Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

26.11.2019
Политика и экономика
249
ЕВГЕНИЙ ШЕПЕЛЕВ: "Бизнес мой предполагает, чтобы им занимались молодые и обязательно красивые"
В 1992 году Евгений Шепелев вместе с художницей Натальей Павловой основал фирму «Майолика». Народный промысел, то ли игрушки, то ли статуэтки, ерунда, в общем. Банкиры тогда под сомнительное начинание кредитов не давали в принципе. Но попробуйте сегодня погуглить «майолика». Обязательно наткнетесь на упоминание о Ярославле. «Мастерская ярославской майолики Павловой и Шепелева» - бренд. При этом известный во всем мире.
ЕВГЕНИЙ ШЕПЕЛЕВ: "Бизнес мой предполагает, чтобы им занимались молодые и обязательно красивые"

Когда, блуждая по просторам Интернета, встречаешь эффектную цифру – это повод всего лишь для эмоций, вроде «ну ничего себе!». Скажем, узнаешь, что доля малого бизнеса в экономике сытой и благополучной Германии – около 80%, и удивляешься: «Странно… Другой менталитет наверное…». А вот если собрать несколько цифр вместе - это уже анализ ситуации. Например, «за последний год в РФ прекратили свое существование 700 тысяч малых предприятий». В сочетании российская и германская цифры составляют четкую картину. Сразу проясняются перспективы, и слово «менталитет» обретает иной смысл. Однако, смаковать предчувствие катастроф – не лучший стиль анализа. Не будем паниковать. Лучше побеседуем с человеком, которого, без малейшей натяжки, можно считать экспертом в сфере малого бизнеса. В 1992 году он, вместе с художницей Натальей Павловой, основал фирму «Майолика». Народный промысел, то ли игрушки, то ли статуэтки, ерунда, в общем. Банкиры под сомнительное начинание кредитов не давали в принципе. Но попробуйте сегодня погуглить «майолика». Обязательно наткнетесь на упоминание о Ярославле. «Мастерская ярославской майолики Павловой и Шепелева» - бренд. Состоялась, вопреки много чему, живет и … чуть не написала «процветает», но, кажется, я много на себя беру. Спросим у самого директора «Майолики», Евгения Шепелева. Как у нас с перспективами малого бизнеса? Что есть, а чего нет? И вообще, как это работает?

 

Лихие 90-е вспоминаются с теплотой

- Евгений Вячеславович, расскажите о себе. Учеба, карьера, предпочтения?

Шепелев.jpg- В ЯрГУ был в свое время факультет «Планирование промышленности», я там учился, и закончил. Но, поскольку родился я в семье достаточно известного в Ярославле художника, Вячеслава Васильевича Шепелева, была у меня предрасположенность к искусству. Поэтому поучился еще в Ивановском художественном училище. Интересный получился симбиоз - экономист - художник. Работал на машиностроительном заводе в Иваново. Вернулся в Ярославль, стал директором «Ярославских художественных производственных мастерских». Но с 1992 года началась другая жизнь. Было сделано много глупостей, художественные мастерские развалили. Сейчас об этом сожалеют, но поезд ушел. После этого развала мы в союзе с художницей Натальей Михайловной Павловой, решили попытаться сделать что-то свое. Попытались, и делаем это до сих пор.

- Вы создали «Майолику» в 90-е годы, а их сейчас модно называть «лихими». Они и, правда, были плохим временем? Или хорошим?

- Не могу сказать ничего плохого о тех временах. Много было проблем, но сейчас они кажутся смешными. Я пытался получить кредиты, буквально бегал за банкирами, они смотрели на меня как на нечто непотребное. Я благодарен им. Не давая мне кредитов, меня научили работать, используя свои собственные средства. С тех пор я убежден, что не надо давать деньги людям, начинающим свое дело. Это развращает. Люди должны делать все сами, рассчитывать на себя. 90-е были забавными, порой - шальными. Мы пытались работать с таможней, которая только начинала организовываться, такая муть была, что сейчас это воспринимается как комический эпизод. Бывало и страшно, «наезды», бандиты. Но мы, тогда еще мелкая фирма, не представляли для них интереса, все обошлось. Я не вспоминаю 90-е как время тотального криминала, для нас, по крайней мере. Мы свое дело делали, нас никто особо не трогал, что-то у нас получалось, что-то не получалось, но в целом было интересно.

- После 90-х страну потрясла серия кризисов. 1998, 2008… Как небольшая «Майолика» пережила их?

майолика2.jpg- 1998-й? Мы наладили контакт с американцами. Отправляли в США продукцию, получали валюту. Я предполагал, что кризис придет. Отчасти помогла интуиция, но в большей степени – внимание к окружающей обстановке и, конечно, общение с американцами. Они – люди весьма искушенные в бизнесе, и помогли предугадать кризис. Это и позволило «выплыть». Я попросил наших партнеров (хотя это и было очень сложно) попридержать валюту. Доллар вырос, и я получил в 6 раз больше. Не скажу, что это были шальные деньги, но они создали резерв, который позволил выжить. Наши работники даже не почувствовали кризиса. В 2008 году мы также следовали советам американцев в финансовых вопросах. Они в этом хорошо разбираются. Но главное – мы сделали хитрый ход - я предложил заокеанским партнерам расплачиваться с нами не деньгами, а оборудованием. Мы стали официальным представителем фирмы SKUTT в РФ и СНГ, они продают печи для работы с керамикой.

Появилась возможность, во-первых (именно, «во-первых», это важно), переоборудовать мастерскую, а во-вторых, продавать оборудование. Это компенсировало наше переоборудование и создавало резервный фонд. Я всегда, обязательно, сохраняю резерв. Если он есть – можно пережить и лихую годину.


Экономист-художник в действии... Доля рынка в США "всего" 2-3%.

- Вы что, печи конкурентам продаете? Это так выгодно? Какую долю занимает торговля оборудованием в бизнесе «Майолики»?

- Да, конкурентам. Времена меняются, уже не особо страшно. Товар не супердефицитный, они могут купить и не у меня. Доля в бизнесе - порядка 5%, торговля оборудованием - лишь подспорье. Главный эффект - такой бизнес позволяет мне переоборудоваться фактически бесплатно, это принципиально важно. Получаю партию, половину беру, модернизирую мастерскую, половину продаю, компенсирую все затраты по замене своего парка.

- Вы хитрый!

- Любой бизнесмен, который чего-то стоит, хитрый.

- А кризис 2014 года?

ммайолика6.jpg- Как ни странно, мы пережили его легче, чем 1998 и 2008. Прежде всего, потому, что к тому времени уже выстрадали свой бренд. Мы стали брендом. Это помогло начать работать с корпоративными клиентами. С такими сильными фирмами как «НОВАТЭК», негосударственный пенсионный фонд «Благосостояние», РЖД. Они неподвластны никакому кризису, они непоколебимы. Они заказывали нашу продукцию, заказывают сейчас, и цены, которые мы с ними согласовываем, позволяют иметь хорошую прибыль. Это возможно исключительно потому, что уже состоялся фирменный бренд. Нас знают, и можно сказать, любят. Был момент – «НОВАТЭК» решил попробовать заказать что-то отличное от того, что делает наша мастерская. Их служба безопасности проверила потенциальных партнеров. На одном предприятии работает 5 человек, на другом 3, отчетность странная, бренда нет. «НОВАТЭК» вернулся к нам. И это, естественно, нам помогает в жизни.

- А американцы до сих пор покупают продукцию «Майолики?

- Да, но в последнее время мы продаем неохотно, только ради сохранения контакта. У нас есть представительство в Миннеаполисе, это помогает поддерживать определенный уровень. Нас знают и ценят, но… доля продаж в США в нашем бизнесе сейчас не более 2-3%. Не устраивает цена, по которой мы работаем.

- А поговорить о повышении цены не получается?

- Американский рынок - тема для отдельного, долгого разговора. В двух словах – туда все хотят. Когда бываешь в Нью-Йорке на выставках, думаешь: «Боже мой, чего им еще надо? Все есть, завались, даже то чего не придумаешь – есть». Поэтому на американском рынке очень тяжело состояться, задержаться и т.д. Сильно повышать цену нельзя, но и уходить не стоит – партнеры не раз доказали свою полезность.

- У российских корпоративных клиентов цены выше, чем у американцев?

майолика6.png

- Конечно! 

- В 2008 году, на выставке в Нью Йорке, ярославская майолика была оценена как уникальное явление. Какова степень уникальности? Не единственные же в мире?

- Конечно, нет. Американцы нас высоко оценивают потому, что майолика - очень трудоемкое производство. В США немного желающих заниматься такой сложной работой, и в этом смысле мы в приоритете. Сравнить почти не с кем. Но об абсолютной уникальности не говорим. В Испании есть фирма «Лладро» (примечание: производство находится в г. Валенсия), мы считаем ее нашей путеводной звездой. Высочайший интеллектуальный и художественный уровень, отличные технологии, совершенно изумительные художники. Мы не одни в этом мире.


Надо все время осваивать новые проекты, останавливаться нельзя

- А в России? Вы говорили, что душа майолики - ярославский поливной изразец. Насколько национально искусство майолики?

майолика8.jpg- Майолика - не абсолютно русское искусство, техника известна в Средиземноморье, и не только. Но, с эстетической точки зрения, ярославский поливной изразец - знаковое явление. Он претерпел множество изменений, все ненужное отсеялось, осталось самое лучшее, что можно сделать в этом жанре. Безусловно, первоначально мы брали за пластическую основу именно его. Но если бы мы занимались только майоликой в стиле ярославского изразца, то погибли бы - таковы реалии бизнеса. Сам термин «народный художественный промысел» – утратил первоначальный смысл. Сейчас все народные художественные промыслы - это не что иное как предприятия, которые борются за выживание. За деньги, за покупателя, за прибыль и т.д. Надо все время осваивать новые проекты, останавливаться нельзя. Наш успех, по-моему, очевиден. В Ярославле мы были первыми, если не считать тех, кто занимается собственно изразцами. Пластика скульптуры отсутствовала. Возможности и талант нашего главного художника и наша совместная эстетическая оценка, позволяют говорить о том, что есть уникальное явление - ярославская майолика. Кроме нас, наш российский флагман - Императорский фарфоровый завод в Петербурге, я воспринимаю их как старших коллег и, в какой-то мере, конкурентов, поскольку мы сейчас тоже начали заниматься фарфором. Но отдаю себе отчёт в том, что нам до них далеко.

- Императорский завод? Какого императора?

- У нас в последнее время, имперские замашки в моде, вот и переименовали. Это бывший ЛФЗ, Ломоносовский фарфоровый завод. Но в их случае дело не в названии, а в опыте.

- Как «Майолика» чувствует себя в 2019 году? Растет ли прибыль и другие экономические показатели?

- На конец этого года мы чувствуем себя прекрасно. Портфель заказов достаточный, еще раз подчеркну, во многом благодаря созданному бренду. Доля корпоративных заказов, по сравнению с предыдущими годами, значительно выросла. Я бы с удовольствием перенес наше сегодняшнее самочувствие на 2020-й, и 21-й, и 22-й годы. Но не могу. Прибыль снизилась, и следующий год меня серьезно пугает. Есть тенденция, которая угнетает всех. Налоги. Это вещь страшная. Рост так называемых общих налогов, НДС и прочих, привел к увеличению стоимости сырья и комплектующих. Жидкое золото 2 года назад мы покупали по 250 рублей за грамм, теперь - по 650. Не во всем такой колоссальный рост, но на рентабельности и других экономических показателях, сказывается, сами понимаете как. Приходится поднимать цены. Раньше я платил порядка 30 копеек налогов с рубля заработной платы, сейчас плачу 45-50 копеек.

- Есть ли у «Майолики» среднесрочные планы развития?

майолика12.jpg- Естественно. Название «Мастерская майолики» как бы подразумевает, что мы производим исключительно майолику. Это не так. Лет 5 назад, да, мы занимались только майоликой. Но позже мы присовокупили глазурь. Различные глазури, которые ложатся на рельеф или скульптуру, - это отдельная обширная тема. Отличная от майолики технология, другая эстетическая подоплека. Затем мы начали, и продолжаем, заниматься упаковкой. Чтобы понять насколько это может быть серьезно, достаточно вспомнить, что 80% стоимости, например, духов – это упаковка. У нас не такая грандиозная пропорция, но продукция тоже специфическая, и упаковка - немаловажный фактор. В последнее время мы начали работать с фарфоровой скульптурой. Множественность проектов, их разнообразие, абсолютно необходимы.

майолика1.jpgВ трудные времена спрос на майолику закономерно падает. Количество изделий в технике майолики на рынке должно быть небольшим, тогда они имеют определенную ценность и спрос. К сожалению, у нас появилось немало конкурентов, которых мы сами родили. Наши бывшие работники создают маленькие фирмочки, их уже штук 10, из них половина - в Ярославле. Они выходят на рынок с теми же художественными мотивами, а то и с откровенным плагиатом наших разработок. Адекватный ответ на такие вызовы один - нашей продукции должно быть немного, но выдающегося качества. Чтобы каждый знал, чего стоит клеймо «Мастерская майолики Шепелева и Павловой». Поэтому рынок майолики в нашей работе - это 50%. Остальное – рынок глазурей, и немножко деколей, картинок которые вплавляются в посуду. Сейчас мы занялись собственно посудой. Был в Ярославской области, в Песочном, завод знаменитого кузнецовского фарфора. В 2012 году обанкрочен и развалился. Однако остались специалисты очень высокого уровня, которые делают модели для посуды. С одним из них мы решили это дело попытаться возродить. С 2015 года пытаемся, и кое-что получается, я доволен. Здесь интересна не столько экономическая составляющая, сколько принцип. В СССР было 52 фарфоровых завода. Сейчас - 4, поэтому, пьем из китайщины и турецкого фарфора, в лучшем случае - из японского. Нашего практически нет, вот мы и надеемся войти в «клуб избранных» - ЛФЗ, Конаково, Дулево и мы.

- Хотите возродить завод в Песочном?

- Нет. Работать буду со специалистами Песочного, но делать - в Ярославле. Возрождение завода в Песочном невозможно, потому что народ избалованный, непрактичный и очень ленивый. Это касается не только села, и не только нашей области. Людской ресурс в России я бы оценил на «двойку». В крайнем случае, на «три с минусом», не выше. Мало кто здесь чего-то хочет и что-то может.


О пвсевдоконкуренции, налогах, чиновниках и красивых молодых работниках

- Вы упомянули о не вполне добросовестной конкуренции. Ее много?

майолика7.jpg- Сколько угодно. Недавно был смешной судебный процесс. Я позволил себе нелестные высказывания в адрес одной из своих бывших работниц, которая организовала свое производство. Суд признал меня виновным, я оскорбил человека. Но теперь уже мы подаем в суд, поскольку нарушен закон о конкуренции. «Пострадавщая» делает исключительно, один к одному, наши вещи. Я получил экспертное заключение искусствоведов из Москвы, они подтвердили факт безусловного плагиата. А многие даже и не копируют, а просто имитируют, халтурят. Псевдоконкуренция будирует, не дает расслабляться, это хорошо. Однако, люди не ведают, что творят. Делая низкопробную продукцию, они портят вкус покупателя, искажают основные эстетические принципы. Это скверно. Учитывая, что вкус людей на российском рынке, к сожалению, падает, остается только пожимать плечами и работать. Одна из причин такой ненормальной конкурентной среды - кризис профессионализма. Невероятно много дилетантов. Найти человека способного как следует научиться хорошему ремеслу, нет никакой возможности. Нет таких людей. Вообще. Молодняк хочет много и сразу. Процесс обучения кажется им дикостью, они или киснут, или уходят.

- Но в «Майолике» работает 80 человек, для воплощения таких планов как у Вас, это явно мало. Будете набирать хотя «людей нет»?

Шепелевы и Павлова.jpg- Понадобятся – будем. Отсев колоссальный, в лучшем случае из 10 человек остается 1, но будем.

- А придет к Вам столько желающих?

- Надеюсь. Зарплата у нас приличная, выше, чем средняя по Ярославлю. Живописец может получить до 50 тысяч.

- Что Вы изменили бы в экономической системе современной России, если бы могли? Или она Вам нравится?

- Может быть, это покажется странным, но я оптимист. Я еще ни разу не видел, и не читал, чтобы какое угодно правительство и созданные им экономические условия удовлетворяли всех. Нет такого, и не будет никогда, люди есть люди. Пришедшая к власти орда чиновников свое получит, такова жизнь. Надо находить выходы и из этой ситуации. Больше того – мне 64 года, но если бы было 40, я думаю, что получал кайф от поиска выходов из сложных ситуаций созданных и правительством в том числе.

майолика3.jpgОсобо пагубным мне кажется рост налогов. Беда в том, что мы платим все больше неизвестно кому, и неизвестно на что. Ладно бы государству! Ладно бы неимущим людям! Кстати, в Англии есть такая схема. Прикрепляют к коммерческой фирме социальный объект, фирма его финансирует, сумму финансирования вычитают из налогов. А тут, в двух шагах, «Дом ребенка», неблагополучные дети. Дайте мне этот дом, я буду его содержать. Это будет действительно интересно. На Западе так и делают, но у нас этого никогда не произойдет. Все растущие налоги поступают в Москву, и целая орда, практически вся Москва, обслуживает эти налоги и, в конечном итоге, раздает. Я плачу большие налоги, радуюсь скромным субсидиям. А федеральная орава налоги делит, пилит, перекидывает туда-сюда. Я понимаю, что это глупо, но осознаю, что люди, которые там сидят, никогда от этого куска не откажутся. Бог с ними. Они несчастные. Делильщики с примитивнейшей психологией – вот кусок, давайте наперегонки рвать. А я занимаюсь производством, делаю товар, который продается. Это кайф, моя жизнь имеет смысл. Кстати, это одно из необходимых условий процветания любого бизнеса - получать удовольствие. А от системы мне хотелось бы одного – чтобы не трогали. И не лезли. Сколько различных комитетов по поддержке малого бизнеса! Сколько ко мне приходит дядек в красивых галстуках, пахнущих дорогим парфюмом! Они предлагают деньги. А мне кажется, что передо мной стоит дурачок. Холеный, с самомнением, от которого в дрожь бросает, дурачок. Он пилит деньги. Москва дала, и велела наладить какое-нибудь производство. Он приходит ко мне: «Хочешь 90 миллионов? Давай Песочное наладим!» На вид неглупые, красивые люди, и занимаются какой-то фигней. Это потрясает. Тем более, что их очень много. Я бы хотел, чтобы они не ходили сюда, не лезли со своими предложениями.

Доходит до смешного. Президент вдруг сказал, что надо заниматься народными художественными промыслами, поскольку там немало народу занято. Мгновенно ко мне повалили – одни, другие, третьи! Гарцуют, фотографируются на фоне моих работающих девчонок. Со мной общаются только в силу того, что уж раз пришел, так надо про что-то и поговорить. Клоунада. Цирк, но мне не жалко. Пусть забавляются, только бы ко мне не приходили. Я им деньги буду платить в качестве налогов.

- Вам 64 года. Кому Вы передадите бизнес?

- Больной вопрос, но ответ на него я активно ищу. У детей свои интересы. Дочь в декрете, зять занимается IT технологиями, в моих делах они не помощники. Я создал команду из 5 человек, и пытаюсь постепенно уходить от решения многих вопросов, передавая управление моей команде. Это молодые, красивые девчонки. Бизнес мой предполагает, чтобы им занимались молодые, и обязательно красивые. Что получится – не знаю. Надеюсь на лучшее.

мастерская.jpg

Беседовала Лилия Швах


В публикации использованы фотографии продукции ярославской майолики мастерской Павловой и Шепелева с сайта http://mastermajolica.ru/, а также картина Васи Ложкина "Жизнь - сложная штука". Спасибо ярославским художникам за их многогранное творчество.
Опрос
Что Вы ожидаете от 2020 года?