Item Item Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

20.09.2022
Антропология
448
Бизнес и наука – счастливы вместе?

Как ученые из рыбинского авиационно-технического университета пытаются совместить науку и бизнес.

Бизнес и наука – счастливы вместе?

    В 2009 году в нашей стране был принят закон, разрешающий высшим учебным заведениям и научным учреждениям создавать малые инновационные предприятия. Главная идея­ – в коммерциализации результатов их интеллектуальной деятельности. Воодушевленные радужными перспективами вузы и НИИ бросились плодить десятками так называемые МИПы. С тех пор прошло немало лет, и большинство из них растворились в истории, так и не сумев реализовать амбициозные планы. Но осталась малая толика других, которые продолжают работать и развиваться. Одно из них – ООО «Литейщик», созданное почти 15 лет назад при Рыбинском государственном авиационном техническом университете. Его генеральный директор, профессор РГАТУ, доктор технических наук Владимир Изотов рассказал, как живет предприятие, с какими сложностями сталкиваются ученые, и каковы перспективы подобного малого бизнеса.


Наука и жизнь, бывает, встречаются вместе. Но немногие знают в каком.

- Владимир Анатольевич, как возникла мысль создать мини-литейное производство в отдельно взятом вузе Рыбинска?

img123.jpg- Наша история началась со старинной лестницы в главном здании РГАТУ задолго до появления федерального закона, разрешающего при ВУЗах, НИИ и Академиях наук создавать малые инновационные предприятия (МИПы). В 1987 году в РГАТУ случилось торжество, к которому все серьезно готовились. Я работал на кафедре литейного производства, сейчас она называется «металловедения, литья и сварки». По просьбе ректора с коллегами взялись реставрировать парадную лестницу в историческом корпусе на улице Плеханова, а именно – изготовить 10 балясин.

К делу подошли творчески, привлекли студентов, организовали соревнование. Ребята под нашим руководством формовали их по образцу, отливали из алюминиевого сплава, вручную обрабатывали напильниками. В итоге установили новые балясины по старинному методу на свинцовое основание. С этого стартовала в нашем вузе лаборатория художественного литья и стало понятно, что на базе университета мы в состоянии делать изделия на заказ и зарабатывать деньги.

Потом настал 2009 год, и при РГАТУ появились малые инновационные предприятия – по одному на каждую кафедру. Я возглавил ООО «Литейщик».

- Каково устройство подобных компаний?

- Они основаны на совместном капитале руководства компании и вуза. На заре их становления инвесторами выступали вузы. В нашем случае свою долю университет вносил не деньгами, а патентами, которые оценивались в денежном эквиваленте. Сотрудники вошли деньгами. На 2009 год уставной капитал ООО «Литейщик» был 100 тысяч рублей.

В штате нет освобожденных работников. Сотрудники «Литейщика» – кандидаты наук, инженеры, учебные мастера с высшим образованием, и каждый ведет полную преподавательскую нагрузку. Они не работают на меня, мы работаем вместе.

- Ваша компания была в ряду первопроходцев. Насколько, по-Вашему, подобные предприятия гармонично вписываются в структуру научной организации?

- Относительно создания их на базе научно-исследовательских институтов у меня есть большие сомнения. Как показывает практика, наука существует сама и ее разработки могут быть внедрены в бизнес-среду, когда они интересны с точки зрения получения прибыли и при условии существенного сокращения бюрократических барьеров в научной среде.

В этом смысле использование потенциала высших учебных заведений мне кажется более перспективным. Своя заинтересованность есть у вуза и предприятия. Первый получает возможность монетизировать интеллектуальную собственность, созданную в его стенах, реализовать перспективные научные разработки через МИП. Очевидна финансовая заинтересованность преподавательского состава и студентов в работе в подобных компаниях. Не секрет, что заработная плата преподавателя и особенно учебного мастера невелика. Удержать молодые кадры, многие из которых действительно профессионалы своего дела, реально помогает дополнительная работа в МИПах при вузе.

Свои существеннее плюсы есть и для предприятий, подобных ООО «Литейщик». В том числе – возможность занимать производственные площади на базе университета без арендной платы, пользоваться опытно-экспериментальной базой, научным потенциалом и брендом вуза, привлекать студентов для выполнения заказов.

- Если все так замечательно, значит подобных малых предприятий в нашей стране должно быть много…

- Увы, громко провозглашенная идея оказалась не вполне работоспособной. В ряде вузов такие компании создавались больше «для галочки» и статистических отчетов, где-то не получили развития и закрылись. В РГАТУ в то время было создано пять малых инновационных предприятий, на сегодняшний день осталось только ООО «Литейщик». В начале работы мы столкнулись с массой проблем. Для начала – отсутствие достаточных финансов на развитие производства.

Рисунок5.jpgК тому же литейное производство – крайне энергоемкое и затратное. Оно не прощает брак. Есть примеры, когда непрофессиональный подход к делу, повлекший брак в литейной отрасли, обернулся для предпринимателя банкротством.

Можно вспомнить и другие сложности. Малые инновационные предприятия не могут обойтись без определенной помощи со стороны государства. Из-за того, что у нас есть доля государственного представительства в лице университета, мы не можем получать поддержку, как любой частный бизнес. А бизнес не развивается без вложения денег.

Чтобы подобные компании двигались вперед, нужно финансирование. Существенно улучшить ситуацию могли бы государственные инвестиционные программы, которые позволят МИПам привлекать деньги на ранних этапах развития.

Поддержка может быть в форме создания площадок предпринимательского взаимодействия или бизнес-инкубаторов для МИПов, которые оказывают содействие на всех этапах: от разработки идеи до ее монетизации.

Отдельная тема – налоговая нагрузка. Производительность нашего предприятия невысокая, к примеру, мы получаем за заказ 100 тысяч, а в виде налогов отдаем около 50%. Как вариант, государство могло бы предложить компаниям с такой формой хозяйствования особый налоговый режим.

Добавьте ко всем перечисленным сложностям непростые экономические условия, отсутствие маркетингового опыта и должной практики работы на открытом рынке. Картина получается так себе.

- У вас не было желания закончить с этим?

Рисунок8.jpg- Мне предлагали уйти в частное предприятие с реально высоким уровнем заработной платы. Но там нет свободы, какая предоставляется здесь. У нас есть интересные направления, которые не приносят существенной прибыли, экспериментальная работа, которая лежит больше в научной плоскости и практически не коммерциализирована.

Чтобы развиваться и зарабатывать приличные деньги, нужны дополнительные вложения в производственные мощности, расширение площадей, другая жесткость отношений между руководством и подчиненными. Мы ограничены учебными площадями и лабораториями вуза, у нас нет отдельного цеха.

Если серьезно занимаешься бизнесом, плановым изготовлением продукции – вписываешься в жесткие рамки. Для этого необходимы совершенно иные условия организации производства, рабочих мест, чем существуют у нас. Никакого совмещения быть не может: на двух стульях не усидишь. У нас 50 на 50 – научная исследовательская работа и получение прибыли.


Мы отстаем. Но шансы на выживание есть.

- Вся Ваша жизнь связана с литейным производством. Что сейчас на Ваш взгляд происходит в этой сфере? Есть ли шанс, что подобные малые предприятия смогут что-то изменить в существующей реальности?

- Многие кафедры металловедения и литья в технических вузах страны переживают непростые времена. За последние 30 лет российское литейное производство пришло в серьезный упадок. Одна из проблем – отсутствие производства литейного оборудования. Мы только начинаем сейчас двигаться в эту сторону, но качество пока оставляет желать лучшего. До немцев и даже китайцев нам еще далеко. Для сравнения: раньше Россия производила 30% мирового литья, сейчас – 4 %, при этом у Китая – 49%.

Литейных кафедр в стране осталось чуть больше десяти, потеряны научные школы. Сейчас сделана серьезная ставка на аддитивные технологии, они постепенно вытесняют другие. Это философия развития. Литье хорошо потеснила и обработка резанием, сварка. Объем отливок за счет новых технологий снизился, но не исчез. В машиностроении, авиастроении, оборонной промышленности без него не обойтись. Литье – единственная технология, которая работает на переводе вещества из жидкого состояния в твердое. Металл течет как вода, занимает сложные формы, значит, отлить можно практически что угодно.

При этом, согласно контрольным цифрам приема, на основе которых определяется количество бюджетных мест в вузах, высококлассных мастеров литейного производства в России требуется совсем немного. Соответственно, студентов, обучающихся на нашей кафедре единицы. Финансирование подушевое: чем меньше студентов, тем меньше денег, отсюда, материальной заинтересованности преподавателей практически никакой. Молодой учебный мастер обеспечить семью без подработки вряд ли сможет. В этом смысле занятость в ООО «Литейщик» для большинства весьма кстати.

Ситуация с абитуриентами по специальности литейное производство тоже печальная. Желающие у нас учиться не стоят в очередь. Сейчас пытаются «раскачать» молодежь, чтобы ей стало интересно производство, в том числе, литейное. При этом, в стране не хватает преподавателей химии и физики – предметов, которые необходимы для поступления в технический вуз.

- И ничего с этим сделать нельзя?

- Можно. Как вариант воспользоваться опытом царской России, где существенной статьей расходов крупных промышленников было создание учебных заведений при фабриках. Они давали не только начальное образование, но и специализированное, которое зависело от специфики промышленного предприятия. Похожая система работала в Советском Союзе, когда крупный завод должен был иметь институт, техникум и ремесленное училище.

Рисунок6.jpeg Рисунок7.jpg

При университетах необходимо создавать учебные заводы, чтобы выпускать готовых профессионалов. Они учатся на производстве изделий, зарабатывают деньги, знания и получают результат не только в отли

вках. Несколько лет назад я брал в «Литейщик» на работу студентов с третьего курса. Большинство из тех, кто прошел эту школу, заняли неплохие посты: директор завода, начальник цеха, мастер, ведущий специалист конструкторского бюро. Те, кто у меня работает, не только механически выполняют задания, но учатся принимать решения, брать ответственность на себя. 

Надо отдать должное и нашим техническим вузам, где на хорошем уровне учат специалистов для производства. Правда, с переходом России на Болонскую систему образования положение ухудшилось. За четыре года бакалавриата мы не можем даже способных студентов должным образом доучивать до технологов. На пятом году идет перевод в магистратуру, которая подразумевает изменение специальности.

Случается, к нам в магистратуру попадают и химики. Знаю, что на одном из предприятий региона мастером в литейном цехе работает юрист, который закончил ярославский университет. Думаю, лучший вариант постигать специальность – хоть и шесть лет, но профильно.


И городская уличная скульптура, и авиационная промышленность, и восстановление храмов

- Возвращаясь к ООО «Литейщик», много ли у компании заказов?

- Объем заказов достаточный, но хотелось бы иметь возможность выбора, получать более интересные и дорогие контракты. Пока это только планы. Мы занимаемся многим, но у специалистов кроме этой работы есть преподавание и семьи. Мы даже не выходим на серийное изготовление отливок, а на запуск сайта и рекламы не хватает времени и средств, пока работаем за счет «сарафанного радио».

- Какие направления реализуете?

- Серьезное направление работы ООО «Литейщик» – выполнение заказов на художественное литье. Оно не позволяет делать большие по геометрии вещи, но зато хорошо «играет» толщинами, передает различные оттенки, конфигурации. Металл в литье живой. С чугуном и сталью не работаем, в основном с алюминием и цветным металлами, бронзой.

Еще занимаемся аддитивными технологиями. В свое время мы купили американский гипсовый принтер, но долго он не служил. Практически сразу возникли сложности с комплектующими и материалами для него. Поэтому ориентируемся теперь на свои возможности, тем более, как показала практика, это нам по силам. Лет 10 назад получили заказ, для которого необходим был принтер. Его мы сами изготовили для печати из пластика. На нем и сейчас делаем модели для формовки в песчано-глинистую форму.

В самом начале деятельности «Литейщика» был опыт создания предпроектов литейных цехов. Сотрудники участвовали в подготовке нового цеха Литейно-механического завода, занимались изготовлением технологической оснастки, разработкой технологических процессов литья и внедрением их в производство.

- Удалось ли инновационные разработки продвинуть в жизнь?

- В чистом виде нет, но мы проводим научно-исследовательскую работу по изготовлению отливок с дождевыми системами. Моя студентка по этой теме защитила диплом и на одном из предприятий пробует внедрить в производство эту технологию. Еще разработали литье вакуумным всасыванием и запатентовали технологию. Ее применяют на производстве в Нижнем Новгороде. Но монетизировать эти идеи пока не удалось.

- Какие перспективы развития определили для себя?

Ошанин.jpgРисунок3.jpg

- Есть шанс, что сделаем отдельную мастерскую по художественному литью. Перспективы неплохие, особенно в связи с развитием внутреннего туризма и потребностью в сувенирной продукции. К слову, скульптуры Льва Ошанина и водопроводчика, установленные в Рыбинске – наших рук дело. Сейчас в РГАТУ рассматриваем возможность запустить программу обучения специалистов художественного литья. Есть люди и база, пока все в планах, но надеюсь получится. Продолжаем разработки по авиационному лопаточному литью. Как руководитель ООО «Литейщик» провожу консультации для производственников. 

Рисунок1.jpgЛестница Углич.jpgСерьезный пласт работы – реставрация. У нас уже есть опыт в этом направлении. Наши специалисты реставрировали паникадило в Храме Кириллово-Белозерского монастыря в Вологодской области, которое практически пришло в негодность. Реставрировали лестницу Городской Думы в Угличе. Участвовали в восстановлении храма Воскресения христова в Тутаеве, работали в нескольких церквях, воссоздавали храмовую утварь по старым образцам. Много задумок и в рамках научно-экспериментальной работы. Дел хватает, но в сутках - 24 часа.

Фото из архива Владимира Изотова

Беседовал Евгений Леонов

Опрос
Одобряете ли Вы решение Президента РФ В.Путина о частичной мобилизации лиц, уволенных в запас с военной службы в вооруженных силах РФ?