Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

01.07.2020
Политика и экономика
781
НАША СТРАНА, НАША КОНСТИТУЦИЯ, НАШЕ РЕШЕНИЕ…НАШИ ПРАВИЛА, НАШИ ВЫВОДЫ!

Размышления о голосовании по изменению Основного закона страны

НАША СТРАНА, НАША КОНСТИТУЦИЯ, НАШЕ РЕШЕНИЕ…НАШИ ПРАВИЛА, НАШИ ВЫВОДЫ!
Сегодня завершилось Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию страны. Пока мы не знаем ни итоговой явки, ни окончательных результатов (хотя, исходя из данных предварительных опросов общественного мнения и экзит-полов, предугадать их не составляет большого труда). Но уверенно можем сказать, что нынешний день точно войдёт в историю. Слово Конституция часто ассоциируется с понятием «константа» - постоянство. Наш Основной закон трудно назвать «неизменным» даже с большой натяжкой. За 27 неполных лет к нему неоднократно вносились поправки, притом не только «технические», но и «содержательные» (наиболее значительным пакетом стали предложения осени 2008 года в период президентства Дмитрия Медведева). Казалось бы, давно пора привыкнуть к переменам. Однако нынешние изменения удивили даже видавших виды правоведов, социологов и политологов. И запомнились поистине небывалым количеством рекордов. Нет, не по скорости принятия (иные поправки принимались и побыстрее). А вот по объёму предложений, размаху информационной (или даже агитационной) кампании и, самое главное, формату самого голосования – точно. Некоторые новые технологии были опробованы в масштабах страны впервые. И теперь однозначно начнут использоваться в последующих кампаниях. Всё это породило небывалое общественное обсуждение и последовавшее за ним жёсткое разделение на сторонников и противников поправок. Вместе с тем, вне зависимости от сути самих предложений, большинство экспертов считают голосование своеобразным вотумом доверия действующей власти. Судя по предварительной информации, власть его получила, поэтому может «выдохнуть» и спать спокойно. А вот для граждан, напротив, всё только начинается. С завтрашнего дня мы станем жить в других реалиях. И что-то подсказывает, что они будут сильно отличаться от тщательно выверенных и жизнеутверждающих статей нового Основного закона.

 «Под соусом» демократии

        Оглядываясь назад, на слишком богатое событиями полугодие, сегодня кажется, что подготовка и внесение поправок были в прошлой жизни. Между тем, процесс получился более чем оперативным. 15 января Президент озвучил главные изменения в Основной закон. В тот же день была образована рабочая группа по подготовке предложений о внесении поправок в составе 75 человек. Правда, профессиональных юристов среди них было всего 11, а остальные представляли науку, культуру, искусство и прочие весьма далёкие от законотворчества вещи. Но это детали. 20 января глава государства внёс в Государственную Думу соответствующий законопроект, который уже через три дня был принят в первом чтении. 

        анонс.jpgДальше последовал достаточно долгий перерыв – аж до 2 марта, когда Владимир Путин внёс второй пакет поправок ко второму же чтению, благополучно прошедшему 10 числа. Не мудрствуя лукаво, не стали тянуть и с третьим: оно состоялось уже 11 марта. В окончательной редакции законопроект поддержали 383 депутата при 43 воздержавшихся. Противников «конституционной реформы» в Думе не нашлось. В тот же день своё веское слово сказал и Совет Федерации. Здесь палитра мнений оказалась представлена полностью: 160 сенаторов поправки одобрили, 3 воздержались и 1 выступил против. Им оказался представитель от исполнительной власти Иркутской области Вячеслав Мархаев.
          12 и 13 марта поправки рассмотрели все законодательные органы субъектов Федерации (при необходимом минимуме в две трети). Если верить данным из открытых источников, из 3980 региональных депутатов против голосовали только 67 человек. 14 марта 2020 года одобренный акт был подписан Президентом, после чего Конституционный суд сразу приступил к проверке документа на соответствие Основному закону. Положительное решение было вынесено через два дня. Таким образом, на всё про всё ушло ровно пара месяцев. К слову, «на выходе» поправок оказалось более 200, и они затронули 41 статью с 3 по 8 главы Конституции. С позволения уважаемых читателей, мы не будем их перечислять. Ибо интересующиеся люди наверняка успели изучить сей увесистый фолиант.
          При этом, наблюдатели подметили, что Конституционный суд собирался в столь экстренном режиме всего однажды (для рассмотрения запроса главы государства об одобрении договора о присоединении Крыма к России), а скорость голосования в регионах вообще стала беспрецедентной в истории изменений Конституции. Так что рекорды скорости тоже были (хотя, повторимся, имелись примеры и более быстрого рассмотрения). И их вполне можно считать первой особенностью нынешней кампании.
        shSOTMBhEBs.jpg  В качестве второго нюанса стоит отметить большое количество поправок, которые вполне можно было закрепить обычными федеральными законами, а также предложений, носящих откровенно декларативный характер. К первым можно отнести, к примеру, включение сельского хозяйства и молодежной политики в ведение субъектов, требования об оплате труда не менее прожиточного минимума или индексации социальных пособий и пенсий не реже одного раза в год. Ко вторым – пункты о защите семьи и материнства, создании условий экономического роста страны, повышении доверия между государством и гражданами, содействии развитию промышленности, поддержке волонтеров, защите экологии, поддержании Президентом мира и согласия в стране.
          Адепты поправок ссылались на то, что закрепление указанных норм в Конституции гарантирует им особый статус и место на вершине пирамиды государственных ценностей. Но, согласитесь, что без реально действующих механизмов все эти фразы (безусловно, правильные и очень красивые) так и останутся исключительно на бумаге. Как это, к сожалению, происходит со многими действующими положениями Основного закона. Посмотрите, например, статью о равноправии субъектов, или о многочисленных правах и свободах. И сравните их с реальной жизнью. Похоже? То-то и оно. А написать, конечно, можно всё что угодно.
    5229578a1f3362bace2c654e4446cb72.jpg      Третьей особенностью стало вступление поправок в силу. Для этого и было организовано всенародное голосование. Формат достаточно интересный: нечто среднее между федеральным законом, который принимается депутатами и в принципе не требует учёта мнения граждан, и полноценным референдумом, который проходит по достаточно строгим правилам. Очевидно, власти решили сохранить видимость хоть какого-то народовластия. И отказались от первого варианта. Но при этом решили не слишком рисковать. И отвергли второй. В итоге «под соусом демократии» получилось весьма экзотическое блюдо. С одной стороны, голосование оказалось прямым, с другой – было пакетным (за все поправки сразу) и не предусматривало порога явки в 50%.
          Все перечисленные факты наводили на нетривиальную мысль о том, что поправки имели не столько юридическое, сколько социально-политическое значение. Притом, в первую очередь – не для граждан, а для самой власти. В свою очередь, сама «конституционная реформа» была призвана стать неким «вотумом доверия» действующей элите. Не удивительно, что последняя всеми силами постаралась подготовить для этого подходящую почву.

 

«Инъекции» гражданского сознания

         Времени на подготовку кампании у власти оказалось более чем достаточно. Все помнят, что сначала общероссийское голосование было назначено на 22 апреля (указ об этом был подписан 17 марта). Но пандемия коронавируса и последовавшие за ней ограничения внесли свои коррективы. Некоторые острословы вспомнили ещё про вождя мирового пролетариата, 150 лет со дня рождения которого приходились как раз на первую дату голосования. Дескать, Владимир Ильич против! Как бы то ни было, мероприятие перенесли на «неопределённый срок». Который перестал быть таковым лишь 1 июня, когда Президент назначил новую дату голосования на первый день второго летнего месяца. Таким образом, сроки кампании увеличились втрое.
         14468433.png Дополнительное время было активно использовано властями, которые, разумеется, не сидели сложа руки, и сделали множественные «инъекции» гражданского сознания. Красно-сине-белые «наглядные пособия» сопровождали россиян практически повсеместно: от дверей подъезда и до работы, в местах досуга и отдыха, на остановках общественного транспорта и самом общественном транспорте. Была развёрнута мощная компания в СМИ, включающая выпуск политической рекламы, видеороликов и специальных выпусков газет (к примеру, «Комсомольской правды»). В поддержку поправок высказались многие общественные деятели: Иван Охлобыстин, Василий Лановой, Ирина Купченко. А по заказу ЦИК были изготовлены специальные ролики с участием актёров Владимира Машкова и Сергея Безрукова, певца Олега Газманова, музыканта Дениса Мацуева. Кроме того, улицы заполонили билборды с жизнеутверждающими призывами типа: «Сохраним родную культуру и язык», «Защитим память предков» или «Родной земли не отдадим ни пяди». Что стало одним из поводов для критики в адрес организаторов кампании и обвинения их в создании положительного образа изменений Конституции (как минимум) и открытой агитации «за» поправки (как максимум).
         
1priglos.png Другим поводом для недовольства стали 
новые правила и формы голосования. Прежде всего, речь о сроках проведения кампании (неделя вместо одного дня), дистанционном волеизъявлении (посредством электронных платформ – для Москвы и Нижегородской области) и использовании временных пунктов (повсеместно). В качестве «идеологической базы» для их внедрения стал всё тот же коронавирус. Дескать, дабы избежать столпотворений в обычных помещениях для голосования (которые, к тому же, могут не соответствовать санитарно-эпидемиологическим требованиям), следует дать возможность проголосовать он-лайн и организовать площадки на открытом воздухе.
        Хотя, на то пошло, больше вопросов было как раз к палаткам во дворах, где люди толпились у столиков без каких бы то ни было средств защиты и тем более без соблюдения «социальной дистанции». С сохранением тайны тоже было не всё гладко: местами в палатках не было даже ширм, а роль кабины для голосования исполняли обыкновенные картонные коробки. Что дало многочисленные поводы для иронии в адрес организаторов. Наконец, совершенно непонятным остался и процесс обеспечения мер общественной безопасности и охраны правопорядка. Ибо представителей полиции рядом с временными пунктами не наблюдалось.
       Тем не менее, ссылка на коронавирус сделала своё дело. К 1 июля количество граждан, проголосовавших дистанционно, превысило 1 миллион человек. А в самый первый день голосования (25 июня) своё мнение относительно поправок высказали свыше 10 миллионов человек. Через три дня эта цифра достигла почти 31 миллиона (в том числе около 900 тысяч проголосовали дистанционно). А к 1 июля голосовавших было уже 50 миллионов.
      20200625_191136.jpg Отдельно стоит сказать о различных способах стимулирования голосования, которые использовались по всей стране. К примеру, гражданам предлагали принять участие в викторинах на знание Конституции, в ходе которых разыгрывались ценные призы, вплоть до квартир и автомобилей. Не стала исключением и Ярославская область, где была запущена викторина «Ярконституция». Правда, призы (в количестве 1700 штук) были скромнее, чем в столице. И преимущественно ограничивались бытовой техникой. Кроме того, жителям области параллельно с голосованием по поправкам было предложено отобрать объекты для включения в программу благоустройства «Решаем вместе» (такой же приём был использован в марте 2018 года в ходе выборов Президента). Рискнём предположить, что данные меры также дали определённый эффект. Пусть и не самый большой. Ибо по данным Избирательной комиссии региона, в период с 25 по 29 июня явка участников голосования составила 34,6% (349 342 гражданина). В то время, как аналогичный общероссийский показатель достиг планки 45,7%.
 

«Реформа» / «переворот»: нужное подчеркнуть!

         Разумеется, активные действия организаторов кампании (возможно, даже чересчур активные) и сами поправки в Основной закон вызвали немало скептических оценок, критики и открытого протеста. Притом, не только со стороны оппозиции, но и вполне «системных» деятелей. Многие политологи и правоведы высказывали мнение, что вся «реформа» затеяна исключительно ради прохождения поправки об «обнулении» сроков действующего Президента. И, соответственно, «заточена» под Владимира Путина, будучи одним из вариантов решения проблемы транзита власти в 2024 году.
     eQLZdY8weuk.jpg  Другие говорили о беспрецедентной работе по мобилизации электората и повышению явки. Притом, как относительно легальной – с помощью тех же викторин, отбора проектов благоустройства и увеличения срока голосования, так и откровенно противозаконной – посредством принуждения к голосованию в ряде государственных и муниципальных структур (о чём упоминал, например, оппозиционный политик Алексей Навальный) или манипуляций со списками избирателей (скажем, один из ярославских телеграмм-каналов рассказал о резком сокращении списков избирателей на 30 тысяч человек утром 1 июля). Также стоит отметить, что представители власти в Ярославской области приняли участие в голосовании в самые первые дни. Очевидно, демонстрируя жителям гражданскую сознательность на личном примере.
       По имеющейся информации, в качестве «контрольных цифр» по голосованию за пакет поправок к Конституции для нашего региона установлен показатель не менее 65% по явке и не менее 73% - по доле положительных ответов в бюллетенях. Пока выводы об их достижении делать рано. Но рискнём предположить, что результат всё-таки будет ниже. И однозначно ниже общероссийских цифр. Всё-таки Ярославская область – протестный регион. А информационная замкнутость и ряд системных ошибок местных властей за последние полгода не могли не оказать влияние на социально-политический климат в субъекте.
       6abd246550f0b4d3a80f56488f604432.jpgПовторимся, что немало критики было по поводу «агитации» со стороны избирательных комиссий, возможности для злоупотреблений в процессе плебисцита, «пакетного» характера самого голосования (изменения Основного закона были слишком разными, и потому с трудом поддавались однозначной оценке в формате «да» или «нет») и даже соблюдения норм русского языка. Что касается самих поправок, то по отношению к ним протест приобретал самые различные формы. К примеру, из системной оппозиции громче всех прозвучало мнение КПРФ. Коммунисты не только призывали голосовать против изменений в Конституции, но и подготовили альтернативные поправки, которые предложили поддержать на отдельном сайте. При этом, сами члены фракции КПРФ в ходе мартовского голосования в Государственной Думе почему-то воздержались (против выступил только единственный представитель партии в Совете Федерации – упомянутый выше Вячеслав Мархаев), мотивировав свою позицию тем, что часть поправок всё же имеет положительный характер. Что отдавало некоей непоследовательностью.
        В начале января ряд оппозиционных политиков, столичных муниципальных депутатов и общественных деятелей запустили общественную кампанию «НЕТ!», нацеленную на широкую агитацию против голосования по поправкам. «Левый фронт», «Яблоко» и «ПАРНАС» вообще призвали россиян не участвовать в голосовании. За бойкот выступил и упомянутый выше Алексей Навальный. Общественные деятели и политики в регионах также не стояли в стороне. 16 марта 427 юристов, писателей, журналистов и учёных опубликовали открытое письмо против принятия поправок в Конституцию. Авторы обращения заявили, что «над нашей страной нависла угроза глубокого конституционного кризиса и противоправного антиконституционного переворота, облеченного в псевдолегальную форму». Среди противников изменений Основного закона звучали имена журналистов Леонида Парфенова, Василия Уткина и Юрия Дудя, писателей Александра Архангельского и Виктора Шендеровича, актрисы Лии Ахеджаковой, режиссёра Иосифа Райхельгауза, телеведущих Татьяны Лазаревой и Михаила Ширвиндта. А в начале июня ещё одно «протестное письмо» подписали 192 муниципальных и региональных депутата из 26 субъектов страны. Также стоит отметить, что в течение полугодия в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Хабаровске, Казани, Тюмени и других городах проходили митинги, пикеты и другие акции.
     Вася-Ложкин-artist-5676219.jpeg  Однако при всей кажущейся широте протеста, его масштабы оказались отнюдь невелики. Правильнее было бы назвать его «протестом интеллектуалов». Но ни о какой массовости говорить не приходится. Посмотрите на «кадровый состав» несогласных – и Вы наверняка согласитесь с таким выводом. Также можно вспомнить реакцию общества на пенсионную реформу. Она оказалась куда более резонансной, и обернулась выходом на улицу десятков тысяч простых людей. Здесь же ничего подобного не было, а протестные акции носили исключительно локальный характер. Конечно, в немалой степени этому способствовали ограничительные меры. Скажем, запрет на массовые мероприятия в период коронавируса в ряде регионов. Однако свою роль сыграли и действия властей, направленные на поддержку граждан в период пандемии. Прежде всего – прямые выплаты и различные льготы для населения. Образно говоря, три субсидии на детей по пять тысяч и две – по десять сделали гораздо больше, чем миллионы сказанных слов и брошенных призывов. И в этом плане коронавирус, можно сказать, «сыграл на руку» реформаторам. Поскольку позволил заработать «политические очки» и создать нужный общественный климат. А заодно – получить нужные цифры по явке. Последняя выплата в 10 тыс. руб. на детей в аккурат поступила на счета граждан ровно 1 июля, то есть в день основного голосования. Удивительно, не правда ли?
       И пока что они подтверждаются данными ЦИК, опросов общественного мнения и экзит-полов. По словам председателя Центризбиркома Эллы Памфиловой, только за шесть дней, предшествующих основному дню голосования, явка превысила 55%. Так что народ однозначно не бойкотировал голосование. Явка в Ярославской области по состоянию на 15 часов 1 июля составила 50,9%. На 18 ч явка была 53,3%. Активнее всех проявили себя жители Большесельского района. Наименьшее количество – во Фрунзенском районе Ярославля. Расклад вполне предсказуемый: общая явка ниже общероссийской, в плюсе – сельские территории, в минусе – крупные города (прежде всего, сам областной центр).
       800px-Бюллетень_2020.jpgПо информации ВЦИОМ, в поддержку поправок выступают около 76% жителей страны, против – порядка 23,6% (экзит-полы). Цифры Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) оказались ещё выше – 78,2% и 21,2% соответственно. И похоже, что на сей раз такая картина выглядит относительно правдоподобной. Поскольку на избирательные участки как раз приходит большинство тех, кто «за». А большинство тех, кто «против», просто остаются дома. Это как раз устраивает власть, которая борется исключительно за явку лояльных кругов. Которая, в значительной степени, уже состоялась.

         Таким образом, результаты голосования не вызывают сомнений. Относительную интригу может составлять лишь порядок цифр. Но это – дело десятое. Гораздо важнее, что будет ждать всех нас после 1 июля. Ведь на принятии поправок жизнь не заканчивается. И здесь звучат преимущественно негативные оценки. Ибо экономическая ситуация не поменялась, а кризис не думает сбавлять обороты. Но добившаяся нужного результата власть сможет больше не «заигрывать» с населением, и получит возможность «закручивать гайки». Первые ласточки в виде повышения тарифов ЖКХ уже прилетели. Коммунальное лобби оказалось сильнее экономического благоразумия и социальной справедливости. Смогут ли задекларированные в новой Конституции прекраснодушные принципы справиться с подобными вещами в дальнейшем? И как вообще они будут соотноситься с нашей суровой реальностью? От ответов на эти вопросы будет зависеть уровень реальной поддержки власти. Которая, как ни крути, вновь пригодится ей на предстоящих федеральных выборах. А они не за горами. Так что расслабляться не стоит. Никому.

ГЕОРГИЙ ГРОМОВ




Опрос
Поддерживаете ли Вы выступления жителей Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Владивостока против ареста губернатора Хабаровского края С.Фургала?