Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

29.04.2020
Ярославль
1048
Откарантинят, оцифруют и...

Майские перспективы затянувшегося карантина

Откарантинят, оцифруют и...

Наша страна находится в режиме всеобщей изоляции уже больше месяца. Срок ограничительных мер, объявленных Президентом Владимиром Путиным во время своего второго обращения к нации по поводу коронавируса, должен был закончиться 30 апреля. Однако за два дня до этого глава государства заявил о продлении карантина ещё на две недели – до 11 мая включительно (с поручением Правительству до 5 числа разработать критерии последующего поэтапного выхода из самоизоляции). Впрочем, решение было вполне предсказуемо. Отдельные регионы (например, Ульяновская область) приняли его ещё раньше, не дожидаясь сигнала «сверху». Наверное, с точки зрения здравоохранения такие меры являются оправданными. Вирусологи прогнозировали пик заболевания на Пасху. Однако так называемый «выход на плато» (Господи, кто придумывает подобные термины), судя по данным статистики, сместился на май (по состоянию на 29 апреля в России насчитывается более 99 тысяч пациентов, а их количество продолжает увеличиваться – в среднем, на 5-6 тысяч человек в день). С другой стороны, понятно и иное: обыватели порядком устали от самоизоляции. Предприниматели от неё уже воют и лезут на стену. И не просто подсчитывают убытки, а всерьёз гадают – выживут ли они. Тем не менее, карантин (кстати, официально его так никто не называет) продлён. Какова обратная реакция общества на новые ограничения? И вообще - что ждёт нас дальше? Сегодня мы попытались найти ответы на эти вопросы.

 

«Мультипаспорт» нашего времени или предъявите пропуск!

 Если оценивать новости последних дней, то больше всего шума наделали цифровые пропуска. В середине прошлой недели на сайте Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций (Минкомсвязи РФ) появилась информация о том, что в 21 субъекте страны будет внедрена федеральная платформа выдачи цифровых пропусков. По образу и подобию той, которую уже отработали в столице усилиями мэра Сергея Собянина сотоварищи. 01.jpegЯрославскую область это событие коснулось самым непосредственным образом, поскольку мы оказались в первой очереди на подключение к мудрёной системе с QR-кодами (в компании с соседями по Центральному федеральному округу – Костромской, Тульской, Тамбовской, Владимирской, Белгородской и Орловской областями). На следующий день информацию подтвердил Губернатор Дмитрий Миронов. Однако обсуждение на этом не закончилось, и вопросы не прекратились. Напротив, их стало ещё больше.

Не снял их и заместитель главы региона по внутренней политике Андрей Шабалин, специально вызванный для этого на заседание Ярославской областной Думы 23 апреля. После выступления вице-губернатора ясно было только одно: система будет проходить тестирование и её не введут, пока не будет разработана необходимая нормативная база и не организована широкая информационная кампания для населения. Соответственно, сроки внедрения электронных пропусков пока не ясны. И с учётом того, что информирование населения пока не слишком заметно, а приведение в порядок «нормативки» в принципе является достаточно длительным процессом (хотя работа Государственной Думы за последний месяц отчасти опровергает этот факт) – перспективы скорейшего запуска электронной платформы (если не запуска вообще) остаются довольно туманными. Так что, возможно, мы и пионеры. Но пока не очень шустрые.

 

Где логика?

Впрочем, сроки внедрения цифровых пропусков, по большому счёту, дело десятое. Куда больше вопросов вызывает сам факт, а главное – цель их использования. Главный аргумент властей – забота о здоровье добропорядочных обывателей с одной стороны и повышение дисциплины несознательной части граждан, не желающих соблюдать режим самоизоляции, с другой. Но в таком ключе истеблишмент противоречит сам себе. Пропуска – мера крайне жёсткая. И по логике, должна быть привязана к ещё более жёсткому карантину (опять же, по примеру Москвы). Однако Ярославская область оказалась в абсолютном меньшинстве регионов (8 из 85), которые не пошли на этот шаг ни в первую (с 28 марта по 5 апреля), ни во вторую волну ограничений.

Более того: с 6 апреля 55 системообразующим предприятиям региона разрешили возобновить работу в полном объёме («Клуб социологов» подробно писал об этом в статье «Пандемический суверенитет: ни мира, ни войны» от 8 апреля). Тогда же «индульгенцию» распространили и на ряд других организаций, перечень которых впоследствии только расширялся (наиболее масштабные изменения произошли 9 и 16 апреля). Дошло до того, что трудиться разрешили даже парикмахерским и маникюрным салонам. Что вызвало у большинства людей как минимум недоумение. Ибо салоны красоты при всём желании очень трудно причислить к объектам первой необходимости. Хотя мы искренне рады за финансовое благополучие их работников и владельцев.

И вот на фоне всей этой практически «казачьей вольницы» – такой жёсткий откат к почти полицейскому режиму. Где логика: сначала разрешить тысячам людей свободно перемещаться по городам и весям области, а почти месяц спустя «привязывать» их к электронным пропускам? Доводы властей о том, что сотрудники предприятий трудятся в ограниченном пространстве заводских цехов и административных помещений, а состояние их здоровья находится под строгим надзором, выглядят не слишком убедительными. Хотя бы потому, что эти сотрудники попадают на свои рабочие места не по воздуху, а пользуются общественным транспортом (во всяком случае, часть). Поэтому заданный выше вопрос пока остаётся риторическим.

Ещё одно логическое противоречие указали представители оппозиционных партий. Условно оно звучит так: зачем ограждать одних здоровых людей от других? Не легче ли выявить инфицированных граждан и тех, кто находился с ними в постоянном контакте, и временно изолировать их. Пусть даже в амбулаторных условиях (тем более, что, по словам заместителя Председателя Правительства области Анатолия Гулина, так проходит лечение больше половины пациентов). И логика в этих словах действительно есть. По состоянию на то же 29 апреля в Ярославской области насчитывается 483 заболевших коронавиурсной инфекцией. А всего в регионе проживает более 1 миллиона 253 тысяч человек (официальные данные «Росстата»). Таким образом, речь про 0,038% населения. Даже если умножить эту цифру на десять, получится минимальное количество людей. Но вне зависимости от этого, по логике властей, электронные пропуска придётся оформить всем. По мнению депутатов фракции КПРФ в областной Думе, озвученном публично, а также указанном в обращении на имя Губернатора Дмитрия Миронова, система цифровых пропусков и вовсе бессмысленна с эпидемиологической точки зрения

12-2.jpgПросто потому, что наличие пропуска само по себе не остановит распространение инфекции. Зато может усугубить стрессовое состояние в обществе и даже создать угрозу социальной дестабилизации и протестов. Что, в общем, отчасти уже началось. Поэтому 
вместо цифровых пропусков предлагается проводить широкую разъяснительную работу и информирование населения, решать проблему нехватки средств индивидуальной защиты, повышать качество дезинфекции и даже увеличивать количество единиц общественного транспорта (дабы избежать скученности). Повторимся, это мнение КПРФ. С ним можно соглашаться. Его можно опровергать. Но, согласитесь, определённое рациональное зерно в нём всё же присутствует.

 

Маленький, но довольно-таки большой вопрос

Много вопросов вызывает и техническая сторона запуска платформы. Скажем, как быть тем гражданам, у которых нет смартфонов? Или вообще отсутствует выход в «Интернет»? Например, жителям глубинки или просто пожилым людям (у которых нет родственников или которым не помогают волонтёры). А ведь таких немало! Или взять самозанятых граждан, которые перебиваются разовыми заработками: ремонтируют дома, убирают квартиры, помогают по хозяйству, сидят с детьми в качестве нянечек? Как быть им? Ведь официально они не трудоустроены и «пропуск рабочего дня» для них не подходит. А использовать остальные (например, для похода в магазин или по семейным делам) невозможно из-за их временных ограничений.

Очень интересно, как будет осуществляться пропускной контроль? Банальная истина, но Ярославль – не Москва. И сотрудников полиции у каждого дома не поставишь. К примеру, согласно данным последнего отчёта начальника УМВД по Ярославской области Андрея Липилина, в регионе насчитывается всего 745 сотрудников ГИБДД. Очевидно, это вместе с техосмотром, кадрами, пропагандой и прочими «штабистами». То есть «оперативников» ещё меньше. И как, спрашивается, они закроют всю область с сотнями тысяч личных автомашин (каждая из которых, судя по всему, должна иметь пропуск)? Тоже непонятно.

Наконец, больше всего вопросов вызывает соотношение введения пропускного режима (при отсутствии военного положения, режима ЧС и даже карантина, который, повторимся, у нас не объявлен) и соблюдения прав человека и гражданина. Левые оппозиционеры, либеральные правозащитники и даже вполне лояльные власти люди уже окрестили затею «электронным концлагерем» и «цифровым рабством». 

Внедрение новой платформы напрямую связали с нарушением сразу нескольких статей Конституции (23, 24, 56) и федерального закона «О персональных данных», ущемлении прав верующих и просто унижением человеческого достоинства (недаром даже вполне «системный» политолог  Сергей Кургинян в этой связи вспомнил Нюрнбергский процесс и обвинение нацистов в замене человеческих имён на номера). 

13-1.jpg

В сети появились петиции с требованием отмены цифровых пропусковСостоялись первые акции протеста. Началась та самая социальная дестабилизация. Что стало ещё одним вызовом для власти. Притом, на фоне деструктивных экономических процессов и нарастающего стресса от продолжающейся самоизоляции – вызовом очень серьёзным. 

Большой брат.jpgОб этом вполне определённо говорят и авторы журнала «Эксперт» в статье «QR-кратия и демократия – это две большие разницы». Выдержкой из которой мы хотели бы закончить данный раздел: «Эпидемия коронавируса ускорила процесс внедрения цифровых технологий в управление обществом. Но уже по опыту первой недели борьбы с пандемией видно: это очень нравится управляющим и очень не нравится управляемым. Реакция российских властей на эпидемию вируса оказалась энергичной и жесткой. Граждане видят это, и в той части, которая касается борьбы с самой эпидемией, поддерживают. Но она же поставила вопрос о защищенности целого ряда наших прав. Права на свободу перемещения, права на труд, права на достойную жизнь. Обсуждать эти вопросы власть сегодня явно не готова. Иногда кажется, что она даже не понимает, откуда эти вопросы берутся. А нам явно не хочется, чтобы, выйдя из своих квартир после окончания так и не объявленного карантина, мы столкнулись с тем, что необходимую меру этих прав для каждого будет рассчитывать компьютер». На наш взгляд, очень точное определение действительности.

 

Взгляд через две недели

 На фоне столь сложной реакции общества и в преддверие постепенного ослабления карантинного режима (который уже анонсировали на федеральном уровне) введение властями электронных пропусков выглядит уже не вдвойне, а втройне противоречиво. Действительно, зачем всё это? Ведь с 12 мая нас потихоньку начнут выпускать «на волю», а сама цифровая платформа даже толком не протестирована. Некоторые «горячие головы» (или «воспалённые мозги» – иногда проследить чёткую грань между этими понятиями довольно сложно) выдвинули версию о происках мировой закулисы и теневого правительства, которые строят коварные планы по тотальному учёту и контролю частной жизни человека. Тут же вспомнили Оруэлла с его «Большим братом» и прочие пост-апокалиптические дела. Безусловно, каждый имеет полное право на личное мнение. Мы не склонны разделять столь радикальную конспирологическую теорию. Хотя бы потому, что значительная часть населения планеты вообще и России в частности попросту не имеет доступа к «Интернету». На наш взгляд, возможное объяснение более приземлённое. Сразу подчеркнём, что это всего лишь версия, не имеющая каких-либо документальных подтверждений.

1.jpgИзвестно, что Председатель Правительства России Михаил Мишустин по образованию – инженер-системотехник. Ещё 90-е годы он занимался бизнесом в сфере интеграции российских и иностранных компьютерных технологий. Впоследствии, уже в бытность работы в Налоговой службе, Михаила Владимировича называли в числе наиболее «продвинутых» федеральных чиновников. Именно с него началось победное шествие многих электронных сервисов. Поэтому вполне резонно предположить, что став премьер-министром, он развернул эту деятельность с новой силой и на новом уровне. Теоретически, сюда может быть отнесена и разработка платформы цифровых пропусков. Соответственно, нельзя исключать привлечение к этой работе специализированных организаций. Само собой, не на безвозмездной основе. А поскольку все это нужно испытать на практике (желательно, максимально широко), систему решили апробировать в регионах. Наиболее близкие к Москве губернаторы «взяли под козырёк». А дальше, как говорится, дело техники.

2.jpgПонятно, что предугадать реакцию общественности в каждом конкретном регионе было невозможно (технари есть технари, у них другие задачи). Очевидно, что ситуация везде складывалась по-разному. Скажем, в Туле пропуска уже ввели. В Ярославле идея натолкнулась на довольно серьёзное противодействие. С учётом этого власти решили не идти напролом. И приняли компромиссное решение. В Правительстве Ярославской области отметили, что заявляться на выдачу пропусков будут обязаны пациенты с подтверждённым заражением и непосредственно контактировавшие с ними лица. Также процедура затронет граждан, прибывших в нашу область из других субъектов страны. На остальных жителей области, а также транспорт юридических и физических лиц новые правила распространяться не будут. Во всяком случае, пока. При этом, повторимся, что решения о введении пропусков в любом случае ещё нет. Более того, сам Губернатор Дмитрий Миронов заявил следующее: «На сегодняшний день (29 апреля) у нас относительно небольшой процент заболевших и самое главное – уже 60 выздоровевших! Такая тенденция не требует введения дополнительных серьезных ограничительных мер». Совокупность указанных фактов позволяет предположить, что в ближайшие две недели большинства ярославцев «электронное рабство» всё-таки не затронет. А там, глядишь, начнётся постепенный выход из самоизоляции.

Косвенно о нём свидетельствовали сразу несколько фактов. Сначала Михаил Мишустин поручил подготовить и до 30 апреля представить в Правительство согласованные предложения по поэтапной отмене введенных в связи с распространением коронавируса ограничений деятельности отдельных организаций и индивидуальных предпринимателей. Затем глава «Роспотребнадзора» Анна Попова заявила, что считает возможным начать постепенную отмену режима самоизоляции после майских праздников при условии его соблюдения гражданами в оставшийся период. И даже пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков спрогнозировал «выход на плато» не позднее середины мая.

оцифровали.jpgОткровенно говоря, «выходить из сумрака» действительно пора. По крайней мере, по объективным экономическим причинам. Во-первых, ещё в марте Торгово-промышленная палата РФ прогнозировала разорение около 3 миллионов предпринимателей, если ситуация с распространением вируса затянется. «Запаса прочности» должно было хватить максимум на три месяца. Таким образом, при неизменном подходе, в июне стоило бы ждать целую волну банкротств. Хочется верить, что в Правительстве страны понимают недопустимость такого сценария. Во-вторых, вопросы вызывают меры поддержки бизнеса со стороны самого Правительства. За последний месяц автор имел беседу с разными представителями предпринимательского сообщества (розничная торговля непродовольственными товарами, аренда коммерческой недвижимости, ресторанное дело и так далее). И все они оценивали действия власти довольно скептически.

Во-первых, потому что меры поддержки касаются далеко не всех (даже несмотря на внушительный перечень ОКВЭД). Во-вторых, потому что в законодательстве осталась масса противоречивых нюансов (к примеру, по уплате штрафов и пеней по налогам и сборам). И в-третьих, потому что для получения помощи приходится соответствовать массе дополнительных критериев. Под которые, опять-таки, попадают далеко не все. Допустим, чтобы получить ту же выплату в 12130 рублей на одного работника, предприниматель должен выполнить сразу пять условий (в том числе не иметь недоимок в сумме выше 3 тысяч рублей по состоянию на 1 марта). Понятно, что попасть в такой «коридор» весьма непросто. А значит, и выплаты (получение которых начнётся после 15 мая) получит тоже далеко не каждый представитель пострадавшей отрасли (как было заявлено изначально).

В этой связи интереснее и ощутимее выглядят региональные меры поддержки в Ярославской области, принятые 23 апреля. Полноценно они заработают также в мае. Речь об освобождении от уплаты транспортного налога (для организаций – за 2020 год, для индивидуальных предпринимателей – за 2019) и налога на имущество (для организаций малого и среднего бизнеса, а также гостиничной и транспортной отрасли) и снижение налоговых ставок для тех, кто работает по УСН (при условии сохранения не менее 90% численности работников). Но пока это только первый пакет мер. В то время, как в ряде других субъектов приняли уже по два, и даже по три. Областные власти также планируют расширение помощи. В том числе снижение стоимости патента и предоставление налоговых льгот для арендодателей, снизивших платежи. Но пока это только планы и перспективы. Хорошо, если майские.

Большинство самих предпринимателей считают по-настоящему эффективными мерами только прямые выплаты населению из ФНБ, а также полную отмену взносов в страховые фонды и выплат по отдельным налогам в течение всего периода самоизоляции. Но на это в Москве вряд ли пойдут. Хотя подобные предложения звучат как минимум с марта. Притом, не только от оппозиции, но и от вполне системных организаций. Соответственно, остаётся единственный выход – дать бизнесу возможность работать и объявить выход из самоизоляции с 12 мая. Пусть и поэтапный. Лишь бы эти этапы не растянулись до осени. Поскольку выход сам по себе, конечно, не приведёт к моментальному восстановлению экономики. Это будет только начало. Полтора месяца карантина капитально расшатают экономику. Для её восстановления предстоит очень кропотливая, долгая и неблагодарная работа, прогнозировать результаты которой сегодня не возьмётся, пожалуй, никто. Здесь остаётся лишь процитировать классика:

Что день грядущий мне готовит?

Его мой взор напрасно ловит,

В глубокой мгле таится он.

Нет нужды; прав судьбы закон.

 

ГЕОРГИЙ ГРОМОВ

 

 


Опрос
Ждете ли Вы каких-либо изменений в своей жизни в связи с принятием поправок в Конституцию РФ?