Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

20.05.2020
Общество
681
МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ: COVID ОПАСЕН ДЛЯ ВАШЕГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ!
Коронавирус стал для всей системы здравоохранения своего рода «точкой невозврата». По прошествии последних двух месяцев всем стало окончательно ясно: национальную политику в этой сфере надо полностью пересматривать. Оптимизация здравоохранения провалилась. Регионы (на которых возложили ответственность за санитарно-эпидемиологическую ситуацию), оказались не готовы к развитию событий. И это совсем неудивительно.
МИНЗДРАВ ПРЕДУПРЕЖДАЕТ: COVID ОПАСЕН ДЛЯ ВАШЕГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ!

Несмотря на «окончание всероссийского периода нерабочих дней» и приуроченный к нему «поэтапный выход» из карантина, а также официальное заявление родного правительства об остановке роста заболеваемости коронавирусом, сама инфекция никуда не делась. Несмотря на громкие слова с высоких трибун, она продолжает жить своей жизнью. А в отдельных субъектах (в том числе Ярославской области) количество заражённых даже увеличивается. Правда, областные власти объясняют это ростом количества тестов и поведением ярославцев в майские праздники. Хотя, говоря по правде, здесь виноваты скорее многочисленные гости из столичного и других регионов. От которых эти самые власти не поставили практически никаких кордонов. В отличие, скажем, от тех же соседей – костромичей, вологжан и ивановцев. Впрочем, сегодняшний разговор – не об особенностях региональной политики по предотвращению распространения коронавируса на отдельной взятой территории. Ей мы посвятили несколько предыдущих статей. На сей раз речь пойдёт о медицинской стороне вопроса. Не в смысле симптоматики, анамнеза и клинической картины. А в плане общей реакции нашего здравоохранения на те вызовы, с которыми мы столкнулись ещё в начале года, и на которые продолжаем отвечать до сих пор. Это направление остаётся едва ли не самым проблемным на фоне борьбы с новоявленной инфекцией. Притом, по всем фронтам: от диагностики заболевания и развёртывания медицинских коек до стимулирующих выплат врачам и их обеспечения средствами индивидуальной защиты. Более того. COVID-19 показал несовершенство всей системы оказания медицинской помощи вкупе с последствиями губительной «оптимизации». И поставил вопрос о кардинальном пересмотре национальной политики в сфере здравоохранения. Это недвусмысленный сигнал, от правильной реакции на который будет зависеть очень многое. Притом, в самом ближайшем будущем.

 

«Эффект плацебо»?

          3.jpgКонечно, говорить о том, что все усилия государства в борьбе с коронавирусом оказались тщетны и неэффективны, тоже неправильно. Это будет уже другая крайность. Меры поддержки медицинской отрасли разрабатывались с самого начала, притом в приоритетном порядке (а ближе к маю даже немного потеснили «экономический блок»). В основном, они сводились к трём направлениям: развёртывание «инфекционных» коек, закупка оборудования и средств индивидуальной защиты и дополнительная оплата труда медработников (хотя были и другие направления, в том числе связанные с организацией системы выявления и диагностирования заболевания). Понятно, что на всё это требовались деньги. Очень большие деньги. Отчасти это условие было выполнено. Только первый транш, выделенный регионам из федерального бюджета ещё в конце марта, составил 33,5 миллиарда рублей. Совокупный объём двух субсидий для Ярославской области к 23 апреля (дата последнего на сегодняшний день заседания областной Думы, а значит – последних изменений в бюджет) составил без малого 500 миллионов рублей. Ещё несколько миллионов рублей заложили в региональной казне.

Эти деньги были направлены на закупку оборудования, в том числе на приобретение аппаратов искусственной вентиляции лёгких (ИВЛ) и средств индивидуальной защиты (СИЗ). Напомним, что в апреле медучреждениям области было дополнительно выделено около 300 тысяч масок. А курирующий здравоохранение вице-премьер Анатолий Гулин ещё в конце марта заявил о готовности закупать дополнительные СИЗ (маски, противочумные комбинезоны, халаты) у одного из предприятий территории опережающего развития в Гаврилов-Яме. Его производственная мощность составляет 55-60 тысяч масок в день.

          Ещё 300 миллионов рублей из федерального бюджета было выделено на стимулирующие выплаты медработникам Ярославской области. Кроме того, в ближайшее время они должны получить и региональные доплаты. В резервном фонде Правительства на это предусмотрено 34 миллиона рублей. Напомним, что установить доплаты медикам, работающим с инфицированными пациентами, ещё полтора месяца назад обещал Президент Владимир Путин. Для врачей была озвучена сумма 80 тысяч рублей в месяц, для бригад «скорой помощи» и среднего медицинского персонала – 50 тысяч, для младшего – 25 тысяч. Мера должна действовать три месяца. Кроме того, для медиков было предложено установить повышенные страховые гарантии, аналогичные гарантиям для военных.

       tretya-e1588067648858.jpgЧто касается оборудования специализированных коек, то этот процесс проходил в несколько этапов. В начале к имеющимся 123 койкам в областной инфекционной больнице добавились ещё около 250 в Ярославском областном клиническом госпитале ветеранов войн и КБ им. Н.А. Семашко. Впоследствии к ним добавилась Рыбинская городская больница № 1 и Ярославская ЦРБ. К середине мая завершился уже третий этап развертывания коек для коронавирусных больных: в больницах № 2 и № 3 и в одном из корпусов больницы имени Семашко было организовано ещё 250 мест. В итоге их общее количество достигло 877. К концу весны власти пообещали увеличить это количество до 1127 единиц. Анатолий Гулин отметил большую нагрузку на коечный фонд, заполнение которого составило 90%.

          Наконец, ещё один важный вопрос, на который стоит обратить внимание – это возмещение медицинским организациям недополученных доходов в связи с приостановкой оказания плановой помощи гражданам. Напомним, что такое решение было принято ещё в начале апреля. Недавно на официальном сайте Правительства Ярославской области появилась информация о том, что для компенсации в качестве дополнительного авансового платежа медучреждениям было перечислено 254,9 миллиона рублей. Об этом сообщил сенатор Игорь Каграманян. Он заявил, что данная мера позволит сохранить и своевременно выплатить заработную плату врачам. В том числе и тем специалистам, которые не оказывают медицинскую помощь пациентам с коронавирусной инфекцией. Поэтому, несмотря на перепрофилирование больниц, их финансирование не пострадает. В свою очередь, 25 медицинских организаций области, включая все ЦРБ, были переведены на полное подушевое финансирование. Базовый подушевой норматив для них увеличился на 46,3%. Что позволило лечебным учреждениям не бояться снижения объемов оказанной медпомощи в связи коронавирусом.

          Всё перечисленное выше создаёт вполне благоприятную картину. Но только на первый взгляд. В медицине есть такое понятие: «эффект плацебо». Само плацебо – это вещество без явных лечебных свойств, используемое для имитации лекарственного средства в исследованиях, где оцениваемый эффект может быть искажён верой самого пациента в действенность препарата, или для улучшения самочувствия пациента в случаях отсутствия более действенного лекарственного средства. По субъективным ощущениям, та же история происходит с медпомощью в отношении коронавируса. Вроде бы, она есть. А вот её эффективность – под большим вопросом. Поскольку анализ реальной ситуации позволяет сделать неутешительный вывод о наличии многочисленных проблем. Опять же, по всем вышеперечисленным направлениям.

 

Тяжёлый случай

          1.jpegВзять тот же коечный фонд, насчёт которого имеются чёткие рекомендации Минздрава РФ. Одно из обязательных требований ведомства подразумевает, что 70% коек для лечения больных коронавирусом должны быть обеспечены кислородом, а половина из них – аппаратами ИВЛ. Выступая перед депутатами областной Думы 23 апреля, Анатолий Гулин признал, что изначально кислорода не было вообще ни в одной палате. В подавляющем большинстве речь шла о достаточно старых зданиях. Поэтому клапаны были просто закрашены, и системы не функционировали. В итоге всё пришлось начинать с чистого листа и работать буквально «с колёс». В том числе подводить кислородопроводы. Однако они сделаны из меди, а на неё сейчас повышенный спрос. В результате помощь оказал Ярославский моторный завод. К слову, в апреле он же передал объединениям волонтёров и социальным учреждениям региона 15 тысяч медицинских масок. Аналогичная партия была сделана в мае.

1.jpg

Вообще, предприятия, организации и даже индивидуальные предприниматели (которых самих впору спасать от экономических последствий коронавируса) в частном порядке оказали не меньшую помощь, чем государство. А может быть, даже большую. За их счёт были закуплены десятки тысяч масок, а также перчатки, респираторы, бахилы, дозаторы с жидким мылом, антисептики и дезинфицирующие средства, бесконтактные термометры. Безусловно, всё это заслуживает уважения. И смотрится на удивительном контрасте с отдельными продуктовыми ритейлерами, которые распродают китайские «гуманитарные» маски (по этому поводу во «всемирной паутине» снято немало роликов). Хотя федеральные сети точно не бедствуют, и такое поведение находится за гранью добра и зла.

Ещё более неприятно, что элементарных СИЗ не было в самих больницах (что не отрицали даже представители исполнительной власти). В том числе ЦРБ. Подобные примеры имелись в Тутаеве, Угличе, Ростове, Гаврилов-Яме и других населённых пунктах. В ряде случаев врачи вынуждены покупать их за собственный счёт. В отдельных больницах медики жаловались на отсутствие респираторов и низкое качество поступающих защитных комбинезонов. Разумеется, что имеющиеся аппараты ИВЛ во многих медучреждениях также были отнюдь не последних моделей, имели весьма почтенный возраст и соответствующее качество работы. Впрочем, ещё неизвестно, что хуже: старое или новое? Случай с возгоранием аппаратов в Санкт-Петербурге и Москве это наглядно подтверждает. По имеющейся информации, несколько приборов того же производителя поступили как минимум в одну из рыбинских больниц. Но были изъяты до выяснения обстоятельств происшествий в столичных клиниках.

Не всё ясно и с организацией обследования на коронавирус. С одной стороны, число тестирований растёт: если в период с 11 по 18 мая их количество составляло 83 на 100 000 человек, то на этой неделе – уже 130 (данные «Роспотребнадзора» со страницы регионального штаба по борьбе с COVID-19). С другой, их всё равно недостаточно. А сроки ожидания результатов остаются довольно долгими, и доходят до трёх дней, а иногда и больше. Депутат областной Думы Елена Кузнецова приводила пример пожилой женщины, которой не могли сделать тест в течение пяти дней. И что-то подсказывает, что этот случай – далеко не единичный.

Очень много вопросов с непосредственным оказанием медицинской помощи. Новости выглядят то ли как сводки с полей сражений, то ли как кадры из фильмов ужасов. Все, кто интересуется темой, наверняка читали рассказ врача-анестезиолога Ильи Куликова о ситуации в той же больнице им. Н.А. Семашко: «оставшиеся два терапевта вешаются от 50 человек на 33-х койках, в нашем 3-х коечном ПИТе (палата интенсивной терапии) лежит 5 человек на вазопрессорах и кислороде, и везут еще, а нам тупо некуда класть. Заполняем освобожденный от больных сестринский уход, но его хватит дня на 3-4, и коечный фонд кончится. Мы просим хотя бы терапевтов в приемник и круглосуточный рентген, но начальство совещается… Один врач физически не может находиться одновременно в битком забитой реанимации и принимать скорые в приемнике, которые стоят в очередь. Официально ковида у нас нет, мы берем все бесконтактные пневмонии и ОРВИ города и области, даже машинистов с РЖД, мимо проезжающих и снятых с поезда пассажиров. Никакого зонирования и шлюзования тоже нет... У половины больных классическая клиника ковида, результатов тестов никто не сообщает… Последняя медсестра-анестезистка заболела… Нормальные СИЗ мы получаем только от добрых людей. Короче, гиря до полу дошла...  Реакция на коронавирус - это провал всей системы здравоохранения. Мы работаем по инерции «мирного времени», а сейчас нужны совсем другие решения». Это – лишь небольшая выдержка. Полный текст есть в открытом доступе. Притом, многие проблемы борьбы с коронавирусом доктор связывает с последствиями так называемой оптимизации. Конкретно – слияния его больницы с КБ № 10 (бывшая медсанчасть НПЗ).

Разумеется, похожие примеры имеются не только в Ярославле. К примеру, есть информация, что в Рыбинске без повторных результатов теста на COVID-19 из больницы были выписаны сразу 15 пациентов. Все добирались домой своим ходом. В Переславле терапевтическое отделение не было закрыто на карантин даже после того, как у одного из врачей обнаружили инфекцию. В Ярославской ЦРБ от пациентов поступали жалобы на отсутствие лекарств. И всё это – не говоря о больных с другими заболеваниями. Которые вообще-то тоже никуда не делись. Есть примеры, когда таких пациентов приходилось «досрочно» выписывать домой, поскольку их отделения закрывались по тем или иным причинам. При этом, узнать актуальную информацию, решить конкретную проблему и просто справиться о состоянии людей в департаменте здравоохранения практически невозможно – до него просто не дозвониться.

 

Медицина бессильна

Само собой, что все эти упреки – не в адрес медиков. Уж если кто и виноват в сложившейся ситуации, то точно не они. Во всяком случае, точно не в первую очередь. Врачи – такие же заложники системы здравоохранения, которую все последние годы планомерно «добивали». Сегодня они пытаются предпринять хоть какие-то меры, работая на пределе сил. И даже за пределами. В итоге заражаются сами. Стоит ли удивляться, что многие в буквальном смысле бегут с работы. Особенно средний и младший медперсонал. Идут массовые увольнения. В Ярославской области, где и до коронавируса имелся дефицит врачей, остаётся острая нехватка специалистов. По неподтверждённым данным, доходит до того, что главным врачам в отдельных ЦРБ приходится делать даже забор анализов на определение инфекции. А для борьбы с COVID-19 начали привлекать студентов. Притом, уже не только старшекурсников. И не только медуниверситета, но и медколледжа. По сути студентами "затыкают дырки" по дефициту среднего и младшего медперсонала. В общем, приехали!

1 (1).jpegПри этом, медицинским работникам толком даже не могут выплатить надбавки, обещанные Президентом ещё 8 апреля. 11 мая в ходе очередного совещания по санитарно-эпидемиологической обстановке глава государства пенял, что указанные выплаты осуществлены только в 56 субъектах Федерации и их получили лишь 56 000 человек – меньше половины из числа тех, кому они положены. Пару дней спустя Председатель Правительства Михаил Мишустин сообщил ещё более шокирующие цифры: из более чем 27 миллиардов рублей, выделенных регионам на доплаты врачам, до адресатов дошло немногим больше 4,5 миллиарда – менее пятой части общей суммы.

Судя по всему, проблемы были и в Ярославской области. Во всяком случае, председатель фракции КПРФ в областной Думе Александр Воробьёв ещё в конце апреля направил запрос в прокуратуру и попросил провести проверку начисления выплат медикам. По информации парламентария, речь шла о существенно меньших суммах по сравнению с теми, о которых говорил Президент. В частности, для заведующих отделениями они не превышали 18-19 тысяч рублей. А для работников, осуществляющих забор анализов для проведения тестов по определению COVID-19, максимальная выплата составляла 90 рублей за один тест. Да и то лишь при положительном результате.

Пока информации о результатах проверки нет. Но если данные подтвердятся – полетят многие головы. Вопрос не случайно находится на личном контроле Президента. И после его недвусмысленной критики в ряде субъектов уже начались увольнения главврачей, прокуроры обнаружили нарушения в Самарской, Новосибирской, Мурманской, Владимирской, Орловской, Иркутской, Курской, Белгородской, Нижегородской, Челябинской областях, а также в Краснодарском, Пермском краях и других регионах, а Следственный комитет России возбудил первое дело о невыплатах. Правда, пока кара коснулась, в основном, руководителей от самой от медицины. Да и сама ситуация выглядит настолько некрасивой, что однозначно не добавляет оптимизма ни врачам, ни пациентам.

          Какой вывод напрашивается из всего вышесказанного? Коронавирус стал для всей системы здравоохранения не только «проверкой на вшивость», но и своего рода «точкой невозврата». По прошествии последних двух месяцев всем стало окончательно ясно: национальную политику в этой сфере надо полностью пересматривать. Оптимизация здравоохранения провалилась. Регионы (на которых возложили ответственность за санитарно-эпидемиологическую ситуацию), оказались не готовы к развитию событий. Да и как можно быть готовым, если медицина в подавляющем большинстве субъектов после усилий горе-реформаторов буквально дышит на ладан. В результате все продолжали ориентироваться на федеральный центр. А том, похоже, просто растерялись. И до конца сами не понимали, что делать. Однако «что-то» делать придётся. Нужна полноценная реформа здравоохранения. Притом, не только в плане увеличения бюджетных расходов и строительства новых больниц (отчасти это уже началось), но и в части полной замены всего управленческого звена (пока что в этом плане мы видим лишь бесконечное «тасование» кадров). И всё это должно происходить быстро. В противном случае, следующую пандемию мы можем просто не пережить. А этого, согласитесь, не хотелось бы никому. 

 

ГЕОРГИЙ ГРОМОВ

Опрос
Как Вы считаете, пришло ли время для снятия всех запретов по самоизоляции?