Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

13.05.2020
Политика и экономика
1050
ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ КОРОНАВИРУСА?
Былое и думы о жизни вне карантина
ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ КОРОНАВИРУСА?

11 мая Президент Владимир Путин объявил о завершении общероссийского периода нерабочих дней. Решение витало в воздухе ещё с конца апреля, когда россиянам начали дозированно вбрасывать информацию о поэтапном выходе из карантина после майских праздников. И вот этот выход начался. Однако он будет не одномоментным, не быстрым и не простым. Полтора месяца самоизоляции принесли свои тяжёлые плоды. Бизнес подсчитывает миллиардные убытки и готовится к массовым банкротствам. Показатели внутреннего валового продукта падают. А на общее восстановление экономики при пессимистичных прогнозах отводят до трёх лет. Так что здесь всё самое страшное, судя по всему, ещё впереди. Впрочем, как и во всём мире. Ибо глобальные проблемы везде одинаковые. Много вопросов вызывает и эпидемиологическая ситуация. Количество заболевших продолжает расти, теперь уже на 10-11 тысяч человек в день. Правда, это объясняют увеличившимися масштабами тестирования. Однако, как минимум, нагрузку на врачей это не отменяет. Вместе со всеми соответствующими рисками. Безусловно, «наверху» всё это хорошо понимают. И вводят новые меры поддержки, которые можно назвать беспрецедентными. Однако их эффективность будет зависеть от того, как быстро предприятия и организации возобновят работу, насколько оперативно окажутся восстановлены производственные цепочки, каким образом будут снимать ограничения в регионах и от многих других факторов.

 

Федеральный уровень: курс на выход!

EWIPGzXXQAEEAai.jpgЕсли судить с исключительно экономической точки зрения (с небольшой примесью ленинской теории), то выход из самоизоляции назрел. Притом, ещё «вчера». Лучше такого варианта, пожалуй, мог быть разве что «шведский сценарий» (как известно, в данной скандинавской стране не вводили практически никаких жёстких мер, а школы, магазины и рестораны не закрывали вовсе). Однако для нас это – из области фантастики. А рассуждать о том, чего не может быть, по определению бессмысленно. Соответственно, сейчас главная задача – вернуть экономику на «мирные рельсы» и сделать это максимально быстро. Ибо «тревожных сигналов» более чем достаточно. Притом, от вполне лояльных власти структур.

Так, ещё в конце марта Торгово-промышленная палата России предупредила о риске разорения 3 миллионов предпринимателей из-за последствий коронавируса. В этом случае без работы могли остаться более 8,6 миллиона человек. Такие данные со ссылкой на вице-президента ТПП РФ Елену Дыбову приводил медиа-холдинг РБК. Тогда опрос в регионах показал довольно пессимистичную картину: в каждом третьем предприятии малого бизнеса отмечали, что при снижении спроса смогут продержаться всего три месяца. При этом, половина владельцев понимали, что уже не смогут повторно открыть своё дело в ближайшее время. Два месяца из указанных трёх закончатся уже в конце мая. Дальше – последняя черта.

Ещё более определённо высказался федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов. В интервью ТАСС 8 апреля он заявил, что из-за нестабильности в экономике, связанной с распространением коронавирусной инфекции нового типа, пострадали около 90% работающих в России предпринимателей. Спустя три недели уполномоченный уже буквально «забил в колокола». Он направил письмо Президенту, в котором открыто указал на недостаточные действия по поддержке бизнеса со стороны Правительства. Как отмечает журнал «Форбс», по мнению Титова текущие шаги государства не соответствуют сложности ситуации, к которой привели одновременно пандемия коронавируса и падение цен на сырье, а «масштаб проблем в условиях отсутствия адекватного ответа со стороны государства может привести к массовым банкротствам предприятий и значительному росту безработицы». По оценке бизнес-омбудсмена, к моменту написания документа (конец апреля) больше 50% бизнеса временно или навсегда прекратили деятельность. Также Титов заявил, что ключевым вопросом для выживаемости «в условиях недостаточности финансовой поддержки со стороны Правительства» становятся сроки снятия карантинных мер. Как раз об этом мы говорили выше.

755864518272952.jpegОбщую тенденцию подтверждают и макроэкономические сценарии. Как отмечает упомянутый выше РБК со ссылкой на исследование международной консалтинговой компании «McKinsey», в 2020 году российский ВВП в лучшем случае уменьшится на 3,8%, а в худшем – сразу на 10,2%. Соответственно, в «базовом» сценарии экономика страны вернётся на докризисный уровень в середине 2021 года. При «негативном» варианте процесс затянется ещё на два года – до середины 2023 года. Малоприятная перспектива, не правда ли? И она вновь возвращает нас к вопросу о необходимости скорейшего выхода хозяйствующих субъектов из режима самоизоляции.

 

«Мины» в фарватере

 b8TYnhmB-800.jpgПри этом, надо понимать, что «поэтапное снятие ограничений» с 12 мая в любом случае не приведёт к единовременному и одномоментному восстановлению экономики. Для этого придётся, как минимум, заново наладить все производственные цепочки: от изготовления товара до его сбыта конечному потребителю. А это очень трудный и кропотливый процесс. Условно говоря: если Правительство откроет мебельную фабрику где-нибудь в Нижнем Новгороде 15 мая, то это не значит, что на следующий день там закипит работа. Поскольку ткань для этой самой мебели делают, скажем, в Ульяновске, а фурнитуру – где-нибудь в Ижевске. А их фабрики откроются только 25 мая. Поэтому нижегородцам придётся ждать поставок ещё десять дней. Но даже когда заработают все производители, прибыли снова не будет. Потому что мебельные салоны в Ярославле, Костроме и Владимире откроют только с 1 июня. И так – везде. Вот такая невесёлая арифметика. Её причина – передача полномочий по выходу из карантина руководителям конкретных территорий. И если их действия не будут хотя бы в минимальной степени согласованы - скорого восстановления производства и сферы услуг ждать точно не придётся. И в этом смысле разумный централизм был бы куда предпочтительнее сиюминутного федерализма.

Кроме того, при реализации объявленных в марте-апреле мер государственной поддержки бизнес столкнулся с достаточно серьёзными проблемами. Льготные кредиты оказались не слишком востребованы (для тех же ИП они означали сбор кипы бумаг, невеликие шансы на одобрение и минимальный финансовый эффект). А от отсрочки налоговых платежей и взносов многие и вовсе отказались (руководствуясь принципом: зачем плодить долги?). Более интересной казалась выплата 12130 рублей, претендовать на которую могли даже пострадавшие индивидуальные предприниматели без наёмных работников. Однако и здесь всё оказалось не так просто.

Во-первых, для получения денег необходимо соответствовать нескольким условиям, в том числе не иметь долгов по налогам и сборам свыше 3000 рублей по состоянию на 1 января 2020 года. А как лихо наша Налоговая служба выписывает штрафы (часто – без всякого разбора), наверное, рассказывать не нужно. Да и что такое сегодня три «косаря»? Во-вторых, часть деловых людей намеренно отказывались от субсидий, опасаясь проведения изнурительных проверок и подготовки мучительных отчётов за государственную помощь. С учётом того, что деньги можно потратить не только на заплату, но и на иные нужды (скажем, на оплату коммунальных услуг), вероятность обвинения в «нецелевых расходах» отнюдь не кажется фантастической. А нарваться на новые штрафы никто не желает.

 

Шаг навстречу

LPOY6AOO0hw.jpgОбо всех указанных «минах» в фарватере говорят сами предприниматели. Понимают их и власть предержащие. Возможно, именно этим можно объяснить новые меры поддержки граждан и бизнеса, о которых 11 мая сказал Президент Владимир Путин. Они существенно отличаются от всех предыдущих мероприятий. Притом, как в количественном, так и в качественном измерении. Кратко меры экономического блока выглядят следующим образом:

·      Для малого и среднего бизнеса, а также для социально ориентированных НКО будут отменены налоговые выплаты (за исключением НДС) и страховые взносы за второй квартал 2020 года; мера затронет около 1,5 миллиона предприятий.

·      Граждане России, получившие официальный статус «самозанятых» и уплатившие налог на профессиональный доход, получат выплаченные в 2019 году деньги обратно. Также они получат т.н. «налоговый капитал» в размере одного МРОТ.

·      Вводятся льготные кредиты на выплату заработной платы сотрудникам предприятий и организаций пострадавших отраслей по ставке 2% сроком на один год (до апреля 2021 года). В случае, если предприятие в течение этого времени сохранит занятость сотрудников на уровне 90%, вся сумма кредита и сумма процентной ставки будут погашены государством.

·      При этом, сохраняются ранее заявленные беспроцентные кредиты и прямая безвозмездная помощь в размере 12130 рублей на одного сотрудника за апрель и май.

Серьёзные изменения коснулись и социального блока. С 12 мая в данной отрасли предусмотрены следующие меры:

·      Двукратное повышение минимального пособия по уходу за ребёнком – до 6751 рубля.

·      Нуждающиеся семьи с детьми смогут получить выплату в размере около 33 тысячи рублей на одного ребенка в июне.

·      Предусмотрены выплаты по 3000 рублей на одного ребёнка для тех семей, где родители потеряли работу.

·      Семьям с детьми в возрасте от 3 до 15 лет единовременно выплатят 10 тысяч рублей.

·      Семьям с детьми в возрасте до 3 лет выплатят по 5 тысяч рублей на одного ребёнка в течение трёх месяцев.

Таким образом, новый пакет государственной помощи предусматривает сразу два принципиальных мероприятия – списание налогов и прямые выплаты гражданам, о которых говорили чуть ли не с марта. Конечно, размер и сроки указанных выплат – вопрос дискуссионный. Но само их появление как минимум свидетельствует о том, что в Правительстве Михаила Мишустина прислушиваются к сигналам с мест. Более того, их учитывают при разработке стратегии выхода из кризиса. Откровенно говоря, в Кабинете Дмитрия Медведева подобное вспомнить трудно. Теперь важно, чтобы озвученные меры поддержки нашли своё реальное воплощение на практике, не «обросли» многочисленными условиями, не разбились о «технические ошибки», сбои на сайте государственных услуг или электронных сервисах ФНС. Понятно, что добиться этого будет непросто. Как и в целом реализовать указанные меры (одни налоговые вычеты чего стоят). Однако помощь станет по-настоящему действенной только при соблюдении всех названных условий. Очень хочется, чтобы это получилось.


Ярославский парадокс

_K5-v6Iqh7A.jpgА как будет выходить из карантина Ярославская область? До конца ответить на этот вопрос трудно. Но сегодня ясно одно. В данном вопросе у нас заметна определённая непоследовательность. Судите сами. С одной стороны, губернатор Дмитрий Миронов говорит о продлении режима ограничений до 31 мая (самоизоляция для пожилых граждан, запрет на массовые мероприятия и так далее). С другой – в Правительстве региона анонсируются расширение перечня работающих предприятий и организаций с 16 мая. Стоит отметить, что по состоянию на 13 мая в нашем регионе зарегистрировано 1363 зараженных коронавирусом граждан. По этому показателю мы находимся на 23 месте в стране. А в Центральном федеральном округе нас обходят Тульская, Калужская, Рязанская, Брянская, Курская, Тамбовская и Владимирская области, плюс – Москва и Подмосковье. А это половина субъектов округа. Так что считать ситуацию критической трудно.

regnum_picture_1589278010402922_normal.pngВместе с тем, по темпам прироста инфицированных в том же ЦФО мы находимся на втором месте после столицы! Хотя в начале эпидемии наш регион был в конце списка субъектов, вежливо пропустив вперед соседей – Ивановскую, Костромскую и Вологодскую области. Однако там на ситуацию среагировали быстрее, а меры по самоизоляции были жёстче. В результате уже они переместились в конец списка и, в принципе, реально могут выходить из карантина. На наш очень субъективный взгляд, Ярославской области стоило последовать их примеру. Тогда самоизоляция закончилась бы куда быстрее. И куда менее болезненно. Но, как говорится, история не терпит сослагательного наклонения.

Ещё один парадокс – зависшее (а может быть, и вовсе отменённое) решение по электронным пропускам с одной стороны и обязательный масочный режим – с другой. Напомним, что он вводится с 16 мая. Средства индивидуальной защиты органов дыхания придётся использовать при проезде во всех видах транспорта общего пользования, а также при нахождении в общественных местах: на остановках, вокзалах, автозаправках, в медицинских организациях, аптеках, магазинах. Также маски необходимы при посещении организаций, связанных с обслуживаем населения, предоставлением государственных и муниципальных услуг, органов государственной власти и местного самоуправления.

маски3.jpgЕсли говорить о пропусках, то на наш опять-таки субъективный взгляд, они были не нужны. По крайней мере, в конкретном месте и в конкретное время. Областные власти вовремя дали «задний ход». Это было своевременное и вполне мудрое решение. Что касается масочного режима, то есть очень сильное подозрение, что его просто пролоббировали. Либо аптечные сети. Либо производители самих средств индивидуальной защиты. Либо иные лица, заинтересованные в крупном государственном контракте. Уж больно сильно прослеживается экономическая заинтересованность в этом деле. Ведь до эпидемии маски можно было купить по 7 рублей за штуку (пять штук в упаковке по 35 рублей). В начале апреля их цена подскочила уже до 35-40 рублей за штуку. А сегодня есть примеры, когда они продаются по 55-60 рублей. Отличный бизнес, правда? И отличное решение для повышения чьей-то прибыли!

Это притом, что сама маска в принципе ни от чего не спасает (о чём говорят сами врачи). Нужны они только больным людям, дабы не распространять заразу. Да и годятся только на два часа, после чего их нужно менять. Это если речь об одноразовых масках. Многоразовые стоят куда дороже. И их всё равно нужно регулярно обрабатывать. Также непонятно, как будет реализовано решение об обязательном ношении масок? Кто будет контролировать его исполнение? И как будут штрафовать за нарушение режима? К слову, размеры штрафов для жителей региона до сих пор неизвестны. Судя по всему, это будет происходить очень избирательно и скорее для острастки.

маски.jpgВо-первых, ярославской полиции с её обрезанными штатами просто не хватит сил для полноценного надзора. Тем более, что столичное начальство наших правоохранителей вряд ли будет спрашивать с них за местную самодеятельность. Им бы с Москвой разобраться. Во-вторых, законность самой меры – под вопросом, ибо официально никакого карантина у нас нет. И любой человек, подавший в суд за нарушение своих прав, дело выиграет. Так что полиция тем более не будет сильно связываться с «нарушителями» масочного режима. Как говорится, дороже выйдет. Таким образом, объемы продаж СИЗ, конечно, вырастут. Но контролировать их обязательное использование скорее всего будут «сквозь пальцы». В итоге восторжествует старый русский принцип необязательности исполнения решения. И в этом заключается ещё один ярославский парадокс.

Что же является «золотой серединой» в процессе выхода из самоизоляции? Мы полагаем, что властям нужно продолжать разумные меры борьбы с эпидемией: укрепление больниц, запуск дополнительных единиц транспорта, прекращение спекуляций с СИЗ и дезинфицирующими средствами. Но одновременно чётко отработать все заявленные меры поддержки экономики и социального сектора. При умелом сочетании этих двух направлений можно будет рассчитывать на минимизацию негативных последствий преодоления эпидемии коронавируса и более раннее восстановление экономики. Чего и хочется пожелать ответственным лицам, принимающим решения! 

 

ВИКТОР ПАРФЁНОВ

Опрос
Ждете ли Вы каких-либо изменений в своей жизни в связи с принятием поправок в Конституцию РФ?