Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

21.01.2016
Ярославль
1279
ЗИМА КАК КАТАСТРОФА
Эта зима удивительна и непредсказуема. Полтора месяца не было снега, а затем завалило и заморозило. И сразу прорвало. Это, конечно, еще не коллапс. Однако сразу возникло масса вопросов к системе управления ЖКХ в регионе.
ЗИМА КАК КАТАСТРОФА

В нашей стране много традиций. Есть они и у власти. Например, можно весь год ничего не делать, а потом искренне удивляться, что зима снова пришла неожиданно, количество снега стало рекордным, а температурные скачки - исключительно аномальными. Ещё можно надеяться на авось. А когда где-нибудь «шарахнет» – раздувать щёки и героически пытаться «залатать дыры». При этом, с пеной у рта не забывая клеймить позором многочисленных виновников. Настоящих или мнимых. Увы, многие из этих традиций исповедуют и ярославские власти. Что наглядно продемонстрировали первые дни Нового года, когда в регионе случилось сразу несколько событий чрезвычайного и даже трагического характера. Коммунальная авария в Брейтово, пожар в Песочном, ситуация с уборкой снега в Ярославле… В этом виноват не високосный год (его, бедного, у нас тоже любят приплетать к чему ни попадя), а банальное разгильдяйство и бесхозяйственность. Которые, как ни крути, свидетельствуют о серьёзном кризисе власти. И полной несостоятельности отдельных её представителей.

1. Авария в Брейтово

Ночь с 7 на 8 января жителям Брейтова запомнится надолго. Авария на магистральном трубопроводе теплотрассы привела к настоящей катастрофе. Без тепла остались 11 социальных объектов (практически все значимые учреждения) – больница, школа, детский садик, военкомат, а также 48 жилых домов. Общее количество пострадавших жильцов – более 1100 человек. То есть почти половина всех жителей райцентра. Хотя, по большому счёту, правильнее будет говорить о полном параличе жизни в Брейтово. Местные власти не обращались за помощью почти сутки. Администрация района и МУП «Коммунальное хозяйство» решили справиться с ЧП самостоятельно. Сил и средств, как видно, не хватило. Итог – потерянные часы, вовремя не откачанная и из труб и прекратившаяся в лёд вода и окончательная разбалансировка системы. Когда о случившемся, наконец, узнали в Ярославле, проблему пришлось решать уже по-военному. Только в первый день на спасение замерзающего села направили более сотни человек. Наскребать пришлось по сусекам всей области. В результате, кроме территориальных подразделений «Ярославской генерирующей компании» (которая является собственностью региона и по определению первой направляется на амбразуру), к работам привлекли рыбинские МУП «Теплоэнерго» и МУП «Водоканал», угличские МУП «Тепловые сети» и МУП «Зеленхозстрой», специалистов-коммунальщиков из Мышкина, Некоуза, Переславля, и даже несколько частных структур (в частности, управляющих компаний). Наконец, на место была направлена отдельные группа МЧС, представители «Ярэнерго» и областного департамента ЖКХ. Короче, на ушах стоял весь регион.

При этом, брейтовцы четыре дня сидели без отопления. В посёлке в прямом смысле жгли костры, обустраивали пункты обогрева, раздавали бесплатные дрова и даже эвакуировали людей в приспособленные помещения. По квартирам и подъездам спешно раскидывали электрообогреватели и теплопушки (что резко увеличило нагрузку на сети и могло создать угрозу уже новой катастрофы). И это, заметьте, не в глухой сибирской тайге. А в самой что ни на есть Центральной России, в каких-то 350 километрах от МКАД! Частично исправить положение удалось только к вечеру 11 января. Первоначальный шок, конечно, миновал. Но работы велись всю первую рабочую неделю и не закончены до сих пор! А трубы продолжает «рвать».

Карпов.jpg

Понятно, что за весь этот бардак областное Следственное управление СКР сразу возбудило уголовное дело по статье «халатность». Как говорится – мало! А Сергей Ястребов, упрекнув муниципальную администрацию в бездействии, сказал, что глава района Андрей Карпов не справился со своими обязанностями. И даже посоветовал ему подумать об отставке. Услышать столь жёсткие заявления от главы региона можно нечасто. Ох, как нечасто. Он и простыми то заявлениями не балует. А тут – такое! При этом, когда совсем недавно коммунальные проблемы обострились, например, в Тутаеве или Переславле, ничего подобного от губернатора не слышали. Хотя в том же Переславле отставку мэра не предрекал только ленивый, а вопрос даже рассматривали в местной Думе.

С чего такая жёсткость в отношении Карпова? С одной стороны, было бы наивно полагать, что вину за столь вопиющий случай область возьмёт на себя. В этой связи «назначение» виноватого и списание на него «всех собак» выглядит вполне логичным. Резонно предположить, что ругая местную власть, в Правительстве, тем самым, стремятся обезопасить себя. Тем более, что руководитель регионального СУ СКР Олег Липатов недвусмысленно заявил: круг ответственных за аварию может быть расширен. Готовность муниципальных образований к зиме контролировали именно региональные власти. Соответственно, если необходимые доказательства будут собраны, под раздачу может попасть уже областной департамент ЖКК. Это как минимум. Так что неудивительно, что в «Белом доме» делают акцент именно на некомпетентности главы района. С другой стороны, говоря по правде, брейтовский районный начальник тоже повёл себя неумно. Это подтверждают и жители села. Люди говорят, что ситуацию можно было исправить имеющимися в районе силами. В крайнем случае – обратиться за помощью в соседний Некоуз, но уж точно не ко всему региону. Главное было вовремя «купировать» аварию. Но это требовало предельно чёткой организации взаимодействия всех служб. Карпов же, по всей вероятности, решил обойтись лишь парой муниципальных структур. А к другим предприятиям и организациям не обращался. Как говорят, со многими у него вообще сложились не слишком рабочие отношения. Как бы то ни было, хитросплетения местечковой политики – дело десятое. А по факту получилась коммунальная катастрофа. И на месте с ней не справились.

9exjc3d27Tg.jpg

Тут бы господину Карпову посыпать голову пеплом и самому прийти с повинной. Глядишь – может, и простили бы. Но вместо этого он, что называется, «полез на рожон». По квартирам пострадавших домов срочно распространили письмо за подписью главы района, в котором он сам «переводил стрелки» на бывшие районные власти и, самое главное, сразу на несколько областных департаментов. Дескать, о состоянии брейтовского ЖКХ в Ярославле знали. Но денег на ремонт почти не давали. И принимать сети на баланс области не хотели. Вывод между строк вполне очевиден – «сами дураки»! Стоит ли удивляться жёсткости реакции «Белого дома» после таких действий? Тем более, что с главы спросили не за плохое состояние сетей, а за отсутствие должной реакции на аварию. По большому счету, традиционный вопрос кто больше виноват - вообще второстепенный. Для людей важно, что их на несколько суток оставили без элементарных удобств, поставили под угрозу жизнь и здоровье. И кроме как параличом власти это назвать действительно сложно.

2. Трагедия в Песочном

Пожар в Песочном 1.jpg

Трагедия в посёлке Песочное Рыбинского района случилась ещё раньше, чем катастрофа в Брейтове – 2 января. Дотла сгорел двухэтажный деревянный дом. В огне погибли шестеро человек, среди которых - четверо маленьких детей. Это самое страшное последствие трагедии. Которое, безусловно, потрясло весь регион. Дальнейшие события, словно навязчивый нездоровый сон, как две капли воды похожи на сотни аналогичных ЧП. В том числе на брейтовское. В посёлок снова съехались областные власти (на этот раз – во главе с губернатором), представители МЧС, коммунальные службы, многочисленные депутаты. Выживших жильцов, то есть более 20 человек, временно разместили в помещениях муниципального Центра социального обслуживания населения. Пострадавшим обещали дать по 100 тысяч рублей. Начался сбор гуманитарной помощи. Снова возбуждено уголовное дело. И снова по статье халатность, правда, с припиской «повлекшая по неосторожности смерть двух или более лиц». Первые вопросы – снова к властям поселения. По мнению следователей, со стороны местной администрации за состоянием подлежащего расселению аварийного дома и условиями проживания жильцов требовался усиленный контроль.

Пожар в Песочном 2.jpg

Неисправная электропроводка, ненадлежащее использование бытовых приборов, непотушенная сигарета – истинную причину пожара ещё предстоит выяснить. А вокруг самой трагедии, как это часто бывает, за считанные дни расплодились всевозможные слухи, сплетни и прочие бытовые подробности в исполнении «доморощенных экспертов». Разбирать весь этот «информационный мусор» мы не будем. Обратим внимание лишь на один факт. А именно: ветхому деревянному дому к моменту пожара было почти 110 лет, и он был включен в муниципальную программу расселения аварийного жилья. То есть люди в обозримом будущем должны были получить новые квартиры. Не дождались… Ещё более интересно другое обстоятельство. В самом Песочном расселять людей, по сути, некуда. Дома, с теоретически свободными помещениями, ничем не отличаются от сгоревшего. Это такие же столетние деревянные бараки, которые точно также не безопасны. Есть вариант с расселением в другие посёлки района, а также в Тутаев. Но, кроме одного человека, никто из погорельцев покидать малую Родину не захотел. При этом строительство домов, где должны быть предусмотрены квартиры под расселение, почему-то до сих пор не началось. Между тем, сама программа рассчитана до сентября будущего года. На дворе – январь 2016-го. Времени остаётся всего ничего. И когда планируют успеть со стройкой – непонятно. Даже если все процедуры спешно будут согласованы, вопросы сняты, а здание начнут строить буквально завтра, справить новоселье люди смогут в лучшем случае к концу года. Наконец, как уже было сказано, в посёлке остаётся ещё несколько десятков бараков. Но под расселение из них попала в лучшем случае одна пятая часть. Некоторые дома не фигурируют и в программе капитального ремонта. То есть люди не просто живут как на пороховой бочке в крайне опасных условиях. Они даже не имеют надежды на изменение ситуации. Одним словом, вопросов немало. И задать их могут уже не только местным, но и региональным властям. В конце концов, именно они являются главными кураторами и по расселению «аварийки», и по проведению капитального ремонта (с которым последнее время итак куча проблем).

3. Уборка улиц Ярославля

Ну и напоследок, совсем традиционная зимняя тема – уборка городских улиц от снега. Комментарии по этому поводу регулярно оставляют, наверное, тысячи ярославцев. Не будем повторяться и отметим лишь наиболее знаковые вещи. Справедливости ради сразу хотелось бы отметить: чистить стали всё-таки реально лучше. По крайней мере, в ретроспективе последних трёх-четырёх лет. Эту проблему, пусть через пень-колоду, но вроде бы решают. Остаётся ещё две: вывоз снега и обработка реагентами. И на ту, и на другую беду активно, и уже точно справедливо, жаловалось множество автомобилистов. В плане вывоза представители властей запустили хорошо известную «шарманку» про припаркованные у тротуаров машины, мешающие работе спецтехники. Спору нет, оставленных «на приколе» «железных коней» действительно полно. В том числе ночью, когда идёт основная уборка. Но в ряде случаев это оправдание явно не работает.

Сугробы на Советской площади 2.jpg

Например, как объяснить наличие огромной снежной кучи прямо на въезде на Советскую площадь. Где ночью по определению не может быть машин работающих там чиновников. Или, скажем, на соседней улице Нахимсона, где и жилых домов-то всего пара! Ан нет, большие сугробы несколько дней были и там. Весьма показательные снежные кучи также наблюдались на остановках по улицам Большая Октябрьская и Свободы. Что мешает убирать их? Ведь общественный транспорт ночью не ходит! Ну и так далее. Так что в первую очередь дело не столько в брошенных на ночь авто, сколько в ненадлежащей организации вывоза снега. И, видимо, банальном дефиците самосвалов. Это, кстати, можно понять даже из официальной статистики. По оценке экспертов, для нормальной уборки такого города, как Ярославль, необходимо минимум 150 единиц техники, притом круглосуточно. У нас же в начале месяца на улицы выводили около 80 машин. Потом, правда, эту цифру довели до 100 и даже 110. Но этого всё равно недостаточно. Тем более, что при такой загрузке подрядчик работает лишь ночью. А днём резко сокращает подвижной состав и оставляет всего несколько десятков погрузчиков, тракторных щёток и тех же самосвалов. Свою лепту вносит и качество работы. Генеральным подрядчиком является компания «Ярдормост», государственный «гигант», созданный в позапрошлом году и с тех пор выигрывающий основную массу конкурсов по строительству, ремонту и содержанию дорог. Но все объёмы не покрывает даже он. При всей бюджетной поддержке и административных возможностях. Оттого немалую часть «пирога» госпредприятие отдаёт субподрядчикам. А они, понятное дело, работают по-разному. Так Фрунзенский и Красноперекопский районы чистит МУП «Спецавтохозяйство», и там - относительный порядок. Брагино чистит сам «Ярдормост». А вот Ленинский и Кировский районы достались, соответственно, ООО «Трасса» и ООО СК «Автотранс». Первая связана со структурами В. Погосяна, вторая, по имеющимся данным, принадлежит С. Шмелёву. 

Сугробы на улице Нахимсона 2.jpg

Чем знамениты эти субподрядчики, наверное, напоминать не надо – их имена на слуху у всего города. Но генеральный подрядчик, разрекламированный всеми СМИ как супер профессиональная структура, для которой качество превыше всего, почему-то упорно игнорирует их репутацию. И назначает на ответственные участки работ. Результат – и Центр, и «Пятёрка» на фоне остальных районов смотрятся похуже. Это подтверждают и сводки ГИБДД. Например, 13 января сотрудники Госавтоинспекции выявили несоответствие нормам содержания проезжей части на улицах Чехова, Республиканской, Советской, Магистральной, Мукомольном переулке и др. Все они – как раз в Ленинском и Кировском районах. Повод задуматься…

При этом, на содержание тратятся огромные деньги. В области – порядка полутора миллиардов на год. В городе – более миллиарда на 2.5 года (именно на этот срок заключен контракт с ГП «Ярдормост»). И в смете наверняка предусмотрены затраты по всем видам работ, в том числе по вывозу снега (тем более, что снег то выпал только в январе, а весь ноябрь и декабрь была сплошная экономия). В крайнем случае, условие по количеству техники можно было предусмотреть при расторговке. В совсем крайнем - просто договориться с генподрядчиком. Он же свой, государственный, зря что ли его создавали? Было ли сделано что-то из перечисленного? Вопрос открытый. А на деле снег остаётся на обочинах и даже на тротуарах по нескольку дней. Увы. По уму, в смете должны быть заложены и реагенты. Но несколько дней в начале января улицы ими не обрабатывались. В результате по центру на проезжей части образовались жутко неудобные колеи, а по краям – ледяной накат. Вместе они превратили дороги в настоящий каток. Муниципальные специалисты поспешили заявить, что обработка реагентами при сильной минусовой температуре невозможна. Хорошо, в таком случае есть второй вариант – песок с солью. А когда на него перешли? Только с середины месяца. Почему городские власти не настояли (или почему подрядчики сами не решили сделать это) раньше – опять, таки непонятно. Может, тоже решили сэкономить? Но это так, теоретические рассуждения.

В общем, хоть подвижки и есть, проблемы с уборкой улично-дорожной сети города остаются. Хотя говорено-переговорено было сто раз… Но достаточный уровень качества пока не гарантирует даже государственная структура. К тому же, по предварительной оценке специалистов, по итогам года в дорожном хозяйстве будет серьёзная кредиторская задолженность (даже большая, чем годом ранее). Добавьте к этому неосвоенные средства на ремонт трасс (особенно в муниципальных образованиях, за что их сильно критиковали минувшей осенью) – и картина получится ещё более безрадостной. Что, с совокупности с перечисленными выше ЧП, снова свидетельствует о просчётах властей. Просчётов этих, как видно, последнее время становится слишком много.


ГЕОРГИЙ ГРОМОВ

Опрос
В середине июня в России стартовала пенсионная реформа. Как Вы относитесь к правительственному варианту пенсионной реформы, суть которой заключается в повышении пенсионного возраста для мужчин до 65 лет, а для женщин до 63 лет?