Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

27.03.2020
Антропология
601
ЛЮДМИЛА СМИРНОВА: «ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, НЕ ДАЮЩЕЕ УВЕРЕННОСТИ В ЗАВТРАШНЕМ ДНЕ, МЯГКО ГОВОРЯ, НЕСОВЕРШЕННО. Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА»
Во время пандемии коронавируса снова выросла роль государственных контрольных органов. У нас еще официально не объявлено о карантине, а проверяющие уже пошли зыкрывать и кафе, и торговые центры, и киноцентры, и фитнес-залы. Жизнь замерла. Малый и средний бизнес готовится к самому худшему. Но когда-то нужно будет и оживать. Какова будет экономическая реальность, если уже сегодня есть очень много тех, кто понимает, что уровень зарегулированности нашей экономики запредельный и без каких-либо коронавирусов? Сомнительно, чтобы посткоронавирусная реальность будет лучше той, что была до нее. Государство пока не дает никаких сигналов, что оно реально будет делать по смягчению этой реальности. Поэтому готовимся к худшему сценарию.
ЛЮДМИЛА СМИРНОВА: «ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО, НЕ ДАЮЩЕЕ УВЕРЕННОСТИ В ЗАВТРАШНЕМ ДНЕ, МЯГКО ГОВОРЯ, НЕСОВЕРШЕННО. Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА»

Сейчас в моде разговоры об особом пути России. Мол, изоляция от внешнего мира, или главенство российского права над международным, принесли бы стране пользу. Никто не мешал бы идти особым путем, чтобы «умом не понять и аршином общим не измерить». Уж мы бы показали бы порочному Западу, как надо развиваться! Услышав подобное, неважно от кого, дальше не слушайте. «Особые пути» –это бла-бла-бла. Самое злобное пожелание любого врага России: «Чтоб вас отключили от системы SWIFT!» И это - страшная угроза. Без работы со SWIFT (Общество всемирных межбанковских финансовых каналов связи) финансовая и хозяйственная деятельность любой развитой страны немыслима. Отрубят SWIFT –  через неделю кончатся деньги, через две - хлеб, а через месяц деньги вообще будут не нужны, только патроны. Не получится жить богато и счастливо без следования международным правилам. А в вопросах, касающихся столь нами любимых денег, эти правила строги и многочисленны –  куча условий, контроль, аудит и т.д., и т.п. У нас, вот прямо в Ярославле, кто-то чем-то таким занимается? Да. Людмила Смирнова, аудитор, руководитель ООО БФ «Приоритет», опыт построения собственного бизнеса - успешный, опыт работы в общественных организациях близких ко всем ветвям власти - имеется, и вообще - опыт. Как через призму опыта выглядит сегодняшняя ситуация?

 

О себе, о кризисах и о «уверенности» в завтрашнем дне

- Людмила Евгеньевна, Вы имеете сертификаты международного образца. Какие права дают аудитору эти документы, когда и кем выданы?

смирнова.jpg- Международный сертификат я получила в 2009 году. Оформляет такие международная организация AССА (Association of Chartered Certified Accountants), Ассоциация дипломированных сертифицированных бухгалтеров. Эта глобальная ассоциация профессионалов в области финансов и учета создана в Великобритании, включает 88 стран, есть отделение в России. Сертификат АССА дает мне право проводить аудит по международным стандартам финансовой отчетности, финансового и бухгалтерского учета в любых формах. Еще я имею право преподавать, читать лекции именно по стандартам. Я безусловно имею право работать с крупными корпорациями. Есть у меня и основной аттестационный документ аудитора, единый аттестат, который позволяет проверять любую организацию.

- Вы преподаете? Где и что?

- Да, мне это интересно. Преподавала в ярославском филиале Плехановского института, сейчас - в Институте профессиональных бухгалтеров. ИПБ – федеральная некоммерческая организация, представленная во всех регионах нашей страны. Мои предметы - международные стандарты финансовой отчетности, и бухгалтерский учет по российским стандартам.

- В последнее время на недостаток хороших работников жалуются практически все предприятия и компании. В то же время представители ВУЗов отмечают, что интеллектуальный уровень студентов снижается, молодежь не хочет учиться и работать. Видите ли Вы эти проблемы и как учредитель компании, и как преподаватель?

- Не могу судить о незнакомых мне сферах деятельности, скажу про аудит. Да, кадровый голод есть, мы испытываем потребность в аттестованных аудиторах. Подчеркиваю – именно в аттестованных. И видим, что подготовительно-аттестационная кампания, которую проводит государство в рамках подготовки аудиторов, организована отчасти неправильно. На наш взгляд, к желающим получить аттестат аудитора предъявляются необоснованно жесткие требования. Настолько жесткие, что у молодежи возникает вопрос: «А зачем?». Ужесточение правил аттестации привело к тому, что старые кадры массово подходят к пенсионному возрасту, и лишь немногие молодые аудиторы могут сдать на аттестат. Это проблема. Я бы не стала говорить о снижении интеллектуального уровня студентов. Скорее имеют место условия, при которых у молодежи понижается мотивация, падает интерес к профессии, в которой настолько затруднен карьерный рост. Аттестованные аудиторы - большой дефицит. А аудитора без аттестата корректнее называть просто проверяющим, и это не самая интересная на свете работа.

- С какого времени требования превысили «планку жесткости»?

- Примерно с 2013 года.

- Первая Ваша фирма, наследником которой стало сегодняшнее ООО БФ «Приоритет» образована в 1996 году. Вам 90-е запомнились как время развала и беззакония, или как время новых возможностей?

-  Время возможностей. Тогда было вполне реально свободно организовывать и развивать компании. А для аудита перспектив было особенно много. Это был период становления аудита в России.

- А несовершенство законодательства, перегибы?

- Как ни парадоксально, для аудиторов и консультантов несовершенство законодательства – это расширение поля деятельности, оно работает на нас. Люди не понимают, что происходит в правовом поле, и приходят к нам. Мы вместе начинаем разбираться. Впоследствии эти люди становятся нашими постоянными клиентами.

- А сейчас ООО БФ «Приоритет» чувствует себя хорошо?

- Нормально.

- Нормально или хорошо?

- Скорее, хорошо.

- Означает ли это, что законодательство сейчас оставляет желать лучшего?

- Да, безусловно. Законодательство, не дающее уверенности в завтрашнем дне, мягко говоря, несовершенно. Я не знаю, что будет завтра. В любой момент могут появиться новации в налогах, в бухучете, где угодно.

- Как пережила Ваша компания экономические кризисы 1998, 2008, 2014 годов? Переходя с аудита на бухучет, как более понятную услугу? Чем отличались для Вас кризисы разных лет?

- Наш интерес к бухучету, выделение его в отдельное направление деятельности – это не мера спасения от кризиса. Любому предпринимателю нужно понимать, что, стоя на месте, не сможешь жить. Всегда надо двигаться вперед, развивая бизнес в разных направлениях. Поэтому мы и  развивали бухучет. Потом еще и консалтинг, а сейчас - и налоговый консалтинг, который в последнее время стал очень востребованной услугой.

Самым тяжелым для нас был кризис 2008 года. Для нас, аудиторов, точнее называть его «кризис 2009 и 2010 годов», специфика нашей работы такова, что экономические и финансовые потрясения «аукаются» нам с запозданием. Тогда, после 2008-го, упала платежеспособность. Когда хочется кушать, не на что купить материалы, нечем платить людям зарплату, вы вряд ли пойдете за аудитом, проверять - все ли у вас хорошо. Денег не было ни у кого, к аудиту обращались по остаточному принципу, наш бизнес «просел» ощутимо. 10 числа каждого месяца мы занимали  деньги, чтобы платить зарплату. Потом прилагали все усилия, чтобы вовремя вернуть кредиты. Это длилось года полтора – два.

А вот кризис 2014 года для нас прошел мягко. Это стало возможно потому, что мы правильно использовали предыдущий кризис. Находясь внутри кризиса-2008, мы купили аудит двух ярославских аудиторских компаний. Их собственникам компании стали не особенно нужны именно из-за кризиса, они не прибыльные. Поэтому нам удалось купить их аудит по реальной цене, без накруток. Пришлось опять-таки использовать заемные средства, но сделка того стоила – мы купили аудит вместе с клиентами. За счет этого мы и прошли 2014 год.

 

Излишнее количество запрещений влияют на бизнес-климат

- 17 февраля обнародована Инструкция Центробанка, позволяющая банкам блокировать расчетные счета предпринимателей, если банку кажется, что платеж проходит по сомнительной сделке. Никакой презумпции невиновности. На Западе такое «кажется» решается через суд. Российские предприниматели недовольны. Разделяете ли Вы их тревогу?

- И да, и нет. Февральская инструкция - не ошеломляющая новость. Давным-давно действует выросший из соответствующего Указа Президента Закон №115 ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма». Этот закон дал очень большие полномочия не только банкам, и некоторым другим организациям, имеющим дело с наличными деньгами. История с возможностью блокировки счетов банками длится, как минимум,  года три.  Но я убеждена – все мы люди. Кто мешает пойти на встречу с представителями банка? Мы - их клиенты! Нужно сесть за стол переговоров и выяснить: в связи с чем? Что вызвало сомнения, где увидели схему? И доказать, что это не схема, а обычная хозяйственная операция, за которой не стоит вывода денег, или других противозаконных операций. Это возможно. Требования банков не всегда корректны? Да, это так. Зачастую настолько, что не могут не вызывать у нас возмущения или, как минимум, недовольства. Но я - за переговоры. Всегда. За то, чтобы разбираться и доказывать. Если ты честно ведешь бизнес - ты докажешь.

- Видите ли Вы отличия в структуре и, так сказать, «стиле» малого и среднего бизнеса 2000-х, 2010-х и, 2020-х годов? Дела идут хуже или лучше?

- Мое, субъективное, мнение: - сегодняшний бизнес легальнее. Бизнес нулевых и даже десятых был более серым. Второе важное отличие  –  раньше начальный бизнес было легче вести. Были другие ставки налогов, которые позволяли ему в основе своей быть легальным. Хотя нельзя не признать, что в 90-е сформировался не лучший менталитет самого бизнес-сообщества. Законность у нас не в чести. Ни для какого бизнеса. С такими, весьма распространенными, убеждениями о развитии говорить не приходится. Наверное для этого мы, аудиторы, и существуем –  чтобы найти возможность честно и законно снизить бремя платежей. Это возможно. То, что сейчас сложнее создать бизнес и труднее его вести – безусловно, да.

- Каковы причины ухудшения бизнес-климата? Денег меньше? Запрещений больше?

- Целый букет причин. Проблема избыточного количества запрещений - в их числе. Государственных органов, проверяющих работу бизнеса, стало в разы больше. У каждого свой план, свои требования, иногда мешающие работать. Скажем фирме, в которой работают два человека, нужно пройти аттестацию рабочих мест, а у нее юридический адрес по месту жительства. Подобного рода примеров немало.

 

От большого количества проверяющих законность никак не укрепляется

- Что же делать, чтобы бизнесу стало легче? Ведь если уменьшить количество проверяющих органов, опять расцветет незаконное предпринимательство?

бол проверка.jpg- Нет, Вы ошибаетесь. От большого количества проверяющих законность никак не укрепляется, поверьте моему опыту. Законность – это воспитание. Это принципы уважительного отношения к закону, вложенные в сознание в первую очередь детей и подростков, а затем – и взрослых. Системное воспитание уважения к закону – единственное средство. Мне как-то один предприниматель сказал: «Я перестану себя уважать если я не обману Сбербанк на кредитах». Пока такие взгляды распространены - облегчения не будет. Никому. Традиция воровства, жульничества и мздоимства тянется у нас еще с петровских времен. В социалистическом раю не украсть кусочек мыла было даже как-то неприлично. Либо мы эту традицию уничтожим, либо она - нас. Говорить об улучшении бизнес-климата там, где не работает заповедь «не укради» – бессмысленно.

- Но пока заповедь не восторжествовала, а ООО БФ «Приоритет» – тоже некрупный бизнес… Как  пережить чудесное «сегодня»?

- Работать в тех условиях, которые реально существуют, это даст свои плоды. Дела нашей компании в целом идут хорошо, хотя, естественно, хотелось бы лучше. Доходы растут, приблизительно процентов на 5 в год.  Первой проблемой остается кадровый  голод, второй – отголоски кризисов, прочно приучивших людей экономить в первую очередь на услугах. В результате стала жестче ценовая конкуренция, на рынке услуг - демпинг.

- Ваша сфера бизнеса высококонкурентна?

- Да, очень. В Ярославской области аудиторских фирм, наверное, больше, чем во Владимирской, Вологодской, Ивановской и Костромской. В Ярославле 22 аудиторских компании,  в Рыбинске-3. и одна в Ярославском районе. Мы входим в тройку ведущих, уже 20 лет, но конкуренция все равно напряженная.

Федеральные законодатели намеревались изменить эту ситуацию, ограничить деятельность людей, имеющих аттестат аудитора, аудиторами не работающих, но числящихся в компаниях. По разработанному новому закону в штате компании будут учитываться только аудиторы, работающие на постоянной основе. И только при наличии трех таких аудиторов компания будет иметь право работать на рынке услуг. Если закон примут, больше половины ярославских компаний либо увеличат штат, либо уйдут с рынка. Но вопрос остается открытым – закон прошел  второе чтение год назад, и не принят до сих пор. Его курировала Набиуллина, видимо, у нее сейчас много других дел.

 

Об увлечениях, духовных исканиях и о семье.

- В свободное время Вы пишете картины. Кто Ваш любимый художник, чьего уровня Вы мечтали бы достичь, если бы случилось чудо?

смирнова5ff3-V.jpg- «Пишете картины» - громко сказано, уровень у меня любительский. Но если бы я волшебным образом «выросла», то хотела бы писать как Айвазовский. Я люблю горы, и еще больше - море.

- Вы часто апеллируете к христианским заповедям, и занимаетесь йогой. Восточные и православные духовные поиски не противоречат другу другу?

- Я - верующий человек, и для себя не вижу противоречия. Я считаю, что все религии основаны на одной вере в Бога. И Бог един.

- Но в сегодняшнем тренде принято отрицать пользу внецерковных духовных поисков.

- Я против фанатизма во всем. Люди, фанатично чему-то преданные, отходят от истины. У них своя «правда». Таких «правд» может быть очень много, а истина одна, в Боге. 10 заповедей о которых мы всегда говорим, везде, во всех уголках мира, в большинстве конфессий - одинаковые. И не стоит путать религию, как инструмент управления людьми, и веру, не позволяющую человеку не то что украсть, а кошку обидеть, или мусор под ноги бросить.

- Чем занимаются Ваши дети?

- У нас с мужем на двоих их шестеро, и все очень разные. Трое детей в Москве. У дочери аудиторская компания. Сын - юрист в банке. Другой сын в Москве, в фармацевтической компании, руководитель IT-направления. Дочка работает с нами, бухгалтер. Еще одна дочка уехала в Грузию, живет в Тбилиси, занимается компьютерной графикой. И еще у одной дочери специальность – повар, но она пока еще  ищет себя.

 - Как состоявшийся предприниматель, как человек с такой немаленькой семьей, Вы, теоретически, должны ценить стабильность. Я часто слышу мнение, что мы уже стоим на платформе стабильности. Или наш социально- экономический уклад нуждается в изменениях, в реформах?

- Нет, ни на какой платформе мы не стоим. Если бы эта платформа существовала, наша жизнь протекала бы ровно, спокойно, гармонично. Сегодня слишком много хаоса. Нам необходимы изменения, но точно могу сказать, что я против революций. Против такой борьбы, когда один человек идет с оружием против другого. Я за нравственность. За  мирный, спокойный, осознанный реформизм. Уверена, это возможно.

 

Беседовала Лилия Швах

 

Опрос
Ждете ли Вы каких-либо изменений в своей жизни в связи с принятием поправок в Конституцию РФ?