Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

27.01.2019
Антропология
121
АННА ГОЛОВИНА: «Концепция НЭП - всего лишь пиар-ход, это не столько экологическая, сколько информационная политика»

Слухи о надвигающейся экологической катастрофе не сильно преувеличены

АННА ГОЛОВИНА: «Концепция НЭП - всего лишь пиар-ход, это не столько экологическая, сколько информационная политика»

Антимусорные протесты в Ярославле угасли. Власть сработала по привычному, действенному и циничному принципу «а Васька слушает, да ест». Полигон в Скоково московским мусором все равно завалили по самое «не могу». А чтобы недовольные поутихли, распиарили НЭП (Новую Экологическую Политику). Мол, лежите спокойно больной, доктор Вам сейчас отрежет что надо, все будет хорошо. Или я неправ? Может я злой не в меру? Может правительство день и ночь не спит, заботится, проекты и программы, и все такое, а я, неблагодарный, не понимаю, ибо не специалист? Надо побеседовать со специалистом. Руководитель регионального отделения всероссийского экологического движения «Мусора.Больше.Нет» Анна Головина - как раз специалист. Не по штатному расписанию, а по жизни. Не первый год, реально, на практике, занимающаяся решением конкретных экологических проблем, на конкретных квадратных метрах ярославской земли. И шестое чувство (а также жизненный опыт) мне подсказывают, что мнение такого специалиста-волонтера, пожалуй интереснее, чем гладкая болтовня какого-нибудь «эколога 1-й категории», просиживающего штаны в департаменте. Итак, что такое НЭП? Закончилась ли история с московским мусором? Что мешает начать раздельный сбор мусора? Где мы? То есть, к черту подробности, кто мы?

 

Экологическое волонтерство как образ жизни

- Анна, о себе. Как Вы стали волонтером?

5xnIPPWMCwo.jpg- Родилась в Угличе. Закончила педагогический лицей и университет, по образованию – экономист. Но оказалось, что это не моя профессия. Чуть-чуть поработав бухгалтером и программистом (на стыке программирования и экономики), я решила начать заниматься тем, что действительно нравится. Сейчас живу в деревне. Маленькая пасека. Питомник деревьев небольшой, грядок 15, но хочу расширять. Кошки есть. И общественная деятельность – это для меня важнее всего.

- Но ведь надо на жизнь зарабатывать?

- Лучше делать то, что нравится. Зарабатываю программированием и еще деревья из моего питомника продаю. Декоративные, те, что в нашем климате приживаются - сосенки, дубы, каштаны, орех, липы, кустарники. Это не бизнес, а подсобное хозяйство. Лишних денег мне не надо, только на необходимое. Примерно половину заработанного, тысяч может 10, трачу на общественную деятельность – куда-то поехать, что-то организовать.

- В чем заключается общественная деятельность?

- В 2011 году я организовала первую экологическую уборку мусора. И получилось так, что эта общественная деятельность стала приоритетной в моей жизни. С тех пор занимаюсь экологическим просвещением. Задачи вижу так: главная - изменить сознание людей, их отношение к проблемам экологии. Второстепенная – убрать мусор на конкретном месте. Точнее – помочь убрать.

- Каким образом помогаете?

- Предположим, кто-то хочет, чтобы в парке «Х» было чисто. Парк завален мусором. Человек звонит нам или пишет в соцсетях, просит помочь. «Приедете?» - спрашивает. «Нет» – отвечаем - «Мы не приезжаем, но помочь можем. Поможем организовать уборку, чтобы Вы смогли вдохновить и привлечь людей».

- И получается?

- В 80% случаев - получается. Люди у нас опытные, мы организовали где-то около 100 уборок. Работаем в соцсетях: «Телеграмм», группы «ВКонтакте» и тому подобное. Пройти по ссылкам или написать на e-mail несложно  - sdelaem76@gmail.com, vk.com/razdelno76, vk.com/sdelaem76, sdelaem76.ru

Если человек придумал что-то свое, например, хочет попробовать организовать сбор использованных батареек, делаем его администратором группы, помогаем. Советуем, что нужно сделать, где расклеить объявления, ищем помощников, нужных людей. Получается открытая горизонтальная структура. Мы – целевая аудитория для помощи тем, кто хочет решать конкретные экологические проблемы. Часто бывает, что организовавший уборку человек увлекается и организует еще 2-3-5 уборок.

- А как официальные лица, чиновники, реагируют? Вы же к ним тоже обращаетесь?

- Так себе реагируют. В сентябре девушка написала, что хочет убрать территорию за Дворцом пионеров в Брагино. Убрали. Написали письмо в районную администрацию, с просьбой организовать на том же месте постоянную уборку и получили отписку. Стандартная ситуация. Низы могут, верхи не хотят.

- Как вас найти? Как официально называется Ваша организация? Сколько вас?

- Раньше были просто ярославской инициативной группой. Теперь считаемся региональным отделением всероссийского экологического движения «Мусора. Больше. Нет». Я руководитель, но мы не очень заботимся о соблюдении формальностей. Мы не существуем как отдельное юридическое лицо, у нас нет членства. Ядро самых активных - человек 70. Было вдвое больше, но началась специализация – люди стали углубленно заниматься отдельными проектами, например, пропагандой и организацией раздельного сбора мусора.

- Каковы масштабы, есть ли заметные успехи?

- На обычную уборку собирается от 10 до 300 человек. Самое многолюдное мероприятие, всероссийская акция в 2012 году, собрала порядка 3000, одновременно убирали 60 точек.

Озеро Техас раньше было скрыто под слоем мусора, сейчас - более или менее. В Тверицком бору много раз убирали. Крупный проект – раздельный сбор мусора на фестивалях, в частности, – на «Доброфесте», это не очень просто, там тысяч по 15 собирается. Но зато интересно. И экологическое просвещение. Мы вообще сначала главным считали именно просвещение людей, а не борьбу с чем–то. Акции по пропаганде раздельного сбора отходов, эколого-просветительские уроки в школах, экотурне, экологические лагеря. Взаимодействовали с GreenPeace, с «Центром экономии ресурсов», налаживали каналы связи, обменивались опытом, что-то полезное пробовали перетаскивать из одного региона в другой. Старались поддерживать социально ответственные коммерческие организации, пытавшиеся наладить раздельный сбор мусора, и вообще, любые инициативы по этой теме.

Сейчас «Экомобиль» работает, компания «Макраб» раз в месяц дает машину, чтобы люди могли приехать на площадь Труда, сдать вторсырье. Все было нормально и мирно, но в 2018 году все изменилось, пришлось бороться.

 

Мусор готовы купить. Но его не продают

- Два слова о коммерческих фирмах, пытавшихся наладить раздельный сбор мусора. Говорят, им запретили это делать?

раздельно.jpg- Попытки предпринимателей начать раздельный сбор мусора начались где-то с 2014 года. Пять компаний, которые в Ярославле занимались, в том числе вывозом отходов, работали по вторсырью: «Макраб», «Ярославль Вторма», «Армада-Ярославль», «Фонд поддержки гражданских инициатив», «Альфа-сеть». Они практически одновременно начали, каждая в меру своих сил, ставили контейнеры для раздельного сбора мусора. Я общалась с руководителями, и убедилась, что это социально ответственные люди. Они знают о проблеме утилизации отходов не понаслышке, она их волнует. Это был эксперимент, «проба пера», контейнеры устанавливали по договоренности с Управляющими Компаниями. У кого-то было 10 контейнеров, у кого-то 30. И на пластик, и на бумагу, и комплексные, с отдельными отсеками на 2-3 наименования. Но инициативу подрубило несовершенство законодательства и управления. Если бы коммерсантам отдали, например, весь Заволжский район, разрешили поставить там контейнеры, это было бы коммерчески оправдано. Одна машина проезжает, много забирает, и логистически и по деньгам все получается. Мусор на переработке, люди зарабатывают, в городе чище. Но, хотя в мэрии тогда и говорили: «Да, дело-то хорошее», надолго доброжелательности не хватило. Разрешать коммерсантам наладить нормальный бизнес никто не спешил. При каком-то очередном «наведении порядка» контейнеры убрали. Сейчас сложно продолжать так неплохо начинавшееся дело, эксперимент не удался.

- То есть, наладить раздельный сбор мусора, хотя бы частично, даже при современных экономических сложностях, возможно, но необходима добрая воля мэрии? Или области? Или уж сразу Путина?

- Владельца контейнерной площадки, либо куска земли, на котором стоит контейнер. Может быть, потенциально договороспособны ТСЖ. Но, поскольку имеет место вертикаль власти, без доброй воли мэрии, а, возможно, и правительства региона, видимо, тоже не обойтись. Есть ли она - мне неизвестно, я временно персона «нон грата», с 2018 года на официальном уровне с чиновниками общаться не могу.

- Меня терзают смутные сомнения. Разве раздельный сбор мусора технически возможен? Сколько уже говорилось о недостатке мусороперерабатывающих заводов… Кто будет перерабатывать?

- Все наоборот, с переработкой вообще проблемы никакой нет. Есть проблема незагруженности мощностей у переработчиков. В декабре мне звонили из Подмосковья. Солнечногорский завод, он занимается переработкой под бутылки, говорят: «Мы готовы сами вторсырье вывозить из Ярославля, дайте нам хоть какие-нибудь объемы» Из Перми!) звонили: «Вы не знаете, у кого в Ярославле можно приобрести мусор?».

- Великолепно. «Скоково» завалено мусором, а сырья у переработчиков нет, они его КУПИТЬ не могут. Потрясающий уровень организации. Молодцы. Горжусь нашими управленцами.

- Да проблем с переработкой нет. У нас «Ярославская бумага». Порядка 20 мелких предприятий пластиком занимаются. Стекло возят в Гусь-Хрустальный, видимо, там выгоднее, ПЭТ (полторашки) возят за пределы региона. Вторсырье всем нужно, надо просто собрать.

 

Великая «Хартия» вольностей… монополизма

- Пять небольших компаний, о которых Вы упоминали, «собрать» не смогли. Но сейчас пришел единый региональный оператор. Приход «Хартии» - это позитив, или новые проблемы?

Хартия мусор.jpg- Три года мы с нетерпением ждали этого момента. На любые наши предложения нам отвечали: «Ждем изменений законодательства, вот придет региональный оператор, тогда будем что-то решать». Он пришел. Как я понимаю, новый региональный оператор – практически монополист. Теперь другим организациям невозможно внедрять раздельный сбор отходов, это зона ответственности и интересов «Хартии». Первый опыт их работы в этом направлении, по моим оценкам, неудачный. В августе они планировали поставить баки для раздельного сбора отходов. Но закупленные «Хартией» баки не вполне подходят для этой цели. Чтобы раздельный сбор работал в наших условиях, необходимо учитывать нюансы конфигурации баков. Люди привыкли действовать автоматически, по шаблону: «Вынес мусор, кинул пакет в контейнер». Чтобы люди поняли, чего от них хотят, чтобы произошел сдвиг сознания, и раздельный сбор мусора стал возможен, баки должны быть определенной формы. Какой - известно по опыту многих экологических организаций, в том числе и по нашему, на «Доброфесте». Первое – бак должен быть прозрачным, чтобы люди видели, что внутри, и действовали по аналогии. Второе – отверстие должно быть небольшим, чтобы туда было неудобно совать пакет с несортированным мусором. Когда эти условия не выполнены, вероятность ошибок увеличивается на порядок. Но если кто-то, по ошибке, или по привычке, вывалил несортированный мусор в контейнер для пластика – все, финита ля комедиа, контейнер больше не работает, и не будет. Люди видят, что внутри полный треш, и запоминают – это не работает. Теперь в контейнеры этой конфигурации все (и сознательные и несознательные) будут кидать все подряд. И быстро привыкнут это делать, создав новый шаблон поведения. Мы пытались донести эту мысль, но «Хартия» решения не изменила. Между тем, два месяца назад, те же самые баки были установлены в подмосковном Красноармейске, и там ситуация развивалось по описанному мной сценарию. «Хартия» одну и ту же ошибку совершила дважды.

- Вы уверены, что это именно «ошибка»? При закупках оборудования определенного вида? Точно ошибка? Без финансовой «подкладки»?

- В том то и беда, что как раз в этом я и не уверена.

- Вы серьезно верите, что сейчас, во время лютого экономического кризиса, и мало кому понятной пвсевдополитической квазистабильности, кто-то всерьез озабочен раздельным сбором мусора?

- Мы готовы помогать «Хартии», если наша помощь будет принята. Мы ждали три года. Хочется верить в лучшее, что мы куда-то двигаемся, хотя и очень медленно и неэффективно.

- Как Вы видите ситуацию с московским мусором?

- В Москве и Подмосковье проживет миллионы людей. Полигоны эксплуатировались недобросовестно, просто складировали отходы и получали деньги. Руководители полигонов были заинтересованы в больших объемах, никто их особо не проверял. Я думаю, это мафия. Не утверждаю, но логически это понятно. Проблеме уже 10 лет. И вот час настал – она вышла за пределы Московского региона. Свалку в Балашихе Путин закрыл, повезли по другим полигонам, потом и они «просели». Все поехало по соседним регионам.

 

Политика так далеко. И так близко

- Участвуя в организации митингов, Вы серьезно думали, что губернатор Миронов, хотя бы теоретически, способен отказаться принимать московский мусор?

- Мне было сложно анализировать, на старте скандала я была человеком от политики далеким. Выбор – молчать или делать то, что могу. Что смогли, то сделали. Испробовали все законные и немного незаконные способы, за что и пострадали

- Как именно?

- Воробьева трижды штрафовали, Смирнова из штаба Навального - один раз, и у меня 2 административных дела. 9 мая встретились у полигона, 12 мая пытались перекрывать дорогу, в обоих случаях суд решил, что я виновна в организации незаконных публичных собраний.

- Штрафы большие?

- 10-20 тысяч, мы для ребят собирали за день –два. Я не платила, отработала 50 часов общественных работ.

- У Вас нет ощущения, что антимусорный протест захлебнулся?

- В Ярославской области - да.

- Продолжения не будет?

- К сожалению, не могу сказать. Системно проблема не решается. Московский регион планирует вывоз в Архангельскую и Калужскую области. В Архангельске москвичи столкнулись с протестом, нетипичным для тихих и послушных россиян последнего времени. Я верю, что архангелогородцы отобьются. В Калужской области тихо, видимо, выбрано место, которое не сильно волнует людей. В Подмосковье протесты продолжаются, 3 февраля у нас будет Единый день протеста, всей страной выходим, в том числе – и в поддержку регионов, страдаюших от московского мусора. Цель – сделать так, чтобы московский мусор оставался в Москве, и его утилизировали цивилизованно, а не сбрасывали куда попало. Предполагаю, что митинг будет, немногочисленный, но мы его все равно проведем. Но ярославский протест однозначно выдохся. Мы провели 4 митинга, нас не хотят слышать Мы не видим инструмента, которым можем воздействовать на ситуацию именно в Ярославской области.

- Многие обвиняют политиков, и конкретно Воробьева, в том, что перед выборами в думу протестная активность была, а после выборов резко сошла на нет. Вы сомневаетесь в искренности политиков, или все равно придется с ними работать?

- Я буду с ними работать. Понятно, что все политики набирали себе политические очки, даже те, кто протестовал искренне. Но, с другой стороны, имело место и случайное совпадение дат завоза московского мусора и предвыборной кампании. Боролись активно и честно, все, кто участвовал в протестах . Три месяца я нормально не спала. Мы испробовали все возможные методы, и к октябрю стало просто непонятно – что делать дальше? Собирать митинг, на который придет меньше людей, чем на предыдущие? Нет смысла. Поэтому штаб Навального занимался референдумом. Коммунисты немножко поработали по поводу суда, но, как я понимаю, поняли, что иск заведомо проигрышный. Потому что на полигоны, построенные до принятия последних законов, требования природоохранного законодательства не распространяются.

- Среди политиков, с которыми Вы сотрудничаете, есть хоть один единоросс?

- Нет. И не ожидается. Это смешно и нереально.

- А кто есть?

- Коммунисты, Левый Фронт. Штаб Навального. Все. Точка. Есть активно протестующие люди из ПАРНАСа и СР, но они выступают не от имени партии, это вопрос личного выбора.

- Нам, помнится, рассказывали, что на деньги, полученные за прием московского мусора, построят мусороперерабатывающий завод?

- Это была «утка». Информационная война. И они ее выиграли. Нам не нужна мусоропереработка, нам нужна сортировка.

 

Слухи о возможной экологической катастрофе не сильно преувеличены

- О полигоне «Скоково» ходит много слухов в стиле «мы все умрем» Масштабы катастрофы не преувеличены?

- Нет. Кроме экологической, есть экономическая сторона вопроса. По расчетам, которые мы сделали в мае 2018 года, по мнению экспертов, в том числе, и работающих на полигоне, «Скоково» протянет в лучшем случае 5 лет. Дополнительные 200 тысяч тонн по договору - это годовая норма полигона. То есть, сокращение остаточной его емкости ускоряется вдвое. Для получения разрешения на строительство нового полигона нужно 6-7 лет согласований. Плюс огромные деньги на само строительство, которых я Ярославской области нет по определению. Вам не кажется, что мы в тупике?

скоково1.jpgОб экологическом аспекте много и говорить нечего. Полигон нам достался с 1979 года, туда сгружали все, что ни попадя все эти годы везли и бытовые, и промышленные отходы. Что привозят из Москвы- ни один общественник проверить не может. У полигона нет гидроизоляции, фильтрат ядовитый, превышения ПДК вредных веществ чудовищные, все идет прямо в Нору, а затем к волжскому водозабору. Не исключено, что в скором будущем появится еще и проблема выброса газов. Что случилось в Волоколамске? Чтобы не было больших выбросов свалочного газа, нужно слой мусора утрамбовывать, и пересыпать нужным количеством грунта. Когда к ним повезли огромные объемы после закрытия полигона в Балашихе, волоколамцы просто перестали пересыпать мусор грунтом, и почти не трамбовали, техники не хватало. И начали задыхаться. Похожая ситуация под Коломной. От ярославского сценария развитие событий почти не отличается.

- Годовую норму нам уже привезли. Не знаете, привезут ли еще, или хватит с нас уже?

- Официально не будут, но ключевое слово – «официально», я думаю, Вы понимаете, о чем я. Мы бдим, держим руку на пульсе. Мне постоянно присылают информацию - какие мусоровозы проезжают. При первых сигналах, что опять московский мусор повезли, мы, конечно, поедем, но чем это кончится - не знаю. Дежурить, наблюдать, записывать видео, писать обращения, которые не работают…

- Каков ваш опыт общения с чиновниками?

- Экологическое просвещение – да, срабатывает.

- Если вы придете в департамент образования, Вас примут и выслушают?

- Сейчас - вряд ли. Я участвовала в протестах. Теперь ни один чиновник открыто контактировать со мной не будет. До «мусорных войн» контактировали.

- Со сменой губернаторов, Ваша работа как-то менялась? Затруднялась? Становилось проще?

- С приходом губернатора Миронова департамент охраны окружающей среды и природопользования изменился. Теперь у нас контакта практически нет, хотя мы пытались. Раньше – был.

- Утрачена возможность любого общения с чиновниками? Черная метка?..

- Взаимодействие есть, но неформальное. Чиновники – те же люди.

- Бытует мнение, что, постоянно занимаясь приписками, чиновники утрачивают чувство реального. С точки зрения психологии как науки, люди, утратившие связь с реальностью, людьми в полной мере считаться не могут, по крайней мере, здоровыми людьми. Вы не согласны с такой оценкой?

- Нет. Дело в людях, роль личности в истории никто не отменял. Правда человечность зависит от уровня чиновника. Чем выше – тем печальнее картина. Мы продолжаем контактировать в рамках закона, пишем обращения. В части обращений они отвечают адекватно.

 

О НЭПе. И не о НЭПе.

- Как Вы оцениваете правительственную Концепцию НЭП (Новой экологической политики)? Все таки 80 страниц, столько экспертов работало?

Хартия контейнеры непрозрачные.jpg- По моему твердому убеждению Концепция НЭП создана только для того, чтобы погасить протест. Есть информация, что примерно по той же схеме «работают» в Архангельской области. Я ни в коем случае не претендую на истину в последней инстанции. Но считаю, что НЭП была нужна лишь для того, чтобы собрать экспертов и журналистов, преимущественно тех, кто интересовался московским мусором. «Посидим, поговорим, скоро договор закончится, а вы пока займитесь, внесите предложения по улучшению экологии региона». И люди уже не про московский мусор думают, а про то, что нужно предложить губернатору. И параллельно встречи по НЭПу используются правительством как инфоповод – смотрите, эксперты собрались, придумали третье, четвертое пятое. Это всего лишь пиар-ход, не столько экологическая, сколько информационная политика. Как я понимаю, Концепция НЭП, как документ действительной юридической силы не имеет. Он рамочный, скелетный. Вектор деятельности указан, но не прописаны сроки и механизмы решения проблем. То есть, «вот наши «хотелки», мы про это думаем». А то, что реально делается, мне кажется, делалось бы и без введения понятия «НЭП».

- Что именно реально сделано?

- Ну, например, комплекс для дробления строительных отходов устанавливается на полигоне «Скоково». Это действительно хорошая штука.

- А что еще?

- Из того что я помню, из реально сделанного – это все. То, что предлагается в рамках НЭП, я слышала уже много раз, на Экологических Советах при губернаторе. Два последних года их вела Лидия Ивановна Байкова, собирались примерно раз в квартал. После истории с московским мусором Экологический Совет при губернаторе собираться перестал.

- У Вас не возникает ощущения регресса, деградации?

- Применительно к нашему региону – нет. Потому, что раньше было хуже. До последнего времени у нас в регионе было 18 полигонов. Большинство из них не соответствовало требованиям природоохранного законодательства. Это были просто свалки. То что планируется на ближайшие годы в целом позитивно. Несоответствующие законодательству полигоны предполагается заменять новыми и около каждого делать сортировку. По сравнению с тем что было раньше, это - плюс.

- Чья это заслуга?

- Это федеральное законодательство, которое вынуждает регионы строить новые, либо модернизировать существующие, полигоны. Изначально предполагалось, что с 1 января 2019 года эксплуатировать старые полигоны будет уже нельзя. Реформу отложили на 2 или 3 года, но наши об этом не знали! Поэтому в территориальной схеме все было уже прописано. Я надеюсь, что мы по этой схеме все-таки пойдем, переписать ее сложно. Будет лучше, чем было. Вопрос только в том, что и эта схема принципиально проблему с отходами не решает. Если мы ее внимательно почитаем, то увидим, что в последние годы, пока существовал «Чистый город» у нас сортировалось всего 5% из общего потока отходов. Схема, которая будет реализовываться сейчас, количество отсортированных отходов увеличит до 10%. Это что-то решает? Нет. Если ситуация не изменится, то Ярославская область столкнется с проблемами, идентичными сегодняшним московским. И рискует оказаться в окопах той же «мусорной войны, но уже по другую сторону «линии фронта», то есть вместо того, чтобы пытаться отказаться от привозного мусора, будем стараться вывезти свой. Карма, наверное.

 

Беседовал Аскер Замиров

Опрос
Что Вы ждете от 2019 года?