Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

24.10.2019
Ярославль
1921
Оптимизация здравоохранения: пациент скорее мертв?
Далеко не все жители ярославского региона знают, что уже несколько лет подряд за здравоохранение у нас отвечают не местные администрации, а региональная власть. То есть губернатор Дмитрий Миронов. И его Правительство. И департамент здравоохранения. Который, такое ощущение, живет в какой-то другой реальности. Своей. Прекрасной и замечательной. У них все хорошо. А у населения?..
Оптимизация здравоохранения: пациент скорее мертв?

Весна и осень – традиционное время всевозможных обострений по медицинской части. Это видно по растущим очередям в регистратурах, количеству неадекватных водителей и (как утверждают отдельные остряки) законопроектов в Государственной Думе. Впрочем, ряд хронических заболеваний находятся в острой фазе круглый год. Иногда они поражают даже целые отрасли. В том числе само здравоохранение. Во всяком случае, так произошло в Ярославской области. Региональная медицина определённо больна, притом давно и тяжело. «Диагноз» понятен: прогрессирующее снижение доступности врачебной помощи, отсутствие реакции на запросы населения и острая нехватка адекватных управленческих решений. «Клиническая картина» неутешительна: из всех социальных отраслей именно медицина вызывает больше всего вопросов. Их список кажется бесконечным: непрекращающаяся «оптимизация» медучреждений, постоянные перебои с поставкой льготных лекарств и сложности с их получением, вечная нехватка средств на закупку современного оборудования и проведение ремонта, хронический дефицит врачебных кадров, недоступность медицинской помощи на селе, и так далее, и тому подобное. Глядя на всё это многообразие, невольно вспоминаешь эпизод из сказки про Буратино: пациент скорее мёртв, чем жив. 

23102019z1.jpg23 октября оказанию медицинской помощи населению даже посвятили депутатские слушания в областной Думе. К слову, уже вторые за месяц. А подобные мероприятия проводятся крайне редко. Что лишний раз подтверждает важность проблемы. Похоже, её понимают уже везде. Везде, кроме главной инстанции - профильного блока Правительства региона. Неужели «больной» безнадёжен, а «медицина бессильна»? Или шанс на поправку всё-таки есть? Попробуем поставить свой диагноз!

 

Добрый доктор Айболит к нам на помощь не спешит

Сразу отметим, что не являемся не профессиональными врачами, не чиновниками от медицины. И по объективным причинам не можем обладать всей полнотой информации, доступной указанным лицам. Поэтому мы будем проводить наш анализ скорее с точки зрения пациентов (которыми в той или иной степени являются все жители нашего края) и с известной долей субъективизма. Так что заранее просим никого не обижаться. Тем более, что в основе анализа в любом случае будут лежать официальные данные, представленные теми же медучреждениями и исполнительной властью. Начнём от печки. Или, выражаясь языком врачебной азбуки, от Альцгеймера и аппендицита. Критерии обеспечения доступности и качества медицинской помощи чётко обозначены федеральным законодательством. К ним относится:

·      предоставление медицинской организацией гарантированного объема медицинской помощи;

·      приближенность оказания медицинской помощи к месту жительства, месту работы или обучения, транспортная доступность медицинских организаций для всех групп населения, применение телемедицинских технологий;

·      оснащение медицинских организаций необходимым оборудованием;

·      наличие необходимого количества медицинских работников и уровня их квалификации;

·      возможность выбора медицинской организации и врача в соответствии с действующим законодательством.

s1200.jpgДавайте посмотрим, насколько эти критерии выполняются в Ярославской области. Начнём с кадрового обеспечения. Проблемы на этом направлении официально признают даже в самом департаменте здравоохранения. По информации, прозвучавшей на упомянутых депутатских слушаниях, в целом по области не хватает порядка 430 врачей и такого же количества среднего медицинского персонала. В первую очередь – в первичном звене. А по наиболее дефицитным специальностям, таким, как акушерство и гинекология, анестизиология-реаниматология, терапия, педиатрия, кардиология, онкология рентгенология, офтальмология, неврология, оториноларингология, травматология и ортопедия, хирургия, скорая медицинская помощь и сестринское дело потребность ещё выше – около 650 человек (240 врачей и 410 средних медицинских работников). Это притом, что в государственных медицинских организациях Ярославской области по состоянию на 1 января 2019 года в общей сложности трудилось менее 5440 врачей. Годом ранее их было более 5660. Так что налицо не только приличная нехватка, но и тенденция к общему сокращению.

Как видно из приведённого перечня, дефицит ощущается едва ли не по всем «узким» направлениям. Кроме того, отмечается неравномерность комплектования лечебных учреждений врачами первичного звена и специалистами в отдельных районах областного центра и муниципальных образованиях региона. К примеру, обеспечение средним медицинским персоналом в сельской местности выше, чем в тех же Ярославле и Рыбинске. Хотя и здесь есть исключения. Дефицит специалистов наблюдается даже в пригородном Ярославском районе, куда в первую очередь стремятся устроиться те же молодые специалисты (скажем, в районах с интенсивной новой застройкой наподобие Заволжского сельского поселения). При этом, по плану 2019 года департамент здравоохранения планирует направить в районы всего 18 докторов. Каким образом чиновники намерены закрыть имеющуюся брешь такими силами – непонятно.

Самое интересное, что меры поддержки людей в белых халатах есть, и немало. Но реализуются они абсолютно неэффективно. Так, за весь 2018-й и истекший период 2019 года единовременные компенсационные выплаты по 1 миллиону рублей были предоставлены лишь 10 врачам, переехавшим на работу в сельские населенные пункты, рабочие поселки и малые города. Аналогичные выплаты по 500 тысяч рублей, предназначенные фельдшерам, за тот же период получили всего 5 человек. Не выстроилась очередь и за выплатой для молодых врачей в возрасте до 35 лет, впервые приступивших к работе в государственных медицинских организациях (100 тысяч рублей). В те же сроки её получили только 8 специалистов. А на аналогичную помощь для фельдшеров (50 тысяч рублей) претендентов не было вовсе. Наконец, выплату для студентов-целевиков ЯГМУ (19500 рублей) в прошлом году получили 36 будущих специалистов, а в 2019 – 27. С такой статистикой скоро даже градусник будет поставить некому. И на этом направлении департаменту, конечно, стоит серьёзно усилиться.

 

Операция «оптимизация»

 Не прекращаются вопросы и по так называемой «оптимизации» здравоохранения. Или, как её называют противники реструктуризации – здравозахоронения. Напомним, что процесс начался ещё при прошлом губернаторе Сергее Ястребове. Но особый размах приобрёл уже при Дмитрии Миронове. Притом, наибольшая активность началась в прошлом году. Тогда в единую ЦГБ «слили» четыре самостоятельных медучреждения в Кировском и Ленинском районах Ярославля, объединили ярославскую и рыбинскую психиатрическую больницу, областной тубдиспансер и детский туберкулезный санаторий, а также три стоматологические поликлиники. Кроме того, было закрыто отделение сестринского ухода в Тутаеве.

23102019z24.jpgВ 2019 году «оптимизация» продолжилась. Слиянию подверглись третья и седьмая больницы в Заволжском районе Ярославля. К 1 сентября завершилась реорганизация ярославских КБ № 2 и КБ № 8 (на базе второй больницы), а также КБ № 10 (бывшая медсанчасть НПЗ) и больницы имени Семашко. Тогда же состоялось объединение двух рыбинских больниц – первой и шестой. Наконец, оптимизация затронула областную станцию скорой медицинской помощи и Центр медицины катастроф. И судя по всему, это ещё не конец. Например, есть данные о закрытии с 17 ноября отделения ортопедической стоматологии № 2 на улице Урицкого в Дзержинском районе Ярославля и вероятность присоединения пятой детской поликлиники к КБ № 3 за Волгой.

161019yak2.jpgПри этом, в департаменте здравоохранения уверяют, что доступность и качество медицинской помощи населению не изменится. А за счёт сокращения административно-управленческого персонала даже получится сэкономить бюджетные средства, которые направят на закупку оборудования и повышение зарплаты врачей. Также стоит отметить, что в преддверии упомянутых выше парламентских слушаний депутаты фракции «Единая Россия» предприняли серию рейдов по больницам и поликлиникам, где пообщались с врачами и пациентами. Притом, акция была массовой. В ней приняли участие как минимум три вице-спикера (Николай Александрычев, Сергей Якушев и Антон Капралов), несколько председателей комитетов (Юрий Филимендиков, Лариса Ушакова, Александр Гончаров, Михаил Боровицкий), депутаты Роман Слонин, Михаил Никешин, Владимир Денисов, Андрей Щенников. С учётом широкого общественного резонанса, который вызвала «оптимизация», догадаться об истинной цели проверок нетрудно. Как и об их результатах в стиле «всё хорошо, прекрасная маркиза». В целом, они вполне соответствовали данным официального опроса, согласно которым показатель удовлетворённости населения медицинской помощью во взрослых поликлиниках якобы составил 74,7%. Получается, что три четверти населения довольны всем... Без комментариев...

02-12.jpgВпрочем, на слушания привели результаты другого опроса, который проводили депутаты фракции КПРФ (к слову, именно они выступили инициаторами слушаний). Притом, гражданам предлагали ответить на вопросы той же анкеты, предоставленной департаментом здравоохранения. Согласно информации с официального сайта Ярославского ОК КПРФ, в ходе анкетирования ответ на вопрос: «удовлетворены ли вы условиями оказания медицинских услуг?» в большинстве своём был отрицательным. В частности, люди жаловались на долгое ожидание диагностических исследований, длительный срок записи к «узким» специалистам, несвоевременное и неполное обеспечение льготными лекарствами, сложности в организации первичного приёма больных детей, проблемы с транспортной доступностью. Таким образом, картина была диаметрально противоположной официальной. Наверное, истина где-то посередине. Но, согласитесь, если бы всё было так хорошо, как говорят официальные лица, количество негативных отзывов было бы минимальным. А это, увы, не так.

 

О материально-техническом и морально-этическом

           Особняком стоит материально-техническое обеспечение ярославской медицины. С одной стороны, чиновники приводят вполне оптимистичные цифры. В регионе имеется 31 государственная медицинская организация, оказывающая первичную медико-санитарную помощь. В целях обеспечения данной помощи жителям сел и поселений действуют 319 фельдшерско-акушерских пунктов, 60 амбулаторий и 74 офиса врачебной практики. Работают мобильные медицинские бригады. Вместе с тем, серьёзнейшей проблемой для лечебных учреждений региона является устаревшее и изношенное оборудование. К примеру, в той же ярославской КБ № 3 (с которой объединили КБ № 7, из-за чего по весне произошёл бунт населения на «Резинотехнике») неисправно эндоскопическое оборудование 1994-2007 годов выпуска. В рабочем состоянии находится один бронхоскоп почтенного 22-летнего возраста. В крупном учреждении, обслуживающем весь Заволжский район, всего 5 исправных аппаратов ультразвуковой диагностики. При этом, ремонт устаревшей техники является дорогостоящим и экономически невыгодным. В результате больница вынуждена заключать договоры на проведение исследований с другими медицинскими организациями. Что, в свою очередь, не позволяет обеспечить прикреплённых пациентов необходимыми обследованиями в полном объеме.

          480e3f4787345ac575fdf002e839a952045fe662_709.jpgВторая проблема – недостаточное проведение ремонтов, в которых нуждается большинство медучреждений, и практически полное отсутствие нового строительства. За последние годы область может предъявить разве что новую поликлинику в Ростове, три офиса врача общей практики и одну модульную амбулаторию для Угличской ЦРБ. При этом, в нынешнем году плановые цифры финансирования государственной программы «Развитие здравоохранения в Ярославской области» сократились почти на 400 миллионов рублей (11 миллиардов 472 миллиона против 11 миллиардов 839 миллионов в прошлом году). Конечно, нынешним летом с участием средств федерального бюджета начали возводить новый корпус областного онкодиспансера и поликлинику во Фрунзенском районе Ярославля. Однако их завершение – дело не скорое. И это вряд ли покроет провал прошлых лет. Да и что такое два объекта на достаточно крупный регион? Для сравнения: в той же Москве за три года запланировано строительство более 80 зданий больниц, поликлиник и станций «Скорой помощи». Но это – Москва. Из которой мы получаем лишь жалкие крохи для поддержания региональной медицины в «состоянии искусственной комы», и управленцев, любящих порассуждать об «экономической эффективности» здравоохранения.

          181019nik3.jpgНаконец, нельзя не сказать пару слов о льготном лекарственном обеспечении (ЛЛО). Мы подробно писали об этом в статье «Весеннее обострение в ярославском здравоохранении» 23 марта, так что не будем повторяться. Отметим лишь то, что проблема никуда не делась. Притом, сложности возникают как с самими препаратами (острая нехватка медикаментов, используемых при астме и диабете), так и с организацией их выдачи. Скажем, в Дзержинском районе Ярославля (где проживает 17500 льготников) этим занимаются всего три аптеки. Чтобы уложиться в двухнедельный срок (именно столько времени выписанные лекарства находятся в резерве), им нужно ежедневно выдавать препараты 1250 пациентам. Получается больше 400 льготников на одну аптеку. Всё это ведёт к огромной нагрузке на провизора и накоплению гигантских очередей. Если добавить сюда довольно сложную процедуру оформления рецепта и неудобный график работы – поход за положенными лекарствами превращается в турне по семи кругам ада. Это и для здорового человека задача непростая, а для больного – и вовсе нереальная. Откровенно говоря, устраивать подобные испытания для нуждающихся в помощи людей вообще за гранью добра и зла. Но этот вопрос относится уже не к юридическим, а к морально-этическим нормам. А они либо есть, либо нет.

          Таким образом, областная медицина пребывает в стабильно тяжёлом состоянии. Нужен рецепт, который позволит переломить эту ситуацию и добиться улучшения её самочувствия. Часть рекомендаций прозвучала прямо на депутатских слушаниях. Одно из предложений исходило от самого департамента здравоохранения. А именно - открыть в каждом медицинском учреждении аптечный пункт (очевидно, через специализированное государственное учреждение) по выдаче лекарств льготным категориям граждан. Предполагается, что эта мера начнёт действовать уже с начала нового года и позволит сократить очереди. Что ж, вполне разумно. Ибо государственными мерами поддержки в первую очередь и должны заниматься государственные организации.

          Кроме того, парламентарии поддержали предложение об увеличении финансирования на ЛЛО, и ряд мер, направленных на улучшение кадровой ситуации. В частности, одобрили введение механизма социальной ипотеки для врачей и среднего медицинского персонала и повышение расходов на приобретение жилья для медработников. Также запланирована подготовка обращения в Министерство здравоохранения РФ с просьбой упростить получение федеральных льгот для докторов. Среди других инициатив стоит отметить требование не проводить реорганизацию больниц и поликлиник без общественных слушаний.

          Впрочем, всё это – только рекомендации. Претворит ли их в жизнь исполнительная и законодательная власть – неизвестно. Однако оставлять их совсем без внимания было бы абсолютно неправильно. Да, они не решают всех проблем. Но нужно с чего-то начинать. Притом, вчера. Лечение уже серьёзно запоздало. Нужна сверхинтенсивная терапия. Возможно, даже хирургическое вмешательство. В противном случае, ситуация может стать критической. А дальше – только прямая линия на кардиографе. 

1500x500.jpg

  

ГЕОРГИЙ ГРОМОВ

Опрос
В 2020 г. Вы больше или меньше стали заниматься физкультурой и спортом?