Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

30.07.2020
Антропология
926
АРТЕМ МИЛАКОВ: «Очень важно быстрее ошибаться»

Сегодняшний собеседник «Клуба социологов» – Артем Милаков. Выпускник истфака демидовского университета. Большая часть его стартового капитала - собственная голова. Сейчас Милаков живет в Москве, подвизается в довольно экзотической по ярославским меркам сфере бизнеса - спортивном маркетинге. Милаков – ключевой организатор знаковых фестивалей «Доброфест» и «Автоэкзотика». Однако путь event-бизнесмена вовсе не был усыпан розами – среди его проектов немало и неудавшихся. Тем не менее, в не самом сладком для предпринимателя «сегодня», Артем Милаков ориентирован на развитие, а не на проблемы. За счет чего?

 АРТЕМ МИЛАКОВ: «Очень важно быстрее ошибаться»

Из атомных джунглей Северодвинска через истфак к рекламе

- Артем, расскажите о себе, о своей семье, о родителях.

Милаков 1.jpg- Мои родители познакомились в Северодвинске, по принципу «землякам лучше держаться вместе», оба они из Ярославской области. Я 16 лет жил в Северодвинске, но меня можно считать ярославцем, корни у нашего рода глубокие. Мои предки еще в 1670 году жили в «кураковщине», так назывались земли вокруг Семибратово. Возможно, история моих ярославских дедов-прадедов и еще древнее, я завершил только первый этап исследования своего генеалогического древа.

В общем, решение семьи переехать в Ярославль кажется логичным. Мне исполнилось 17 лет, старший брат уже учился в Москве. Центр атомного судостроения Севередвинск для жизни не слишком приспособлен, радиация – не лучшая соседка. А на момент нашего переезда, в 1995 году, в городе царила еще и нищета. В 1996-м я поступал в МГУ, недобрал один балл, и пошел на исторический факультет Демидовского университета.

- Что дала Вам учеба на истфаке? Вы ведь по профессии никогда не работали?

- В школе я учился как все, с переменным успехом, но больше по сердцу были гуманитарные науки, на городских олимпиадах по литературе и истории, случалось, побеждал. Выбор понятен. А вот с «пригодилось» не все так гладко. Для чего вообще нужно образование? Чтобы работать по специальности? Не только. Есть много иных ожиданий и целей. Например, выстраивание связей, которые в дальнейшем помогут делать карьеру или бизнес. С этим на истфаке явно на сложилось. Я ни в коем случае не брошу камень в историков, претензии скорее к общественному устройству, но где работают выпускники исторического факультета? Везде, от милиции до журналистики. Видимо то, что им предлагается как «специальность», не слишком привлекательно. Увы, но истфак в сегодняшнем контексте - не очень полезное образование. Я бы своего ребенка постарался отговорить от такого выбора. Пять лет учиться, чтобы просто иметь хорошую интеллектуальную базу и способность рассуждать – это дороговато. Поэтому я почти закончил экономический, с дипломом по служебным обстоятельствам не сложилось, но будем считать, полтора образования есть.

- Вы начинали работать в бизнесе директором рекламного агентства «Про-линия» в Ярославле. Какой опыт Вы почерпнули для себя, работая на весьма узком рекламном рынке не самого богатого города России?

про-линия лого.png- «Про-линия» была создана как компания, которая будет заниматься рекламой в торговых центрах и супермаркетах. Мы начали продавать рекламу в топовых супермаркетах, это был мой первый рекламный бизнес, и он не сложился так, как хотелось бы. Но полученный опыт я считаю ценным. Я всегда развивался последовательно. Каждая следующая итерация всего, чем я занимался, была кусочком, ответвлением того, чем я занимался раньше. «Про-линия» – не отрицательный опыт, именно она заставила обратить внимание на нестандартные рекламные технологии BTL. И уже из BTL вычленилось основное направление, которому я активно следовал несколько лет - выставки. Они были успешными, как с точки зрения их полезности рынку и людям, так и по финансам. С 2005 по 2008 годы были выставки. А в 2008 году у меня появился надёжный партнер, и мы начали заниматься организацией ивентов широкого спектра, от корпоративов до фестивалей. Вплоть до 2019 года «Про-линия» этим и занималась. С 2019 года компания практически не функционирует, выполняет лишь традиционные заказы, но это точно нельзя назвать бизнесом. В 2010-11-12 годах мы могли делать по 10 мероприятий в месяц, а к 2016-17 годам экономика стала слабее. В Ярославль больше не приходили корпоративные заказчики, не открывались заводы и представительства. Карантин стал последним ударом. Рынок качественного заказного ивента в Ярославле умер.

 

«Автоэкзотика» и «Доброфест». Результаты разные.

- А Ваши известные проекты – рок-фестиваль «Доброфест» в Левцово и «Автоэкзотика-Ярославль»? Они живы или в связи с пандемий закрыты, и Вы больше к ним не вернетесь? Дали ли эти проекты какие-то профессиональные навыки, которые Вам пригодились уже на более высоком уровне? Удалось ли на них заработать, или это были исключительно имиджевые проекты?

автоэкзотика.jpg- Это разные проекты, с разными партнерами, и разной судьбой. «Автоэкзотика» - филиал московской «Автоэкзотики». Я горжусь этим проектом. Начали мы в 2007 году. В 2008-м- московский штаб попытался провести «Автоэкзотики» в других городах без нашего участия. Попытка была не слишком удачной, ярославская «Автоэкзотика» осталась единственным удачным филиалом проекта. Вроде бы плохо, но дорогого стоит понимание, что моя роль, как организатора, оказалась действительно ключевой. Мы делали «Автоэкзотику» 6 лет, она всегда была прибыльной и успешной. 2012 год стал последним, я принял решение в Ярославле «Автоэкзотику» больше не проводить. Причин целый букет, назову лишь самые веские. Первое –интерес людей к экзотическим автомобилям и творческому тюнингу резко упал, по всей России. Второе – мои представления о качественном ивенте не совпадали с необходимыми затратами, в первую очередь - на безопасность. Чтобы сделать из «Автоэкзотики» яркий качественный event в него нужно было инвестировать, а может быть, и терять большие деньги. Между «плохо» и «слишком дорого», я не считаю нужным даже выбирать.

Доброфест.jpg«Доброфест» - более трудный, но зато более живучий, проект. Первый «Доброфест-2010» пришелся на самый пик жары, на аэродроме Левцово 36 градусов было, под ногами земля раскалывалась. Жара превратила все вокруг в выжженую пустыню, и народу пришло немного. Финансовая неудача была явной. Мне и двум моим партнерам понадобилось 5 лет, чтобы «выйти из минуса», лишь к 2015 году фестиваль вышел на текущую рентабельность. Сейчас у нас произошел вполне понятный перенос мероприятия с 2020 на 2021 год, но перспективы у «Доброфеста» реальные. Мы поработали на бренд, теперь бренд работает на нас. Требования возврата билетов в связи с переносом - единичны, не более 10 билетов, а продано много тысяч. Аудитория есть, она ждет. Роль фестиваля для меня в том, что я принял непосредственное участие в создании бренда с нуля. Это был мой главный функционал – формирование бренда, позиционирование, коммуникация с аудиторией, формирование лояльности аудитории, сначала интуитивно, потом научно. Сейчас «Доброфест» входит в ТОП 5 российских фестивалей.

Доброфест1.jpg

    

За независимость от места!

- Вы являетесь учредителем нескольких юридических лиц, они зарегистрированы в Ярославле. Основная деятельность у Вас ведется в Москве. Такое распределение активов – это любовь к Ярославлю, или так исторически сложилось? Основная выручка все-таки в Москве? Налоги платите в основном в Москве или в Ярославле?

- Несколько юридических лиц – не свидетельство создания «суперкорпорации», а специфика нашей работы. Проектная деятельность возникала на базе партнерств, и эти партнерства требовали организации отдельных юридических лиц, для конкретных мероприятий, направлений, проектов. Налоги все платим в Ярославле, и большая часть коллектива находится в Ярославле. Да, мы делаем мероприятия в Москве, но в первую очередь руками ярославских сотрудников. Я в Москве лишь потому, что нужны многочисленные и частые встречи. И вообще я за то, чтобы идти в сторону независимости от места расположения. Вот алгоритм. Мероприятие в Москве. Люди из Ярославля приезжают на 2 дня реализуют мероприятие, организовывают, и уезжают. Это позволяет не зависеть от расположения офисов, у нас есть люди в Казани, Мытищах, в Пятигорске, в Чебоксарах.

 

В спортивный маркетинг через платформу и экспертов

- Как Вы пришли в спортивный маркетинг? Помимо организации конференций и других «пафосных мероприятий» Вы еще чем-то занимаетесь? Каковы успехи, есть чем Вам лично гордиться?

- Повторю фундаментально важный тезис - история моих новых удачных или неудачных проектов любого рода имеет ответвления от предыдущих. Когда мы занимались фестивалями, стало понятно, что для фестивалей нужны спонсоры. Потом стало понятно, что спонсоров просто так не найти, и я организовал спонсор-бюро. Этот проект просуществовал некоторое время и получил небольшие инвестиции от ФРИИ (фонда развития интернет-инициатив). Но опыт практической работы показал, что для рынка спонсор-бюро преждевременно. Рынку сейчас нужен спонсорский форум. Нужен, чтобы хоть как-то людей просветить на тему спонсорства, брендов, правообладателей и агентов. Мы сделали спонсорский форум и стало понятно, что 80% рынка спонсорства (измеряемого в любых единицах) – спонсорство спортивное. Покопавшись как следует в вопросе, я понял, что проблема не только со спортивным спонсорством, но и со спортивным маркетингом. В 2016 году мы сделали первую конференцию по спортивному маркетингу в России. За полгода до конференции еще совершенно ничего не понимали в этой индустрии. Но быстрый поиск информации, нужных экспертов, уже на первом этапе позволили сделать хорошую программу. Успех был громкий - собрали 600 человек, ключевых игроков рынка. Сейчас мы на следующем этапе развития. На базе конференций (не только по спортивному маркетингу, но и вообще по спортивному бизнесу) мы формируем коммуникационно-образовательную экосистему. Уже через год-два эта экосистема позволит нам занять лидирующие позиции в секторе онлайн и офлайн продуктов для сообщества. Мы так планируем. В систему войдут закрытый клуб, онлайн-академия, большая контент-платформа, все наши уже существующие и новые конференции и премии, и служба консалтинга в области спортивного бизнеса. То есть мы создаем платформу, где профессиональный потребитель, предприниматель или менеджер в спорте, может в любое время получить самую актуальную информацию любого уровня доступа – платную, бесплатную касающуюся собственно его деятельности, позволяющую ему выстраивать связи, или получать актуальные знания. 23 июля мы, с одной из топовых персон в спортивной индустрии, Романом 

Дворянкиным, выпустили первый полноценный курс нашей онлайн-академии «Спортология» под названием «Менеджмент и предпринимательство в кибер-спорте». Суммируем - приход в спортивный маркетинг - это еще одна естественная итерация в моей деятельности. С одной стороны, все итерации совпадают с вновь появляющимися возможностями и нишами, с другой, к сожалению, они всегда совпадают с отмиранием предыдущего рынка. 

Милаков спорт2.jpg

   Так было всегда - когда мы впервые начали уходить в организацию выставок, именно эта ниша открывалась, а рынок BTL, где мы работали до этого, умер. По всей России, за два года – BTL исчезли. Три года поработали с выставками, и региональные выставки во всех регионах приказали долго жить. Просто стали никому не нужны. Когда, в 2015-16 годах, нам стало ясно, что ярославский ивент загибается, рынок сократился на порядок, я ушел в Москву, и начал заниматься конференциями. Сейчас переходим на новый этап – из-за карантина и дороговизны организации конференций, значительная часть задач, которые они решали, переходит в онлайн. И вот мы с мая по июль формировали свою онлайн платформу и 23 июля состоялся первый полноценный выход. В новом качестве.

- Спонсорство – это для вас прямо «тема-тема? Вы ей как-то слишком серьезно увлеклись в последнее время?

- Спонсорство и спортивное спонсорство – одна из тем, животрепещущая, интересующая всех, важная для сообщества спортивных менеджеров и предпринимателей. Но не «тема-тема». Она не главная и уж точно не единственная.

 

Массовый спорт может приносить деньги

- Маркетинг в спорте в нашей стране - это важно? Ведь массовый, а не профессиональный спорт денег не приносит. Да и профессиональный спорт в нашей стране, это зачастую расходы, а не доходы…

массовы.jpg- Почему? Массовый спорт очень даже приносит деньги, если уметь с ним работать. Сотни примеров по всей России. Мы как раз и занимаемся тем что показываем - массовый, любительский спорт может зарабатывать. Это тема. Основная наша миссия - способствовать тому чтобы массовый спорт (да и профессиональный – тоже) начал зарабатывать деньги, то есть начал восприниматься как продукт.

При осмыслении этой темы нужно избегать подмены понятий, не отождествлять спортивное спонсорство и спортивный маркетинг. Это - разные вещи. Спортивное спонсорство – лишь кусочек спортивного маркетинга, например, на американском рынке он составляет 15-20%.

- А в России?

- В России считать гораздо труднее. Финансовые ведомости клубов высших лиг открыты. Но стоит в них заглянуть - путаница видна невооруженным глазом, она не позволяет оценить долю спонсорства. Видно лишь, что деньги, вносимые крупными компаниями, разносятся по куче статей, от меценатства до рекламных вложений. Рынок спорта в России оценивается, но я даже цифрами не интересуюсь, потому что они бесполезны, это все от лукавого.

Однако несовершенства рынка не отменяют принципов его работы. Спонсорство подразделяется на два основных типа. Первый – политическое или административное. Кому-то позвонили, написали, договорились, и клуб получил 500 миллионов в год от некоей нефтегазовой компании. Это тоже спонсорство, но со своими бенефициями для его участников. А второй, более интересный для нас, вид спонсорства – маркетинговое. Это когда компания приходит в спортивный клуб, лигу, федерацию, чтобы получить реальные маркетинговые PR результаты.

Посмотрим на ситуацию в цифрах. Если бюджет московского клуба «Спартак» в сезоне 2018-19 годов был около 5 миллиардов, то его коммерческий доход, деньги, заработанные на болельщиках, - всего 1 миллиард. Это считается очень хорошим результатом, команда клуба отлично поработала. Остальные 4 миллиарда докладываются, то ли спонсором, то ли владельцем, бывает по-разному.

Задача наша как компании, которая строит деловую инфраструктуру для спортивного бизнеса в России - способствовать тому чтобы цифра, обозначенная нами как 1 миллиард, росла. Чтобы спортивные клубы строили свой спортивный продукт таким образом, чтобы он был востребован спонсорами, зрителями, людьми у телеэкранов и перед гаджетами. А также тому, чтобы в общем объеме спонсорских вложений росла доля маркетингового спонсорства.

- Однако пока, в подавляющем большинстве случаев, наш профессиональный спорт финансируется либо государством в разных его ипостасях (от региональных администраций до «Газпрома»), либо отдельными крупными частными компаниями (типа «Лукойла» и «Норникеля»). Ваши event-мероприятия происходят при активном участии госструктур или ваша задача туда их привлечь, «охмурить» и далее монетизировать их участие?

- Мы не получаем от них денег. С точки зрения привлечения – да. Если есть темы, при обсуждении которых не обойтись без участия государственных чиновников, мы их приглашаем. Иногда приходят, иногда не приходят.

 

Можно ли разумно коммерциализировать детский спорт?

- Вы верите в то, что детский спорт можно разумно коммерциализировать, сделать его не элитарным, а доступным для самого широкого круга детей из разных социальных слоев?

- Это реальная задача. Кстати, новый министр спорта Олег Матыцин сказал, что надо перестать финансировать профессиональный спорт, а начать финансировать детско-юношеский, по сути – физкультуру. Я не знаток финансирования детско-юношеского спорта, не стану прогнозировать, сможет ли министр реализовать провозглашенные тезисы. Поживем-увидим. Я же могу говорить только о коммерческом спорте. Понятно, что есть система спортивных школ олимпийского резерва, к которым предъявляется огромное количество претензий по качеству образования, тренерской работы, по всякого рода коррупционным проблемам.

детский спорт.jpgНо на виду и положительные примеры. В не самом богатом городе Московской области, Балашихе, есть детская футбольная академия. Учится 300 детей. Создал ее бывший инженер. В острой конкурентной борьбе с крупными франшизами, без супербренда. Просто на базе доверия к руководителю академии и его тренерам. И в академии, за вовсе не глобальные деньги, (2-3 тысячи в месяц), обучаются дети. Зарабатывают не только на тренировочном процессе, но и предлагая родителям разные формы сотрудничества, и имеют вполне приличный доход.

Естественно, никто не перекрывает кислород талантливым ребятам, они попадают в государственные спортивные школы. Но система этих школ имеет дефекты. Зачастую в команды, на сборы, на турниры, пробиваются не самые талантливые, а те, чьи родители смогли договориться с тренерами. За деньги, за что-то другое, неважно, все равно имеем не очень спортивный результат. Примеры есть, скрывать их не надо. Они не составляют большую часть детско-юношеского спорта, но дело не в распространении болезни. Дело в том как ее лечить. В нашем случае эффективное лекарство - создание нормальных коммерческих спортивных школ.

 

Спорт в России - не бизнес. Пока.

- Спорт в нашей стране - это бизнес или что-то другое?

- Сейчас, конечно, это не бизнес. Причин много, начиная с советского прошлого. Российской спортивной индустрии, в ее нынешнем виде, 10-20 лет. В Америке и Европе та же индустрия строилась дольше, и в лучших условиях. Сделать спорт нормальным бизнесом трудно еще и потому, что потребление спорта - не первая часть пирамиды Маслоу. Люди озабочены более насущными нуждами. Полноценный семейный выход на футбольный матч в Москве обойдется около 10 тысяч. Для средней московской семьи это дороговато.

Итак, пока российский спорт - не бизнес. Но мы, совместно с коллегами, с экспертами, находим точки роста, сегменты, где он может стать бизнесом.

- Вы затронули скорее социальный аспект проблемы. Но связаны ли построение структуры спортивного бизнеса и решение социальных проблем?

спорт как бизнес.jpg- Несомненно, связаны. Вот лишь один из аспектов – в нашей стране спортсмены, оставляющие профессиональный спорт (а это бывает и в 18-20 лет) кроме своего вида спорта ничего не знают. Если мы для таких спортсменов найдем точки приложения их экспертизы в виде участия в бизнес-проектах, партнерств, руководства, менеджмента, то выполним немаловажную социальную функцию. Доказательством социальной значимости вопроса может служить то, что задача превращения бывших спортсменов в спортивных предпринимателей заложена не только в программах Министерства спорта, но и в программах Министерства экономического развития. Осенью планируем поучаствовать в поддержке этой программы. Мы находим для экс-спортсменов кейсы, людей, которые уже прошли этот путь, и это – часть построения системы отечественного спортивного бизнеса.


Бизнес-путешествие из Ярославля в Москву: ошибаться, ошибаться и еще раз ошибаться.

- Вы один из немногих людей, которые сумели достичь успеха, переехав из Ярославля в Москву…

- Я не готов утверждать, что достиг однозначного успеха. Внутри любых бизнес-проектов много проблем, не все способны из них «выплыть».

- Артем, в глазах многих ярославцев переезд в Москву – качественно новая ступень успеха. Поэтому все-таки скажите, что помогло лично Вам? Что было главным – постоянный анализ результатов своей деятельности, прогнозирование тенденций на рынке, связи, активные коммуникации с клиентами и потребителями, просто удача, здоровый авантюризм, желание стать лучшим в своем деле или что-то еще?

- Я хотел бы разрушить «московский» миф. Можно в Ярославле из окна Rolls-Royce любоваться видом на речку Черную возле поселка Некрасовское, а можно в Москве глотать гарь в Некрасовке. Переезд в Москву - не успех, а смелость. Как-то я общался с владельцем самого крупного в стране event-агентства "Подъежики". У них оборот под миллиард рублей, делали крупнейшие корпоративные мероприятия в РФ. Этот успешный бизнесмен сказал: «Я переехал из Петербурга, и делаю в Москве то же самое, за что в Петербурге получал рубль. И получаю здесь 10 рублей». Другой масштаб рынка и создает иллюзию «московского рая». Но это работает не всегда, например, в моем случае - не работает. У меня иной «рецепт» - «как закрепиться в Москве, считая ее потенциально большим рынком для будущего или нынешнего бизнеса». Если опустить громкие слова, то нужно выстроить для себя такую концепцию, такой режим дня и недели, который позволяет встречаться с максимальным количеством людей. Тех, кто тебе интересен. 

Ошибаться.jpgЖизнь человека изменяет информация. Источников новой информации два - книги (интернет) и люди. Все остальное – лишь следствие получения информации. С книгами ясно. А с людьми так - чем больше человек встречается в Москве с людьми, способными помочь выстроить его картину мира и бизнеса, чем больше он задает вопросов этим людям – тем лучше. Очень важно быстрее ошибаться. Чем быстрее человек ошибается, тем быстрее бежит вперед. Это классическая модель «lean-стартап». Она позволяет не строить годами суперсложные конструкции, а быстрее проверять гипотезы, быстрее ошибиться со своей идеей любого рода, и либо улучшить ее, либо немедленно перейти к новой. Проверять быстрее, все что угодно – свои тексты, проекты кожевенного завода, PR-услуги, все, что ты хочешь предложить рынку. Проверять желательно на потенциальных потребителях твоего продукта. Это главный совет.

Молодым предпринимателям я бы дал дополнительный совет – не начинать свое дело, не поработав в корпорации. Я никогда нигде не работал в найме, и имел из-за этого немало проблем. Лучше и правильнее 1-3-5 лет поработать ассистентом или менеджером по продажам, чтобы изнутри увидеть, как работает корпорация, понять ее скрытые механизмы. Вряд ли есть смысл изучать изнутри гиганты вроде «Coca-Cola», лучше выбрать компанию, где работает 100 человек, там все на виду. То что человек увидит и поймет за этот год позволит ему не жить по принципу книг Нассима Талеба – «ставь свою шкуру на кон, и постоянно теряй ее». Да, ставить нужно, но без глобальных рисков. Лучше информирован - меньше рискуешь.

 

Ваши творческие планы? Всегда. И везде.

МИлаков с дочкой.jpg

- Вы женаты? У Вас есть дети? Чтобы Вы им хотели пожелать?

- Да, у меня двое парней и старшая девочка 7-11-12 лет. Я хотел бы, чтобы они, во-первых, занимались в жизни тем, что нравиться. А во-вторых, делали это осмысленно, умели создавать систему. Любимое хобби плюс система, расчет, холодный взгляд, изучение рынка и людей, общение с ними – вот эффективный симбиоз.

- В каком направлении думаете развиваться, куда двигаться? Каковы основные планы на будущую «пятилетку»?

- Вывод на международный рынок тех проектов, которые я развиваю в России. Есть видение как трансформировать и адаптировать то, чем мы занимаемся здесь, в продукты для англоязычного рынка. Есть ощущение что рынок готов, но это надо проверять. Движение в сторону международного рынка обусловлено не тем, что здесь все сделано. Просто в сегодняшней России видны горизонты любого рода. И большие барьеры на пути к этим горизонтам. Коэффициент полезного действия ограничен.


Советы жителям. Советы властям. Советы ищущим.

- С высоты своего нынешнего полета, чтобы Вы смогли посоветовать простым жителям Ярославля, а что городским и региональным властям?

Ложкин самолет.jpg- Очень сложный вопрос. Мне придется отвечать, балансируя на грани между искренностью и вежливостью. А Вашим читателям – видеть смысл между строк. Мне кажется, что проблемы как жителей, так и власти Ярославской области, лежат не на уровне региона. Когда у самолета поддымливают двигатели, странно начинать копаться в крепежах сидений. Что желательно сделать на уровне региона? Ключевая проблема - мало любящих Ярославскую область людей, среди тех, кто принимает решения для этой области. В городе, области, (как и в стране) остаются люди, которые по разным причинам продолжают ее любить. Иногда - вопреки всему. И они готовы помочь городу и региону стать более комфортными для жителей, приблизиться к норме. Норма - это когда любая деятельность направлена на то, чтобы людям было удобнее, проще, приятнее жить. Счастье людей – главная ценность и цель функционирования любого государства. Все остальное –безопасность, благосостояние, все, что угодно – лишь следствия. Нельзя делать фетиш ни из чего, кроме счастья людей. Они знают, чего они хотят, и не надо осчастливливать их чем-то другим. Главная (и, на мой взгляд, пока что неосуществимая) задача Ярославской области - сделать так, чтобы решения о том, как область должна жить, принимали люди, которые ее искренне любят. И получали за свою работу на определенных должностях достойные деньги. Сейчас этого нет. Региональная власть не пользуется тем уважением, которое должна бы внушать. Я не отрицаю, власть что-то делает, но подробно комментировать не буду – слабо знаю истинное положение дел. Какие программы действенны, а какие – «для галочки», не мне комментировать, история рассудит.

Желать счастья и здоровья всем ярославцам – странно и пафосно, я этого хочу по умолчанию. А вот несколько слов людям, которые ищут, скажу. Всем, кто еще ищет, в первую очередь - приложение своего предпринимательского чутья. Каждый день я сталкиваюсь с кейсами, говорящими, что из любого региона страны можно делать бизнес любого масштаба. В партнерстве с людьми из этого же региона. Есть два ярких примера, подтверждающих мою правоту.

миро.jpgПермская компания "RealtimeBoard", сейчас преобразованная в компанию "Miro". Организована обычными, рядовыми основателями веб-студии. Является претендентом на звание «единорога» т.е. компании, которая будет стоит миллиард долларов. Miro помогает крупнейшим транснациональным корпорациям, от "Фейсбука" до "Газпрома", выстраивать взаимодействие удаленных команд. Основной офис в Перми.

UCC.jpgВторая - компания "UCC" из Кирова. Три парня, один из которых занимался ивентами, увлекались киберспортом играли в CS:GO, участвовали в соревнованиях. Они организовали киберспортивный холдинг международного уровня, который работает на весь мир . Зарабатывают на киберспортивных трансляциях, организации киберспортивных турниров и т.д. Гордятся тем, что они из Кирова, уезжать никуда не хотят принципиально, хотя говорят, зарабатывают и выглядят, что называется, непровинциально.

Вывод прост - если не можете найти приложение своих сил в Ярославле, посмотрите на онлайн-мир. Там поле для бизнеса. Онлайн может сочетаться и с офлайном, но суть в том, для эффективности Вашего бизнеса не имеет никакого значения то, что физически Вы находитесь в Ярославле. Наступило время, когда это неважно.

Беседовала Лилия Швах


В публикации использовались фотографии из личного аккаунта соцсети фэйсбук Артема Милакова, а также иллюстрации ярославско-российского художника-монументалиста Васи Ложкина (в миру - Алексей Куделин).


Опрос
В 2020 г. Вы больше или меньше стали заниматься физкультурой и спортом?