Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

26.01.2017
Политика и экономика
1131
КУРС НА «СТЕРИЛИЗАЦИЮ»
Альтернативный прогноз развития экономики в 2017 году

Всё, что будут делать федеральные власти в 2017 г. в итоге даёт очень приличную нагрузку на карманы граждан. Которые увы, не богатеют, а вовсе наоборот! И это в канун президентских выборов. Интересно, что может придумать этакого администрация Президента В.Путина в 2017 г., чтобы убедить людей в том, что они не беднеют, а богатеют и процветают? Надо быть очень изобретательным и изощренным, чтобы доказать, что черное – это белое, а бедность – это отложенное богатство. Ждем, смотрим, плачем, умиляемся…

КУРС НА «СТЕРИЛИЗАЦИЮ»

Кризис преодолён! Мы оттолкнулись от дна! Спад в экономике закончен! Эти и подобные им фразы последнее время всё чаще звучат в российских масс-медиа. Самые передовые переходят от констатации светлого настоящего к прогнозам ещё более сияющего будущего. В 2017 году тенденции роста укрепятся! Российская промышленность находится на подъёме уже несколько месяцев и продолжит своё триумфальное возрождение дальше. А ВВП вполне может увеличиться на 2% и даже 3%. Казалось бы – живи и радуйся! Но так ли всё хорошо, как пытаются представить? К сожалению, ежедневное осознание реальной действительности никак не хочет коррелировать с указанными бодрыми заявлениями. И на минутку, согласно официальным данным Росстата реальные доходы населения России упали в 2016 г. на 6% по сравнению с 2015 г. (а он был далеко не самым лучшим в истории страны). Что уж говорить про альтернативные оценки…

Вместо предисловия

Конечно, статистика – вещь упрямая. Проведя правильные расчёты, можно выйти на вполне жизнеутверждающую цифру. Но поверхностный анализ в сочетании со здравым смыслом даёт почву для более критичной оценки. Согласно официальным данным, рост наблюдается в большинстве отраслей промышленности. Но основными драйверами всё-таки выступили ОПК, машиностроение и ряд высокотехнологичных секторов, которые получили значительную государственную поддержку на фоне западных санкций. Вместе с тем, многие отрасли по-прежнему не могут восстановить докризисные объёмы выпуска. Рост того же автопрома отмечен после колоссального падения в предыдущие периоды и обеспечен исключительно за счёт грузовиков и другой крупной техники. Ибо производство «легковушек» в 2016 продолжало падать (по итогам года - на 7,4%). При этом, считать данную отрасль «отечественной» в прямом смысле слова можно лишь с оговоркой - учитывая высокую «примесь» импортных компонентов в наших машинах. И так далее, и тому подобное. Разобрать подобным образом можно ещё ни одну отрасль.

кризис.jpg

Вместе с тем, сводить разговор к одной промышленности несколько неправильно. Экономика включает в себя множество других отраслей: потребительский рынок, финансовый сектор, строительство и другие. В нашем постиндустриальном мире все они оказывают не меньшее (если не большее) влияние на хозяйственную жизнь страны. И там кризисные явления ещё дают о себе знать. А любой кризис, как известно, всегда влечёт за собой перестройку рынка. Иногда – весьма существенную. По субъективным ощущениям, в указанных отраслях взят курс на глобальную «чистку». Или, если хотите, «стерилизацию». Пережить которую смогут только самые крупные, сильные и политически подкованные игроки. Мелкие (и даже средние) в лучшем случае сохранят за собой полторы-две малозаметные ниши. В худшем - будут вынуждены уйти в подполье или вовсе исчезнут как класс. Среди «крупных», очевидно, тоже будет драка за место под солнцем. Только в иных масштабах. Первые «ласточки» уже полетели. Возьмите «приказавшую долго жить» компанию «Трансаэро», тяжелейшую ситуацию со строительным гигантом «СУ-155» или отзыв лицензий у банков из ТОП-50. Одним словом, выживут лишь самые «матёрые» участники рынка. Возможно, что некую роль в этом процессе будут играть власти или «окологосударственные» структуры. Не напрямую, так косвенно - придумывая новые «правила игры» (очередная порция которых вступила в силу с 1 января) и решая – кого оставить в обойме, а кого нет. Вопрос: что в результате всего этого получат рядовые граждане? Станет ли их жизнь лучше и веселее? Дай Бог. Но пока ситуация обратная. О чём свидетельствуют приведённые ниже цифры и факты.


Потребительский рынок

Начнём с главного – экономического самочувствия населения. Здесь дела хуже всего. Что подтверждают даже вполне официальные данные.

1. Падают реальные доходы граждан, и снижается потребительский спрос. Это вполне официальная оценка председателя Счётной палаты РФ Татьяны Голиковой. К декабрю 2016 года падение продолжалось 25 месяцев к ряду (некоторые аналитики уже назвали это затяжное пике самым длинным за всю историю наблюдений). Последний раз рост реальных доходов был отмечен в октябре 2014 года! По сравнению с этим периодом падение составило 12,7%. При этом, переход к восстановительному росту в данных оперативной статистики пока не намечается. Это уже данные исследования НИУ «Высшая школа экономики». Небольшой рост номинальных доходов нивелировался инфляцией. А увеличившаяся с начала года просроченная задолженность по зарплате довершала печальную картину.

Доходы населения.gif

Голодец.jpg

2. Увеличивается количество бедных. По официальной оценке, рост составил 15%. Это тоже не наши домыслы, а декабрьское признание вице-премьера Ольги Голодец. Также она отметила (вот честная женщина!), что выжить на прожиточный минимум практически невозможно, а реальная бедность превышает статистическую. То есть по самоощущению людей ситуация значительно хуже. Выходит, что уровень жизни не улучшается. Во всяком случае, у значительной части общества. Ещё одним косвенным доказательством тому является то, что люди стали экономить даже на еде.

3. Никуда не делся спад в розничной торговле. Оборот розничной торговли в России в 2016 г. сократился на 5,2%. И это падение также имеет устойчивый и длительный характер – с позапрошлого года. А ведь именно розничная торговля при здоровой рыночной экономике должна быть одним из основных заказчиков для промышленности. И если первая лежит на боку, говорить о полноценном росте второй вряд ли правомерно. Сплошное производство товаров группы «А», как сказали бы в СССР.

retail_04_16_1.jpg

Вообще, ситуация в ритейле абсолютно понятна. С чего ему, бедному, расти, если для этого отсутствуют сколь-нибудь приемлемые условия! Любопытную (хотя и довольно печальную) оценку делам в указанном секторе дал известный бизнесмен, управляющий партнер компании «Management Development Group Inc» Дмитрий Потапенко

Потапенко.jpg

Он отметил, что по количеству товаров мы падаем последние два года. А бизнес рассматривается исключительно в качестве «корма». Потапенко напомнил о 170 тысяч уголовных дел в отношении предпринимателей. Из них до суда дошли менее 50 тысяч. При этом, львиная доля деловых людей в той или иной степени лишилась своего бизнеса. Но ответственности за это никто не понёс. Вот тебе бабушка и «не кошмарить»… Бизнесмен напомнил и про другие способы усложнить жизнь предпринимательскому сообществу. Например, о том, что за два года количество нетарифных сборов возросло с 50 до 70. Стоит ли удивляться, что с января по сентябрь 2016 года 385 тысяч юридических лиц прекратили свою деятельность (а зарегистрировано было только 300 тысяч)? На этом фоне рассуждения о мерах господдержки бизнеса выглядят бессмысленно. По всей вероятности, торговля и дальше продолжит сокращаться. Ибо в условиях падения доходов граждан стимулировать её будет некому. При таких реалиях на рынке могут остаться исключительно «федеральные гиганты», «оседлавшие» каждый свой сектор. Будь то бытовая техника и электроника (покупка в минувшем декабре группой «Сафмар», владеющей «Техносилой», «Эльдорадо» и «М.Видео» и формирование крупнейшей сети в данном сегменте - яркое тому подтверждение), продукты питания, услуги связи и так далее. Средний бизнес будет низведён до уровня провинциальных автосервисов, а малому придётся удовлетвориться ремонтом обуви и продажей чулочно-носочных изделий. Возможно, это художественное преувеличение. Но риск и правда имеется.


Строительная отрасль

Строительство.jpg

Неважно обстоят дела и в строительной отрасли. СМИ говорят нам о рекордных цифрах ввода жилья – более 80 миллионов «квадратов». Российский стройкомплекс даже переплюнул советскую планку. Всё это хорошо. Если бы не одно «но». Точнее, сразу несколько. Во-первых, в статистике может учитываться введённое в эксплуатацию жильё, строительство которого началось в предыдущие годы. Условно говоря, дом может быть готов на 90%, но сдан лишь через год. Во-вторых, до последнего времени строители могли пользоваться разнообразными механизмами господдержки. В-третьих, значительная доля новых квартир (до 40%) остаётся непроданными. По причине всё того же продолжающегося потребительского кризиса. А в 2017 году строителей ждут серьёзные испытания. Если не сказать больше – настоящая борьба за выживание. Тому есть несколько причин.

1. Государство постепенно сворачивает меры поддержки отрасли. Например, это касается программы «Жильё для Российской семьи». По ней застройщикам в обмен на квартиры ниже рыночной стоимости (не более 35 тысяч рублей за квадратный метр) компенсировали часть затрат на инфраструктуру. Программа была введена три года назад, однако столкнулась с определёнными трудностями в реализации и вызвала неоднозначную оценку самих девелоперов. В итоге ожидания оказались значительно выше результатов. Кроме того, с 1 января прекращено субсидирование части процентной ставки по ипотеке (см. «Известия» от 12.01.2017). За последние пару лет ЦБ постепенно «опускал» ключевую ставку. В итоге власти, очевидно, пришли к выводу, что теперь народ справится сам. Нечего его баловать. Наконец, 1 сентября закончится программа расселения ветхого и аварийного жилья. Соответственно, этот «клапан» государственного финансирования тоже будет перекрыт. При этом меры, предлагаемые взамен явно не отвечают потребностям времени. Бизнесу готовы субсидировать процентные ставки по кредитам, привлечённым на строительство инженерных коммуникаций, а также компенсировать часть затрат при строительстве социальной и транспортной инфраструктуры (некая попытка реинкарнации механизмов программы «ЖРС»). Но на всё про всё выделяют лишь 20 миллиардов. В масштабах всей страны это ни о чём. К тому же, получение денег сопряжено с рядом трудностей. Так что эффективность такой меры пока под вопросом.

2. С Нового года для девелоперов ввели несколько новых правил, ужесточающих требования к их работе. Прежде всего, это изменение 214-го федерального закона, регулирующего вопросы долевого строительства. Первая поправка подразумевает создание специального государственного компенсационного фонда, куда застройщики должны будут отчислять 1% от проектной стоимости квартир (на достройку «проблемных» домов и на возмещение убытков дольщикам). Вторая поправка значительно ужесточает требования к уставному капиталу. Фирма, строящая до 1,5 тысяч квадратных метров, должна будет иметь за душой 2,5 миллиона рублей. Застройщику, замахнувшемуся на 500 тысяч «квадратов», придётся запастись уже 1,5 миллиардами целковых. Изменился и Градостроительный кодекс РФ, согласно которому проект планировки территории становится обязательным условием для формирования плана застройки участка. Помимо этого, те же ярославские строители и предприниматели сетуют на увязку выдачи разрешений на строительство с обязательствами участвовать в инвестиционных программах, ситуацию с тарифами на технологическое присоединение, сохраняющуюся напряжённость в отношениях со страховыми компаниями (см. журнал «Деловые вести Ярославии», 2016, № 6). Из всего этого следует неутешительный вывод об увеличении нагрузки на бизнес. И, как следствие, о росте цен на жильё.

Таким образом, от нововведений пострадают как строители, так и конечные потребители. По всей вероятности, в наступившем году с рынка могут уйти многие игроки, не сумевшие выжить в новых условиях. Скорее всего, он опять-таки будет заточен под крупные компании, имеющие значительные финансовые резервы и силы на возведение целых микрорайонов. Вероятно, конкуренция будет сокращаться. А цены на жильё – расти. Непонятно только одно: кто и как будет приобретать эти «квадраты» в условиях сжавшегося потребительского спроса и при отсутствии нормальной господдержи? Вопрос остаётся риторическим.


Банковский сектор

Банки можно любить, можно ненавидеть. Им от этого ни тепло, ни холодно. Но что точно нельзя, так это не признавать их одним из ключевых игроков современной российской экономики. Дискуссия об оптимальном для России количестве кредитных организаций не прекращается уже давно. Вопрос на самом деле спорный и зависит от кучи факторов. Скажем, в США действует более 5000 банков. И ничего, неплохо живут. В Швейцарии их около 250. Там вообще всё зашибись! Очевидно, что важно не количество банков как таковое, а достаточный уровень их конкуренции. Благодаря которой у клиентов есть возможность сделать оптимальный выбор услуг, но при этом не бояться за свои сбережения. У нас эта самая конкуренция стремительно сокращается. Опять же, цифры в помощь.

кризис банк.jpg

1. С 2015 года процесс зачистки банковского сектора значительно ускорился. Набранный темп (взятый как раз с началом кризиса) не снижается по сей день. В прошлом году вообще был поставлен своеобразный рекорд. ЦБ отозвал лицензии у 97 банков. Для сравнения: в 2015 «приказали долго жить» 93 банка, а в 2014 – 86. К концу минувшего декабря в стране осталось 575 кредитных организаций.

2. Изменился характер «зачистки». На первый взгляд можно подумать, что ЦБ как истинный рыцарь «отрубает головы» только тем конторам, которые ведут рискованную кредитную политику или осуществляют сомнительные операции. Безусловно, такие среди ликвидированных учреждений присутствуют. И в немалом количестве. Но утверждать, что абсолютно все «зачищенные» банки – подлые спекулянты, было бы весьма наивно. Во-первых, тяжёлое финансовое состояние отдельных организаций иногда являлось следствием жёстких ограничений самого ЦБ. Во-вторых, некоторые учреждения можно было сохранить на плаву, используя для решения проблем более щадящие методы (временная администрация, санация). Благо, желающие поднять падающее знамя находились. 

Внешпромбанк.jpg

Но Центробанк по той или иной причине «отбраковывал» эти попытки. В-третьих, если сначала «под раздачу» преимущественно попадали банки с дальних строчек российского рейтинга и небольшие региональные кредитные организации (впрочем, некоторые из них существовали более 20 лет и как-то справлялись со своими задачами), то позднее «карающий меч» стал «рубить» банки из первой сотни. К последним, к примеру, относятся «Финансово-промышленный банк» (на 1 сентября занимал 94-е место по величине активов), «Росинтербанк» (к сентябрю занимал 68 место) и «Внешпромбанк» (занимал 40 место). Последний вообще был воистину солидной конторой, среди совладельцев которой называли брата Михаила Зурабова и сына Артура Чилингарова. Среди клиентов организации были несколько высокопоставленных чиновников федерального уровня.

Татфондбанк.jpeg

Весьма примечательной оказалась ситуация в «Татфондбанке». Он тоже входит в первую сотню. И лицензии пока не лишён. Но в конце прошлого года ЦБ назначил там временную администрацию сроком на шесть месяцев (функции которой возложили на государственное «Агентство по страхованию вкладов»). Одновременно был введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов сроком на 3 месяца. По имеющейся информации, в банке были размещены активы руководства и бизнес-элиты Татарстана. Возможно, «операция» по введению внешнего наблюдения была инициирована «сверху» и имела целью «приструнить» верхушку «вольной республики». Это неподтверждённые данные. Но предположение может иметь право на жизнь. В конце концов, сейчас не 90-е годы. Со строптивыми регионами можно и не церемониться. Есть, правда, одна существенная неприятность: Татфондбанк – это первый банк с государственным участием, который «попал под раздачу». Да, банк с участием региональных властей, а не федеральных… Однако, сам прецедент очень неприятный: дальше что – будут падать федеральные банковские монстры типа ВТБ, ВЭБ, ВТБ-24, прости господи, Сбербанк?.. Центробанк хочет оставить после себя выжженную землю?..

Банк Пересвет.jpg

Аналогичная ситуация сложилась вокруг банка «Пересвет» (41 место по размеру активов). Три месяца назад там также была назначена временная администрация и введён мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Главным акционером банка является Русская православная церковь - традиционно «неприкасаемый» субъект. Но вот поди ж ты - ветер перемен не обошёл стороной и её. Самое удивительное, что ещё один банк, обслуживающий РПЦ – «Эргобанк» – в середине января прошлого года уже лишился лицензии. Так что «стерилизация» банков не обошла даже высокопоставленных вкладчиков.

3. Проблемы «Агентства по страхованию вкладов». Вместе с тем, простые граждане страдают несомненно больше элиты. Конечно, вклады населения страхуются АСВ. Но, во-первых, размер такой страховки ограничен 1,4 миллионами рублей. И удовлетворить 100% требований вкладчиков априори невозможно. А во-вторых, само Агентство испытывает далеко не лучшие времена. По признанию его руководителя, оно просто исчерпало свои фонды. Долг госкорпорации перед Центробанком достиг почти 260 миллиардов рублей. Это по официальным данным. По субъективным ощущениям, он выше. Выходит, что при отсутствии должных мер реагирования, может возникнуть кризис неплатежей.

Одним словом, финансовая сфера – пример состоявшейся «стерилизации». В её жернова попал и бизнес (в том числе крупный), и население. В общей сложности, за два года в России закрылся каждый четвёртый банк. И предпосылок к снижению оборотов «финансового оздоровления» не наблюдается. Если так пойдёт дальше – вся отрасль может быть сведена к нескольким десяткам структур из нынешних ТОП-50. А то и вообще ТОП-20. Частная составляющая будет оттеснена на второй план, а главная роль в отрасли достанется государству. Конечно, пока это только теория. Но тенденция прослеживается не очень хорошая.


Вместо послесловия

Список «проблемных» отраслей не заканчивается приведёнными выше сферами. Например, стоит назвать готовящееся увеличение платы по системе «Платон» для тяжеловесных автомобилей (см. «Российская газета» от 22.12.2016). Действующий тариф планируют увеличить в два раза (с 1,53 до 3,06 рублей за километр). Что не может не сказаться как на самих перевозчиках, так и на рядовых потребителях (стоимость товаров наверняка подрастёт следом). Можно вспомнить новые правила расчёта налога на недвижимость (введённые с января 2016 года и начинающие действовать как раз сейчас): он будет исчисляться не по инвентаризационной, а по кадастровой стоимости (см. «Российская газета» от 12.01.2016). Это также приведёт к постепенному увеличению отчислений. Не стоит забывать и про традиционное повышение коммунальных тарифов 1 июля, и про рост стоимости железнодорожных и авиационных перевозок, и про подорожание бензина, и про много что ещё. Министр финансов А.Силуанов вообще недавно без обидняков сказал, что нужно и далее увеличивать акцизы на товары, они, видите ли, лучше собираются налоговой службой. Всё это в совокупности даёт очень приличную нагрузку на карман граждан. Которые (смотри выше), увы, не богатеют, а вовсе наоборот! И это в канун президентских выборов. Интересно, что может придумать этакого администрация Президента В.Путина в 2017 г., чтобы убедить людей в том, что они не беднеют, а богатеют и процветают? Надо быть очень изобретательным и изощренным, чтобы доказать, что черное – это белое, а бедность – это отложенное богатство. Ждем, смотрим, плачем, умиляемся…

ВИКТОР ПАРФЁНОВ




Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?