Item Item Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

21.02.2024
Ярославль
1474
Ярославль: когда-то здесь был город золотой

Что мешает сделать Ярославль лучшим городом России? Ну, или хотя бы Центральной России?

Ярославль: когда-то здесь был город золотой
       Давно прошли времена, когда генетика и кибернетика считались «продажными девками империализма». Буйным цветом расцвела ИТ-отрасль. Набирают обороты когнитивная экономика, квантовая биология, фармакология и другие относительно новые отрасли знаний. В последние годы к ним присоединилась ещё и урбанистика – громко заявившая о себе наука (вернее, междисциплинарная область), изучающая развитие городских сообществ и систем. На этой ниве уже появились разнообразные исследования того, как улучшить «качество жизни» и развить «городскую среду», сделав её максимально комфортной для человека. Появились многочисленные рейтинги городов. Впрочем, никуда не делись и оценочные суждения самих жителей, за которыми в данном вопросе всегда будет последнее слово. По совокупности этих сведений, Ярославль (да и Ярославская область в целом) за минувшие 8-10 лет покинул ряды передовых динамично развивающихся региональных центров, где стремятся жить и работать. К сожалению, сегодня мы всё больше скатывается в разряд среднестатистических городов со всё более заметным провинциальным налётом. «Центр Верхневолжья», «Город с 1000-рублёвой купюры», «Столица «Золотого кольца» - всё это осталось где-то позади, несмотря на активное раздувание щёк и громкие заявления властей об увеличении туристического потока и росте экономики. Финансовые показатели деятельности крупнейших предприятий, состояние исторических центров городов и постоянный отток населения, увы, свидетельствуют об обратном. Почему это произошло? Можно ли вернуть Ярославлю былую славу и первые места хотя бы среди регионов ЦФО? И что для этого нужно сделать? Постараемся ответить на все эти вопросы.

Под небом голубым был город золотой

         Если брать новейшую историю, то последний период расцвета Ярославля пришёлся на середину «нулевых» и самое начало «десятых» годов 21 века, то есть на этап подготовки к 1000-летию нашего города и пару лет после него. Во всяком случае, именно с этим периодом оказались связаны наиболее значимые события, достижения и прорывы. Притом, не только в самом региональном центре, но и в области в целом. Судите сами. Были построены второй «Юбилейный» мост через Волгу со сложной системой эстакад и подъездных путей, новейший Областной перинатальный центр на Тутаевском шоссе, Культурно-просветительский центр имени Валентины Терешковой на улице Чайковского, концертно-зрелищный центр «Миллениум» на Которосльной набережной. Рядом с последним разбит парк Тысячелетия Ярославля.

Юбилейный мост-2.jpgПеринатальный центр.jpgЦентр имени Терешковой.jpgМиллениум.jpgСтрелка-11.pngНабережная.jpgУспенский собор1.jpg         Преобразился стадион «Шинник». Проведена реконструкция Московского проспекта (включая строительство нового моста через Которосль), проспекта Фрунзе, Которосльной набережной и улицы Большой Октябрьской с расширением проезжей части, выполнен ремонт других объектов улично-дорожной сети. На частные средства компанией мецената Виктора Тырышкина восстановлен Успенский собор. Проведены работы в десятках других исторических храмов. С привлечением средств «Газпрома» выполнена масштабная реконструкция Волжской набережной и «Стрелки» с обновлёнными фонтанами и памятником Тысячелетию. Обновлён гостиничный фонд.

         Несмотря на экономический кризис 2008-2009 годов, новое развитие получила промышленная политика. Открывается новая площадка ПАО «Автодизель» в Заволжском районе – завод по производству двигателей 530-й серии. Активно застраивается индустриальный парк «Новосёлки». Там появляются предприятия иностранных корпораций («Комацу», «Астрон Билдингс», «Такеда»). При губернаторе Сергее Вахрукове успешно реализуется кластерный подход (благодаря чему в Ярославле появляется фактически целая новая высокотехнологичная отрасль производства – фармацевтическая).

Новоселки1.png         Для подготовки кадров рабочих специальностей на базе бывших профтехучилищ по всей области внедряют так называемые «центры компетенций». Притом, не только в Ярославле и других крупных городах, но и в небольших райцентрах (например, в Любиме). Три года – с 2009 по 2011 в Ярославле проходит Мировой политический форум, на который приезжают представители российской и международной элиты, научного и экспертного сообщества. Открывается Центр лыжного спорта «Дёмино», в котором проходит этап Кубка мира по лыжным гонкам. Рядом с ним строится современная база отдыха. Появляются первые отели в Коприно в Рыбинском районе.

         Однако примерно с 2012 года для Ярославля начинается «чёрная полоса». Сначала мы выбываем из списка городов, принимающих Чемпионат мира по футболу 2018 года (к данному событию можно относиться по-разному, но благодаря ему такие города как Ростов-на-Дону, Нижний Новгород, Самара, Екатеринбург и даже Саранск, получили мощный импульс развития). Потом нам несколько раз отказывают в присвоении Почётного звания «Город воинской славы» (хотя военные достижения ярославцев и подвиги в защиту Родины, начиная с татаро-монгольского ига и заканчивая Великой Отечественной войной, вроде бы, не нуждаются в подтверждении и сомнению не подлежат).

         Конечно, культурные, образовательные, научные и иные мероприятия у нас продолжались. Но за редким исключением имели уже региональный характер. Они интересные, по-своему значимые, но не более того - не хватает высоты полёта. В 2014 году в областном центре отменяют прямые выборы, и город, ко всему прочему, погружается в затяжной политический кризис. Едва ли не ежегодно меняются руководители (многие из которых даже не успевают избавиться от приставки «и.о.»). Сначала это ещё местные кадры (хотя их с полным основанием можно считать «временщиками», и большой пользы от их пребывания у власти нет). А с 2018 года в мэрию Ярославля стабильно приходят «варяги». За это время Ярославль чуть было не превратился в свалку для столичных отходов, а ещё был признан едва ли не худшим региональным центром в ЦФО по качеству дорог (ситуация с ними принципиально начала меняться разве что в последние пару лет). Ещё хуже обстоят дела с уборкой улиц. Кроме того, уничтожаются ценные памятники архитектуры. Исторический центр заметно «пообтрепался», и это видно буквально везде – от фасадов зданий до тротуарной плитки (что регулярно подмечают посещающие Столицу «Золотого кольца» туристы). Появились новые проблемы с экологией. А массовое (и по ощущениям – какое-то бесконтрольное) жилищное строительство ежегодно оборачивается столь же массовыми проблемами из-за отсутствия достаточного количества социальных объектов, транспортной и инженерной инфраструктуры. Одним словом, развитие постепенно сошло на нет.

         Конечно, жизнь не остановилась. В городе возводят новые социальные учреждения и даже промышленные предприятия (правда, другие параллельно закрывают). Впервые за четверть века в Ярославле построены две новые школы. А некоторые объекты в прямом смысле слова жизненно необходимы и непременно станут хорошим заделом на будущее (тот же хирургический корпус областной онкологической больницы). Однако, за редким исключением, по-настоящему знаковых объектов, появившихся за последнее десятилетие, практически не было. К тому же, многие стройки оказались сильно затянуты по времени. Так что масштаб, увы, не тот.


Неутешительные цифры

         То, что мы сдаём позиции, подтверждается не только субъективными ощущениями, но и результатами вполне объективных исследований городской среды. Благо, за последние годы их было достаточно. В качестве примера мы возьмём данные рейтинга российских регионов по качеству жизни, подготовленного и опубликованного «РИА Рейтинг». Правда, в данном случае речь идёт обо всей Ярославской области. Однако влияние Ярославля на регион в целом у нас столь велико, что полученные индексы можно считать тождественными. Так вот, в 2014 году наша область была на 14 месте из всех регионов России, пропуская вперёд практически исключительно лишь миллионники и «нефтеграды». А 10 лет спустя, в 2023 году, опустилась уже на 29 место, провалившись в два раза даже, и только в Центральной России уступив первенство Рязанской, Курской, Липецкой, Тульской, Воронежской, Калужской, Белгородской областям и, разумеется, Москве и Подмосковью.

         Другим очень показательным критерием оценки качества жизни является численность постоянного населения. В городах, где интересно развиваться, учиться и работать, где высокий уровень жизни и стабильные гарантии безопасности, где можно получить качественную медицинскую помощь и рассчитывать на разнообразный культурный досуг, она растёт. Ну, или хотя бы стремительно не сокращается. Коренные жители не хотят оттуда уезжать, а иногородние туда стремятся. За последние годы в России было немало примеров таких «растущих» городов (в своих группах по количеству жителей). Если не считать Москву и Санкт-Петербург, среди рекордсменов здесь можно назвать следующие:

Город

Численность населения по годам (тысяч человек)

1991 г.

2014 г.

2023 г.

Казань

1105

1190,8

1314,7

Красноярск

924

1035,5

1196,9

Воронеж

900

1014,6

1052

Краснодар

631

805,6

1121,3

Тюмень

494

679,8

855,6

Ставрополь

328,3

419,8

550,1

Махачкала

324

578,3

622,6

Якутск

193

294,1

361,1

Ярославль

638

602,4

570,8

Москва

9017,4

12108,2

13104,2

С.Петербург

5007,5

5131,9

5600

         Обратите внимание, что за последние 30 (а в ряде случаев всего за 10) лет кто-то из вышеперечисленных городов перешёл в разряд мегаполисов (Красноярск, Воронеж, Краснодар), кто-то увеличил численность почти двое (Тюмень, Махачкала, Якутск), кто-то просто показал стабильный и уверенный рост (Ставрополь). Притом, в данной подборке – только региональные центры. Если не ограничиваться ими, можно вспомнить про тот же Сургут (рост населения с 261 тысячи в 1991 году до почти 400 тысяч в настоящее время). Или Сочи (342 тысячи жителей в 1991 году и почти 450 тысяч – в 2023-м). Или те же города Подмосковья – Балашиха (рекордсмен роста – с 138 тысяч в 1991-м до 527 тысяч в 2023-м), Химки, Мытищи, Одинцово, Королев, Подольск, Люберцы и т.д.

         Конечно, ряд городов увеличили численность благодаря тому, что «прирезали» себе часть бывших пригородных районов с соответствующими населёнными пунктами (Москва, Санкт-Петербург, Краснодар, Воронеж). В состав той же Балашихи в 2015 году был включен крупный город Железнодорожный с населением более 150 тысяч человек. Но даже с учётом этого фактора положительная динамика роста населения налицо. А люди всегда мигрируют туда, где есть перспективы для жизни, зарплаты, пенсии, социальная инфраструктура и так далее. Притом, как видите, перечисленные выше города довольно разные. Да, среди них есть столичные, нефтяные или курортные. Но есть и вполне обычные.

         А что Ярославль? Увы, наша динамика весьма и весьма печальна. Показательно, что в «лихие 90-е» численность населения города менялась довольно незначительно. Возможно, свою роль здесь сыграла относительно диверсифицированная экономика и миграция из северных регионов. А вот в «нулевые» и особенно в «десятые» начался полноценный спад. Если в 1991 году в Ярославле проживало 638 тысяч человек (абсолютный рекорд за всю историю города), то в 2014 – уже 602 тысячи, а в 2023 – менее 571 тысячи. Конечно, свою негативную роль здесь сыграла пандемия коронавируса. Однако списывать всё исключительно на неё никак нельзя. Велика и естественная убыль, и снижение рождаемости (в Ярославле уже много лет наблюдается отрицательная динамика по естественному приросту населения: на каждую 1000 человек в городе рождается примерно 10 младенцев, а умирает 15 человек), и трудовая миграция в столичный регион. Притока же мигрантов в Ярославль уже не хватает для того, чтобы покрыть естественную убыль населения. И в целом это напрямую связано с отсутствием видения перспективы в глазах жителей. И своих местных, и приезжих. С определённой оговоркой Ярославскую область можно считать вымирающей. И такими темпами наш областной центр лет через 15 имеет все шансы вылететь из категории городов с населением 500 - 1000 тысяч человек и попасть в категорию городов с населением 250 – 500 тысяч человек.         

Правительство.jpg

Слабым утешением может служить тот факт, что мы здесь не одиноки. К примеру, за последние 10 лет значительно сократилось население таких региональных центров, как Астрахань (более, чем на 60 тысяч, выбыл из 500-тысячников), Архангельск (более чем на 50 тысяч, выбыл из 300-тысячников), Иваново (почти на 50 тысяч, выбыл из 400-тысячников), Белгород (на 45 тысяч), Мурманск (более, чем на 30 тысяч), Пенза (на 30 тысяч, выбыл из 500-тысячников), Тула (почти на 25 тысяч, выбыл из 500-тысячников в конце «нулевых») и других. С другой стороны, в ряде центров субъектов, граничащих с Московской областью (Владимир, Калуга, Рязань, Тверь) количество жителей уменьшилось совсем незначительно. В отдельных городах – буквально в пределах 2-3 тысяч. Так что близость Москвы, конечно, остаётся общим бичом для всех приграничных регионов (что опять-же подтверждается статистикой). Но всё-таки является отнюдь не единственным фактором, влияющим на сокращение их населения. Есть и другие, притом более мощные. И с ними вполне можно справиться. Были бы желание и политическая воля. 


Назад в будущее

         Чтобы противостоять столичному центростремительному движению нужны сильные экономические проекты и реальные стимулы для развития. По большому счёту, со времён Сергея Вахрукова (а это те же 12-15 лет) в Ярославской области не было крупных инвестиций в промышленности, а это очень печально. Региональным властям однозначно стоит озаботиться новой промышленной политикой. Но, похоже, что об этом толком никто не думает. А жаль. Единственный руководитель из высшего командного состава Правительства, который потенциально мог бы обеспечить движение на этом направлении – Максим Авдеев, сейчас отодвинут на вторые роли.

         Между тем, в Ярославле надо усиливать те компетенции, на которых мы специализируемся. Это химия и нефтехимия, дизелестроение, электротехническая, пищевая и фармацевтическая промышленность. В каждой из этих отраслей есть значительный потенциал, деньги и перспективы («Клуб социологов» подробно писал об этом в серии статей спецпроекта «Кто владеет Ярославской областью» весной и летом прошлого года). Но нужна поддержка со стороны исполнительной и законодательной власти. Только не формальная – для галочки и отчётов в Москву (как было в период пандемии коронавируса), а действенная. В качестве возможных прорывных проектов можно выстрелить IT-кластер на базе «Тензора», более широкое развитие высокотехнологичной медицины на базе ярославских медучреждений (ряд сложных операций, которые делают у нас, по уровню Вахруков.jpgпрактически не уступает столичным клиникам, и при этом обходится дешевле) или тот же новый кампус Рыбинского авиационного технического университета под нужды НПО «Сатурн», который «пробил» все тот же Сергей Вахруков. Хотя последний проект нацелен фактически на одно предприятие. И никак не касается Ярославля. Само собой, нам не обойтись без развития высшего образования на базе многочисленных ярославских вузов и поддержки местных научных школ. В год 300-летия российской науки – задача более чем актуальная. Но в Правительстве области снова молчат.

         Второе стратегическое направления – использование уникального географического положения Ярославля и его транспортно-логистических возможностей. По сути, наш областной центр – это «ворота на Север». Мы – обязательный транзитный пункт для людей и товаров по пути в Вологодскую и Архангельскую область, Республику Коми и части регионов вдоль и вокруг Транссибирской магистрали.

ЖД-11.jpg

Город является крупным железнодорожным узлом, у нас базируются органы управления СЖД (хотя вся отчётность и сборы аккумулируются в Москве), действует речной порт, имеется аэропорт «Туношна», который в случае доведения до ума может значительно увеличить показатели и по грузообороту, и пассажиропотоку (только рейсы нужно отправлять не в Пермь и Уфу, а по совершенно другим направлениям). Отдельная тема – строительство крупных распределительных центров. В тех же «Новосёлках» уже есть «Магнит» и «Пятёрочка». Достигнуты принципиальные договорённости с «Чижиком» и «Вайлдберрис» (последняя компания уже приступила к строительству своего логистического центра). Но этого мало. Нужно глубже и дальше. И по возмо;ности быстро. Кроме того, можно попытаться «заякорить» на территории области ряд крупных федеральных компаний. В своё время Сергей Вахруков вёл активные переговоры насчёт размещения здесь штаб-квартиры госкорпорации «Ростех». И если бы не короткий губернаторский срок, дело вполне могло бы выгореть. При Дмитрии Миронове и Михаиле Евраеве «уходов» было больше, чем «приходов». Миронов хотя бы сумел зарегистрировать в области пару крупных компаний - «ЕКС» и «Металлоторг». Евраев же пока только пускает по ветру местные предприятия. 

         Наконец, третья составляющая – кадры. Во всей многоаспектности этого понятия. Прежде всего, необходимо стимулирование квалифицированных специалистов. У нас оно, как правило, лишь декларируется. Даже в государственной службе. 

Артюшина.png

Тот же евраевский конкурс «Кадровый резерв» оказался, по сути, профанацией, поскольку на руководящие посты в областных структурах пришли не просто те, кто не победил в данном конкурсе, а те, кто даже не участвовал в нём. Профильное управление в структуре Правительства зачем-то разделили на два, притом ответственной за кадровую политику назначили иногороднюю Анастасию Артюшину. Которая, проработав ровно год, покинула наш регион, выложив пафосный пост в социальной сети «ВК»: «Я выполнила все задачи, которые передо мной были поставлены, налажены процессы и соблюдались все условия федерального уровня по кадровому блоку, авторитет Ярославской области существенно вырос». Интересно, что это за задачи? И какие процессы удалось наладить (пока в «Белом доме» сплошная кадровая чехарда)? Впрочем, если «зам главного по кадрам» очертя голову бежит со службы всего через год после назначения, то состояние кадровой политики вызывает очень серьёзное беспокойство.

         И ещё очень беспокоит засилье «варягов» в управлении городом и регионом (поскольку кандидатура мэра Ярославля в последние годы всегда согласовывается и поддерживается губернатором, а потому напрямую зависит от воли высшего должностного лица области). Последние семь лет они буквально «оккупировали» наши пенаты. Конечно, грести всех под одну гребёнку, наверное, не стоит. На Чукотке, например, до сих пор с благодарностью вспоминают времена губернаторства Романа Абрамовича. Хотя, говорят, в округе он почти не появлялся, а лишь вкладывал в него средства. Впрочем, может быть секрет успеха состоял именно в этом. Из более свежих примеров можно назвать Алексея Дюмина, который стал руководить Тульской областью в один год с назначением Дмитрия Миронова в Ярославскую.  Однако, в отличие от своего бывшего коллеги по ФСО, Дюмин в Туле задержался и, похоже, пришёлся ко двору у местных. Во всяком случае, отзывы о нём положительные.

 Абрамович.pngДюмин.png        Однако это скорее единичные примеры. В целом же можно долго говорить, что у нас единая страна и назначить (выбрать) губернатором или мэром можно жителя любого региона. Однако факты – вещь упрямая. А они показывают, что иногородний управленец практически никогда не будет заинтересован в развитии вверенной ему территории также, как представитель местной элиты. Для первых высокая должность в провинции, как правило, либо почётная отставка из столицы, либо, напротив, ступенька карьерного роста, необходимая для «кадидатского стажа», либо задание «сверху» для обеспечения «прикрытия» в продвижении московского или питерского бизнеса. Для вторых – часть жизни. Конечно, бесхребетные, безынициативные и коррумпированные управленцы есть и среди местных кадров. Примеров – хоть отбавляй. Но всё-таки местные заинтересованы в развитии «своей» земли куда больше, чем пришлые. Возможно, этот интерес отнюдь не бескорыстный. Но зная, что здесь живут твои родители, учатся твои дети, находятся твои активы и ты сам ходишь по этой земле, ездишь по этим дорогам, делаешь покупки в этих магазинах, ты точно не будешь вести себя как «временщик», которого с регионом связывают исключительно карьерные вопросы. Примеры Анатолия Лисицына, Сергея Вахрукова и Виктора Волончунаса – тому подтверждение.

         А вообще, как сказал поэт, каждый выбирает для себя, каждый выбирает по себе. На наш взгляд, Ярославль – хороший и очень достойный выбор. Но так считаем мы, его коренные жители. Потому что это наша Родина. И значит, что данный выбор в значительной степени предопределён. А хотелось бы, чтобы наше мнение разделяли и другие люди, рождённые позднее нас и живущие в других городах. Чтобы они тоже почувствовали и полюбили Ярославль. Наверное, сейчас для этого уже недостаточно одного энтузиазма. Время романтики прошло. Люди ценят комфорт и перспективу. А для их создания нужно потрудиться. Притом, и жителям, и власти. Уверены, что первые готовы. Хотелось бы, чтобы были готовы и вторые. Только не в смысле набивших оскомину фраз, заоблачных обещаний и бравых интервью на региональном телевидении, а на самом деле. Глядишь, тогда Ярославль получит все шансы занять место среди лучших городов России, в которых хочется жить!

         ГЕОРГИЙ ГРОМОВ

Опрос
Какое событие в жизни страны Вы хотели бы, чтобы случилось в 2024 г.?