Item Item Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

26.04.2022
Антропология
823
ДМИТРИЙ РОМАНОВ: Чтобы был прогресс нужно нарушение устоявшихся представлений
"Чтобы было развитие и прогресс, нужно проявление свободной воли и мысли человека. А сейчас наша экономика перешла в разряд ЕГЭ. Мы - егэшники, статисты и не можем что-то менять. Чтобы был прогресс нужно, как ни крамольно звучит, нарушение закона, устоявшихся представлений. Ньютону сначала яблоко упало, а потом он написал закон, а не наоборот. Прогресс – это попрание шаблонов, а у нас хотят прогресс сделать законом. Такого не будет никогда..."
ДМИТРИЙ РОМАНОВ: Чтобы был прогресс нужно нарушение устоявшихся представлений

Один из наиболее востребованных видов целлюлозо-бумажного производства – не белая офисная бумага, как это принято сейчас считать, а техническая бумага. Из-за уникальных свойств и невысокой стоимости, ее активно используют на промышленных предприятиях, в радиоэлектронной, электротехнической промышленности и для упаковки.

Заводов, производящих техническую бумагу в России можно пересчитать по пальцам, и один из них находится в нашем регионе, в поселке «Искра Октября» Рыбинского района. Это бумагоделательное производство основано еще до революции в 1911 году, а сегодня здесь из вторичного сырья выпускают различные виды бумаги для промышленных целей, в том числе и на экспорт.

О сегодняшнем дне производителей технических бумаг мы расспросили у генерального директора АО "Техническая бумага" Дмитрия Романова.


Макулатура – это сырье, которое облагается налогом

- Дмитрий Анастасович, в представлении обывателя бумага бывает для книг, тетрадей, для санитарно-гигиенических нужд. Немногие сталкивались с техническими бумагами. Для чего они нужны?

романов.jpg- Техническая бумага выпускается и используется для производства различных упаковок. На нашем заводе изготавливается противокоррозионная, которая нужна для защиты металлических изделий из цветных и черных металлов. Есть упаковочная парафинированная техническая бумага, пропитанная специальным составом, в основе которого – парафин. Она обладает водоотталкивающими свойствами и используется для защиты изделий от влаги. Мы производим также битумную бумагу, спрос на которую есть в строительной отрасли, гофрированную бумагу, мешочную бумагу и некоторые другие виды. Начинаем осваивать розничный рынок.

- Сырье, которое используете для производства импортное или отечественное?

- Мы получаем продукцию, перерабатывая вторичное сырье – макулатуру. Оно полностью отечественное, заключаем договоры с поставщиками макулатуры, у которых, в свою очередь, договора с торговыми сетями и промышленными предприятиями. На сегодняшний день частных поставщиков мало. Да и сырья в последние годы стало меньше, и цены за последние шесть лет выросли раза в три.

- С чем это связано?

- Для начала, у нас нет культуры обращения с отходами и упаковочной тарой. В большинстве стран Европы они сортируются на уровне домашнего хозяйства. Там проще перебрать мусор, чем платить за него штраф. В каждом доме есть для них место, в магазинах – автоматы для сырья. Сдаешь тару и получаешь чек на скидку.

Зарубежные сети умеют считать доходы и расходы и понимают, что картон и упаковка – это деньги. Там макулатуру правильно собирают и складируют, и всячески поощряют вторичное использование упаковки бумажной, пластиковой, металлической и стеклянной. Эта политика проводится на уровне государства.

В итальянском Римини регулярно проходит Международная выставка зеленой экономики, повторного использования материалов и энергии, устойчивого развития – Ecomondo. Очень большая и интересная выставка – несколько павильонов размером со стадион, где представлено все, что связано с экологией и переработкой вторсырья, производством зеленой энергии.

В России эта тема раскрывается несколько иначе. На уровне домашних хозяйств есть отдельные энтузиасты раздельного сбора мусора, но их единицы и им нужна поддержка.

К тому же, после первой волны санкций в 2014 году количество продуктов из Европы в нашу страну снизилось. Импортный товар хорошо упаковывается. У него есть персональная упаковка, а еще транспортная тара. Его не стало, как и импортной макулатуры, а нашей не хватает.

- Вы как переработчики вторсырья имеете льготы?

- Нет, не имеем. Более того, в нашем законодательстве макулатура – это не вторсырье, а сырье, которое облагается налогом. Несколько лет на федеральном уровне пытаются принять законодательный акт с подзаконными актами по всем видам вышеперечисленной упаковки. С этого года отдельные положения будут приняты, и по ним начнется работа. Поэтому будем смотреть, попадем ли мы в перечень предприятий по численности сотрудников и объему переработки вторичного сырья в категорию тех, кто будет получать, условно говоря, материальное вознаграждение за то, что снижает экологическую нагрузку на окружающую среду.

- Что помогает выживать?

- Мониторим изменения рынка, ездим на выставки, осваиваем новые виды продукции. Сегодня в России развивается производство бумаги офсетной, газетной, санитарно-гигиенической. Это огромный рынок и большие единичные мощности. Но есть специальные виды бумаги малотонажные: для фильтров автомобильных, пылесосов, кондиционеров, пищевые бумаги, для выпечки, упаковки масел, строительные бумаги, облицовочные , бумаги для пластиков. По сравнению с печатной, они занимают небольшую долю рынка, но и здесь есть где развернуться.


Мы любим бегать по кругу, и совершаем одни и те же ошибки

- Значит у вашего производства радужные перспективы? Задумывались ли Вы о расширении производства?

- Сложный вопрос. У нас своя ниша, и пока большую долю занимает выпуск сырья для производства гофроупаковки. Также значительную часть времени и сил посвящаем тестированию новых образцов бумаги специального назначения, проводим опытные выработки, постоянно расширяем ассортимент продукции. Изготовление технической бумаги требует нестандартного оборудования, наладки, пусконаладки. Это все делаем сами, поэтому затраты большие. И тут и там не бросишь, всегда балансируешь. Потребности рынка не предсказуемы: то спрос на гофру растет, то на техническую бумагу.

Коллеги, монопроизводители, повышают объемы производства, поскольку выпускают один вид бумаги. А у нас исторически небольшая бумажная фабрика, в линейке которой два десятка видов продукции, и много ресурсов идет на разработку новых видов. С одной стороны, все направления требуют финансовых вложений. С другой – дело не всегда в деньгах.

В производстве битумной бумаги для нанесения битума нам нужны специальные валы из определенного типа чугуна. Эти валы выпускал единственный завод в СССР – в Луганске Ворошиловградской области. Теперь его там нет. Смотрели в сторону Китая, но там другие форматы, и сделать нужную нам длину они не могут. А мы нигде не можем найти поставщиков, под наш размер. Как вариант, надо менять материал для валов, брать не чугун, а сталь. Но у нее другие свойства, она более пластичная.

- А в нашей стране?

- Когда-то в СССР было четыре предприятия, выпускавших оборудование для бумажной промышленности: в Ленинграде, Ижевске, Петрозаводске и Днепропетровске.  Некоторые из них не существуют, другие перешли работать в другую отрасль экономики и не выпускают бумагоделательное оборудование.

- То есть с развитием бумагоделательного производства в нашей стране есть сложности?

- Да, условия сейчас не из лучших, имеем то, что имеем. Оборудования для бумажного производства в России практически нет, поставки были из Европы и Китая.

Похожая ситуация с аналитическим оборудованием для измерения параметров бумаги. Без него невозможно расширение линейки продукции и выпуск новых ее видов. Сейчас мы работаем над бумагой, где один из основных параметров– воздухопроницаемость. Он измеряется для разных видов бумаг в двух основных единицах, и для этого нужен прибор, стоимость которого три миллиона рублей. Коллеги продали его нам за пятьсот тысяч потому, что предприятие закрывалось. Вот вам и ответ на предыдущие вопросы. Продукции нет, а затраты уже понесены.

- Какие еще можете привести примеры?

- Некоторые необходимые для производства технической бумаги химикаты позиционируются как российские, но базовая основа у них – импорт. Сейчас для изготовления бумаги из макулатуры нужен катионный крахмал, который делают из растительного сырья – кукурузы и картофеля. Но для получения определенных свойств, нужны импортные компоненты. Так же и с клеями, которые придают бумаге влагопрочные свойства. Базовая смола покупается за рубежом, а основные компоненты – отечественные.

Один из наиболее востребованных видов целлюлозо-бумажного производства – не белая офисная бумага, как это принято сейчас считать, а техническая бумага. Из-за уникальных свойств и невысокой стоимости, ее активно используют на промышленных предприятиях, в радиоэлектронной, электротехнической промышленности и для упаковки.

Заводов, производящих техническую бумагу в России можно пересчитать по пальцам, и один из них находится в нашем регионе, в поселке «Искра Октября» Рыбинского района. Это бумагоделательное производство основано еще до революции в 1911 году, а сегодня здесь из вторичного сырья выпускают различные виды бумаги для промышленных целей, в том числе и на экспорт.


Когда бы все посулы сбывались, мы жили припеваючи

- Российские условия понятно, школа выживания, но вы работаете, что помогает держаться на плаву?

- Знание исторического процесса развития советской и постсоветской цивилизации. Мы любим бегать по кругу, и совершаем одни и те же ошибки. Если говорят – будет хорошо, значит будет плохо, если не будут расти цены, значит они вырастут.

И еще важная составляющая успеха – форма ведения бизнеса. Одна из лучших – частная, позволяющая оперативно в быстро меняющихся социальных условиях принимать правильные управленческие решения. Мне повезло, я не только совладелец бизнеса, но и специалист этой отрасли промышленности, инженер химик-технолог. Я знаю технологию производства. Могу оценить наши перспективы с точки зрения технологии и возможностей оборудования.

- Получается, хорошо, когда собственник еще и технолог?

- Собственник должен быть не только специалистом, но и дипломатом, и профессионалом нетворкинга. Как говорили на заре развития негосударственных предприятий, бизнес – это искусство делиться. Надо понимать, что можешь, а что нет, где дать возможность другим, а где взять себе. И постоянно балансируешь. А еще важно осознавать, какое место можно занять в табеле о рангах в соответствии с производственными возможностями и потребностями рынка.

- Где Вы учились?

- Я закончил Лесотехнический вуз в Архангельске – АЛТИ, сейчас это базовый федеральный университет. В 1986 году по распределению приехал на бумажную фабрику технологом и работаю здесь все время.

- Ваше предприятие долгое время присутствует на ярославском рынке. Его история, должно быть весьма интересна.

- Относительно дореволюционного времени, сведений сохранилось не так много. Архивы предприятия не полные, лишь отдельные эпизоды. Нашли упоминание, что на территории завода в царское время был зарегистрирован паровой котел. Видимо и тогда тоже вставали на учет с такими, как сейчас называют, опасными объектами, которые могут взорваться. Но что выпускали, узнать не удалось.

После 1917 года сюда привезли хорошую бумагоделательную машину из Углича. В этом городе, в свое время, было две бумажные фабрики. Машина работала в том числе на тряпье, выпускала картон. После Великой отечественной войны по репарации приехало оборудование из Германии. Фабрика начала расширяться, стали выпускать упаковочную бумагу для металлоизделий: подшипников, электродов, труб, всего, что нужно защищать от коррозии.

Самые высокие достижения приходятся на 1989 год. Тогда мы заработали два переходящих Красных знамени за высокие производственные показатели. Причина в том, что в 1987 году в стране был принят закон «О государственном предприятии». У промышленников стало больше независимости, контроль над экономическими процессами со стороны партийных органов ослаб. Централизованное распределение продукции уступило место прямым договорам с потребителями. Госснаб прекратил свое существование и госпредприятия ушли в самостоятельное плавание.

- Как смогли преодолеть последующие экономические передряги и остаться конкурентоспособными?

- Удалось увеличить объемы выпуска продукции, освоили более качественную бумагу, повысили цены. Тогда выпускали водонепроницаемую упаковочную бумагу и технический картон, который использовали на всех автомобильных заводах России для термо-шумоизоляции кабин и салонов автомобилей и тракторов.

В 90-егоды все изменилось. С переходом автозаводов на евростандарт, потребность в нашей продукции отпала. Последствием распада СССР стал разрыв большинства логистических цепочек. Тогда, в основном, работали на отходах промышленного производства. Из среднеазиатских республик получали хлопковый линт – отходы переработки хлопка. Но мы использовали еще макулатуру, битум, отходы крупного целлюлозного производства больших заводов, так называемую валиковую целлюлозу. В то время, совокупно из 15 тысяч тонн продукции, 14 тысяч производилось из вторичного сырья.

Во времена бартера нас спасали потребители, работавшие в разных сферах: обувная и текстильная промышленность, производство бытовой техники и т.д. Мы закрывали бартером большие объемы долгов, в том числе, по налогам и энергетике.

После 1998 года стали изготавливать бумагу для производства гофроупаковки, и сейчас она составляет около 80% от общего объема. Выпускаем и технические бумаги, но в меньшем объеме. Рынок меняется, как и потребность в нашей продукции.

- Рассматриваете ли возможность для расширения линейки продукции?

- Разработка новых типов продукции влечет расширение производственной базы, поиск дополнительного оборудования и поставщиков сырья. Линейку продукции стараемся развивать, но не быстро. Случается, новые варианты появляются спонтанно.

Недавно к нам обратились кабельные заводы. Им необходима бумага для защиты кабельных жил. Это второе обращение к нам за последние тридцать лет. В 70-е годы на нашем заводе ее делали, но без особого успеха, план не выполняли, да и качество было нелучшим. Тогда руководство добилось передать производство на Украину. В 90-х годах мы успешно возобновили выпуск этой продукции. А сейчас кабельшики внесли изменения в научно-техническую документацию, предложили расширить нашу линейку бумагой для кабельной продукции, и мы согласились.

- То есть сейчас возможности появляются?

- Возможности есть, но в разработки нужно вкладывать деньги, закупать оборудование, обучать людей, строиться. Время и финансы – важные составляющие успеха.

- Вы можете рассчитывать на помощь государства…

- Можем, но получить эту помощь не просто. Мы пробовали, но отказались. Слишком много согласований и требований, которым нужно соответствовать. Проще работать своими деньгами.

Яркий пример – строительство в 1996 году нашим заводом газопровода. Тогда он был нужен для котельной. Мы топили мазутом, а экономия для газа была значительной. В это сложное время за газ почти все не платили. А мы строили газопровод на глазах у всех. К моему решению относились неоднозначно. Тогда Ярославская область участвовала в размещении первого экологического инвестиционного займа. Нас включили в перечень получателя финансирования по этому займу. Я дважды ездил к заместителям Анатолия Ивановича Лисицина по получению займа, но так и не сумел «выбить» деньги. Закончили газопровод своими силами. И в поселке «Искра Октября» сейчас есть газ, благодаря фабрике - частному инвестору.

- Берете ли Вы кредиты?

- В свое время у нас было сотрудничество с банками, которые делились на стратегические и тактические. Первые – это длинные инвестиционные деньги, вторые – кредитные, оборотные средства. С каждым годом банковский сектор трансформируется. Это позиционируется как развитие. А на деле получается, что сегодня в банках разговаривать не с кем. Служащие на местах не имеют полномочий принимать решения, их управляющие в других городах. В больших банках юридические отделы переводят на искусственный интеллект. Они работают по шаблонам и создают некую экокультуру. Все уходит в виртуальную реальность, в которой невозможно найти того, кто принимает решение. Поэтому сейчас предпочитаем обходиться своими силами. Кредитами пользуемся, если находим общий язык с управляющим банком.

- Но использование искусственного интеллекта, создание финансовых конгломератов позиционируется разработчиками как перспективное развитие…

- Чтобы было развитие и прогресс, нужно проявление свободной воли и мысли человека. А сейчас наша экономика перешла в разряд ЕГЭ. Мы егэшники, статисты и не можем что-то менять. Чтобы был прогресс нужно, как ни крамольно звучит, нарушение закона, устоявшихся представлений. Ньютону сначала яблоко упало, а потом он написал закон, а не наоборот. Прогресс – это попрание шаблонов, а у нас хотят прогресс сделать законом. Такого не будет никогда, мы будем бить чечетку на одном месте.

- Как обстоят дела с конкурентами?

- Конкуренты есть, но не так много. Вход в наш бизнес достаточно дорогой. Производство бумаги капиталоёмкое и энергозатратное. Для него нужны станки, паросиловое хозяйство, хорошее электроснабжение, очистка и перекачка воды. Создать и содержать все это дорого.

- Работает ли ваше предприятие на экспорт?

- Наша продукция идет на экспорт более 20 лет. Экспортируем в страны ближнего и дальнего зарубежья. Надеемся на продолжение многолетнего сотрудничества и сохранение налаженных производственных цепочек.

                                                                                                                          Дарья Блох

 

Опрос
Одобряете ли решение Президента РФ В.Путина о проведении военной спецоперации на территории Украины?