Item Item Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

17.09.2023
Антропология
1472
Дмитрий Личак: Футбол, бизнес, наука и драйв

Жизнь в кайф или как ярославский бизнесмен создал себе классное пространство для самореализации

Дмитрий Личак: Футбол, бизнес, наука и драйв

Музей занимательных наук Эйнштейна появился в нашем городе в 2013 году. Подобного научно-познавательного развлечения для детей в Ярославле тогда еще не было. Неудивительно, что он стал точкой притяжения как маленьких, так и больших любителей поудивляться чудесам науки. Спустя 10 лет этот музей также принимает гостей, а его основатель Дмитрий Личак продолжает расширять свое бизнес-пространство.

Кроме вложений в музей Эйнштейна он инвестировал в создание Музея Здоровья в Ярославле и Санкт-Петербурге, основал ярославскую компьютерную школу для детей, запустил выездной компьютерный загородный лагерь. Будучи кандидатом технических наук, преподает физику в Ярославском педагогическом университете и много лет остается верным фанатом ярославского «Шинника».


Музей Энштейна как двигатель прогресса

- Дмитрий, как пришла идея открыть в Ярославле Музей Эйнштейна? Подобные музеи есть еще в нескольких российских городах. Это франшиза?

ucakBnlGVqg.jpg- Франшиза предполагает взаимные обязательства сторон, у нас этого нет. Идея создания музея принадлежит волгоградскому бизнесмену Владимиру Васину. В 2012 году, за полгода до нас, он первым основал в своем городе Музей занимательных наук Эйнштейна. Из открывшихся в российских городах, наш был в первой пятерке – с общим названием и первоначальным набором экспонатов, которые покупали у волгоградцев. Мы не скопировали, а взяли идею.

- И Вам ее просто отдали?

- На самом деле все произошло довольно случайно. Любые крутые вещи чаще – череда случайных событий. К тому времени я занимался предпринимательством почти 13 лет и был в поиске новых вариантов. А с сегодняшним бизнес-партнером Александром мы даже не дружили, просто вместе были верными фанатами «Шинника».

В каждом городе, кроме матчей, старались посетить местные достопримечательности. В Волгограде, конечно, Мамаев курган. Спускаясь с него, оказались у Музея занимательных наук Эйнштейна, в который заглянули из любопытства, и увиденное нас впечатлило. В то же время в музее случайно оказался его основатель Владимир Васин, которого сотрудники поздравляли с днем рождения. Нам удалось пообщаться напрямую, что сыграло ключевую роль. Он оказался невероятно харизматичным и заразил нас идеей музейного бизнеса. Это был новый масштаб, который требовал больших площадей, немалого штата сотрудников и три миллиона рублей вложений. На тот момент у меня были небольшие помещения, 3 человека в фирме и автомобиль, который стоил 340 тысяч рублей.

В тот день «Ротор» просто размазал «Шинник», но нам, вдохновленным идеей, печалиться было некогда. Все было на эмоциях. Приехали в Ярославль, нашли помещение, набрали сотрудников, которых долгие годы считали лучшими. Компьютерный бизнес я продал, понимал, что два не потяну.

2239272.jpgТогда первый раз в жизни попытался написать бизнес-план, но быстро осознал, что лучше не надо, иначе все бросим. Друзья крутили пальцем у виска и считали, что я просто профукаю три миллиона. Тогда первый раз в жизни взял кредиты, подал заявки во все банки и получил два миллиона рублей. Саша вложил свои деньги и 300 тысяч «наскребли» по знакомым. Интересно, что банки давали деньги без труда. Позже, когда я был еще закредитован, на второй музей супруга, будучи в декрете, взяла три кредита по 500 тысяч рублей.  Очень помогла уверенность в успехе Владимира. Мы покупали у него экспонаты и получали подробные консультации, как начинать свое дело. Почему-то ему хотелось, чтобы Ярославль круто стартанул. Тогда он ставил нам задачу иметь в день 200 посетителей, и обещал при таком раскладе ежемесячную прибыль в миллион рублей. Для нас это был космос – фактически 10 классов каждый день. Думали детей столько не найдем в Ярославле, но со временем мы принимали даже до четырехсот гостей в день.

- Вы не боитесь так открыто говорить о своей бухгалтерии?

- У нас публичный бизнес, здесь невозможно работать «в черную». Конечно, мы проводим политику уменьшения налоговой базы, но работаем открыто.

- Как дела с конкурентами?

Muzey-34.jpg- Музеи Эйнштейна открывались по принципу: один город – один музей. С коллегами из других регионов не соперничали, а в Ярославле 10 лет жили в райских условиях, без конкурентов. Сейчас появился один, но у них немного другая концепция, ориентированная на вау-эффекты. Мы больше обращены к науке, стараемся объяснить, почему происходит какое-то явление, простым языком донести суть вещей. У конкурента свои плюсы, у нас свои.

- Почему название музеев одинаковое? Вы не регистрировали товарный знак?

- Его невозможно зарегистрировать. Брендом Эйнштейн владеют израильские родственники великого физика и прав никому не отдают. Единственный бренд зарегистрирован – Эйн&штейн, что созвучно до смешения. Я не отслеживаю всех партнеров. Знаю, кто работает, кто закрылся, но не всех. Ростов-на-Дону изначально не назывался музеем Эйнштейна. У них цвета и экспонаты те же, но название другое. Они решили развивать свою историю.


Другие музеи, другие увлечения

- У Вас тоже свои истории?

- Сейчас в мире и стране придумано практически все, найти что-то революционное сложно. В лучшем случае берешь чью-то идею, развиваешь ее или делаешь по-своему. Тот же Музей Здоровья не мы придумали. Эту тему также презентовал Владимир. В Москве он открыл первый музей, а мы в Ярославле сделали круче с точки зрения брендирования и концепции. Но чтобы не входить в конфликт, товарный знак все же зарегистрировали.

В Санкт-Петербурге музей называется «Здоровикус». Я там инвестор, но пока это история не про деньги. Он открылся летом, в спальном районе, поэтому полноценную работу ожидаем с осени, и делаем акцент на организованные группы школьников. Этот музей прекрасно вписывается в классную работу по здоровому образу жизни, правильному питанию, отказу от вредных привычек. Там интересные интерактивные программы, в том числе, выездные. Но «вау-эффект» объективно у Эйнштейна выше, потому что, в целом, физика – крутая наука. Хоть у меня в Ярославском педагогическом университете и недобор на физику.

- В чем причина?

- С этим предметом в стране и Ярославле довольно грустно. Учителя физики в дефиците. Решение одно – повышение зарплаты. Дайте педагогу 50 тысяч рублей, и очередь выстроится из поступающих. Похожая ситуация и с учителями информатики. На этот предмет в педагогические университеты много идут ребят, а работать в общеобразовательных учреждениях некому. Учитель информатики в школе получает оклад, как любой другой педагог, при этом обладает знаниями, востребованными компьютерными школами, большими IT-компаниями и т.д. У нас в компьютерной школе проблем с учителями информатики нет. Учитель – профессия достойная, и должна так же оплачиваться.

- Как Вы оказались в преподавании?

- Я закончил Ярославский политехнический институт по специальности автоматизация технологических процессов и производств. Там же прошел аспирантуру и защитил кандидатскую. Преподавание всегда было моим хобби, плюс, это хорошее лекарство от скуки. Мне нравится общаться с молодыми, наблюдать, как они растут. С ними сам становишься моложе.

- И одержимо болеешь за футбол…

- В отношении футбола я наркоман, только я не в вену его ввожу, а получаю эмоции на стадионе. Один раз пришел на сектор и меня затянуло. Мне 50 лет, и в фанатской копилке почти 100 выездов на матчи «Шинника» от Калининграда до Владивостока.

hqUEVlX-_H4.jpgВ 2016 году мы с компаньоном по бизнесу сделали свой «Золотой сезон» с выездными матчами в Красноярск, Новосибирск, Тюмень, Астрахань, Калининград. Это была крутая идея. В тот момент «Шинник» переживал не лучшие времена, команда оказалась на грани вылета. После нескольких туров устроили встречу футболистов с болельщиками. На ней я пообещал ребятам, что они не останутся одни, и от Калининграда до Владивостока получат поддержку. Сказано – сделано. На трассе во Владимирской области по дороге в аэропорт обгоняем автобус с командой, а у нас над машиной флаг «Шинника» развевается.

По словам тренера Побегалова, благодаря этому спортсменов не надо было заряжать на игру. Они видели, что ради них мы ехали на другой конец страны. Это был сумасшедший год, адреналин зашкаливал. Тогда мы томскую команду-лидера «рвали», не выиграли, но сыграли в ничью. В Калининграде проходила важная игра. По пути на стадион у меня ноги подкашивались, и когда ярославский «Шинник» победил местную команду со счетом 3:0, был настоящий космос. Тогда я покрасил волосы в золотой цвет в спальном районе Калининграда и ходил так два месяца. Хорошо, еще не был завкафедрой университета и мог себе позволить такие вольности.

- Футбол – любовь с детства?

- Нет, я авиамоделист, первый взрослый разряд по авиамодельному спорту, чемпион Ярославской области.

- Вы получается, разносторонний человек…

- Да, у меня и в бизнесе также, чем только не занимался. В 90-е годы был «домашним» мальчиком, перспективным инженером «Пролога», который неплохо зарабатывал и мог сводить девушку в Макдоналдс, что считалось крутым. Первый кризис 1997 года с его падением курса рубля все изменил. Роберт Кийосаки – автор книги «Богатый папа, бедный папа» говорит, чтобы у человека включились мозги, и он начал зарабатывать, его надо отключить от финансовых потоков. Грубо говоря, перестать платить деньги.

Когда мне урезали зарплату в два раза, я не мог позволить себе бедствовать, и мозг заработал по-новому. Начали с коллегой создавать собственную клиентскую базу. Нас назвали неуправляемыми, и в 2000 году мы открыли свою фирму. Чаще всего начинаешь бизнес в сфере, которую знаешь. Мы занимались компьютерным обеспечением и обслуживанием, в основном, школ и детских садов.

Потом был период, когда я вкладывался в людей с готовыми идеями, и на партнерских условиях их реализовывал. Так у меня появилась туристическая фирма, потом агентство праздников. Некоторое время был бизнес, связанный с картами оплаты за сотовую связь, с заказчиками от Калининграда до Сахалина.

litso-e`ynsht-malchik-min.pngПробовали развивать эйнштейновскую тему в других городах. Открыли музей в Саратове. Он проработал четыре года, а мы поняли, что страна одна, а города разные. Успешность бизнеса в одном не гарантирует того же другом. Если в Ярославле жители Брагино в центр соберутся к нам в музей, то в Саратове маловероятно. Город довольно вытянутый, и там не едут, хоть танцы с бубном устрой. Не помогла и большая работа по продвижению. Все время на грани рентабельности балансировали, так в убыток и закрыли. Если бы имели опыт удаленного управления, может все вышло иначе. Но тогда о пандемии не знали, равно как и об онлайн руководстве. Возможно сейчас многие вещи по-другому организовали. Опыт стоит денег.

- Залог успеха ярославского бизнеса тоже в серьезном маркетинговом продвижении?

- Владимир Васин дал совет – не платить за рекламу, и мы первые лет пять ему следовали. Стоит один раз заплатить, и тебя начнут «доить». Мы заинтересовывали журналистов, и они понимали, что наш музей сам по себе крутой информационный повод. В итоге по методичке Волгограда за две недели до открытия мы написали пресс-анонс и разослали его СМИ и органам власти.

За месяц до запуска музея на масштабном фестивале науки Демидовского университета выставились со стендом, выездными экспонатами и классными ведущими. На открытие Музея Эйнштейна народ повалил валом, и отбоя от посетителей не было весь сентябрь и октябрь. Осенние каникулы к нам приходили по 300 человек в день.

Для успешного бизнеса нужно много составляющих, одного маркетинга мало. Надо обновлять экспонаты, работать с организованными группами. Важная часть дохода – не просто билет в музей, а шоу-программы, выездные выступления в школах.

- Каково это – вести музейный бизнес?

- Он специфичный. Многие говорили, что у нас не музей, поскольку его экспонаты должны представлять культурную ценность. Но у нас другая концепция, в той же Европе давно есть музей науки, это известная тема. В итоге, сошлись на том, что у нас – объект культурного показа, а не музей, но мы остались при своем мнении.


Компьютерная школа как продолжение

- Как у Вас появилась компьютерная школа?

- Это московская франшиза в чистом виде. Поначалу рассматривали ее больше как имиджевую тему, но в 2018 году все круто пошло, а наш бизнес фактически без вложений окупился за 3 месяца.

- Что значит без вложений?

tiEy2AhFsx4.jpg- Нам требовалось купить курсы у владельцев франшизы и ноутбуки. У знакомого взял в рассрочку 40 ноутбуков, набрали детей, получили оплату за обучение. Фактически за три месяца отбили вложения, а со второго квартала стали получать прибыль. Это крутой кейс. Всегда своим студентам рассказываю, что образование может быть хорошим бизнесом. Конечно, тогда были свои возможности. Сейчас их нет, но наверняка появились другие, их стоит найти. У нас, к примеру, возникло партнёрство с крупной ярославской IT-компанией. На их базе сейчас проводим занятие компьютерной школы.

- Конкурентов по компьютерному обучению в регионе должно быть много у вас сейчас?

- Не очень, недавно появился серьезный молодой предприниматель, держит нас в тонусе, остальным до него далеко.

- А что насчет лагеря отдыха для детей?

- Тоже бизнес, и уже сейчас он приносит прибыль. Пару лет назад начинали с городского лагеря. Но там больше проблем чем отдачи. Делали ставку на маленькие группы 10-12 человек, и это была ошибка. Позже от родителей поступило предложение сделать его загородным. Открылись после ковида на базе санатория Малые Соли, и увидели, что даже 35 детей в загородной смене интересней, чем городской вариант. Потом было 40 детей, а в этом году чуть больше 50 в смене. Хороший бизнес, поверьте. В санатории все организовано в соответствии с санитарными нормами. Нашей задачей стало грамотно подготовить документы и попасть в реестр лагерей, что мы и сделали. Это плюс для родителей – можно получить компенсацию на отдых детей в лагере и возврат подоходного налога. Надеялись еще на кешбек, как в прошлом году, но его отменили.

- Как относитесь к государственной поддержке?

- Стараемся участвовать в этом по минимуму. Пробовали поначалу получить грант на компенсацию расходов по франшизе от города, но не прошли по ОКВЭДам, в пандемию тоже в списки нуждающихся в помощи не попали.

Единственно – Музей Эйнштейна зарегистрирован как социальное предприятие, по этому направлению есть грант. Но я даже рад, что так получается. Чем меньше берешь от государства, тем проще быть самодостаточным. Мы не просим, а предлагаем взаимовыгодное сотрудничество.

Анастасия Берабер


Опрос
Какое событие в жизни страны Вы хотели бы, чтобы случилось в 2024 г.?