правительства не приставишь. Но дело в системе. Главным куратором программы, как ни крути, остаётся Наталья Шапошникова. Значит, спрос в любом случае - с неё. Опять же, во все районы поступает софинансирование из областного бюджета. А казённые деньги нужно беречь. Конечно, до Забайкалья (где выполнили лишь 15.5% программы) нам далеко. Но там и последствия в разы жёстче. На днях даже губернатора сняли.

Дополнительных очков зампреду областного Правительства не добавляет и ситуация в коммунальной сфере. Одно ЧП в Брейтово чего стоит! Чтобы ни говорили, а без тепла остались ни две избушки, а все социальные объекты и многоквартирные дома, завязанные на централизованную систему. И остались не на пару часов. И даже не на пару дней. Последствия аварии устраняли ни одну неделю. Понятно, что сети ветхие, что они изношены на 80%. Но комплексно ремонтировать их совсем не спешат. А аргумент - «нет денег» - вряд ли покажется убедительным для замерзающих людей. Тем более, что они в массе своей исправно оплачивают ЖКУ (тарифы на которые регулярно растут). К тому же, коммунальные ЧП не всегда носят технологический характер. Они могут лежать и в правовой плоскости. Буквально за полгода до Брейтовской катастрофы не менее патовая ситуация случалась в Переславле. Из-за конфликта двух МУПов, не поделивших сферу обслуживания, люди до середины осени сидели без горячей воды. И нет никаких гарантий, что история не повторится.

А ситуация с долгами перед «Газпромом», которые составили рекордные 4.5 миллиарда? Да, их накопили разные организации, главной из которых была «ТГК-2». Зато второй по объёмам шла подконтрольная областной администрации «Ярославская генерирующая компания». Эффективность работы этой структуры давно под большим вопросом. Она из года в год генерирует убытки. Чистые активы компании были даже меньше уставного капитала (более чем на 25%). При этом, тарифы ЯГК остаются довольно высокими. К тому же, её руководители в прошлом году попали под уголовное дело. Приличную задолженность накопили и муниципальные организации, в том числе из Рыбинска и Переславля. Результат – область вылетела из инвестиционной программы газового монополиста и лишилась федеральных денег.

Наконец, в завершение – о программе капитального ремонта. Без преувеличения, она провалена. Притом, второй год подряд. Это открыто признали даже в Правительстве. Это же наглядно подтверждает статистика. По плану в 2014 году должны были отремонтировать 349 домов. Работы выполнили лишь на 117. Притом, по Ярославлю «сдали» только четверть от плана, по Рыбинску – менее половины. В 2015-м ситуация складывалась не лучше. Итоги выполнения второго этапа программы на днях подводили в Думе. С докладом выступал сам председатель Правительства Александр Князьков. Картину явно старались приукрасить. Александр Львович отметил, что из 388 «плановых» домов ремонт сделан в 138. Но если смотреть сразу за два года, то работы завершены уже по 491 дому из 741! Таким образом, программа закрыта на 66%. Вроде бы, не так и плохо! Правда, непонятно, откуда взялись такие данные. Ведь если взять информацию Регионального фонда содействия капитальному ремонту, картина будет совершенно иная. В плане 2014 года, как мы и говорили, значится 349 домов. А по цифрам 2015 года – 711. Эти данные легко проверить в разделе «Ход реализации программы 2014-2015» на сайте регионального оператора. Разбивка дана по всем муниципальным образованиям. Эти же данные отражены и в 942-м постановлении Правительства области от 25 августа 2015-го. Там цифра по 2015-му даже чуть выше – 720. Но уж точно не 388, как было заявлено в отчёте на заседании Думы! А за два года количество отремонтированных домов должно было быть более тысячи. А никак не 741! Таким образом, или Региональный фонд дал неверную информацию, или Правительство напутало с цифрами. Ну, или система расчётов настолько хитрая, что её тонкости непонятны простому смертному. И от того рождают подозрения.

Одним словом, «грехов» по линии ЖКХ у Правительства за последний год накопилось не просто много, а очень много. Между тем, в адрес курирующего зама не «прилетело» никаких последствий. Вообще никаких. В крайнем случае, от руководства могло последовать хотя бы пожелание сменить стиль работы. Но судя по всему, не было и его. Определённое «фи» прозвучало в адрес подчинённого Шапошниковой – директора департамента ЖКК Юрия Дударева. Но прозвучало из уст депутатов, а не от Князькова или Ястребова. И то в качестве рекомендаций по выговору. Не самая страшная мера, прямо скажем. Единственным «пострадавшим» стал Дмитрий Шубин, который лишился поста директора областного Фонда капремонта. Да ещё недавно была критика в адрес главного жилищного инспектора области Дениса Мещерякова. Опять же, в контексте капремонта. Что также выглядело несколько странно и, возможно, являлось попыткой «размазать» ответственность (ведомство Мещерякова не так давно перевели под «крыло» замгубернатора Александра Краснова). В любом случае, этот блок в «Белом доме» отделался лёгким испугом.

Михаил Крупин. Экономика цветет… на устах.

Крупин.jpg

К нему вопросов накопилось не меньше, чем к Наталье Витальевне. Во-первых, касательно государственных предприятий дорожной и транспортной отрасли. Да, ГП «Ярдормост» было создано в конце 2014-го силами Александра Князькова и Олега Круглова (в ту пору - первого заместителя директора департамента дорожного хозяйства), когда Крупина ещё не было в Правительстве. Но первый полноценный год работы государственного гиганта случился уже при нём. В конце 2015-го чиновники горделиво докладывали, что «Ярдормост» закончит отчётный период с прибылью. Дескать, вот как мы всё хорошо организовали! В январе информация подтвердилась. Правда, вместе с ней появились сведения об огромной кредиторской задолженности (более 780 миллионов рублей) по линии дорожного фонда. Цифру публично озвучил всё тот же Олег Круглов (будучи уже директором нового департамента транспорта). Разумеется, у чиновников нашлось несколько оправданий сему прискорбному факту: от поздних конкурсов до неоплаты из-за претензий по качеству. Однако сам факт наличия столь огромной задолженности уже говорит о многом. В том числе о неэффективной работе профильного зама. К тому же, в течение прошлого года «Ярдормост» выиграл почти все основные конкурсы по ремонту и содержанию дорог и получил статус генерального подрядчика (в том числе по уборке улиц в Ярославле). Но проблемы качества работ это не сняло. Да, кое-какие улучшения наметились. Но до настоящего рая (который обещали чиновники Правительства) ещё палкой не докинуть! Прежде всего, потому что госпредприятие постоянно привлекало субподрядные организации. В том числе те, которые давно проклинают тысячи ярославцев. Указанные товарищи лучше работать не стали. А финансовыми санкциями их, похоже, не сильно донимали. Во всяком случае, санкциями ощутимыми. И контракты расторгать тоже не спешили. Результат такой уборки каждый может оценить сам. В принципе, хоть прямо сейчас. Проблемы, к слову, характерны не только для Ярославля.

Например, в Ростовском районе в конце января из-за неубранного снега десятки школьников не могли добраться до места учёбы. Автобусы попросту не могли проехать по нерасчищенной дороге. Генподрядчиком там тоже был «Ярдормост». Так что вопросов к нему остаётся немало. Скорее всего, они появятся и по работе второго ГП – «Ярославского АТП». Этим проектом Крупин занимался уже вплотную. Летом начался процесс объединения 7 государственных автотранспортных предприятий из разных районов области в одно большое. С критикой проекта активно выступили депутаты областной Думы (проявив при этом редкое единодушие), представители профессиональной общественности и, что самое важное, руководители самих АТП. Однако мнение ни тех, ни других, ни третьих в расчёт не пошло. От общественности отмахнулись, наиболее строптивых директоров «попросили». К чему приведёт этот проект – пока сказать сложно. Но ситуация здесь изначально гораздо сложнее, чем с «Ярдормостом». Так что мысли не радужные.

Отдельно можно отметить также неважное освоение средств дорожного фонда. Притом, речь не только о муниципальных образованиях (которые, впрочем, тоже должна контролировать область – не зря же каждый год им выделяют сотни миллионов субсидий). Сам регион также умудрился не освоить федеральные деньги, выделенные на строительство нескольких дорог. В результате, сейчас мы может попасть в немилость к Центру и вовсе лишиться поддержки по этому направлению.

Ещё один проект Крупина – введение электронной персонифицированной транспортной карты. Тут целый «букет» проблем. Это и очереди в МФЦ при оформлении карты, и случаи отказа провозить отдельных пассажиров из числа льготников, и крайне непонятные финансовые взаимоотношения с оператором системы ГБУ «Яроблтранском», и жалобы транспортных предприятий, которым начали задерживать перечисление средств (по странному стечению обстоятельств, в конце года там тоже произошли увольнения руководящего состава), и настоящая угроза транспортного коллапса в Рыбинске. И даже дело в отношении тогда ещё Агентства транспорта, которое возбудила ФАС, усмотрев в процедуре выпуска транспортных карт признаки нарушения «Закона о защите конкуренции». Одним словом, нареканий масса. Вопросы адресуются, опять же, к главному куратору проекта. Вообще, проектов у Михаила Львовича немало. В том числе инвестиционных. Это развитие аэропорта «Туношна», и планы создать на его базе целый «авиаполис», и перестройка системы транспортного обеспечения в Ярославле, и запуск монорельсового трамвая, и строительство третьего моста. Однако их реалистичность многие ставят под сомнение. И это – ещё один повод для критики. Наконец, работа Крупина вызывает и недовольство представителей туристического бизнеса. По их мнению, вице-премьер, имея государственный ресурс и подведомственную структуру в лице Агентства по туризму, мог лоббировать интересы связанных с ним структур. Что ж, проекты господина Крупина по части туриндустрии и сферы развлечений действительно известны. Агентство, правда, в итоге перевели под Александра Нечаева. Но подозрения меньше от этого не стали.

Ростислав Даниленко. Конфликт интересов против мошенничества.

Даниленко.jpg

Да, в настоящий момент Ростислав Анатольевич находится вне пределов «Белого дома». Он сейчас под домашним арестом, а был еще три дня назад в следственном изоляторе. Но поскольку почти весь прошлый год он работал в Правительстве, обойти его вниманием будет неправильно. Вообще, смена сразу двух замов по одному направлению всего за полтора года – это уже само по себе нечто! История Ростислава Даниленко на посту вице-губернатора началась тогда, когда в этой же должности закончилась история Александра Сенина. Все помнят расследование, инициированное Борисом Немцовым, подозрения на конфликт интересов и, в итоге, добровольную отставку чиновника. Уголовного дела в отношении Александра Николаевича не было. Но в судебном процессе с Борисом Ефимовичем он участвовал (по иску о защите чести и достоинства). Суд, в итоге, проиграл. И вот, прошло немногим более года – и уже Даниленко становится фигурантом дела по статье «Мошенничество». После такого любые вопросы о кадровой политике и её качестве в принципе теряют всякий смысл. Вместе с тем, к Даниленко были и другие вопросы по его профессиональной деятельности. Например, его упрекали в недостаточно активной позиции по защите больницы в посёлке Борок Некоузского района. Ну и что с того, что она находится в федеральном ведении и принадлежит ФАНО? Борок то находится на нашей территории. Так что чиновник уровня замгубернатора (да и сам губернатор) должны были не вылезать из Москвы, решая этот вопрос. Однако он находился в вялотекущем состоянии вплоть до прошлого лета. После протестов жителей посёлка, активной позиции ОНФ и ряда депутатов, на год медучреждение удалось сохранить. Но в целом его судьба пока не особо понятна. Ещё один скандал, в конце 2014 года, касался антисанитарных условий и содержания пациентов в Рыбинской детской больнице. «Косяк» признал сам Даниленко, объявивший выговор врачу. Завершая «медицинскую» тему, можно напомнить о недостроенных ФАПах и амбулатории в Переславском, Ростовском и Рыбинском районах. На счёт Ростислава Анатольевича можно записать и проваленную в 2015 году программу по вводу детских садиков. Когда разыгрывали конкурсы на подряд, он ещё курировал эту сферу. Потом она перешла к Александру Нечаеву. В итоге сроки были сорваны, садики вводили с большим опозданием или не вводили вовсе. А по трём объектам в Ярославле вообще рекомендовали разорвать контракт. Кроме того, прошлым летом со статьи «льготное лекарственное обеспечение» были сняты 110 миллионов рублей. Их перевели на программу совершенствования материально-технической базы медучреждений. Деньги на лекарства, в свою очередь, некоторое время спустя намерены были получить из федерации. Уже в сентябре в облздраве доложили, что субсидия из Москвы поступила. Но некоторые льготники, почему-то, всё равно жаловались на отсутствие в аптеках необходимых лекарств. Ещё были вопросы с финансированием профессиональных спортивных клубов. В частности, не чужих Даниленко «Шинника» и «Буревестника». Наконец, не остались в стороне и подозрения на конфликт интересов - родственники Даниленко работают в подведомственном ему департаменте здравоохранения. Одним словом, «грехи» тоже были. Сейчас место зама по вопросам социального развития и здравоохранения остаётся вакантным. На него прочат директора департамента труда и соцподдержки населения Ларису Андрееву. Что ж, может, хоть она сможет навести порядок в этой сложной сфере, где все время вылезают конфликты интересов да мошенничество.

Алексей Долгов. Финансы поют… о приватизации. Но о долгах – ни слова…

Долгов.jpg

В принципе, предъявлять какие-то претензии Алексею Николаевичу довольно сложно. Как и к любому директору департамента финансов. В конце концов, человек на этой должности лишь отражает общую стратегию развития региона посредством цифр и счетов. И по правде сказать, с такой стратегией и таким подходом губернаторским финансистам не позавидуешь. Долгов неплохой профессионал, и как может, латает дыры. Тем не менее, определённые недочёты были и на его счету. Кроме департамента финансов, в его ведении находится, например, ещё департамент земельных и имущественных отношений. По его профилю были вопросы с предоставлением участков отдельным категория граждан (в частности, многодетным семьям), а также выделением квартир для детей-сирот. Очень слабо была проведена программа по приватизации и другим операциям с госимуществом. Вместо плановых 358 миллионов рублей доходы от продажи материальных и нематериальных активов в Ярославской области составили всего 44.1 миллиона рублей. Наконец, в январе прошла информация об увеличении госдолга области на 3.5 миллиарда рублей, до 34.5 миллиардов. Алексей Долгов объяснял это тем, что взяты кредитные средства под покрытие кассовых разрывов. Но возникает вопрос – а за счёт чего возникли сами разрывы? Да ещё в таком объёме. По крайней мере, на 1 января 2015 года долг составлял 28.6 миллиарда рублей, то есть значительно меньше. Тогда к чему все эти разговоры про минимальный дефицит? И про то, что размер долга ни в коем случае не должен быть более 50% от собственных доходов? Сейчас это требование точно не выполнено, ибо доля составляет 64%.

Два Александра (Нечаев и Шилов). Никем не замечены.

Нечаев.jpg

Из всех зампредов правительства меньше всего вопросов пока по работе Александра Нечаева. Возможно потому, что он пришёл в команду самым последним. А возможно, всё дело в том, что этой работы просто не видно. Александр Витальевич не отличался особой активностью и на посту и.о. мэра Ярославля, который он занимал два года с момента ареста Урлашова. Что тут скажешь: спасибо, хоть не навредил!

schilov-05.jpg

Также незаметен в своей деятельности и другой Александр – ШиловВозможно, потому что он курирует сельское хозяйство, а Ярославская область у нас промышленная и сильно урбанизированная. Да к тому же у нас теперь импортозамещение кругом, а сельское хозяйство в этом направлении на первых местах. С другой стороны, А.Шилов по нынешним временам – старожил команды С.Ястребова, он пребывает в должности с 2013 г. И никаких тебе скандалов, никаких конфликтов интересов. Такое впечатление, что либо он ничего не делает, либо делает все так тихо и незаметно, что просто диву можно даваться. И совсем не факт, что это обязательно должно быть плохо. Мы просто про это ничего не знаем.


Юрий Бойко, Эдуард Лысенко, Александр Краснов. Как бы в стороне. И как бы ни причем…

Бойко.jpg

Нарекания есть и по работе заместителей губернатора. Хотя их статус теперь располагает даже к меньшей публичности, чем у вице-премьеров. Из трёх замов больше всего критики собирает, пожалуй, Юрий Бойко, курирующий внутреннюю политику области. Эта сфера полномочий для широкой публики остаётся неизведанной и от того таинственной. Но кое-какие моменты всё-таки всплывают. Например, Бойко критиковали за непротивление отмене прямых выборов мэров крупных городов и глав районов через принятие соответствующего закона. Вопросы местного самоуправления находятся как раз в ведении Юрия Александровича. Мера была тем более непопулярная, что принималась в разгар экономического кризиса 2014 года, когда граждане итак теряли очень многое. До кучи их лишили ещё и одного из основополагающих гражданских прав – права свободно избирать власть. Тем паче, что в соседних регионах произошли обратные действия. Например, прямые выборы мэра вернули в городе Шарья Костромской области. «Прославился» Бойко и после выборов в Рыбинском районе, когда там разгорелся настоящий скандал вокруг назначения главы администрации. В итоге, процедура растянулась чуть ли не на три месяца. В самом Рыбинске за это время произошли: смена председателя Муниципального Совета, попытка смещения одного зампредседателя и уголовное дело в отношение другого, смена и.о. мэра города и возвращение выборов, обернувшееся, пожалуй, самыми скандальными «праймериз». И всё это – за неполный год. Многовато будет, не правда ли? К тому же, проблемы с управлением есть в Ростове (город чуть было не стал банкротом) и Переславле (там не стихают коммунальные скандалы, а мэра обвиняют в получении доходов от коммерческих организаций). И всё это – хозяйство Бойко. Наконец, совсем неважно обстоят дела и в сфере информационной и имиджевой политики, которую он также курирует. Согласитесь, если губернатор не покидает последних строчек разнообразных рейтингов ни один месяц и даже ни один год – тут впору задать вопрос его имиджмейкерам. Благо, их в «Белом доме» сейчас достаточно. А перемещение с 84 строчки рейтинга хоть даже и на 10-12 позиций – не Бог весть какое достижение.

lysenko.jpg

С Эдуарда Лысенко можно спросить как минимум за неорганизованную работу ряда МФЦ по выдаче тех самых транспортных карт. Весь проект, конечно, курировал Крупин. Но пенсионеров по три часа в очередях томили всё-таки в учреждениях, подведомственных Эдуарду Анатольевичу. Что бы ни говорили, а косяки были, как минимум - в Рыбинске. Страшно представить, какими были ноябрь и декабрь для самих сотрудников центра, когда шла массовая выдача электронных проездных. Нервов людям наверняка измотали километры. 

Есть вопрос к Лысенко и по пробиванию опорного университета в Ярославле. Согласимся, инициатива эта непростая. И задействованы здесь должны быть самые разные структуры. Если кто ее и мог решить, то всего скорее только сам Губернатор. Но ему не до мелочей. Поэтому наша оценка весьма осторожная. По факту из-за тихого саботажа ректоров конкурс мы «продули». Не в прямом, в смысле. Ярославская область даже в нем не приняла участие. Даже не попыталась… Чем это может обернуться? В первую очередь, потерей федеральных денег. А также, что принципиально важнее, снижением статуса ярославского высшего образования со всеми вытекающими отсюда долгосрочными последствиями. В будущем мы будем проигрывать конкуренцию за толковых иногородних студентов. Ну и соответственно за толковые кадры на производстве. Опять же, соседняя Кострома, подавшая заявки аж от двух университетов, притом более слабых по сравнению с ярославскими, в список «опорников» попала.

Краснов.jpg

Соответственно, из замов губернатора особых нареканий нет, пожалуй, только к Александру Краснову. Но по должности своей он курирует такую сферу, которая в большей степени касается работы самой власти, нежели области в целом. К тому же, он, как человек с профильным юридическим образованием и прошедший все ступени гослужбы, пожалуй, является одним из немногих, кто находится на своём месте.


Думается, что всего перечисленного выше с лихвой хватит для того, чтобы хотя бы задуматься о качестве кадров, находящихся на руководстве области. И заставить их пересмотреть подходы к работе. Хочется верить, что это будет сделано. Потому что пока в «Белом доме» бал правит далеко не «команда мечты».

Дистанционное управление.jpg


ВИКТОР ПАРФЁНОВ

Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?