Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

29.03.2019
Ярославль
1926
ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ В ЯРОСЛАВСКОМ ЗДРАВООХРАНЕНИИ
Оптимизация учреждений здравоохранения в Ярославской области пока не привела к улучшению качества медицинского обслуживания. Зримые результаты этой оптимизации пока такие - сокращение юридических лиц, сокращение некоторого количества штатных единиц, дополнительные неудобства для пациентов. А где же позитивные результаты для конечного потребителя? Если через полгода-год в результате оптимизации население не увидит никаких позитивных результатов в медицине, то это будет проецироваться уже не на департамент здравоохранения, а на уровень выше...
ВЕСЕННЕЕ ОБОСТРЕНИЕ В ЯРОСЛАВСКОМ ЗДРАВООХРАНЕНИИ

Что обычно ассоциируется с приходом весны? Тающий снег, звонкая капель, журчащие ручьи, первые проталины, птичий гомон… В идеале время пробуждения природы должно выглядеть именно так. Но реальная картина часто бывает не столь идиллической. И не только в плане погоды. Любой врач скажет вам, что с наступлением весны обостряются многие заболевания. Иногда это обострение приобретает массовый характер. И похоже, что сия чаша не минула само ярославское здравоохранение. Конечно, отрасль давно чувствовала себя неважно. Достаточно вспомнить ликвидацию родильных отделений в «сельских» ЦРБ или скандал с закупками медицинских препаратов в период губернаторства Сергея Ястребова. Но с приходом на хозяйство «варягов» в лице Руслана Саитгареева и Игоря Селезнёва «болезнь» стала быстро прогрессировать. И переросла в «хроническую» форму. Так что «терапия» при лечении уже не поможет. Нужно «хирургическое вмешательство». В противном случае, не исключен «летальный исход».

 

«Оптимизация» без оптимизма

          С медицинским обслуживанием в той или иной степени приходится сталкиваться каждому. Поэтому любой негатив в этой сфере воспринимается особенно болезненно. За последние 5-7 лет он только нарастал, став наиболее заметным в последние 3 года. В этот период сомнительные эксперименты в здравоохранении стали особенно показательными. А позиция чиновников в решении наболевших вопросов начала раздражать даже лояльных власти людей. Проанализировав основные проблемы, мы свели их к трём основным блокам: «оптимизация» медучреждений, обеспечение льготными лекарствами и кадровые вопросы. Несмотря на то, что все они не новы, качественного перелома ни в одном из этих направлений не происходит. Всё с точностью до наоборот. 

        Синоним-оптимизация-карикатура-800x457.jpg Начнём с «оптимизации». Рискнём предположить, что скоро это слово станет нарицательным и займёт достойное место в очереди на почётное звание «третьей российской беды». Вдвойне удивительно, что сам термин носит позитивный смысл. Ведь оптимизация – это улучшение. Однако на деле никакого улучшения не происходит. Под благим соусом уменьшения бюджетных расходов в области происходит банальное сокращение больниц. Последнее время этот процесс приобрел лавинообразный характер. В апреле 2018 года директор областного департамента здравоохранения и фармации Руслан Саитгареев объявил о создании крупных медицинских «холдингов». Буквально через полгода полетели первые «ласточки»:

·        Под предлогом «несовместимых с жизнью» повреждений строительных конструкций была ликвидирована «Детская клиническая больница №1» на проспекте Ленина. По словам сотрудников и родителей, трещина в стене не мешала зданию существовать предыдущие годы, а стоимость ремонта оценивали в минимальные суммы. Тем не менее, был вынесен иной вердикт.

·        На базе 1-й и 5-й клинических больниц, а также ГБКУЗ «Поликлиника № 2» создана «Центральная городская больница», разбросанная от улицы Терешковой до «Пятёрки».

·        В Заволжском районе объединили клиническую больницу № 3 на улице Маяковского и № 7 на Резинотехнике. Расстояние между медучреждениями – тоже не «ближний свет», и составляет более 15 километров. Притом, без прямого транспортного сообщения.

·        Произошло слияние Ярославской и Рыбинской психиатрических больниц. Теперь это единая «Ярославская областная психиатрическая больница».

·        На основе областной стоматологии организована ГБУЗ ЯО «Ярославская областная стоматологическая поликлиника», объединившая три учреждения («зубные» поликлиники на Чайковского, Урицкого и проспекте Ленина).

         Все эти примеры касаются исключительно областного центра, хотя те или иные «организационно-штатные» мероприятия затронули и районные больницы. К примеру, в прошлом году закрыли отделение сестринского ухода в левобережной части Тутаева. То самое, которое «профильный» заместитель Председателя Правительства области Игорь Селезнев сравнил с «богадельней», где жители «отдыхают после копки картошки». Несмотря на противодействие общественности и многочисленные письма властям, «богадельню» всё-таки перевели в посёлок Константиновский на правом берегу Волги. Теперь пациентам необходимо преодолевать расстояние в 70 километров. Такой путь для многих является непосильным (даже несмотря на обеспечение транспортом по линии ЦРБ). Во всяком случае, если до «оптимизации» были востребованы 10 коек, то после переезда в Константиновский стали направлять по 3-4 человека. Определённые проблемы есть в Ростовской, Переславской, Ярославской ЦРБ и ряде других учреждений.

         При этом оптимизацию проводят под соусом повышения качества и доступности медицинской помощи (о чем говорят сами представители департамента здравоохранения). Но о каком качестве и доступности можно говорить, если пациентов лишают элементарных удобств, а на дорогу до медучреждений приходится тратить полдня? Наверное, вопрос риторический. Но очень показательный. Другая цель оптимизации – эффективное использование бюджетных средств при сокращении расходов на административно-управленческий аппарат тоже вызывает сомнения. В теории – всё правильно. На практике – маловыполнимо. Во-первых, оптимизация медучреждений не означает автоматического сокращения руководящих работников. Конечно, двух главных врачей в одной больнице уже не будет. Зато вполне может увеличиться количество заместителей (ответственных за взрослые и детские, дневные и круглосуточные стационары, поликлиники, лаборатории и так далее). Особенно в больницах, которые имеют сложную многопрофильную структуру. Скажем, в той же ЦГБ города Ярославля. Посмотрите на схему её управления, размещённую на официальном сайте. (Смеху ради надо отметить, что сейчас там пусто, однако пару дней назад структура управления там была). Но видимо ее опять приводят в соответствие и снова что-то там оптимизируют). Если всё это – продукт оптимизации, тогда можно умывать руки! Во-вторых, даже в случае достижения экономии она вряд ли будет значительной. «Овчинка» просто не стоит выделки. Во всяком случае, в условиях огромного количества предшествующих телодвижений организационно-штатного характера. Что подтверждал и предыдущий опыт объединения больниц.

         ДКБ 1 (1).jpgКонечно, остаётся много вопросов о судьбе высвободившегося имущества - зданий и земельных участков. В том числе весьма привлекательных. Например, как в случае с «ДКБ №1». Объект практически в центре города на пересечении проспекта Ленина и улицы Советской не может не вызывать интереса у потенциальных инвесторов. Ходят слухи, что всю историю с ликвидацией больницы затеяли ради продажи земли под строительство гостиницы. Пока они не находят своего подтверждения. Но и времени прошло всего ничего. Планы по объединению больниц в своё время тоже отрицали. А потом провели всё со скоростью звука.

         Что характерно, ликвидировав или объединив многие существующие больницы и поликлиники, областные начальники пока не создали ничего нового. После того, как регион возглавил Дмитрий Миронов, в эксплуатацию ввели только поликлинику в Ростове, амбулаторию в посёлке Тихменево и два офиса врача общей практики: в Поречье Рыбном и Вятском. Но к тому времени первый объект строили уже более пяти лет, а второй и третий – около десяти. Так что они были почти готовы и без «варягов». Правда, сейчас началось строительство нового корпуса областной онкобольницы и поликлиники во Фрунзенском районе. Но когда они будут закончены – неизвестно (практика показывает, что подобные работы могут длиться годами). Да и на фоне десятка «оптимизированных» больниц маловато будет.

         Конечно, кто-то может сказать, что оптимизация – это федеральный тренд, и функционеры облздрава здесь не при чём. Отчасти это так. Но есть и альтернативные примеры. В той же Москве с 2018 по 2020 годы за счет средств городского бюджета планируется ввести 53 новые поликлиники. Помимо этого, будет построен 21 корпус для больниц и 8 подстанций скорой помощи. А всего за последние 8 лет в столице открылось 72 объекта здравоохранения. В Новой Москве за 6 лет построено 10 поликлиник, а до 2022 года планируется возвести еще 13 медицинских учреждений. Впрочем, Москва – не Россия. И тем более не Ярославская область. Пока столица делится с нами только «эффективными менеджерами» от медицины. Которые «режут» остатки местного здравоохранения. Что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку!

 

Врачей нет, но вы держитесь!

 врач вниз.jpeg         Впрочем, по одному показателю мы сумели обогнать даже Москву. Это «обеспеченность врачами, работающими в государственных и муниципальных медицинских организациях» (в расчёте на 10 тысяч населения). У нас эта цифра составляет 43,3 человека, в то время, как в столице – 42,5. Это данные самого департамента здравоохранения. И, как это часто бывает с лукавой официальной статистикой, она сразу вызывает массу вопросов. Во-первых, о каких муниципальных организациях идёт речь, если органы местного самоуправления давно передали полномочия по здравоохранению на уровень субъектов? Во-вторых, информация представлена по состоянию на 31 декабря 2017 года, и за прошедший период могла измениться. В-третьих, указанный показатель обеспечен преимущественно за счёт Ярославля и Рыбинска (притом, ещё до «оптимизации» названных выше больниц). А в районах области дела обстоят совершенно по-другому. Особенно в сельской местности, где остро ощущается нехватка так называемых «узких» специалистов. Впрочем, большие проблемы есть даже с врачами общей практики и терапевтами.

         Один из самых показательных примеров – фельдшерский акушерский пункт в посёлке Красный бор Ярославского района. Последние годы там активно строят жильё, поэтому к ФАП приписано более 6000 жителей. На всех – одна ставка терапевта (средняя нагрузка которого должна составлять 300-700 человек). Собственного педиатра нет вовсе – лишь дважды в неделю приезжает специалист из Кузнечихи (это вообще другое поселение). Хотя в посёлке и окрестных населённых пунктах прописано 850 детей! Рядом со зданием ФАП есть пустующий двухэтажный дом, в котором вполне возможно обустройство помещений под новое медучреждение. Однако делать это почему-то не спешат. Несмотря на неоднократные обращения жителей. И это – ещё вполне благополучный «пригородный» район. В более отдалённых муниципальных образованиях ситуация хуже.

         Что является главной причиной нехватки кадров, сказать трудно. Вроде бы, есть собственная медицинская академия с соответствующим целевым набором. Низкая заработная плата теперь тоже не аргумент – по официальным данным департамента здравоохранения, доходы врачей в Ярославской области составляют от 56 до 75 тысяч рублей. Тогда в чём дело? Возможно, в близости той же Москвы с её большими перспективами и возможностями. Возможно, в повышении нагрузки на медицинский персонал (по сообщениям своих специалистов, в процессе той же пресловутой «оптимизации» она существенно возросла). А возможно, в недоработке самого департамента здравоохранения. Которая также имеет место.

         скальпель.jpgК примеру, нашумевшая программа «Земский доктор» (предусматривает единовременные выплаты врачам, готовым переехать на работу в сельскую местность) в 2018 году была выполнена лишь на 55%. Деньги получили только 10 молодых специалистов, хотя по плану их было 18. То же самое касается программы «Земский фельдшер», призванный стимулировать медицинские кадры среднего звена. Выплату начислили только 5 специалистам (первоначально рассчитывали на 10). В своё оправдание чиновники говорят, что одних денег недостаточно. Нужна соответствующая инфраструктура: комфортное жильё, школы, садики, нормальные дороги, элементарное коммунальное обеспечение. Отчасти с такой логикой можно согласиться. С другой стороны, в 2018 году из программы были исключены вполне благополучные и развитые районы. В частности, Ростовский и Ярославский. Из-за бюрократических проволочек специалисты не смогли получить деньги и отказались работать на селе. Так что снимать ответственность с департамента на 100% также нельзя. Тем более, что были и другие недоработки.

         Так, в прошлом году единовременные компенсационные выплаты по 100 тысяч рублей (есть и такая мера поддержки) получили только 7 врачей в возрасте до 35 лет, впервые приступившие к работе в государственных медицинских учреждениях (в Рыбинске, Угличе, Переславле-Залесском и Ростове). Хотя по плану деньги должны были получить 30 специалистов. А выплаты фельдшерам и акушеркам, прибывшим на работу в ФАП (50 тысяч рублей) вообще не предоставлялись в связи с отсутствием претендентов! Не беремся утверждать на 100%, но рискнём предположить, что со специалистами можно было провести более активную работу. И выполнить план хотя бы наполовину. Но вместо этого у нас развивают цифровую медицину, бережливые поликлиники и прочие электронные ноу-хау. А лечить некому!

 

Вместо аптеки – прокуратура и суд!

          Льготные лекарства.jpgНаконец, ещё одна проблема – обеспечение граждан льготными лекарствами (ЛЛО). Важность данного вопроса становится ещё более очевидной, если посмотреть на цифры. В прошлом году медицинские препараты за счет бюджета получили 200 тысяч жителей Ярославской области! Справедливости ради стоит отметить, что в этом деле всё-таки происходят определённые подвижки. Притом, как на федеральном, так и на региональном уровне. Скажем, недавно перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов был расширен на 38 позиций. А за два последних года открылись несколько государственных аптечных пунктов льготного отпуска медикаментов в Ярославле, Ростовском, Борисоглебском и Угличском районах (дабы меньше зависеть от частников). Вместе с тем, по информации всё того же департамента здравоохранения на лекарства ярославским льготникам требуется 2 миллиарда рублей в год. В 2018 году выделили менее 1,1 миллиарда. То есть в два раза меньше! Последствия такой арифметики понятны даже ребёнку: обеспечение медикаментами производится только наполовину!

         Дальше – как снежный ком. Нехватка средств вкупе с так называемыми референтными ценами привели к неоднократному срыву конкурсов. На них просто не заявился ни один поставщик лекарств. В результате в регионе сформировался серьёзный дефицит медикаментов. На заседании профильного комитета областной Думы 19 марта, где поднимался данный вопрос, чиновники поначалу упомянули лишь о проблемах с инсулином, нехватке тест-полосок к глюкометрам и расходных материалов к инсулиновым помпам. Но на деле дефицит сложился по куда более широкому кругу препаратов. В том числе для лечения психических, неврологических, кардиологических заболеваний и даже муковисцидоза, онкологии и болезни Альцгеймера! За два месяца 2019 года по этому вопросу только от депутатов пришло 92 запроса.

         Конечно, можно вспомнить Дмитрия Медведева и как всегда списать всё на нехватку денег и посоветовать держаться! Но, по правде сказать, эта песня давно набила оскомину. Во-первых, потому что гражданам всё-таки удаётся получить даже дефицитные лекарства. Правда, для этого приходится обращаться в прокуратуру. Зато после недвусмысленных действий надзорного ведомства департамент становился сговорчивее. Правда, есть и другие примеры, когда сотрудники господина Саитгареева не спешили исполнять даже решение суда (как это было в случае с одним из несовершеннолетних пациентов с редким заболеванием). Во-вторых, работу с федералами никто не отменял. Нет денег? Просите, объясняйте, выбивайте! Для многих руководителей областного Правительства двери высоких московских кабинетов открыты. Или это устаревшая информация? Как бы то ни было, закладывать на ЛЛО в два раза меньше денег и наращивать кредиторку (за три «мироновских» года – в шесть раз) – это путь в никуда!

         Саитгареев (3).JPGПовторимся: конечно, проблемы в ярославском здравоохранении были и до прихода Дмитрия Миронова со своей командой. Единственным приятным исключением среди руководителей региональной медицины являлся разве что Игорь Каграманян. А так фигурантами громких скандалов были и Сергей Вундервальд, и Александр Сенин, и Ростислав Даниленко. Однако наибольшего масштаба указанные проблемы достигли уже при «московском» руководстве. Имя Руслана Саитгареева изначально сопровождала негативная информация. Несмотря на юный возраст, успел потрудиться главным врачом поликлиники № 219 в Москве. Якобы, был уволен за грубые нарушения по службе. Но без работы не остался, поскольку является то ли сыном друга, то ли другом сына министра здравоохранения Вероники Скворцовой. Но всё это – непроверенные данные. Зато массовые «кадровые чистки» с увольнениями авторитетных главврачей в Ярославской области, с которых начал молодой приезжий функционер, – уже суровая реальность. К слову, места уважаемых людей быстро заполнили столичные медики или бывшие чиновники департамента (из числа ярославских кадров). Кроме того, Саитгареев заслужил репутацию одного из самых «закрытых» чиновников областного Правительства. И без того не самого «открытого». Журналисты не раз упрекали руководство депздрава в том, что от него невозможно добиться никакой полезной информации. Далее – всё, что было сказано выше: оптимизации, секвестры, дефицит, кредиторка и так далее. 

Селезнев (2).jpgПоведение заместителя Председателя Правительства Игоря Селезнёва также вызывает недоумение. Несмотря на солидный опыт государственной службы, Игорь Юрьевич, похоже, до сих пор не понял, что является публичным человеком. Слова которого сразу становятся достоянием общественности. Следовательно, эти слова нужно очень тщательно подбирать. Поскольку называть отделение районной больницы «богадельней» для отдыхающих после уборки урожая как минимум неэтично. Хотя бы потому, что в такой оценке прослеживается весьма недвусмысленное отношение и к врачам, и к пациентам. И судя по всему, оно распространяется не только на маленький Тутаев. Возможно, это лишь предположение. Но оно очень чётко объясняет всё то, что происходит с ярославским здравоохранением. В отношении которого всё меньше и меньше соблюдается знаменитая клятва Гиппократа: не навреди!

  

ИВАН ТИХОНОВ

P.S. Уже после выхода нашей статьи, к нам на электронную почту пришло мнение одного из известных ярославских врачей об оптимизации в ярославском здравоохранении. Он попросил не указывать свою фамилию, но тем не менее дал разрешение на публикацию своего мнения. Приводим его полностью с сохранением той орфографии и пунктуации, которые были в письме: 

"Оптимизация медицинских организаций, выражающаяся в виде банального объединения, не имеет абсолютно никакого отношения к понятию качество медицинской помощи. Согласно пункту 21 статьи 2 ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" качество медицинской помощи - совокупность характеристик, отражающих своевременность оказания медицинской помощи, правильность выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации при оказании медицинской помощи, степень достижения запланированного результата. В обосновании оптимизации не предоставлен элементарный анализ, наглядно, на конкретных цифрах отражающий причинно-следственные связи между объединением больниц и совокупностью вышеописанных характеристик, а именно: каким образом объединение медицинских организаций при существующей в последнее время тенденции к увеличению численности населения г. Ярославля, при наличии стабильного (поскольку ничего нового не строится) числа площадей всех медицинских организаций в городе, на которых оказывается медицинская помощь, и имеющегося лечебно-диагностического оборудования способно положительно повлиять на её качество. Аргумент один, железобетонный: было несколько не очень эффективных больниц, теперь многопрофильный высоко специализированный «кластер». Хорошо, что не «клистир»".


 

 

Опрос
Где и как Вы планируете провести летний отпуск?