Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

16.04.2020
Политика и экономика
1241
КАРАНТИН ПРОЙДЁТ, А ВЛАСТЬ ОСТАНЕТСЯ. ПРАВДА, НЕ У ВСЕХ.

Политический подтекст COVID-19

КАРАНТИН ПРОЙДЁТ, А ВЛАСТЬ ОСТАНЕТСЯ. ПРАВДА, НЕ У ВСЕХ.

Новая коронавирусная инфекция по-прежнему остаётся в ТОПе самых важных новостей и стабильно занимает верхние строчки всех информационных выпусков. Загадочная аббревиатура COVID-19, пожалуй, знакома уже каждому жителю нашей страны. Ранее резиденты «Клуба социологов» писали об экономических и социальных аспектах эпидемии и связанных с ней самоизоляции и «удалёнки». Сегодня настал черёд политической сферы. Чужеродная зараза уже серьёзно поменяла картину мира (и поменяет её ещё больше, поскольку пик заболевания пока не пройден). Не стали исключением и политики: парламентарии, губернаторы, партийные активисты. Их модель поведения также трансформируется на фоне COVID-19. И тому есть как минимум две причины. Прежде всего, никто не отменял Единый день голосования 13 сентября, в который завершится несколько десятков кампаний федерального, регионального и местного уровня, затрагивающих более полусотни субъектов. Некоторые российские политики открыто заявили, что ничто не помешает им участвовать в предстоящем «осеннем марафоне». Как говорится, карантин – карантином, а выборы по расписанию. А тема коронавируса может стать хорошим шансом для набора «политических очков» (если слово «хороший» здесь уместно). Разумеется, при его грамотном использовании. С другой стороны, на фоне дополнительных полномочий субъектов период самоизоляции и борьбы с недугом станет для местных элит настоящей проверкой на профпригодность. Тот, кто её не пройдёт – покинет свой пост. Притом, с «чёрной меткой». Первые примеры, кстати, уже есть. И, похоже, что это – только начало новой политической реальности.

 

«Партия власти»: первая помощь оказана, что дальше?

 Начнём с политических партий. Поначалу они отреагировали на ситуацию с распространением коронавирусной инфекции не быстро и довольно однобоко. Если не сказать – примитивно. Как отметил Валерий Прохоров в авторской статье на сайте «Актуальные комментарии» от 1 апреля сего года, «партии в ответ на драматические изменения обстановки пока что демонстрируют довольно небогатый набор рефлексов». Он же подсчитал, что из 49 зарегистрированных Министерством юстиции России политических объединений «признаки» жизни подали только 13. Ровно через неделю, к 7 апреля, их число увеличилось до 16. Впрочем, активность большинства из них сводилась к банальному «эффекту присутствия», ограничивалась «одиночными выстрелами», и практически не влияла «содержательную часть».

К примеру, «Парнас» опубликовала видеообращение своего лидера Михаила Касьянова с критикой власти за недостаточно жесткие действия по недопущению распространения инфекции. При этом, никакой собственной программы партия не предложила. Во всяком случае, в начале апреля. А «Гражданская платформа» создала на своем сайте специальный раздел с информацией о мерах Правительства по поддержке предпринимателей. Дело, конечно, хорошее. Но для этого есть бизнес-омбудсмены, специализированные издания и бесплатные он-лайн консультации.

ЕР (5).jpegЕР (7).jpegПожалуй, лучше всех выглядела «Единая Россия». Как бы удивительно это не звучало. «Партия власти» выступила в роли этакого «доктора Айболита». И пока конкуренты находились в прострации, оказала «первую помощь». Как смогла. 19 марта совместно с ОНФ был открыт первый в стране волонтерский центр помощи во время пандемии коронавируса. Он был организован в Калуге (заметьте, не в Москве, что было очень грамотно с точки зрения региональной политики). Председатель партии Дмитрий Медведев (которого с января уже начали забывать) озвучил антикризисную программу. А думская фракция «единороссов» очень оперативно «провела» в парламенте пакет правительственных законопроектов, предусматривающих меры поддержки граждан и хозяйствующих субъектов (в том числе по защите семей с детьми, помощи региональным бюджетам и бизнесу, усилению ответственности за нарушение профилактических мероприятий). За что партайгеноссе в ходе видеоконференции в начале месяца поблагодарил сам глава Кабинета министров Михаил Мишустин.

ЕР ЯР (2).jpgОдновременно партия выступила с рядом собственных инициатив, в том числе запустила мониторинг цен на продукты питания, подняла вопросы лекарственного снабжения и выравнивания бюджетной обеспеченности регионов (в том числе в плане дотаций на закупку медицинского оборудования). Региональные отделения тоже не остались в стороне. К примеру, партийная фракция в Ярославской областной Думе внесла пакет предложений по мерам поддержки субъектов предпринимательской деятельности, которые были рассмотрены на заседание межведомственной комиссии по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в регионе. Стартовали благотворительные акции и просветительские проекты (такие, как «Мама дома» или «Мамы спешат на помощь»). Активную работу начали волонтёры. А мобильный волонтёрский центр партии к концу первой недели апреля совершил более 90 выездов по Ярославской области.

Всё это, конечно, хорошо и правильно. Особенно на фоне того, что оппоненты «партии власти» подключились к процессу значительно позднее и в существенно меньших масштабах. Однако здесь есть одно большое «но». «Антикоронавирусную» кампанию «Единой России» трудно назвать исключительно партийной. По большому счёту, в ней задействована масса других игроков. Которые не только не являются членами партии, но и вообще не имеют к ней никакого отношения. По большому счёту, через «единороссов» реализуется общегосударственная социально-экономическая политика по борьбе с коронавирусом и его последствиями. А сама «партия власти» зачастую является лишь ретранслятором этой политики в массы через различные механизмы представительства. И по традиции пристёгивает партийный бренд к всероссийским программам (как это было сделано с национальными проектами или той же программой «Решаем вместе!»).

Возможно, это окажет свою положительную роль (особенно на фоне стремительно пикирующих рейтингов «ЕР»). Но только в одном случае: при успешной реализации всех антикризисных и противоэпидемиологических мер. Чего пока не наблюдается (малый и средний бизнес кричат о помощи, а люди просто воют от самоизоляции). А ещё – при наличии реального результата. С этим тоже всё непросто. Так, пока не слишком заметна отдача от результатов мониторинга цен. Они продолжают расти. И дело не в пресловутом имбире (согласитесь, даже в период эпидемии его вряд ли покупают тоннами). Спекулируют даже на банальных огурцах, которые те же сетевые гипермаркеты продают в пять раз дороже закупки. Что, конечно, не добавляет очков «народным контролёрам».

И последнее. Партайгеноссе пообещали сократить расходы на проведение предварительного голосования в ходе подготовки к избирательным кампаниям 2020 года, а также урезать транспортные и другие организационные расходы. Средства якобы пойдут на приобретение лекарств, продуктов питания, средств индивидуальной защиты и оказания другой необходимой помощи через волонтёрские центры. Дай Бог, если это так.

ЕР (1).jpg

 Хотя подтвердить или опровергнуть сказанное не имеющему доступ к партийной бухгалтерии стороннему человеку невозможно. Но здесь важно другое: «Единая Россия» продолжает подготовку к выборам и не намерена жертвовать предварительным агитационным периодом. Он лишь приобретает новые электронные он-лайн формы. Через которые, кстати, легко получить доступ к персональным данным граждан. Что, в свою очередь, может оказаться очень кстати при проведении настоящего «живого» голосования. 


Оппозиция: «терапевтические» меры и «политическая самоизоляция»

КПРФ (2).jpgЛДПР (3).jpg         Как было отмечено выше, оппозиционные партии откликнулись на новый вызов весьма слабо. Определённую активность можно отметить лишь у трёх представителей «системной» или парламентской оппозиции (КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР) и пары-тройки «малых партий». Именно они, на пару с «Единой Россией», замкнули на себе основное информационное пространство (разумеется, куда в меньших масштабах, нежели «партия власти»). Вместе с тем, набор мер поддержки оказался практически одинаковым, если не брать во внимание отдельные идеологические нюансы. Особенно это бросалось в глаза на «левом фланге». К примеру, и КПРФ и «Справедливая Россия» проводили многочисленные акции по раздаче медицинских масок и доставке продуктовых наборов пожилым гражданам, нуждающимся и многодетным семьям, а также запустили сервисы он-лайн консультаций по злободневным вопросам. Кроме того, обе партии отметились законодательными инициативами и нормотворческими предложениями.

«Эсеры» предложили ввести ежемесячные федеральные выплаты для безработных, а также работников негосударственного сектора в условиях самоизоляции, освободить малые и средние предприятия от всех налогов и арендных платежей на срок от 6 до 12 месяцев, выплатить не менее 200% средней зарплаты всем медработникам, занятым в борьбе с коронавирусом и застраховать жизни и здоровье этих специалистов, ограничить наценку на важнейшие лекарства и увеличить субсидии гражданам на их приобретение, снизить цены на ГСМ, заморозить коммунальные тарифы. Были и довольно спорные идеи, в том числе инициатива председателя парламентского комитета по ЖКХ Галины Хованской по поддержке управляющих компаний и организаций в сфере водоснабжения. На наш субъективный взгляд, это где-то на грани с букмекерами и ресторанами фаст-фуда.

Rgh.jpgКоммунисты оказались более горазды на выдумку и выдвинули сразу десять антикризисных предложений. Правда, едва ли не половина из них носила отпечаток традиционных для КПРФ идеологических клише: национализация стратегических предприятий России («пока не растащили под шумок «коронавируса» остатки госсобственности»); обеспечение продовольственной безопасности (включая реализацию программы комплексного развития сельских территорий, регулирование цен на топливо, подготовку и активное ведения посевной кампании); максимальная поддержка народных предприятий, малого и среднего бизнеса; принятие мер материальной поддержки граждан для стимулирования спроса; защита и развитие науки и образования; всеобъемлющая поддержка врачей, которые находятся на передовой борьбы с коронавирусом; усиление поддержки малообеспеченных и безработных граждан («ключевой принцип помощи - 2 МРОТ для нуждающихся»); помощь гражданам путем регулирования тарифов на горючее и ЖКХ; оказание поддержки (в форме пособия) людям, которые вынуждены были уехать в регионы из-за карантина; принятие исчерпывающих, но разумных «карантинных» мер.

Невооружённым глазом видно, что многие тезисы совпадают как под копирку. К слову, практически одновременно с КПРФ была принята программа «Коммунистов России» с эксцентричным названием «10 сталинских ударов по коронавирусу», во многом дублирующая позиции «обыкновенных» коммунистов. Так что партия-спойлер, судя по всему, продолжает активно выполнять отведённую ей роль по размыванию электората. Вот только интересно, как бы на такое отреагировал сам «Отец народов»? 

ЛДПР (7).jpgЧто касается отца-основателя ЛДПР Владимира Жириновского и его соратников, то они, в целом, пошли тем же путём, что и их оппоненты на левом фланге: маски, продуктовые наборы, он-лайн консультации и флешмоб с призывом оставаться дома. Правда, по традиции не обошлось без экстравагантных высказываний.

Чего стоит один только призыв «зачистить политический класс в России, посмотреть, чем в период кризиса занимаются организации, связанные с Западом, распустить и запретить их, и взять под контроль действия левых и коммунистических партий». Или перевести часть заключенных, которая проходит по нетяжким статьям, на работу на фабрики по пошиву масок с легкой охраной. Только представьте, как прочтёте на заборе: «ООО «Белый лебедь на пруду» реализует средства индивидуальной защиты, оптом и в розницу, прямыми поставками со сладов в Мордовии». Как вам такое объявление? На наш взгляд, это уже за гранью добра и зла.

В регионах представители «системной» оппозиции вели себя по-разному. Активисты КПРФ и «СР» заняли весьма активную позицию. Лишь с тем исключением, что «эсеры» чаще выступали с предложениями самостоятельно (в Санкт-Петербурге и Белгороде – отмена взносов на капитальный ремонт, в Ярославле, Тамбове и Йошкар-Оле – меры поддержки бизнеса, во Владимире – дополнительная помощь гражданам и так далее), а коммунисты – с обращениями к уполномоченным лицам (за первую апрельскую декаду было опубликовано 35 заявлений в адрес губернаторов и региональных парламентов с предложениями по «антикоронавирусной повестке»).

CР ЯР (2).jpgВпрочем, эта грань являлась довольно условной. Например, депутаты фракции КПРФ в Ярославской областной Думе подготовили проект обращения к Владимиру Путину и Михаилу Мишустину по вопросу расширения социально-экономических мер поддержки населения страны из девяти пунктов (его должны рассмотреть на ближайшем заседании заксобрания). А председатель фракции «СР» Сергей Хабибулин внес предложение о выплатах для людей старше 65 лет, находящихся на самоизоляции, в размере 2000 рублей. И даже вышел на одиночный пикет к зданию Правительства области. А вот местные сторонники Жириновского ведут себя гораздо менее активно. Покритиковали школьные «сухие пайки» в социальных сетях, там же поругали дистанционное обучение, да сравнили русский и британский карантин. И лишь одна Ирина Лобанова отметилась обращением к Губернатору. На этом, собственно, практически всё.

Остальные оппозиционные и псевдо-оппозиционные партии были куда менее заметными на фоне борьбы с коронавирусом. Из тех, кто предложил хоть какие-то цельные программы, помимо упомянутых выше «Коммунистов России», можно назвать лишь «Партию прямой демократии» (меры, близкие к правительственным), «Родную партию» (с весьма экстравагантными предложениями) и «Яблоко» (у которых со времён Григория Алексеевича своё мнение имеется буквально на всё). И здесь хочется привести ещё одну цитату Валерия Прохорова для «Актуальных комментариев»: «можно констатировать полную бессмысленность существования большинства так называемых партий, пользы от которых на крутых разворотах истории для общества столько же, сколько от чихуахуа на погранзаставе». Вот такая «политическая самоизоляция».

Весьма показательным является ещё один момент. Практически все основные предложения были озвучены «системными» оппозиционерами в ходе видеоконференции с Михаилом Мишустиным. Словно давая понять: вы здесь главный; мы лишь изложим своё видение, но последнее слово – за исполнительной властью. При этом, действия самого Правительства или не критиковали вовсе, или делали это очень щадяще, будто по касательной. Несколько «беззубо» для тех, кому уже в ближайшем будущем придётся напрямую участвовать в формировании Кабинета министров (конечно, если пройдут соответствующие поправки в Конституцию, в чём мы, впрочем, не сомневаемся).

Серенко.jpgВ этой связи интересно мнение ещё одного эксперта – политолога Андрея Серенко для ИА «Реалист» (выдержка): «Публичный политический процесс обнулился, сформировав «партию власти» и «партию вируса» – как критиков (оппонентов) «партии власти». Все остальные партии исчезли из повестки, став неинтересными для общественного мнения и ненужными исполнительной вертикали. Политическая борьба происходит исключительно внутри новой «партии власти». Карантинный режим лишил её критиков остатков возможности действовать в реальном пространстве. Оппозиция загнана в «гетто» соцсетей, телеграм-каналов и собственных квартир. Группы, блокированные в «партии вируса», не в состоянии решить вопрос о возвращении в политическую реальность из формата «гетто». Это произойдет только в результате согласия «партии власти». Следует ожидать активных мер с её стороны по трансформации самих оппозиционных групп: из гетто будут выпущены новые оппозиционные акторы, фактически, обреченные стать частью системы пост-карантинного политического режима». В известном смысле с автором трудно не согласиться. Труднее во всей этой свистопляске будет разве что губернаторам.


Губернаторы: «клинический случай»

Формально для глав регионов были объявлены широкие дополнительные полномочия по борьбе с коронавирусом. Хронологически это произошло после второго обращения Президента к нации, но фактически было разрешено чуть раньше. Но несмотря на этот кажущийся карт-бланш, никакой реальной свободы не было. По большому счёту, всё было сведено к трём основным моментам: право закрыть свою территорию на полный карантин, ввести чрезвычайное положение и утвердить список предприятий и организаций, имеющих право работать до 30 апреля. Но первым правом воспользовались практически повсеместно, за исключением считанных единиц (в их число вошла и Ярославская область), а второй и третий вопросы согласовывались с Москвой. Отвыкшие от самостоятельных действий губернаторы действовали с постоянной оглядкой на Центр, не предпринимали никаких резких телодвижений и продолжали жить по принципу: лучше перебдеть, а то как бы чего не произошло. И их можно понять, поскольку борьба с коронавирусом едва ли не с первых дней превратилась в инструмент кадровой политики.

Орлов.jpegГапликов.jpgИлюхин.jpegВ начале апреля своих постов лишились сразу три главы субъекта: Игорь Орлов (Архангельская область), Сергей Гапликов (Республика Коми) и Владимир Илюхин (Камчатский край). Каждый из них подвергся критике за недостаточные меры по борьбе с инфекцией. Притом, как по партийной линии (в своё время все были выдвинуты на руководящие посты от «Единой России»), так и по линии исполнительной власти. В частности, к начальнику Камчатки были претензии со стороны главы Роспотребнадзора Анны Поповой: при наличии шести приборов тестирования и возможности проводить 600 исследований в сутки край не произвел и не запросил у Роспотребнадзора ни одну тест-систему.

А главы Архангельской губернии и Коми получили жёсткую оценку из уст заместителя секретаря Генерального совета «ЕР», депутата Государственной Думы Евгения Ревенко: «…у жителей есть серьезные вопросы к организации работы по борьбе с распространением коронавируса к властям этих регионов. Закономерный итог – тот, кто не может организовать работу в текущих условиях и защитить людей, должен уйти». Резонно предположить, что критика за недостатки в работе по борьбе с коронавирусом была не единственным поводом для отставки указанных должностных лиц (в преддверие выборов у каждого были очень низкие рейтинги, а на вверенных территориях хватало электоральных проблем). Но она стала последней каплей. И одновременно сигналом для всех остальных губернаторов. К слову, среди тех, кто попал в «красную зону», также были названы Краснодарский и Хабаровский края.

Мишустин и Собянин.jpgНапротив, в качестве удачного примера можно привести работу мэра Москвы Сергея Собянина. И не только в плане материальной составляющей, будь то выплаты столичным пенсионерам, находящимся в самоизоляции (по 4 тысячи рублей), или освобождение от уплаты взносов на капитальный ремонт. Понятно, что Первопрестольная с её астрономическими ресурсами может себе это позволить. А с деньгами, как говориться, любой дурак сможет. Но Сергей Семёнович далеко не дурак. И главные его достижения заключались в организации процесса. Он возглавил рабочую группу Государственного совета по борьбе с коронавирусом и первым начал вводить в Москве меры, которые потом стали массово транслировать на другие регионы (правда, не всегда удачно, но это – уже другой вопрос). В общем, вышло всё как в песне «ДДТ»: ему и слава, и почёт, ты козырь наш, башкирский мёд. Точнее, тюменский.

Некоторые даже стали поговаривать, что градоначальник составил серьёзную конкуренцию премьер-министру. Во всяком случае, в информационном плане. А кто-то пошёл ещё дальше и вообще стал пророчить Собянину лавры «преемника» сами знаете кого. На наш взгляд, говорить об этом пока преждевременно. Да и ситуация в Москве находится под столь пристальным вниманием, во многом, потому, что город расположен «на переднем крае» и там больше всего заболевших граждан. Но свой экзамен на профпригодность мэр точно выдержал. И однозначно получит за это дополнительные политические очки. И уж  он точно отыграл прошлогодний летний «наезд» силовиков, которых, сейчас, в годину реальных испытаний, что-то не видно и не слышно.

Вместе с тем, для глав регионов существует ещё одна задача (помимо организации медпомощи, работы предприятий, соблюдения режима самоизоляции и освоения федеральных денег). Как отмечает Интернет-ресурс «Медуза», «главы регионов должны подавлять панику в регионах, создавать фон «позитивного информационного доминирования» и бороться с фейками во время эпидемии коронавируса. Это входит в требования Кремля к работе глав регионов. У позитивной повестки есть еще одна цель – повышение рейтинга президента Владимира Путина». Вместе с тем, в условиях продолжающегося распространения инфекции и ежедневно увеличивающегося количества заражённых добиться выполнения указанной задачи непросто (если вообще возможно). И справиться с ней смогут явно не все руководители на местах. А это значит, что до осени вполне вероятны новые отставки.

Таким образом, процесс формирования новой политической реальности под влиянием коронавирусной повестки уже начался, и постепенно набирает обороты. Что получится в итоге – увидим ближе к середине лета. Когда начнётся активный период избирательной кампании. И когда, мы надеемся, эпидемия пойдёт на спад.

 

ИВАН ТИХОНОВ.

Опрос
Поддерживаете ли Вы выступления жителей Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Владивостока против ареста губернатора Хабаровского края С.Фургала?