Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

29.04.2020
Общество
835
QR-кратия как способ управления российским обществом
В конце прошлой - начале нынешней недели жители Ярославской области были сильно обеспокоены потенциальной возможностью введения электронных пропусков. Очень многие были недовольным введением таких ограничений. Наблюдатели заметили расхождение между направлениями политики региональных властей, когда с одной стороны, на работу с карантина "отпускают" целые отрасли экономики, а параллельно с этим вводятся ограничения по передвижению. Нелогично это как-то выглядело. Журнал "Эксперт" на прошлой неделе выдвинул свою версию происходящего - введение электронных пропусков не имеет прямого отношения к пандемии, это всего лишь государство хочет знать все о своих гражданах, включая  информацию о передвижении, деньгах, имуществе и даже возможно об их реальном потребительском (а в перспективе, чем черт ни шутит, и политическом) поведении. Big Data рулит... Публикуем версию журнала "Эксперт".
QR-кратия как способ управления российским обществом

Пьер и Мария Кюри исследовали радиоактивное излучение ради науки. Мирный атом дал людям веру в бесконечность энергетических ресурсов Вселенной. Военный атом стал главной угрозой человечеству.

Мощные компьютеры были созданы для того, чтобы человек мог обсчитывать сложные математические модели. Интернет дал людям свободный доступ к информации. Но цифровой контроль станет главной угрозой демократии в самых разных странах мира в грядущем десятилетии.

Банально? Да. Человек сам выбирает, как использовать плоды своего ума. Но чаще выбирает не абстрактный человек, а политики. Они же имеют привычку трактовать зло как рациональность, а добро — как слабость.

Демократичные Европа и Америка с огромной осторожностью относятся к использованию цифровых технологий в непосредственном управлении обществом. Американские штаты отказываются от внедрения систем цифрового контроля за перемещением граждан в своих городах. Европейцы отвергают идеи цифрового голосования, подозревая возможность неконтролируемых манипуляций. Они протестуют даже против такой мелочи, как тотальная цифровизация учета имущественных прав. Недемократичный же Китай, напротив, цифровой контроль развивает очень быстро. Судя по всему, за ним может последовать и до сих пор сомневавшаяся Россия. Эпидемия коронавируса явно ускорила процесс внедрения цифровых технологий в управление обществом. Но уже по опыту первой недели борьбы с пандемией видно: это очень нравится управляющим и очень не нравится управляемым. Чего мы боимся?

Превращение человека в цифру лишает его личности. Если человек перестает быть личностью, у него исчезают права. Если политик имеет дело с человеком без прав, то, хочет он этого или нет, становится тираном.

В связи с внедрением QR-кодов в Москве на прошлой неделе политолог Сергей Кургинян напомнил, что на Нюрнбергском процессе одно из обвинений нацистам было в том, что они лишали людей имен, заменяя имена цифрами. Это очень серьезный аргумент против цифровизации общественных отношений.

Другой сильный аргумент против бездумной цифровизации часто приводят инженеры старой школы, еще знающие основы механики. Даже в случае оценки надежности использования исключительно цифровых технологий в электрических сетях они предупреждают о несопоставимости уровней надежности механически управляемой сети и сети, управляемой исключительно компьютерами. Надежность рубильника и компьютера отличаются на несколько порядков.

Кажется, что такие технические аргументы неприменимы к социальным процессам. Ну что может случиться, если человек не получит QR-код или получит неправильный? Или произойдет какой-то непредвиденный сбой в оценке совокупного имущественного положения его семьи? Однако на серьезные проблемы цифровизации общественных процессов указывает Дэвид Минделл в своей книге «Восстание машин отменяется». Описывая эпизоды работы американских беспилотников, он говорит, что управляющие ими через компьютеры офицеры страдали от ограниченного ощущения присутствия. Они сознавали, что эта ограниченность приводит к трагическим случаям. Например, однажды во время военных действий операторы беспилотника поспешили с выводом, что колонна автомобилей перевозит боевиков. И уничтожили ее. А на самом деле это была семья, отправившаяся на свадьбу.

В той же книге Минделл публикует свидетельства «компьютерных офицеров», которые говорят, что испытывают колоссальный стресс, наблюдая гибель людей, которой они,  не рискуя своими жизнями, стали причиной. Они также говорят, что их постоянно мучают сомнения в правильности своих действий, следствием которых становится смерть людей. То есть здесь мы видим, что ограничения на эффективную цифровизацию общественно значимых действий, к счастью, свойственны людям и по ту, и по другую сторону экрана компьютера. Правда, людям, обладающим достаточным уровнем чувствительности.

Почему же российские политики, чиновники и топ-менеджеры некоторых системообразующих структур с таким азартом хотят побыстрее оцифровать общество? Вряд ли их манит мечта прослыть тиранами. Скорее дело в недостаточном понимании или чувстве того, как тонко устроено общество. Как важны непосредственные слова, общение, чувство защищенности, возможность достижения справедливости для осуществления эффективной демократичной политики. И как малы возможности компьютера в этой сфере.

Реакция российских властей на эпидемию вируса оказалась энергичной и жесткой. Граждане видят это, и в той части, которая касается борьбы с самой эпидемией, поддерживают. Но она же поставила вопрос о защищенности целого ряда наших прав. Права на свободу перемещения, права на труд, права на достойную жизнь. Обсуждать эти вопросы власть сегодня явно не готова. Иногда кажется, что она даже не понимает, откуда эти вопросы берутся. А нам явно не хочется, чтобы, выйдя из своих квартир после окончания так и не объявленного карантина, мы столкнулись с тем, что необходимую меру этих прав для каждого будет рассчитывать компьютер.

Опрос
Ждете ли Вы каких-либо изменений в своей жизни в связи с принятием поправок в Конституцию РФ?