Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

07.04.2021
Ярославль
627
СИНДРОМ УДАЛЁНКИ

Как ярославская экономика и бизнес-среда пережили первый год пандемии коронавируса

СИНДРОМ УДАЛЁНКИ

Больше года назад нашу страну посадили на карантин. Мы начали привыкать жить в условиях, которые раньше могли представить лишь в страшном сне или в каком-нибудь апокалиптическом фильме. Улицы городов опустели. Одновременно заполнились отделения больниц. Пожилых людей посадили по домам. Повсеместно появились санитайзеры. Все стали носить маски. Закрылись рестораны, клубы, магазины, спортзалы, учреждения культуры. Мир словно погрузился в летаргический сон. Как спел Юрий Шевчук несколько месяцев спустя: «Не увернуться, не сдать назад, больше не будет, как прежде, брат». Точнее не скажешь. Прошёл год. Сейчас, проходя мимо переполненных торговых центров и выпивая чашечку кофе в любимом кафе, во всё это верится с трудом. Но только не предпринимателям. Потому, что для них на самом деле ничего не закончилось. Кто-то лишился всего бизнеса. Кто-то – прибыли. Кто-то – привычного уклада работы. Для них мир точно изменился и стал другим. Сегодня это пытаются нивелировать бодрыми отчётами и мировой статистикой (у нас ведь очень любят сравнения с «загнивающим» Западом). Получается неважно. Что ещё больше укрепляет в убеждении: до окончательного преодоления экономических последствий пандемии на фоне затянувшегося кризиса ещё очень далеко. И наша Ярославская область – тому подтверждение.

 

Глубина падения

          На самом деле, последствия коронавирусных ограничений напрямую коснулись не только предпринимательского сообщества, но и всей экономики региона. Глубина падения оказалась вдвойне ощутимой на фоне успехов предыдущих лет, про которые с завидным постоянством любили повторять власть предержащие. Судя по всему, основа оказалась не слишком прочной. Особенно на фоне соседей, достижения которых казались не столь серьёзными, но всё же смогли обеспечить куда большую стабильность. Парадокс, однако. Тем не менее, факты – вещь упрямая. И в 2020 году мы, к сожалению, пролетели практически по всем направлениям. В подтверждение тому – официальные данные «Ярославльстата» об итогах социально-экономического развития области за прошедший год, опубликованные в марте. 

1.png

        Прежде всего, отметим снижение инвестиций в основной капитал. Если брать цифры по полному кругу организаций, оно составило 6,6% (общий объём - 89,1 миллиарда рублей). Инвестиции по организациям, не относящимся к субъектам малого предпринимательства, просели ещё больше – на 7,7% по сравнению с 2019 годом и составили 63,7 миллиарда рублей. При этом, стоит обратить внимание на тот факт, что основным источником инвестиций являются собственные средства организаций (на них приходится 64% от общего объема финансирования). Поэтому уменьшение вложений может быть напрямую увязано с недостатком этих средств. Правда, несколько отраслей на данном направлении всё-таки показали рост. В частности: 

         - деятельность в области здравоохранения и социальных услуг (193%);

         - деятельность в области информации и связи (около 112%);

         - сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство (110%);

         - транспортировка и хранение (около 109%);

         - обрабатывающие производства (104%).

         Однако посмотрите внимательно, что это за сферы. Как минимум, три из них в условиях развития пандемии получили сверхвыгодную конъюнктуру. Это здравоохранение (частные медцентры, платные медицинские услуги, компьютерная томография едва ли не в каждой подворотне), информатизация (различные приложения и дистанционные сервисы в условиях «удалёнки») и транспортировка (достаточно вспомнить хотя бы огромное количество грузовиков на улицах). В общем, те отрасли, для которых вполне подходит поговорка: кому война, кому мать родна. Впрочем, оставшиеся две также могли иметь вполне реальный гешефт. Под то же обрабатывающее производство вполне подпадало изготовление медицинских масок и иных средств защиты, в ложиться в которое в прошлом году не желал только ленивый. Одним словом, причины роста вполне читаемы.

2.png

         Ощутимо просело промышленное производство (ИПП), объём которого составил только 96,7% по сравнению с 2019 годом (снижение – 3,3%). Это при том, что в целом по России падение оценили только в 2,9%, а по Центральному федеральному округу и вовсе зафиксировали рост – 5,2%. Показательно, что в ЦФО по индексу промышленного производства за 2020 год Ярославская область занимает «почётное» 16 место из 18. Лидерами же стали наши соседи из Владимирской области с показателем 119,3%. Как говорится, почувствуйте разницу. По итогам 2020 года наблюдается и снижение производства продукции сельского хозяйства. Пусть и на чисто символический 1%. Правда, отдельные направления АПК просели куда больше. Скажем, растениеводство – сразу на 5%. В целом, по индексу производства продукции сельского хозяйства среди других субъектов ЦФО Ярославская область выглядит немногим лучше, чем в случае с промышленностью. И занимает 15 строчку из 18.

         Подкачала даже традиционно успешная сфера – жилищное строительство. По данным «Ярославльстата», в 2020 году на территории области введено 726 тысяч квадратных метров жилья, что на 7% меньше показателей 2019 года. Сокращение связывают с уменьшением ввода жилых домов, построенных населением (сразу на 18%). Правда, вырос объём работ по строительству в целом. Притом, сразу на 28%. Но рискнём предположить, что этому есть весьма прозаичное объяснение: активная реализация национальных проектов. Напомним, что они не попали под коронавирусные ограничения и щедро финансировались из федерации. Поэтому только социальных объектов на территории области строили больше десятка. Правда, в отдельных случаях здесь тоже умудрились напортачить (например, сорвать сроки ввода яслей в поселке Красный Бор Ярославского района).

         Хуже всего сложилась ситуация в сфере торговли и услуг. В условиях ограничений предприятия и организации данного сектора оказались наиболее подвержены массовому закрытию. Вследствие чего произошло значительное снижение объемов экономической деятельности. Оборот розничной торговли по сравнению с предыдущим годом уменьшился почти на 10%. При этом, в целом по стране эта цифра составила 4%, а в ЦФО – 3%. Как отмечают в «Ярославльстате», общее снижение оборота произошло, в основном, за счёт сокращения продажи непродовольственных товаров (почти на 20%). Не менее серьёзному удару подверглась и сфера общественного питания. Более трёх месяцев рестораны, кафе, бары и столовые были закрыты для посетителей. Часть организаций общепита работали только на вынос и доставку продукции. Закономерный итог: сокращение оборота за 2020 год – 15%.

4.png

         Наконец, за год характеризующий уровень инфляции индекс потребительских цен в Ярославской области вырос на 5,5% (в 2019 году – на 3,8%). Притом, самый значительный рост цен зафиксирован на продовольственные товары – на 7,2%. Хотя все мы прекрасно понимаем, что по конкретным продуктам эта цифра может быть значительно выше. Поскольку официальная статистика и реальная ситуация часто отличается весьма существенно. В целом же вышеперечисленные факты наглядно свидетельствуют, что основные результаты социально-экономического развития Ярославской области за 2020 год в большинстве своем имеют отрицательную динамику.



 

Страшный сон МСП        

1488380834_smeshnye-obyavleniya-i-vyveski-3.jpg

  Впрочем, больше всех от последствий пандемии пострадало всё-таки малое и среднее предпринимательство (МСП). Большинство крупных промышленных и сельскохозяйственных предприятий Ярославской области, хоть и столкнулись с нарушением привычных производственных процессов, но, по крайней мере, продолжали работать и зарабатывать. В отличие от них, бизнес несколько месяцев просто сидел на голодном пайке, а потом ещё какое-то время тяжело восстанавливал обороты. Нельзя сказать, что со стороны государства не последовало никакой поддержки. Более того: отдельные меры в условиях традиционно беззубой отечественной политики в отношении предпринимателей выглядели если не революционными, то уж точно новаторскими. Притом, как на федеральном, так и на региональном уровне. Мы подробно писали о них в прошлом году. Например, в статье «Деловой климат эпохи covid: ожидание vs реальность» от 3 июня 2020. Другой вопрос, насколько удалось воспользоваться этой поддержкой в реальности? Увы, здесь многих ждало разочарование. Но об этом – чуть ниже.

        dsc09314.jpgПоследствия 2020 года для деловой среды достаточно подробно описал региональный уполномоченный по защите прав предпринимателей Альфир Бакиров в ходе мартовского заседания областной Думы. По информации бизнес-омбудсмена, за истекший период регион потерял без малого 1800 субъектов МСП. Если в январе 2020 их было 50 451, то в январе 2021 осталось уже 48 673. При этом в аппарат самого уполномоченного поступило 1110 обращений – сразу на 53% больше, чем в 2019 году (724). На первом месте в ТОП проблем, волнующих бизнес, предсказуемо оказались последствия «ковида» и трудности с получением той самой государственной поддержки. В общей сложности, они составляли 41% от общего количества жалоб. В числе основных проблем указывались:

                - неэффективность оказания поддержки МСП в зависимости от общероссийского классификатора видов экономической деятельности (когда смежные направления бизнеса могли оказаться в совершенно разных условиях);

         - большое количество отказов в предоставлении мер поддержки по формальным основаниям (бюрократия остаётся бюрократией вне зависимости от карантинов и пандемий);

         - отсутствие регионального перечня субъектов предпринимательской деятельности, нуждающихся в поддержке (и это – несмотря на огромное количество государственных и около-государственных структур, ответственных за помощь МСП);

         - дефицит бюджетных средств (куда же без традиционного российского «нет денег»).

       2222.jpg  В этой связи не слишком удивляет, что большинство предпринимателей не ощутили заботы со стороны государства. Что подтверждают и данные опроса, проведённого по линии федерального бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Согласно полученным данным, мерами поддержки не воспользовались свыше двух третей деловых людей. Притом, у 52% респондентов не получилось это сделать, а почти 20% даже не пытались. Без малого 40% опрошенных предпринимателей не смогли выполнить условие по сохранению численности персонала при получении кредита под 2% или прямых дотаций с условием сохранения занятости. Наконец, свыше 68% констатировали снижение выручки по итогам 2020 года. Притом, порядка 19% оценили это снижение более, чем на 80%. Согласитесь, весьма показательные цифры.

         Дабы хоть как-то нивелировать вышеуказанные последствия, со стороны бизнес-омбудсмена предложено пролонгировать меры региональной и муниципальной поддержки субъектам МСП, включенным в федеральный перечень пострадавших отраслей. Прежде всего, речь, конечно, о продлении мер налоговой поддержки: освобождение от транспортного налога, налога на имущество, а также льготные условия налогообложения на патенте и УСН («упрощёнка»). Недаром по результатам упомянутого опроса, за снижение налоговой нагрузки высказались 71% ярославских коммерсантов.

 

Не только «ковид»

          Впрочем, одной пандемией проблемы бизнеса в 2020 году не ограничились. Никуда не делись и застарелые недуги. К примеру, второе место по количеству жалоб уполномоченному по защите прав предпринимателей (13%) заняли обращения в сфере имущественных и земельных отношений. Здесь вам и рост арендной платы за участки, находящиеся в государственной собственности, и отказы арендодателей уменьшить плату за пользование имуществом в связи с приостановкой деятельности из-за ограничений по COVID-19, и одностороннее расторжение договоров аренды и договоров на право размещения нестационарных торговых объектов (НТО или попросту ларьков) вкупе с активными действиями местных властей по их демонтажу, и завышенная кадастровая стоимость объектов недвижимости.

         121030.368670.4129.jpgКакие-то из перечисленных проблем возможно решить лишь в ручном режиме. Но кое-где можно попытаться изменить и общие «правила игры». К примеру, в стенах областной Думы уже не единожды звучало предложение о принятии закона, призванного определить единый подход к размещению НТО и малоформатной торговли на территории региона. Проект аналогичного нормативного акта существует и на федеральном уровне. Однако с 2018 года пылится в кулуарах нижней палаты парламента.

         Ещё один блок проблем касается сферы государственных и муниципальных закупок. Предприниматели сталкиваются с задолженностью со стороны органов власти, исполняющих функции заказчика, по оплате выполненных работ и услуг, намеренным затягиванием сроков приемки указанных работ, а также некачественной подготовкой конкурсной документации. На основании жалоб, поступивших в аппарат бизнес-омбудсмена в прошлом году, сумма неисполненных обязательств со стороны государственных и муниципальных заказчиков составила 23,4 миллиона рублей.

         Для преодоления существующих проблем также имеется несколько рычагов. А именно: обеспечение стабильного финансирования государственных и муниципальных контрактов по исполненным обязательствам бизнеса (тем более, что сроки оплаты установлены законодательством и их нужно просто соблюдать), увеличение объёма закупок у субъектов МСП и недопущение укрупнения лотов. Правда, с последним предложением можно поспорить, поскольку «точечные» работы эффективны далеко не в каждой отрасли (к примеру, разыгрывать каждую дорогу в рамках национального проекта «БКАД» уму непостижимо). Так что в данном случае уместнее говорить о конкретных сферах.

         Наконец, последняя трудность, хорошо знакомая многим предпринимателям, это прекращение действия режима ЕНВД («вменёнка») с начала 2021 года. Прошлый год прошёл под знаком подготовки к этому событию. Варианты ухода от «вменёнки» были разными. Главным образом, речь о переходе на второй специальный режим – УСН или на патентное налогообложение. Однако этот процесс прошёл (вернее, до сих пор проходит) отнюдь не гладко. Доказательством тому служит тот факт, что 68% опрошенных деловых людей подчеркнули увеличение налоговой нагрузки после отмены ЕНВД. В этой связи в региональном законодательстве предлагается предусмотреть меры поддержки для предпринимателей, которые перешли с ЕНВД на УСН (для начала, хотя бы в силу требований по маркировке товаров).

         Мы показали лишь общую картину последствий 2020 года для ярославской экономики в целом и бизнес-среды в частности, не вдаваясь в массу деталей и не разбирая на атомы многочисленные варианты решения проблем. Возможно, ряд тезисов может показаться кому-то чрезмерно упрощёнными или идеалистическими. В таком случае, хочется верить, что власти осведомлены о сложившемся положении куда лучше и видят ситуацию максимально реалистично. И не просто знают и видят, но и могут её изменить. Что особенно актуально ввиду разговоров о третьей волне коронавируса и восьмом созыве Госдумы. Ибо, как в очередной раз показала практика, наши люди могут вынести очень многое. Но проводить «испытания на прочность» до бесконечности невозможно.

 

 

         ИВАН ТИХОНОВ

Опрос
Нравится ли Вам состояние автомобильных дорог после зимнего периода?