Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

06.11.2019
Антропология
378
ДМИТРИЙ БОГОМОЛОВ: «Музейный кластер или Дом музеев»
Имя Александра Кариха известно в мире искусства многим. Созданный им в Ярославле Международный Центр эмальерного искусства «Эмалис» - уникальное для России место. Это производство и музей одновременно. Бизнес и досуг. И всем всегда приятно - и посетителям, и производителям. Сегодня мы хотим поближе познакомить наших читателей с этим уникальным местом и представляем слово Дмитрию Богомолову, человеку, который занимается продвижением эмальерного искусства в массы и по совместительству  является директором по развитию центра "Эмалис".
 ДМИТРИЙ БОГОМОЛОВ: «Музейный кластер или Дом музеев»

Все дело в приоритетах. В смысле – что вам больше надо, то и получите, но потом уже не обижайтесь. Например, в США жил и работал такой Генри Форд. В те давние времена, когда американская промышленность там еще только вставала на ноги, и можно было прорваться в первую десятку бизнесменов не за долгие годы упорной работы, а на креативе. Автомобили пытались делать сотни предпринимателей, Форд был одним из многих. Денег на развитие не хватало всем. И вдруг Форд начал платить рабочим достойную зарплату. Весьма оригинально для тех непростых времен. Коллеги крутили пальцем у виска, мол, Генри, ты же увеличиваешь расходы! Рабочих полно, они готовы за ломаный цент пахать! Ты проиграешь в конкурентной борьбе, Генри! Форд упорствовал. В результате Форда знают все. А где те «коллеги»? Кто их помнит? Где их автомобильные концерны?

Наш Ярославль ищет возможности развития – туризм, третий мост, изменение транспортных схем, экономия (в том числе и на льготах). Борьба за каждый рубль, как тогда, в «фордовской» Америке. Как найти правильный приоритет? На что не пожалеть денег? Обращать внимание на искусство или пойти по пути «только на насущное»? Беречь ли достигнутые лидирующие позиции? Есть немало мнений, идей и предложений. Есть много интересного в нашем городе. Например, Международный Центр эмальерного искусства «Эмалис», пока единственный в России. Беседа с его коммерческим директором Дмитрием Богомоловым, на наш взгляд, небезынтересна, как раз с точки зрения анализа приоритетов.

 

О себе и о семейном бизнесе

Богомолов.jpg- Дмитрий Александрович, расскажите немного о себе.

- Ярославец, закончил Международную Академию туризма в нашем городе. До 35 лет работал в крупнейших ритейлинговых компаниях, таких как «Перекресток», «X5 Retail Group» и «Лента», отвечал за различные регионы нашей страны. В конце 2015 года вернулся в Ярославль и начал более плотно работать в нашем семейном проекте «Эмалис». Работаем все вместе - всей нашей большой семьей.

- Как Вы, как предприниматель, чувствуете себя в текущий момент? Что у нас сейчас – кризис, стагнация, развитие?

- Если говорить о нашей компании - однозначно развитие. С 1992-го до 2015 года наш Центр развивали мои родители, сейчас вместе с ними работаем мы, а прилив новых сил всегда дает импульс к развитию. Много проектов, много новых идей.

- Оптимистично. Не ощущаете трудностей?

- Так не бывает. При создании международных проектов – трудности международного масштаба, если работа в рамках города – трудности городского масштаба. Трудностей у нас полно, мы проходим препятствия. За все время моей работы двух одинаковых лет не было, каждый год по-своему интересен.

 

«Эмалис» – это уникальное для всей России производство. А находится оно в Ярославле.

- Эмальерное искусство популярно, теоретически оно может превратиться в бизнес. Есть ли у Международного Центра «Эмалис» конкуренты?

- На данном этапе нашего развития - нет, и быть не может. Мы не рассматриваем себя как коммерческую единицу, и не собираемся с кем-либо конкурировать. Наш Центр изначально создан, чтобы развивать искусство горячей эмали.

карих и люди.jpgВ 1992 году, когда Александр Андреевич (Карих – примечание «Клуба социологов») создавал «Эмалис», этим искусством в нашей стране не занимался практически никто. Тем более - станковой живописью по горячей эмали. Единицы на весь Советский Союз. Купить печь для обжига было крайне сложно, они были только на заводах. Первую печь, которая работает и по сей день, Александр Андреевич Карих сделал своими руками. И вовсе не для того, чтобы денег заработать. Повторю и подчеркну - целью создания Центра было возрождение и развитие техники станковой горячей эмали в нашей стране. Подавляющее большинство эмальеров, которые сейчас пишут картины в технике станковой живописи по горячей эмали, начинали именно в Ярославле, в нашем Центре. «Эмалис» - первый центр эмальерного искусства в нашей стране.

Научить кого-то другого, и потом видеть в этих людях конкурентов - это странно, согласитесь? На данный момент все эмальеры - наши союзники. Люди, которые работают на благо искусства, и все друг у друга учатся.

В любом бизнесе открытие фирмы того же профиля воспринимается как обостряющий конкуренцию фактор, как вызов, которому надо как-то противодействовать или, по меньшей мере, уж точно не поддерживать конкурентов. У нас все иначе. В октябре 2018 года в Италии, в пригороде Бергамо, открыли музей эмальерного искусства. Вместо того, чтобы расценить это как появление конкурента, мы помогали итальянцам, собирали коллекцию работ русских эмальеров. Теперь в Бергамо постоянная экспозиция которая, как мне кажется, достойно представляет Россию. Мы не конкуренты, мы друзья-единомышленники.

- «Эмалис» пока остается не только первым, но и единственным в России?

- По моим данным, да, но на 100 % ручаться уже нельзя. Если до 2003-2005 года мы знали всех эмальеров нашей страны практически в лицо, все они были нашими учениками, все вышли из стен «Эмалиса», то сегодня ситуация меняется. Наши ученики открывают в университетах отделения по обучению эмальерньму искусству, и преподают там, готовят настоящих, глубоких профессионалов. Сегодня с горячей эмалью работают другие поколения, ученики наших учеников, и мы уже не можем знать поименно всех художников-эмальеров. Если бы в 2000 году «Эмалис» прекратил свою деятельность, то неизвестно на какой стадии развития было бы эмальное дело в России сегодня. Скорее всего – на гораздо более низкой. А если сейчас «Эмалис», не дай Бог, по каким-либо причинам исчезнет, искусство горячей эмали в нашей стране не пропадет, оно будет продолжать развиваться, механизм запущен и новые поколения эмальеров работают. И слава Богу. Я считаю, что это – главный успех.

- Существуют ли рейтинги эмальеров?

- Я таковых не видел, и пока не могу представить, кто бы эти рейтинги мог сделать. Но мне было бы интересно узнать чью то-точку зрения, стороннюю оценку нашей работы.

- Вы изучали зарубежный опыт?

- Естественно. В мире существует единственное международное объединение эмальеров «Creativ Kreis International», штаб-квартира в Германии. Александр Андреевич Карих учился у европейских эмальеров, а сейчас является президентом российского и стран СНГ отделения «Creativ Kreis International». Руководитель «Creativ Kreis International», Гертруд Ритман Фишер – наш большой друг, благодаря ей был создан наш Центр, в нашем музее есть ее картины.

- Есть мнение, что искусство горячей эмали консервативно, подчинено канону. Так ли это?

картины.jpg- В принципе так, но если мы говорим о сегодняшнем дне, то все, с точностью до наоборот. Искусству эмали уже 3 тысячи лет. Веками эмаль использовали в ювелирном деле, как разноцветные наплавления на золото. В Византии искусство горячей эмали стало еще и религиозно-культовым – дарохранительницы, потиры, оклады икон часто украшали именно эмалью. В Россию горячая эмаль пришла из Византии в X – XII веках и никому в голову не приходило расширять сферу применения этого искусства. Кстати, знаменитая ростовская финифть – это тоже эмаль. Пришла в нашу область в 1730-х годах, в Ростове Великом оказались лучшие эмальеры. Была сформирована школа, которая остается одной из сильнейших до сих пор.

Но это все летопись действительно традиционного, канонического искусства. А вот в 70- 80 годах XX века началась принципиально иная история, появилась станковая эмальерная живопись, та самая, которой преимущественно и занимается «Эмалис». Справедливости ради уточню – эмальеры занимались живописью еще в XV веке, но не станковой, а портретной. Сейчас, именно сейчас – время переосмысления самого понятия «эмаль», это, в некотором смысле, перерождение, поиск нового в эмалях. Какой уж тут консерватизм, это - абсолютная смелость, широчайшее поле для эксперимента. Новое оборудование и механизмы позволяют это делать в наше время.

 

Развиваться без поддержки города будет сложно

- Есть ли у Центра «Эмалис» конкретные планы развития?

эмалис2.jpg- В 2011 году мы открыли музей. Четыре года он работал без информационной поддержки, просто существовал. По-настоящему публичным музеем его назвать было нельзя. С конца 2015 года мы начали активно работать над тем, чтобы наш музей стал известным, как минимум, на всю страну. В этом году закроем план - более 10 тысяч посетителей. Теперь люди к нам приходят постоянно, и в планах развития - дальнейший рост популярности музея. Однако в процессе развития возникают и трудности. Наш Центр изначально был, и остается, центром развития эмальерного искусства. Не только демонстрации достигнутого, но и развития, поиска идей, приемов и методов. Раньше симпозиумы в Центре «Эмалис» проходили по 4 раза в год. Приезжали художники из Европы, стран СНГ, со всей России, садились за столы, работали и делились опытом. Но бурный рост числа посетителей музея привел к тому, что в этом году мы с большим трудом сумели провести всего лишь 2 симпозиума. Мы оказались в ситуации выбора. Нельзя закрыть музей и сказать: «Извините, у нас художники должны четырежды в год приезжать на двухнедельные симпозиумы». Книга отзывов нашего музея, без преувеличения, написана почти на всех языках мира, такая популярность накладывает определённые обязательства. Форма работы музея интерактивная, с мастер-классами, гостям это очень нравится. Но сосредоточиться на успешно развивающемся музее и сократить (а то и прекратить) собирать симпозиумы – это означает изменить изначально заявленному призванию Центра «Эмалис», отказаться от выполнения миссии. Выход единственный - найти еще одно помещение и перевести туда музей. Логика развития Центра этого настоятельно требует. Поиск помещения - самая важная тема, над которой мы работаем уже полтора года. С нашим музейным проектом участвовали в акселерационной программе областного департамента туризма, и были в числе ее лидеров. Сделали бизнес-план, серию программ. Общались с руководством нашего города, чтобы получить помещение в центре…

- Но за это время руководство города сменилось? С кем Вы обсуждали этот вопрос?

Карих и Новик.jpg- Мы встречались и со Слепцовым Владимиром Витальевичем и с Волковым Владимиром Михайловичем. Мы понимаем, что задача сложная. На коммерческой основе мы переехать в центр города не сможем никогда, это очевидно, нужна добрая воля города. Пока поиск подходящего помещения проходит не совсем успешно, но я надеюсь, что мы найдем компромисс с руководством Ярославля.

- Вас устраивают отношения с властью? Или Вы хотели бы что-то в них изменить, например, чаще встречаться?

- Чаще или реже встречаться – не главный вопрос. Главное – результат встреч. Руководство города выразило заинтересованность идеей, понимает ее. Пока у нас не получается окончательно договориться о решении нашего вопроса, возможности не находятся, но я не теряю надежды. Я уверен, что договориться можно всегда.

 

Музейный кластер?.. А почему бы и нет!

- Что такое «музейный кластер», и кто автор этой идеи?

-За Пушкина.jpg «Музейный кластер» – это скорее рабочее название. Более мягкое и понятное для туриста – «Дом музеев». Родилась идея в конце 2018 года, а вот ее автора точно назвать сложно, поскольку идея витает в воздухе. У меня эта идея оформилась в цель в разговоре с Татьяной Гаевской из «Музея истории пряника». Татьяна - очень живой, активный человек, многие ярославские проекты по частным музеям разработаны с ее участием. Главное не кому лично принадлежит авторство этого проекта. Главное – что он вызывает горячий энтузиазм у всех музейщиков. Речь идет о тенденции времени – об объединении. Есть конкретный опыт, показывающий что это правильная тенденция - первый проект, объединивший частные и государственные музеи - «Ярославская невидаль». Проект стартовал в октябре 2017 года, после длительной предварительной работы по его подготовке. Это квест-игра для семей и компаний друзей. В квесте объединены 4 частных музея и один государственный: Музей истории пряника, Музей эмальерного искусства «Эмалис», музей «Мой любимый мишка», музей-ресторан «Собрание», и музей зарубежного искусства. Создан навигатор, который выдается туристам в любом из перечисленных музеев. На его первой странице 5 мест для печатей. Дальше - загадки по каждому музею. Задача квеста - пройти все 5 музеев в любой последовательности и без ограничения времени, в каждом поставить печать. Но получить ее может только посетитель, разгадавший загадки про музей, то есть ознакомившись с ним любознательно и внимательно. В финале участник квеста получает пакет подарков от каждого музея и грамоту «Чемпион «Ярославской невидали»». На маршруте квеста на данный момент тысячи людей, и популярность его не снижается, наоборот, есть динамика увеличения. Очень много благодарностей. Ярославцы так и говорят: «Мы уже не знаем куда бы с детьми пойти, а в вашем проекте все понятно, все в комплексе, очень интересно и познавательно».

эмалис10.jpgИдея «музейного кластера» или «Дома музеев» - следующий шаг в том же направлении, воплощение того же принципа объединения усилий. Музею «Эмалис» необходимо переезжать. В то же время в городе и области есть очень интересные коллекционеры, которые тоже хотели бы открыться, «выйти из тени», рассказать о своих коллекциях. Но у них тоже нет места. Яркий пример - Иосиф Михайлович Ботерашвили, у него замечательная, огромнейшая коллекция холодного и огнестрельного оружия. Она экспонируется в разных городах нашей страны, его приглашают. Но Ботерашвили ярославец, и мечтает, чтобы постоянная экспозиция была в Ярославле. Это может быть еще одной прекрасной инвестицией в культурный облик города, то о чем я говорил выше.

эмалис6.jpgЕсли вернуться к вопросам музея эмальерного искусства «Эмалис», то сегодня есть отчетливо выраженная тенденция - рост числа туристов-индивидуалов, людей, которые путешествуют самостоятельно, семьями или в небольшой компании друзей. Их количество составляет около 70% от посетивших наш город туристов, и устойчиво растет. А в музее «Эмалис» доля посещений индивидуальных туристов - меньше 5%. Понимаете, о чем я? В музей не доходит более 65% потенциальных посетителей. Большинство, кто приходит в наш музей, пишут благодарности и спрашивают: почему вас так тяжело найти? Вам давно пора иметь место в центре, вы этого достойны! Уехать из центра, потом идти чуть ли не по лесу, без асфальта, мимо заборов и огородов целый километр… Да, это явно не «проходная тропа», люди не готовы к таким неудобствам. Мы пытаемся как-то улучшить ситуацию, активизируем наше присутствие в Интернете, но этого недостаточно. Выход один – музей должен переехать туда, где ему и место - в центр города. Если поговорить о ситуации наших коллег, даже уже состоявшимися, то мы столкнёмся с теми же проблемами. Те же самые «Музей истории пряника» или «Мой любимый мишка». На данный момент они в большей степени выживают чем живут. По моим данным один из них вообще дотационный, это означает, что он убыточен, но владельцы музея считают своим долгом содержать его для жителей города и гостей. Если они войдут в «Дом музеев» или, если хотите, в «музейный кластер», ситуация изменится кардинально.

Причина всему - коммерческая аренда. Иногда от неспециалистов можно услышать такое мнение, мол, музеи просят бесплатное помещение, а городу от этого прибыли никакой. Это не так. Могу сказать как специалист, имеющий многолетний опыт работы в ритейле, что выделив помещение под кластер музеев, город получит больше, чем в случае, если бы то же самое помещение было отдано под торговый центр.

 

В выигрыше музеи, в выигрыше город. Малый бизнес как двигатель прогресса.

- Проблема музеев ясна, но в чем здесь выгода для города?

- Частные музеи - это очень выгодно для города, они приносят значительную прибыль городу, но не напрямую, они создают атмосферу как для туристов так и для горожан, культурный фон, уникальность, на которую едут смотреть со всей страны, а то и мира. Туристы из-за большого количества музеев дольше остаются в городе, они больше денег тратят на музейные сувениры, в ресторанах днем, барах вечером и в отелях ночью. Следовательно, город получает больше налогов, жители получают дополнительные рабочие места и дополнительный выбор для культурного досуга, в том числе и с детьми. Важно то, что для запуска такого механизма не требуются миллионы из дефицитного бюджета, необходимо только помещение, где музейщики сделают все сами.

Эмалис_06-11-2019_15-26-18.jpegСовременный турист (да и просто современный человек), как правило, тщательно экономит время. Кластер или Дом музеев, то есть собранные в одном помещении несколько музеев, создают точку сильного притяжения, мощный магнит. Турист четко понимает, что он экономит время на логистику. Познавательная ценность собранных воедино экспозиций увеличивается на порядок. Причем все музеи не пересекаются по тематике, а значит, хочется побывать в каждом. Вопросы рекламы упрощаются. Мультипликативный эффект - рост привлекательности «точки притяжения» недоступными никому другому темпами. Нечто подобное произошло, когда в Ярославле открыли «Ауру». Построили большой и классный центр, в нем есть много магазинов, ресторанов, предложений из сферы услуг. Все можно купить в одном месте за короткий промежуток времени.

Теперь о деньгах. Среднее время пребывания сошедшего с теплохода в Ярославле туриста – 4 часа. Что он успевает? Дойти от Речного порта до Стрелки, параллельно зайти в 1, максимум 2 музея, купить магнит с видами Ярославля и бегом возвращаться на теплоход, время кончилось. Сколько денег он потратит? Не то чтобы миллионы, и не потому, что жалко, просто не успевает. Теперь возьмем вариант кластера. Посетив «Дом музеев», турист посещает 4 музея. В каждом музее он может купить музейный сувенир. В нашем музее 50% - 70% посетителей покупают сувениры. Возвращаясь на теплоход, он увидит, что музейный сувенир существенно отличается от городского и купит еще и городской. Ну а если в музее гость останется на мастер-класс, он потратит уже в 2-4 раза больше средств. То есть, финансовый коэффициент полезного действия пребывания туриста в города, возрастает в 2-6 раз. Понимаете экономику и эффект от просто предоставленного помещения без вложения средств городского бюджета? Сарафанное радио работает прекрасно в нашей стране, а это значит, что количество туристов прибывших в Ярославль, которые будут тратить в 2-6 раз больше средств, будет расти.

Музеи начнут получать прибыль, так как больше не нужно 80% средств отдавать арендодателю. Знаете куда музейщики потратят свои доходы? На расширение коллекции, улучшение музея и экспозиции. Это одержимые идеей люди. Это значит, что все что будет получено в качестве прибыли, опять будет инвестировано в привлекательность города!

Теперь о престиже. Открывая новые частные музеи в центре города, мы увеличиваем его привлекательность, в том числе – и инвестиционную, это азбучная истина, и оспаривать ее вряд ли кто будет. Чем привлекательнее город для туристов, тем он привлекательнее и в глобальных инвестициях. И, как «вишенка на торт» – напомню: аналогов музейному кластеру в России пока еще нет. Мы можем стать первыми, пропиарить наш город, и это очень хороший маркетинг.

Эмали дети.jpgКроме материальных и имиджевых аспектов есть еще и духовная польза. Я имею в виду образовательную ценность музеев. Представьте, что в области более 90 частных музеев, они имеют разные тематики. Проехав по всем этим музеям с детьми, насколько расширится их кругозор? Это же очень интересно и полезно. Для детей полезно то, что они получат знания, а для экономики то, что родители их провезут по этим музеям.

Мой собственный ребенок-школьник каждую неделю посещает с классом различные мероприятия. Эффект этих мероприятий (кстати, платных) для меня сомнителен в формате дополнительного школьного образования. А музей - практически беспроигрышный вариант, он всегда дает ценную в образовательном смысле информацию. Мы же не только для туристов хотим создать кластер, но и для ярославцев! Аккредитация музеев для школьного образования это отдельная дискуссия, есть уже сформировавшиеся проекты по данной тематике.

- Какое направление деятельности Центра «Эмалис» развивается более динамично? Багетная мастерская? Картины на заказ? Витражи? Мастер-классы?

Вася 1.jpg

- Вы назвали не все направления, в которых работает «Эмалис» для выбора наиболее динамичного. Есть еще магазин с бижутерией, в котором ярославцам очень нравится покупать подарки и баловать себя украшениями. Планируем к 2020 году запустить интернет-магазин. Динамика роста в нем хорошая, но у музея выше.

- И чисто практический вопрос. Представим, что человек, посетивший мастер-класс в «Эмалисе», «загорелся» и хочет продолжать совершенствоваться в технике горячей эмали. Что ему делать? Купить печь для обжига? Но она стоит не один десяток тысяч!

- Да, оборудование не самое дешевое. Кроме того, много работать в технике горячей эмали дома не рекомендуется, придется озаботиться помещением, возможно - снимать. Это непростой путь. Альтернативный вариант постигнуть искусство горячей эмали – посещать симпозиумы в нашем Центре. Когда ни у кого в нашей стране не было ни одной собственной печи, люди так и делали. Приезжали, жили от симпозиума до симпозиума. Сейчас также наши симпозиумы очень ожидаемы, ведь это не только повышение собственного мастерства, но и общение с единомышленниками. Искусство горячей эмали успешно развивается. И я надеюсь, что этот процесс не остановится.

Беседовал Дмитрий Зраднин


В публикации использованы рисунки ярославско-российского художника-минималиста Васи Ложкина (Алексей Куделин). Мы благодарны ему за его разнообразное и многоликое творчество.

Опрос
Как Вы считаете, уровень и качество медицинского обслуживания населения в больницах и поликлиниках после начала оптимизации учреждений здравоохранения повысился или понизился?