Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

19.02.2019
Политика и экономика
1055
ВЛАДИМИР ЛАВРЕНТЬЕВ: «Еды больше чем едоков»
Если предприятия пищевой промышленности ощущают падение платежеспособного спроса на продукты питания и общее падение потребления, то дело  здесь не только в производителях. Дело в общей ситуации в стране. Об этом и еще об очень многом другом и важном нам рассказал  Владимир Лаврентьев, генеральный директор ЗАО "Еремеевское", малого предприятия "пищевки", которое пережило три экономических кризиса и переживает очередной.
ВЛАДИМИР ЛАВРЕНТЬЕВ: «Еды больше чем едоков»

Железо есть нельзя. Современному человеку очень нужен компьютер, неплохо бы иметь автомобиль, а еще... однако, без них прожить можно, а без еды - никак. Поэтому, теоретически, считается, что пищевая промышленность – неуязвимый сектор экономики. Каким бы лютым не был кризис - пищевики умрут последними, уже после того, как о машиностроителях и строителях просто забудут. Однако, ключевое слово в этом утверждении - «теоретически». В сказочном отечественном «сегодня» у пищевой промышленности не все просто и однозначно. ЗАО «Еремеевское» - как раз пищевики с почти классической судьбой. Предприятие создано в 1971 году в рамках советского планового хозяйства. Занималось розливом соков (помните трехлитровые банки?), цикорием, овощной икрой. Успешно пережило все кризисы. Сейчас входит в московскую ТПК «Стокрос». Некогда успешный и известный хлебозавод, территория которого граничит с «Еремеевским» под процедурой банкротства, а «Еремеевское» пока работает стабильно. Москвичи–владельцы уже привыкли к ужимкам и прыжкам отечественной экономики, и убеждены, что практически любой кризис преодолим, если как следует подумать и найти верный маркетинговый или ассортиментный ход. А беседа с генеральным директором «Еремеевского» Владимиром Лаврентьевым дает возможность прогнозировать - что мы будем есть в ближайшем будущем.

 

Состояние – нестояние

- Владимир Витальевич, расскажите немного себе.

Лаврентьев.jpg- Родился в Москве, живу там и сейчас. Закончил МИРЭА по специальности «инженер систем управления». В 90-х годах решил заняться бизнесом. Пришел в пищевую отрасль, тогда еще был дефицит продуктов питания, и именно занимаясь продуктами можно было хорошо заработать. Заинтересовался, привык, и, хотя со временем трудности стали более серьезными, а заработки более скромными, оставлять бизнес не собираюсь. Семья, сын - школьник.

- Как «Еремеевское» чувствовало себя в 2018 году? Рост? Стагнация? Трудности?

- Сразу уточню – на многие вопросы я не отвечу, как говориться «с цифрами в руках». Соблюдение коммерческой и технологической тайны – необходимое условие успешного бизнеса, заранее извините. Но в общих чертах – скажу. Производственные показатели на нашем предприятии в прошлом году сложились таким образом, что чувствуем мы себя непросто. У нас падение объема заявок, скромный рост по продажам, нам постоянно приходится вкладываться в разработку и выпуск новой продукции. Это затраты на сырье, упаковку, разработку рецептур, на анализы, сертификацию. Однако, если всего этого не делать, то результат, к сожалению, предсказуем. За стеной - большой хлебозавод «Златоустье-хлеб», который полгода как банкротится, закрыт. Мы легче справляемся с трудностями, потому что предприятие небольшое, затраты на содержание и эксплуатацию меньше. Будь мы «гигантом пищевой промышленности», возможно, и нам с Вами было бы уже не о чем беседовать. Мы стараемся изо всех сил, предпринимаем энергичные действия по модернизации, процесс разработки новых наименований продукции на предприятии идет постоянно и безостановочно. Мы считаем, что только таким образом сегодня можно «удержаться на плаву». Именно так выглядит наша задача.

- Значит, перспектив серьезного роста в ближайшем будущем не просматривается?

- Нет. Серьезный рост в отдельно взятой компании на фоне общих для всего отечественного рынка процессов - это из области фантастики. А общие процессы таковы - падение платежеспособного спроса на продукты питания, и общее падение потребления на рынке. Мы это тоже чувствуем.

- Хотелось бы задать неприятный вопрос. Вы «чувствуете», или это как-то выражается в цифрах?

- Приятных и неприятных вопросов не существует, мы же говорим об объективной реальности. Падение числа заявок в 2018 году по сравнению с 2017 годом, составило 25%. Четверть. Это серьезное падение, но подчеркну еще раз - происходит оно не из-за недоработок компании.

 

Кризис как способ работать над собой

- Кризисы, начиная с 1998 года, случаются периодически, а «Еремеевское» работает уже около 20 лет. И кризисов было столько, что если бы предприятие каждый раз теряло четверть заявок, то уже исчезло бы. За счет чего удалось пережить кризисы?

- Как говорят японцы: «Кризис - это очень интересная ситуация, из которой надо извлекать уроки». Не нужно воспринимать кризис как некую типовую напасть, всегда приводящую к одним и тем же результатам. Каждый из кризисов, начиная с 1998 года, был своеобразным, уникальным. Пережить все кризисы нам удалось потому, что мы подходили к изменениям экономической реальности индивидуально в каждом новом случае. Стремились понять ситуацию, проанализировать только этой ситуации присущие черты, и перестроить ассортиментную, производственную, либо маркетинговую политику в соответствии с изменениями, произошедшими на рынке. Сделать предложения, которые были бы востребованы. Но отсчет истории собственно «Еремеевского», в его нынешнем виде, мы ведем с 2010 года, так что его коснулись только последние кризисы. Но и до этого наша компания занимались продуктами питания, поэтому два слова о 1998 и 2008 годах сказать стоит. В бюджете 1998 года цена за баррель нефти была рассчитана как 20 долларов. В силу рыночных колебаний она снизилась до 9. Закрывать возникшие «дырки» было нечем, и произошла девальвация. При тогдашней структуре экономики рынок был заполнен импортными продуктами питания. Четырехкратная девальвация стимулировала собственное производство, потребительский рынок отказался от импортных продуктов и повернулся в сторону отечественного производителя. В расчете на рубль отечественное производство стало более востребованным, поменялась корзина потребителя, спрос. У нас тогда был большой кондитерский импорт, но мы сумели трансформировать бизнес, переориентировать его на отечественных производителей бисквитной продукции. В 2008 году рост был сравним с сегодняшним падением, он составил порядка 30%.

- Получается, «кому война, а кому мать родна», на каждом кризисе именно отечественные «пищевики» находят новые точки приложения сил?

- Никакую ситуацию в экономике не следует воспринимать как догму, незыблемое правило на все времена. В том числе и кризис - как однозначный стимул к росту. Например, с выращиванием цикория в Ярославской области, которым мы тоже занимались, и с неплохими показателями, возникли проблемы именно в связи с кризисом.

Но в целом – да, нам удалось использовать кризисы с пользой для бизнеса. Мы смогли предложить продукт дешевого ценового сегмента. Поскольку в кризисные времена люди массово переходят на более дешевые продукты, это сработало.

- Если практически все предыдущие кризисы способствовали росту Вашего бизнеса, то что происходит сейчас? Сейчас кризис вроде бы есть, а роста почему-то нет?

- Сейчас происходит буквально следующее. В контексте отсутствия какого бы то ни было управления пищевой отраслью, и полного отсутствия регулирования процессов, происходящих в этой отрасли, у нас в стране происходит довольно быстрое затоваривание рынка. Производится гораздо больше продуктов питания, чем потребляется. Если на Западе существует квотирование производства продуктов питания, то у нас кто предложил дешевле, тот и прав. Множество новых акций, распродаж, приводящих к удешевлению продукции, возникают на стихийном уровне. Мы умудряемся все это дело планировать, чтобы не иметь убытков в виде нереализованной продукции, но в такой ситуации именно «умудряемся».

- И долго ли «Еремеевское» намерено продержаться? Ведь затоваривание рынка – объективный, и, как Вы правильно заметили, довольно быстрый, процесс. А на фоне падения доходов населения - убийственно быстрый. Как скоро «гиря до полу дойдет»?

- Я не эксперт, уточнить скорость спуска гири и расстояние до полу, не могу. Мы надеемся держаться неопределенно долго, поскольку у нас ставка сделана на превращение «Еремеевского» из узкопрофильного предприятия в универсальное фасовочное предприятие. По нашему мнению это беспроигрышная тактика – убудет в одном сегменте, прибудет в другом. Раньше разливали соки, напитки, делали овощную икру и цикорий, и этого хватало. Теперь постоянно работаем над расширением ассортимента. Ищем ниши в новых ценовых категориях, и видим, что у нас существенные шансы для дальнейшей успешной работы.

- Расширение ассортимента? Какое? Мясо? Хлеб?

- Ни в коем случае. Мы остаемся в нескольких ассортиментных группах: «бакалейная продукция», «чай», «кофе», «горячие напитки» и «консервная продукция». Четыре товарные группы - это много для одного предприятия, с небольшими территориями и производственными площадями, с персоналом в 65 человек.

Тем более, число наименований в этих группах – это целый мир, почти космос, вариантов очень много. Мы сможем предложить потребителю что-то высококачественное, вкусное, красиво оформленное и недорогое.

- А уточнить наиболее перспективные наименования?

- Бакалейные сухие смеси для выпечки, кисели, фиточаи, томатные продукты сейчас начинаем делать – соусы, кетчупы. Цикорий. По этим позициям и будем расширять ассортимент и стараться делать хорошие предложения по пропорции «цена-качество».

 

Не меньше трети от сегодняшнего количества предприятий пищепрома умрут

- Какова структура Вашей компании?

- Компания «Стокрос» занимается несколькими видами деятельности по профилю «производство и реализация продуктов питания». Есть как собственные производства, так и дистрибуция продуктов питания других производителей. В структуре компании чуть меньше десяти пищевых предприятий в разных регионах, одно из которых - «Еремеевское». Мы стараемся, чтобы каждое подразделение было максимально самостоятельным и экономически эффективным. Теоретически, компания может поддержать какое-то из своих подразделений, оказавшееся в трудной ситуации, но с 2010 года прибегать к «помощи из центра» не приходилось ни разу.

- Что именно Вы модернизируете?

- Как правило, ищем новые упаковочные решения. Технология переработки сырья как таковая, разработана давным-давно и остается традиционной, поменять ее невозможно. А вот придать товару более интересный внешний вид, создать более привлекательную потребительскую упаковку – это и есть самая актуальная задача современности.

- Многие представители агропрома жалуются на трудности, грозят тем, что в скором будущем пищевая промышленность может столкнуться с нехваткой сырья. Вы видите такую проблему?

- Возможно это касается производителей молочных или мясных продуктов. У нас сырья всегда хватало, хватает, и в обозримой перспективе будет хватать.

- Изменилось ли что-то для пищевой промышленности с введением санкций и контрсанкций?

- Разные сектора пищевой промышленности зависят от разных факторов. Санкции затронули довольно узкий сегмент рынка, и нас не задели. Мы не занимаемся ни сыром, ни свежей рыбой, и поэтому санкции для нас также как и для вас - только картинка в телевизоре. Бакалейная и консервная продукция, которая производится в «Еремеевском» - вне круга целей санкционной политики. Мы в стороне от конфликта.

- Но Вы используете импортное сырье, оборудование?

- Используем. Но одно дело – самолеты, а другое – мороженое, не нужно все обобщать и воспринимать санкции как нечто тотальное. На сегодня все просто - как умер в России автопром, так пока и не воскрес. Как отсутствовала в РФ станкостроительная промышленность или производство пищевого оборудования, так и не появились. Нет у нас, к сожалению, компаний, которые выпускают оборудование для пищевой промышленности, поэтому, конечно, импорт. Я имею в виду именно упаковочное оборудование, оно все импортное. А перерабатывающее осталось российское, все изначально построенные технологические линии работают.

- Вы оценили бы свой сегмент рынка как высококонкурентный?

еда.jpg- Да, несомненно, весьма высококонкурентный. В свое время в Советском Союзе (позже этот процесс продолжился и в РФ) в каждом областном центре строились аналогичные пищевые производства, по типовому проекту. Половина из них работает и сейчас. За долгие годы работы очень сильно выросли эффективность и технологичность этих предприятий, объемы производства продукции увеличились где-то в разы, а где то - и на порядок. Успешно пережившие все кризисы предприятия – это совсем не те предприятия, которые когда-то проектировались. В итоге - нас слишком много. Еды больше чем едоков. Значит, эволюция рынка еще не завершена - те, кто способен соответствовать вызовам текущего момента, будут продолжать работать. Более консервативные – исчезнут. В свое время Путин объявил на всю страну, что надо думать о собственной конкурентоспособности. Те, кто о ней думает меньше, освободят место на рынке. Я предполагаю, что таковых будет не меньше трети от сегодняшнего количества предприятий, возможно – больше.

- С Вашей точки зрения, более конкурентноспособны небольшие компании или крупные холдинги?

- Легенда о безусловном и неоспоримом преимуществе крупных холдингов перед небольшими предприятиями – не более чем легенда, в нее безоговорочно верят в основном люди незнакомые с нюансами реальной экономики. Конкурентоспособность зависит множества факторов, от неповторимых особенностей текущего момента, от уникальных конкурентных или технологических преимуществ, присущих конкретному предприятию вне зависимости от его размеров. И в наибольшей степени – от успешности разработок, которые предприятия ведут.

 

Качественный уровень персонала должен постоянно повышаться. Постоянно.

- Какого рода специалисты востребованы Вашей компанией в рамках разработок, которые она ведет?

- В первую очередь – маркетологи. И технологи-пищевики.

- Где готовят специалистов такого профиля?

- Нигде.

- А вот это уже интересно. Откуда же Вы возьмете разработчиков, от которых зависит конкурентоспособность компании?

- Как мы знаем в 1961 году был произведен запуск первого в мире космического корабля. Нигде не готовили специалистов космической промышленности. Тем не менее, корабль полетел. Я думаю, наиболее дееспособных и перспективных специалистов готовит рынок. Практическая деятельность в реальных условиях.

- Есть ли у Вас вопросы к сложившейся в стране макроэкономической системе? Что бы Вы изменили в современной экономической политике на государственном уровне, если бы имели такую возможность?

Налоги.jpg- Развернуто ответить на этот вопрос я не смогу в силу ограниченности моих знаний. Страна огромная, экономика многофакторная, задач огромное количество. Я не считаю себя серьезным экспертом в настолько сложной системе. Единственная мера, в необходимости которой я уверен – это, конечно, снижение налоговой нагрузки. Именно оно наиболее эффективно стимулирует развитие производства, торговли, да и экономики в целом. Если в принципе есть такая цель как развитие реального сектора экономики, было бы неплохо проводить какие-то реальные меры по его стимулированию. Проще говоря - снижать налоги или вводить в действие другие стимулирующие реальный сектор меры рано или поздно придется.

- Если мы говорим о налоговом бремени, мы говорим, по сути, о диктате государства над бизнесом. Все так плохо?

- Если литр бензина вместо 38 рублей стал стоить 46 рублей, то нет смысла рассуждать о налоговых маневрах и акцизах. 75% стоимости бензина идет в бюджет и этим все сказано. Однако, есть и другая сторона вопроса. Именно сегодняшняя экономическая политика привела к тому, что у нас в магазинах нет дефицита товаров. Перевешивают ли плюсы современной экономической политики ее минусы - не знаю, у меня нет достаточных для ответа экспертных знаний. Но по сравнению с Венесуэлой, у нас все гораздо лучше. Их президент (в прошлом водитель) принял решение продавать нефть не за доллары, а за криптовалюту, в результате чего инфляция измеряется в тысячах процентов. Посмотришь на такой экономический прорыв, и кажется, что у нас все неплохо. Всегда имеет смысл посмотреть вокруг и понять, что все не так уж и плохо.

- Что в работе «Еремеевского» Вы оценили бы как наиболее трудновыполнимую задачу?

- Кадры решают все. Уровень текущей конкуренции красноречиво свидетельствует о том, что качественный уровень персонала должен постоянно повышаться. Постоянно. Это обязательно. А дело это непростое.

- А что Вы считаете главным достижением руководства «Еремеевского»?

- Опять-таки людей. Главное наше достижение в том, что удалось собрать людей, которым интересно то, чем они занимаются, которые относятся к работе неравнодушно. Весь персонал «Еремеевского», включая не только руководящих сотрудников, но и производственных рабочих, наладчиков, работников производственной лаборатории, склада и технических служб именно таковы, эти люди в значительной мере обуславливают успешность нашего бизнеса. Повторю – кадры решают все, остальное - приложится.

- А вам не приходится проводить сокращения из-за снижения количества заявок на продукцию?

- К сожалению, приходится. Сократили одну смену (12-13 человек), именно из-за снижения количества заявок. Бизнес строг, он не терпит ничего лишнего, даже работников. Мы бы с удовольствием расширили производство и увеличили количество рабочих, но насколько это реально – пока не знаем. Это будет зависеть от результатов нашей деятельности. Найдем выигрышные решения, которые обеспечат успех на рынке в его сегодняшнем виде - будем расширяться. Нет – будем искать иные решения.

 

Беседовала Лилия Швах

 

 

Опрос
В России идет реформа здравоохранения. Видите ли Вы на собственном опыте какие-либо положительные результаты этой реформы?