Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

08.06.2020
Общество
631
НАДЕЖДА КЛЮЕВА: ««ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ» МОГУТ ПРИЛЕТЕТЬ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ»
Пандемия предъявила человечеству новые вызовы. Планетарные. От них не скрыться и не спрятаться. Люди пребывают в новой реальности, к которой необходимо будет адаптироваться. Меняется не только обыденная реальность, но и отношение ко многим казалось бы весьма устоявшимся вещам - образованию, медицине, малому бизнесу, отношениям в семье и т.д. Все это рождает новые социальные практики и новые тревоги. О тревожности и способах выхода из нее нам рассказала доктор психологических наук Надежда Клюева.
НАДЕЖДА КЛЮЕВА: ««ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ» МОГУТ ПРИЛЕТЕТЬ В ЛЮБОЙ МОМЕНТ»

Немножко вековой мудрости хотите? Держите. Суфийская притча. «Встретились паломник и Чума. «Ты куда?» - спросил паломник. «В Багдад, забрать 5000 человек» - ответила Чума. Разошлись. Через месяц встретились снова. «А ведь ты солгала , Чума!» - сказал паломник – «Обещала забрать 5000 человек, а забрала 55000!» «Нет, - ответила Чума – я сказала правду. В Багдаде я забрала только свои 5000 человек. Остальные умерли от страха».

Клюеева.jpg

  Минули века, вместо паломничества теперь Интернет, вместо Чумы – COVID-19, а люди все те же. Пандемия ударила по сознанию мирных граждан сильнее, чем по их легким. Смертность от COVID-19 изменяет нашу жизнь гораздо меньше, чем страхи и мысли, привнесенные пандемией в общественное сознание. Сошел ли мир с ума? А Ярославская область? А если «да», то как лечить? «Клуб социологов» пытается найти ответы на эти вопросы в беседе с заведующей кафедрой консультанционной психологии ЯрГУ им. Демидова, Надеждой Клюевой

 

Удаленка – не панацея

- Надежда Владимировна, как лично Вы переживаете пандемию?

- Живу за городом. В университете полностью перешли на дистанционное обучение, общаюсь со студентами онлайн. Много новых задач, пришлось «подсобрать» себя.

- «Дистант» может стать единственной формой обучения?

безопасная связь.jpg- Здравомыслящие люди понимают, что полностью перевести образовательный процесс на «дистант» не удастся. «Облачные» университеты есть по всему миру, тем не менее, иллюзия, что все обучение можно перевести в онлайн и получить высокие эффекты, уже рассеялась. В России есть «Цифровой университет», который на единой платформе собирает программы обучения разных вузов, есть такой в Японии, а вот в Штатах не сохранились. Этот опыт показывает, что к «дистанту» надо относиться с уважением, находить ему место в учебном процессе, но и только. Апеллируя к опыту нашего университета, скажу – да, это был волшебный «пендель»! Не все преподаватели владели дистанционными технологиями. Зато сейчас освоили, это мощный шаг вперед. Но даже наши компьютерщики четко понимают, что «дистант» - не панацея. Образование невозможно без личностного диалога, живого общения с профессионалами, дискуссионной среды, порождающей личностные смыслы, особенно это касается гуманитарного образования. Представить психолога, актера, будущего врача или педагога, который не «встретился» вживую с профессиональной реальностью невозможно

- Угроза здоровью, огромные проблемы с бизнесом, а то и с заработком – такова реальность для большинства. У Вас нет ощущения, что сейчас людям как-то не до психологии?

- Сейчас мы проводим видеоконференции с коллегами из Москвы, Питера, и других российских городов. Картина везде одна, прогноз общий – именно психологи, философы и специалисты иных гуманитарных сфер, скорее всего займут ключевое место в решении проблем, принесенных планетарном кризисом. Цивилизационный кризис, который начался с пандемии, продолжается, и продлится долго. И в такой ситуации «цифровые» специалисты не сработают, они лишь создают инструменты. А проблемы реакций людей, стратегий проведения и принятие решений в ситуации неопределенности и т.д. - это забота гуманитариев.

Однако, рост популярности именно психологии в связи с пандемией не начался. Он ускорился. Центр обучения и психологического консультирования, которым я руковожу - один из самых крупных в России. Элементарная статистика результатов нашей деятельности однозначно показывает – последние 8 лет количество людей, доверяющих решение своих задач психологам, постоянно растет.

 

О трендах тревожности

- Куда мог бы обратиться ярославец, настроение которого уже можно считать депрессией, а то и неврозом?

- В каждом районе Ярославля есть психологический центр, который работает бесплатно. Туда приводят детей, родители приходят советоваться по вопросам взаимоотношений с ними. При ЯрГУ есть Центр психологического консультирования, у нас одна из лучших психологических служб в системе образования РФ, наряду с Москвой и Санкт-Петербургом. Поэтому я уверенно могу заявить, что у нас сформирована сеть психологической поддержки. У нас в университете есть специалисты по сопровождению разводов. Психологи, которые специализируются на насилии. Школьные психологи, психологи в детских садах. А проблемы у психологов как и в любой другой профессии – хорошие мастера встречаются нечасто. Психология строится, прежде всего, на личности психолога – консультанта, то есть обратившемуся может повезти, а может и не очень.

- Ну, «повезло-не повезло» – дело житейское, так везде. Значит, если у меня, на фоне угрозы COVID, начались панические атаки, я могу просто пойти в районный Центр?

- Нет, сейчас Центры очно не принимают. Но областное правительство и Общественная палата, попросили на базе нашего университетского Центра открыть «горячую линию». Телефон психологической поддержки 66-36-11, другие профильные телефоны, например, по трудовым отношениям – на сайте областной Общественной Палаты. Наши психологи работают и с паническими атаками, и с бытовыми проблемами. И по семейным, и по страхам. Мы оказываем реальную помощь, объясняем куда надо обратиться, советуем, консультируем рекомендуем.

- Много обращений в связи с COVID?

тревога.jpg- Я бы не сказала. Рейтинг таков: на первом месте - быт. Страх не получить пособие. Где получить пайки для детей? Ребенку 14 лет, можно ли получить паспорт? Я готовлюсь к операции, а плановую операцию отложили? Такого рода житейские задачи люди не могут решить по объективным причинам. Мы даем информацию, куда обратиться для ее решения. На втором месте - отношения с детьми. Как создать для детей среду развития при ограниченных ресурсах, чем их занять. Это, в некотором смысле, плюс пандемии – внимания к детям стало в принципе больше. Но... и возросло в целом по стране домашнее насилие. На третьем месте – взаимоотношения в семье. Новая реальность обострила внимание людей друг к другу, и проблемы, раньше не очень заметные из-за занятости, стали более актуальными. Супруги, взрослые дети и родители, ищут возможности для смягчения напряженности отношений. Следующее – обострение психосоматических и невротических реакций – панические атаки, плохое засыпание, тревожность. Это уже на грани психологии и психиатрии. И к счастью – нижняя строчка рейтинга.

- Нижняя-то нижняя, но не растет ли число тревожных обращений именно из-за пандемии?

- В начале пандемии их было больше, сейчас тревожность пошла на спад. Люди включили адаптационный ресурс. Распознавание ситуации и определение своей позиции по отношению к ней начало формироваться. Это вначале была шоковая реакция, надо было определить: а кто я в этом мире? Миру-то наплевать на каждого из нас, вопрос не в окружающей среде. Важно мир в себе найти. Стратегии поиска разные, вопрос один – что я буду делать в мире, где появился вирус? Паниковать? Рыдать? Искать возможности для приспособления? Обвинять всех и вся? Учиться проявлять ответственность и заботу о себе и близких в новых, сложных, условиях? Каждый определяется сам. Большинство, кажется, определилось.

- Изменений не ждем?

- Я думаю, что будут поступать крайне тяжелые обращения от людей у которых рухнул бизнес. Наши коллеги в Москве говорят о повышении суицидальных намерений у предпринимателей, у которых все «ушло в ноль». Семейная проблематика постепенно будет нарастать. А сейчас относительный спад.

- Много ли звонков, от людей, которым невозможно помочь без медикаментов? Что в этом случае делается?

- Обострения психиатрических проблем в Ярославле, как и в России в целом, нет. Не скрою, поначалу опасались обострения психических заболеваний, роста их числа. Этого не случилось. С 1 по 3 июня мы проводили в Санкт-Петербурге саммит психологов. Наблюдения коллег убеждают – худший сценарий не реализовался. А остальное – текущие трудности, будни. «Горячая линия» - как телефон доверия, дает экспресс-ответы. Человек спросил, получил удовлетворяющий его ответ, завершаем отношения. Более сложные случаи, которых немного, переводим в скайп-консультирование, это для наших специалистов привычно. Может быть 5-6-7 онлайн-встреч. Если нужно, подключаем психотерапевтов, это обычный способ работы.

 

Планетарный антропологический кризис

- Вернемся к грустной теме - бизнесу. В Москве доходит до суицидальных настроений, но у ярославского бизнеса «труба пониже и дым пожиже», доходы не те. Может быть, для ярославских предпринимателей последствия пандемии будут менее драматичными?

- Маленький бизнес терять так же больно, как большой. Человек субъективно оценивает достижения, масштабирует их в свою жизнь, относительно своих амбиций, потребностей возможностей. Поэтому не стоит надеяться, что «будет легче, чем в Москве». Я общаюсь с туристическим бизнесом, их потери очень существенны. И главная проблема вовсе не убытки. Жизнью человека управляет будущее. Представление о будущем – один их основных ресурсов жизни человека. Сейчас именно картинка будущего крайне неопределенная. Такой высочайшей степени неопределенности, я вообще не припомню. Это снижает жизнестойкость.

- Некоторые психологи считают, что спасение - в оптимизме, вопреки всему…

- Мы сейчас вообще не можем говорить об оптимизме. По силе удара нанесенного по самовосприятию каждой личности происходящее несравнимо с кризисами 1991 или 2008 годов. Пришел планетарный кризис. Он затрагивает всех живущих на Земле, раньше такого не было. Чума, «испанка», наши локальные кризисы - игрушки, по сравнению с тем, что происходит.

- «Испанка» унесла 50 миллионов жизней! А некоторые эксперты говорят, что нынешний кризис вписывается в общую периодичность пандемий…

- Взгляд на сегодняшний кризис как на эксклюзивный - мой индивидуальный, но он подкреплен мнением коллег, с которыми мы дискутируем на эту тему. И как профессиональный психолог, который должен помочь другим, и как человек, который в этой ситуации осмысливает себя, я прихожу к выводу - мы оказались в ситуации беспрецедентного испытания. Несомненно, начались глобальные изменения в экономике, культуре, образовании. Волны, расходящиеся от, казалось бы, маленькой, грязной штучки, несопоставимы ни с какими другими волнами. Ни с какими. Отсидеться не удастся ни в Европе, ни в Америке. Это антропологический кризис. Он требует от каждого очень серьезного осмысления себя в этом мире.

- В США массовые протесты из-за убийства полицейскими афроамериканца. Протесты неадекватно бурные, страну лихорадит. Это может быть связано с эмоциональным напряжением, возникшем из-за пандемии?

- Это многофакторная ситуация. Смешалось все - отношение лично к Трампу, позиционирование афроамериканцев, антиглобализм, мародерство. Понятно, что это внушение, это толпа, выброс агрессии, замещение энергии. Групповые феномены, можно многое разложить «по полочкам». Колоссальное нервное напряжение, порожденное пандемией, тоже «на одной из полочек». Но вместо перечисления всех факторов, я бы хотела обратить внимание на суть. Беда не в беспорядках, а в том, что никто не понимает, отчего они на самом деле начались. Потому, что недостаточно учитывается психологический фактор. Каковы реакции людей на позицию власти, которая находится «в башне», и, наверняка, также не очень понимает происходящее? Какой прогноз можно дать на поведенческие реакции на тот период, когда мы будем постепенно выходить из карантинной ситуации? В США об этом не думали – результат неожиданный, но яркий.

В России не так «громко», но вовсе неблагополучно. Психологи ВШЭ провели исследования. Вывод – если в начале пандемии страх управлял людьми, они были более склонны слушать власть, то теперь резко увеличилось число скептиков. Они готовы проявлять протестное поведение, бойкотировать инициативы власти, вплоть до отказа от ношения масок и соблюдения дистанции. Что за этим стоит? Неизвестно. Информация дается по-прежнему, люди реагируют иначе. К чему это приведет? Никто не знает, вопрос не изучали.

- И еще раз о деньгах. РФ - единственная в G-20 страна, решившая не оказывать «антипандемийной» материальной поддержки бизнесу. Надо ли помогать предпринимателям? Или помощь из бюджета приучит их к позиции «жертвы- просителя», которая, как известно, непродуктивна?

- Поддержать бизнес однозначно надо бы. Моя ученица работает в Швеции, немало рассказала о том, как поддерживают бизнес там, отличия разительные. Но мы не можем себе этого позволить, мы - бедное государство. Ни о какой позиции «жертвы» и речи быть не может. Если уж предприниматели в сложившихся условиях как-то работали, значит они накопили ресурс жизнестойкости. В нынешней объективной ситуации этого ресурса недостаточно. Рестораторам, турбизнесу помощь нужна точно.

- Тупик? Помогать надо, но помогать не можем… Выкручиваться- то как?

- Реалистичный подход - как угодно. Мы живем там, где живем. Но даже в этих условиях люди ищут варианты. Те же рестораторы работают на доставку, придумали подвижные вагончики, переходят на фаст-фуд…

 

Нужно ли держаться за то, чего уже нет?

- Нужно удерживать бизнес любой ценой, в любых условиях? Это возможно?

- Не всегда. Туризм «схлопнулся» и продумывает варианты на будущее, но пока непонятно - на какое. А кто-то просто говорит: надо закрывать бизнес, искать другую нишу, жить на запасах. И это нормальный выбор. У Бертольда Брехта есть рассказы про господина К., я их очень люблю. Вот микросюжет: один человек встречает господина К., и говорит: «О как давно я вас не видел! Вы совсем не изменились!» Господин К. побледнел. Верная реакция.

Плохо тем, кто не меняется. Изменения в сегодняшней ситуации крайне необходимы. Себя, приоритетов, потребностного ряда, снижение каких-то амбиций. Может стоит заняться семейным окружением, и в меньшей степени надеяться на прибыль? Может быть стоит именно сейчас сделать то, что откладывал «на когда-нибудь» из-за занятости? Ключевой вопрос всегда – смысл. Надо осмыслить ситуацию не абстрактно, а применительно к себе. Как-то Гарри Каспарова спросили – какой ход в шахматах наилучший? Он ответил: «Такого не бывает». Нужно смотреть на доску, мысленно передвигать фигурки, и на основании этого принимать решение.

- То есть однозначных выводов для сегодняшней ситуации нет?

умиротворение.jpg- Однозначно – оптимизм сейчас не помогает. Я - сторонник позитивной психологии, всегда советовала мыслить позитивно. Сейчас я говорю – сделаем стоп, опора на позитивное мышление и оптимизм не сработает. Только позиция здравомыслия, взвешенная ре-а-лис-тич-ность. Сегодня выигрывают пессимисты, люди не склонные к риску. Они получают большие бонусы, чем те, кто во всем ищет хорошее. Не надо искать хорошее! Великий психиатр Виктор Франкл создал понятие «трагический оптимизм». Кратко, суть – «я понимаю, что дела обстоят плохо, но в этой ситуации надо делать все, что возможно».

Дело не в том, наполовину пуст, или наполовину полон стакан, спор оптимистов и пессимистов сегодня неактуален. Дело в том, есть ли лично у тебя хоть что-то, что ты можешь в этот стакан долить? Что именно дольешь, чем займешься? Самокопанием? Саморазвитием? Укреплением семьи? Вырыванием последних волос? Руганью в адрес государства?

Многие возмущены: «Это на мою-то, неповторимую, жизнь, вот такой вот кейс, за что?!!» Да, такой. Точка отсчета – ты, я, каждый из нас, другой не может быть. А коронавирус только обострил необходимость немедленного понимания того, что я сейчас сказала.

- Это тотальный рецепт? Для кого угодно?

- Я думаю, да. Исключая патологические формы.

- У Вас есть личная адаптивная стратегия? Как защищаетесь от потрясений и готовитесь к будущим трудностям Вы?

НКлюева4.jpg- Я опираюсь на понимание своих возможностей – личных и профессиональных. Стараюсь быть полезной клиентам, профессиональному окружению. Я четко знаю, что сейчас должна быть компетентной, и проявить свою компетентность. Транслировать мои навыки психолога, делиться. Чтобы это делать, не надо бояться, важно выйти из зоны страха. Надо жить в зоне обучения (каждая неординарная ситуация чему-то учит), развития и проявления себя в этой неопределенности по максимуму. Это здоровая стратегия.

- Предлагать себя настойчивее, чем раньше, до пандемии?

- Адекватно происходящим событиям. Я не хватаю людей за рукав, не навязываю свои советы. Однако даю интервью, присутствую на ФБ, выступаю на телевидении, провожу дискуссии среди психологов – как работать, с кем, как изменились форматы. И каждый должен спросить себя: «Что ты можешь сделать, профессионал? Если ничего, то чем, кроме профессии, ты можешь заняться?»

 

Нормальная реакция людей на ненормальные обстоятельства

- Как Вы оцениваете ажиотаж с массовой скупкой туалетной бумаги и дешевой крупы? Это глупо? Комично? Страшно?

- Это совершенно нормальная реакция людей на ненормальные обстоятельства. Не стоит смеяться над человеком у которого актуализируются базовые потребности (безопасность, вода, пища, элементарная гигиена). Это хорошая животная реакция. Человек с «венком» туалетной бумаги на шее – это нормально. Он ищет опору. В чем опора, в туалетной бумаге? Да в чем угодно, это неважно! В творчестве? Давай! В огороде? ОК. В еде? Приятного аппетита! Главное - не какие точки опоры имеет человек, а чтобы они вообще были. Не будет - можем потерять людей.

- Вы часто произносите слово «осмыслить». Но как раз с осмыслением не очень хорошо. Интернет полон фейков и взаимоисключающих советов, обычные СМИ бормочут нечто невнятное… Нет ощущения, что пандемия показала недееспособность именно СМИ?

- Я могу только посочувствовать нашему региону, в котором, как я вижу, нет четко отстроенной информационной политики. Такой, которая работала бы в сегодняшних условиях. Наше правительство не реагирует на вызовы пандемии проактивно, на опережение, а только постфактум. Я не вижу ключевых фигур, которых условно могла бы назвать экспертами, не слышу разумных объяснений принимаемых решений. Никто не говорит спокойно и понятно: «Мы делаем это, здесь у нас сложно, но в течение такого-то времени мы сделаем то-то». Департамент здравоохранения обретает дар речи спорадически, сообщая где-нибудь, что-нибудь, и как-нибудь. А журналисты простраивают информацию, основываясь на материале, который им предлагают, в том самом русле «как-нибудь». Кстати, я не знаю профессиональных журналистов, которые грамотно бы курировали эту тему. Журналисты мне звонят и просят поговорить про конспирологию, про то, как реагировать на смерть близкого, про что угодно, но не про то, как жить во время пандемии, и почему именно так.

По-моему, нужно бы ежедневно, в 19.00 по всем каналам, давать мнение экспертов по текущей ситуации. Приучить людей задавать вопросы, и получать ответы. Если вопрос трудный, и ответ не готов, отвечать – подумаем, к такому-то времени подготовим. Если бы была такая информационная политика, мы бы с Вами не говорили о недееспособности СМИ. А рыться в Интернете, в мусоре фейков – личный выбор, этого можно и не делать.

- Можно ли дать хоть какой-то прогноз?

- COVID может закончится, а может и нет, я не медик мне трудно прогнозировать. Но фундамент, на котором стоял этот мир, пришел в движение. Устои, не скажу, что подорваны, они начали двигаться. Это касается экономики и векторов ее развития. «Черные лебеди» Нассима Талеба уже прилетели, это одна из любимых моих концепций, кстати. Год назад, работая с бизнесменами, я говорила им: «Не планируйте надолго, «черные лебеди» - непредсказуемые факторы, могут появиться в любой момент».

Поэтому наиболее правильно расценивать пандемию как огромный эксперимент по отношению к личности к ее способности осознать, осмыслить, двигаться, продолжать жить в этих меняющихся условиях. Небывало высокая степень неопределенности сохранится. Это длительная история, она нас ждет.

 

Власть бездействует, но это не повод бездействовать всем остальным

- Есть ли в поведении жителей Ярославской области в период пандемии какая-то местная специфика?

- Мощный плюс в моем понимании – довольно высокий уровень лояльности указаниям, которые дает власть. Приезжая в город, я вижу, что маски в магазинах носят практически все. Как человек, приверженный здоровьесберегающему, ответственному поведению (маски, перчатки, ограничение контактов) я вижу - ярославцы дисциплинированы.

тревожно.jpgА огорчает меня системная неготовность к тому, что происходит. В деревне, где я сейчас живу, было 2 случая заражения коронавирусом. Людей увезли… и все. Кроме этого не было сделано вообще ничего. Нулевая реакция. Никакого карантина. Никакого информационного просвещения населения. Что делать соседям, тем, кто общался с заболевшими людьми? Когда в семье соседей один человек заболел, остальные - под угрозой, но ходят по улицам и общаются с жителями деревни? Ответа на этот вопрос не дает никто. Я, как член Общественной Палаты, попыталась прояснить ситуацию. Четыре дня звонила по всем возможным и невозможным телефонам, со всех возможных и невозможных сайтов. Везде отвечали в стиле – «О как это важно, мы это запишем. Вы еще позвоните туда-то, вам скажут, что делать». На этом все и закончилось. Походив по кругу, я спустила это дело на тормозах. Мне не удалось даже выяснить - кто конкретно должен заниматься этой ситуацией. Департамент здравоохранения? Власть Некрасовского района или Красного Профинтерна? Роспотребнадзор? Больница, врач из которой теоретически должен был выехать, пробежаться по домам, сказать с кем прекратить общаться. Никто ничего не сказал. Может быть, в Ярославле иначе, но в районах – вот так. Плюс недостаток ресурсов и жалобы на лечение. На мой взгляд, это говорит о неготовности системы к предъявленным вызовам.

Еще один, крайне неприятный, нюанс - нелучшие качества проявляемые, некоторыми бизнес-структурами в сложившихся тяжелых условиях. Например, похоронные услуги. У меня волосы встают дыбом, когда я узнаю от коллеги, что ее родственница умирает, в Осташинском кладбище просят 100 тысяч за захоронение, но удается договориться на 80! Когда, чтобы забрать тело из морга, надо заплатить 10 тысяч, потому, что у них возросли затраты на дезинфекцию. Откуда такая стоимость? Коммерческая тайна. У меня нет доказательств, но я понимаю, что такое положение дел, скорее всего, связано с чиновниками. Но и это, по-моему, не снимает ответственности с бизнесменов, проявляющих не самую человеческую позицию. Именно сейчас важно, чтобы мы оставались людьми, сохраняли достоинство и заботились не только о своем кармане.

- Но если это как-то связано с чиновниками… Разве человечная позиция отдельного бизнесмена изменит систему?

- Апеллировать нужно не к обществу, а только к личности. Это персональная ответственность, внутренний взор. Я до сих верю в совесть!

- Но система уберет с дороги такого совестливого директора морга и поставит послушного!

- Каждый сам выбирает свою позицию. Есть плата за выбор.

- Вы хотите сказать, что совестливый выбор будет вознагражден? Или, хотя бы, потери от столкновения с системой будут компенсированы? Как?

- Очень важно, чтобы человек был в гармонии со своим глубинным «Я». Продавать себя нельзя. Продавшись, ты поплатишься самоуважением. Это глобально, в определенном смысле, опасно для здоровья и жизни, и никакие локальные выигрыши такую потерю не компенсируют. Я - не судья, я говорю как психолог. Просто предупреждаю – это проверка каждого из нас, испытание на внутреннюю прочность. Тот, кто не пройдет эту проверку, рискует душевным здоровьем. Аргумент «меня вынудили», работает, но плохо. Внутренний голос морального начала должен победить, иначе мы не люди. Единственное, что остается у нас – мы люди. А не людям и выгоды ни к чему, не помогут.

- То есть, личность в силах противостоять обществу? Власти?

- Сын известного писателя, Марк Воннегут, четко сформулировал ответ на Ваш вопрос. Он сказал: «Суть в том, чтобы помочь друг другу пройти через это, что бы это ни было». Это и есть девиз, дающий опору, усиливающий психологическое здоровье. Мы не знаем, что сейчас происходит вокруг нас. Но помочь друг другу, чтобы ни происходило - очень важно. Если мы потеряем социальные коммуникации и эмоциональную чуткость, ответственность, заботу – мы не пройдем это испытание. Мы рухнем, я уверяю.

- В Ваших ответах четко читается месседж – внимание к психологическому аспекту происходящего недостаточно. Но мы живем в условиях вертикали власти. Это значит, что, условно говоря, в Белом Доме, должен быть отдел, который занялся бы именно контактами с психологами. Он есть?

- В сегодняшней ситуации я не буду ждать указаний из Белого Дома распоряжений, дополнительных финансов. Я буду делать то, что возможно. Например, развиваться вместе с коллегами. Я все-таки руководитель кафедры, психологического Центра, директор Ассоциации психологов-консультантов (40 человек). Мы определяем векторы работы, думаем, как в условиях пандемии помочь обращающимся к нам людям.

Мне безразлично государство, оно грамотно создает проблемы населению. Но мне важно определить себя, я понимаю, что могу и хочу делать сейчас. Не должна, а могу, почувствуйте разницу.

- ЯрГУ планировал юбилейные торжества в сентябре. Они состоятся?

- Не отвечу. В октябре у нас психологическая конференция, мы ее пока не отменяем. Но, в сегодняшней ситуации, сентябрь – это уже отдаленное будущее, ответственно гарантировать что-то нельзя. Еще нет ответа на ключевой вопрос – перейдет университет в сентябре на очную форму обучения, или вновь уйдет на дистанционную. Пока мыслим многовариантно и планируем на короткую дистанцию!

Беседовал Родион Рогожин



В публикации использованы иллюстрации российско-ярославского художника-монументалиста Васи Ложкина (в миру - Алексей Куделин) и художника-карикатуриста Сергея Елкина. Спасибо им за их многогранное творчество.
Опрос
Ждете ли Вы каких-либо изменений в своей жизни в связи с принятием поправок в Конституцию РФ?