Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

09.10.2021
Общество
117
"Результаты голосования — это звоночек для властей, что в городе и области не все хорошо»
Пару недель назад, ваш покорный слуга, Евгений Голубев, дал интервью изданию "Коммерсант". Мы приводим его полностью на нашем портале, возможно, его кто-то еще не успел прочитать.
"Результаты голосования — это звоночек для властей, что в городе и области не все хорошо»

Справка

В Ярославской области, по итогам трехдневного голосования, проходившего в период с 17 по 19 сентября, партия «Единая Россия» набрала 29,72% голосов, КПРФ — 22,74%, «Справедливая Россия – За правду» — 19,20%, «ЛДПР» набрала 8,97%, «Новые люди» — 7,86%. По 194 округу (ярославский) победил справедливоросс Анатолий Лисицын, набравший 36,47% голосов, второе место занял представитель от фракции «Единая Россия» Анатолий Коваленко— 27,27%, на третьем месте Елена Кузнецова («КПРФ») — 15,05%. По 195 округу (Ростовский) Анатолий Грешневиков, выдвинутый от «Справедливой России», набрал 34,27% голосов, Лариса Ушакова («Единая Россия») — 29,31%, Олег Леонтьев (КПРФ) — 10,43%.

— Евгений Евгеньевич, в Ярославской области прошли выборы депутатов, к настоящему моменту уже подведены итоги голосования. Как менялись рейтинги партий и кандидатов в предвыборный период?

Голубев 22.jpg — До середины июня рейтинги «Единой России» были либо высокими, либо стабильными— они не падали. Со второй половины июля ситуация изменилась: у единороссов стали падать рейтинги. У нас было ощущение, что происходит что-то непонятное. По нашим социологическим данным, в эту кампанию доля неопределившихся избирателей сначала была 23%, в июле она выросла до 33%. Первый раз мы встретились с тем, что кампания набирает обороты, а число не решивших за кого голосовать растет. Обычно в начале кампании порядка 25% неопределившихся, потом этот показатель падает до 10% и так было всегда. Казалось бы, партии кандидатов в период предвыборной кампании должны набирать больше сторонников, а этого не происходило по всем кандидатам. Кроме того, со второй половины июля, согласно социологическим исследованиям, стало расти число людей, которые будут голосовать: в июне это было порядка 32-33%, в июле таковых было уже 42%, в августе — 48%, а к концу кампании — 59%.

 — Реальная явка составила 43% избирателей. Что послужило причиной столь резкого повышения процента явки в последние месяцы перед выборами?

  — Абсолютно точно это означает только то, что с конца июня до момента выборов интерес к политике вырос чрезвычайно. Мы объясняем рост желающих проголосовать с тем, что в летний период в информационном поле стало больше ясности касательно кандидатов и партий, которые будут участвовать в выборах. Но это не принесло внутреннего успокоения населению, то есть они понимали, что это за люди и партии, но не находили альтернативы для голосования. Ни «Единая Россия», ни «КПРФ», ни «Справедливая Россия - за правду», ни «Новые люди» и так далее не находили отклика у людей. Мы увидели ситуацию, когда 30% избирателей — за единороссов, 30% — против них, голосующие за другие парламентские партии, а оставшиеся 40% были в полном неведении, за кого голосовать.

— Чем вы это, как социолог, объясняете?

— События, происходящие в Ярославской области, не вызывали позитивного отклика: сильный рост цен, более значительный, чем в других регионах, добровольно-принудительная вакцинация, транспортная реформа, которая не нашла одобрения у ярославцев, ход хозяйственных работ, в том числе проблемы с горячей водой и отоплением в конце кампании. У всех было ощущение, что и в городе, и в области происходит нечто такое, чего раньше не было. Со знаком минус. В связи с этим у людей стало возникать чувство неопределенности и тревожности. Наша повестка дня оказался нетипичной для такого времени года и, особенно, для выборов: ковид и принудительная вакцинация, несделанные дороги, неудобная система общественного транспорта, состояние дворов усиливали неуверенность людей в завтрашнем дне. Неопределившимся (а их, напомню, было 33%) не нравился никто из партий, но при этом они хотели выразить свое мнение и проголосовать. Мы, как социологи, не знали, к чему такая ситуация может привести. Однако предполагали, что это выльется в протестное голосование, но не понимали, какой будет расклад голосов. В июле только 30% избирателей собирались на выборы, а к моменту выборов— 59%. По всем параметрам, явка не должна была быть выше 40%, но люди вышли выразить легальным путем свое недовольство. Они проявили активность и доказали, вопреки всем заверениям, что от людей что-то зависит. И это видно по результатам, которых никто не ждал, даже я, как социолог, дающий каждый год относительно правильный прогноз, в этот раз впервые не давал никаких прогнозов вообще, потому что не понимал, как распределяться эти 33% неопределившихся. В избирательной кампании, когда растет явка, всегда растут оппозиционные настроения, то есть в данном случае растет количество сторонников тех партий, которые не ассоциируются с «Единой Россией». Мне кажется, избирателю надо поверить в свои собственные силы и чаще выражать свое мнение. Уровень самосознания людей вырос, поэтому они подали знак власти о том, что надо скорректировать вектора. Но услышали его или нет, пока неясно.

— Какие выводы можно сделать по итогам голосования?

— Мы получаем псевдо-протестное голосование, которое проявилось в победе двух справедливороссов-одномандатников - бывшего губернатора Ярославской области Анатолия Лисицына и депутата Государственной Думы Анатолия Грешневикова. По партийным спискам «Справедливая Россия» набрала свыше 19% избирательных голосов — это самый высокий процент по Российской Федерации, потому что в среднем по России партия получила 7%. Большинство неопределившихся избирателей в Ярославской области в самый последний момент решили проголосовать за самую, как им казалось, оппозиционную партию. Но справедливороссы не являются оппозицией – они плоть от плоти нынешней политической системы, сформированной В.Путиным еще в начале 2000-х годов, суть которой заключается в том, чтобы создавать видимость демократии и политической конкуренции. Эта система получила название у специалистов-политологов «имитационная демократия», и партия «Справедливая Россия» наряду с КПРФ и ЛДПР - важный элемент этой имитационной модели демократии. Да и за их кричащими лозунгами, наподобие вернем пенсионный возраст, введем справедливый базовый доход, проведем национализацию ключевых инфраструктурных отраслей и стратегически важных предприятий и т.д., и т.п. не стоит серьезной экономической и социальной программы. Это, по большому счету, – популизм чистой воды. И большинство ярославских избирателей это понимало и никаких иллюзий по этому поводу не испытывало. Однако проголосовали за эту партию. И еще больше за их представителей-одномандатников. И теперь как бы стали чуть ли не лидерами протеста. И Лисицын, и Грешневиков, и даже Бурляев, похоже, уже сами уверовали в это, хотя это, конечно, полная иллюзия. Анахронизм самой партийно-политической системы в итоге породил «управляемый протест», который, конечно, по сути является проявлением недовольства, а не голосованием за представителей «Справедливой России». При этом, конечно, партии «Единая Россия» надо быть отчасти признательной и благодарной партии «Справедливая Россия - за правду» за такой поворот событий – если бы не эта партия в нашем регионе победу бы по партспискам обеспечила себе КПРФ и Ярославская область таким образом вошла бы в число тех регионов, где «Единая Россия» проиграла выборы «оппозиции». А так она формально выиграла и надо признать, что 30% голосов избирателей – это очень много, особенно для такого социально и политически нестабильного региона как Ярославская область.

— Вы считаете, что прошедшее голосование можно считать протестом?

— Нет, такие результаты говорят о том, что люди недовольны состоянием дел в Ярославской области. Думать о том, что «Справедливая Россия» стала неожиданно оппозиционной партией, а Анатолий Грешневиков и Анатолий Лисицын — оппозиционные политики, это заблуждение. Результаты голосования — это звоночек для властей, что в городе и области не все хорошо, и с этим надо что-то делать. На мой взгляд, это не протестное голосование против «Единой России», это голосование против социально-экономического состояния Ярославской области на данный момент и выражение недовольства ярославцев. Сейчас в Ярославской области что-то делается, но народ все равно недоволен, потому что нет вектора развития и позитива в области, нет движения вперед. Это большая проблема для будущей избирательной кампании губернатора Ярославской области, если за год ничего не изменится. Результат мог быть любой, главное, чтобы город и область развивались, а этого развития сейчас никто не чувствует.

— Ранее партии КПРФ вы давали максимум 20% на выборах, но что позволило партии превысить прогнозы и набрать почти 23% голосов? А благодаря чему «Справедливая Россия» повысила свои показатели с 6% до 19%?

Ни одна из партий не сделала ничего. Незначительно, но выросли рейтинги коммунистов, поскольку самым ярким событием предвыборной кампании стала смерть лидера КПРФ Александра Воробьева. Очень многие люди голосовали не за коммунистическую партию, а в знак памяти к товарищу Воробьеву, которого многие избиратели уважали как небезучастного к судьбе региона человека. Победу справедливороссам принесли их кандидаты-одномандатники. Если бы не Лисицын и Грешневиков, не было бы такого высокого процента по партийным спискам, как 19%, что стало уникальным случаем у этой партии в рамках нынешней кампании. Партия «Справедливая Россия» на старте кампании имела мало процентов, в течении кампании рейтинг не рос, и только в последний момент она забрала голоса. И только в отдельно взятой Ярославской области. Подчеркну еще раз - ничего похожего в целом по России не происходило. Что, кстати, еще раз говорит о том, что эта ситуация - исключение, а не правило. Местные харизматики, ставшие во главе одномандатных округов, помноженные на народное недовольство дали результат «Справедливой России». Но это, в целом, частная и одновременно уникальная история, не характерная для страны в целом. Да, это можно считать ярославской спецификой, но для политической системы в целом, она не играет никакой существенной роли в принципе.

— В чем, на ваш взгляд, была главная причина, из-за которой избиратели не могли определиться с выбором?

— Политические партии никак себя не проявляют. Почему люди не могли найти, за кого голосовать? Так не за кого отдавать голоса, нет тех, кто бы предлагал реальную программу действий. Анахронизм российской политической системы предопределил победу «системщиков». «Единая Россия» опиралась на авторитет президента, «ЛДПР»—на своего вождя, «КПРФ» — на свой партийный бренд, «Справедливая Россия» вообще непонятно на что, если бы у них не было двух сильных одномандатников, то и процентов не было бы. Никто ничего не предложил. Ни господин Грешневиков, ни господин Лисицын после выборов, судя по их деятельности в предыдущие депутатские сроки, не начнут предлагать новые проекты, а также спокойно просидят еще пять лет. Ничего в Ярославской области не поменяется. Уж точно это в гораздо большей степени зависит от исполнительной власти, нежели от депутатов-пенсионеров, которые в принципе решали свои личные проблемы, а не проблемы избирателей.

— Как можете оценить борьбу депутата Ярославской областной Думы Ларисы Ушаковой и депутата Госдумы Анатолия Грешневикова?

— Она была видимая, но не серьезная. Господин Грешневиков очень харизматичный человек с заряжающей энергией, но это все игра, а он — хороший актер, умеющий работать на публику. В этом смысле он сильнее Ушаковой.

— На выборах в Госдуму по 194-му округу победил бывший губернатор Анатолий Лисицын, выдвинутый «Справедливой Россией», при чем с большим отрывом от хоккеиста Андрея Коваленко, выдвинутого «Единой Россией», почему получилось именно так, ведь в прошлом году на довыборах результат был абсолютно обратен?

— Явка разная. На довыборах было 20%, а тут — 43%. Оказалось, что как только явка переваливает за 30%, значит на выборы приходят неравнодушные люди, которые имеют свою, отличную от власти точку зрения. Не за Лисицына голосовали, а против сложившейся в регионе ситуации, а он это понял, как и Грешневиков. Победила не программа справедливороссов, а другая, народная точка зрения.

— Как оцениваете предвыборную кампанию партий?

Кампания у всех партий была плохая по качеству, в том числе и по активности. Немного лучше, она была у «Единой России». У единороссов было бы больше голосов, если бы они что-то реально осязаемое делали в городе и области. Им нужно было объявить в своей программе хотя три-четыре местных лозунга, которые близки и понятны людям (например, активная, качественная и длительная программа по строительству и ремонту автомобильных дорог, восстановление разрушенных междворовых проездов, восстановление фасадов городских зданий, особенно в Ярославле, включая активную работу с собственниками зданий и т.д.). На мой взгляд, «Единая Россия» допустила ошибку с кандидатами, которых выдвинула на выборы в одномандатных округах. Стоило бы вывести на выборы Ольгу Хитрову — она победила бы Анатолия Грешневикова и получила 40% за счет молодости, активности и своего нового облика. У Антона Капралова, как мне кажется, также было больше шансов победить в 194 округе, чем у Коваленко. Причина та же – молодость, активность, энергетика, искреннее желание что-то сделать для своей малой родины. Ни одной из партий никто не верил, и в последний момент избиратели определялись, как угодно – лишь бы не за ЕР. За этими 33% неопределившихся нужно было побегать и еще что-то предложить, а не просто надеяться на пиар через телевизор или соцсети. Но никто не побежал. И это было очень странно… Чего тогда удивляться результатам выборов?

— Предрекали ли победу Дениса Добрякова в выборах мэра Рыбинска изначально? Можно ли говорить о достойной конкуренции?

— Да, конечно. Конкуренция была в Рыбинске номинальная. Заметьте, представитель «Справедливой России» Владимир Пахарев набрал всего чуть больше 13%. Столь низкий рейтинг у справедливоросса на выборах мэра Рыбинска потому, что представитель «Единой России» Денис Добряков многое сделал для города как его глава. В Рыбинске тоже не любят единороссов (кстати, по партспискам ЕР здесь проиграла КПРФ) , но у господина Добрякова 42% по результатам выборов, потому что его поддержали сторонники других партий, а это лучшее признание заслуг и действий, которые были в межвыборный период, для кандидата. Несмотря на все ошибки мэра, люди видят, что сегодня СИТУАЦИЯ В ГОРОДЕ чуть лучше, чем вчера. На примере Рыбинска стало понятно, что неважно, от какой партии выдвигается кандидат, важны его действия.

— Были ли попытки фальсификации в прошедших выборах?

— Нет. Если и была фальсификация, то эти голоса существенно не повлияли на результаты. Никто их не оспаривает, люди даже радуются. На мой взгляд зря, потому что радоваться нечему. Это эмоция, после эмоции наступит осознание, а далее должны быть действия. Самое главное после избирательной кампании — действия, которые последуют или не последуют как от властей, так и от оппозиции и населения. По идее они должны пойти навстречу друг другу. Для общего блага. Но случится ли это – большой вопрос.

— Выборы прошли, а что дальше то?

— Я боюсь, что БУДЕТ разочарование, потому что у населения есть ощущение, что оно показало свой ярославский характер. Так сказать, показала власти «кузькину мать». Однако пока никто никому ничего не доказал. Ну разве что за исключением лично А.Лисицына. Он доказал «москвичам», что он еще о-го-го. Но что с этого региону-то? От этих выборов есть один плюс, что, может быть, власть задумается, что нужно заниматься делами не в телевизоре, а реально в каждом дворе, каждом доме и микрорайоне. Как это происходит в Рыбинске. Может, тогда и результаты выборов будет другие?


Опрос
Обрадовались ли Вы информации о назначении нового Губернатора Ярославской области Михаила Евраева?