Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

17.09.2020
Общество
245
ВЛАДИМИР ФЕДЮК: «ОСНОВНОЙ ВОДОРАЗДЕЛ ЭПОХ - ЭТО СЛУЧИВШАЯСЯ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ IT-РЕВОЛЮЦИЯ»
Ярославский государственный университет имени П.Демидова отмечает пятидесятилетие. Сегодняшний собеседник «Клуба социологов» - декан факультета истории ЯрГУ им. Демидова, доктор исторических наук, профессор Владимир Федюк связал свою жизнь с университетом в буквальном смысле слова – со студенческой скамьи и навсегда.
ВЛАДИМИР ФЕДЮК: «ОСНОВНОЙ ВОДОРАЗДЕЛ ЭПОХ - ЭТО СЛУЧИВШАЯСЯ НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ IT-РЕВОЛЮЦИЯ»

Эпохи принципиально разные. Водораздел – IT-революция.

- Владимир Павлович, Вы на сегодняшний день один из самых уважаемых и опытных работников демидовского университета, декан исторического факультета, доктор наук, профессор. По сути университет рос буквально вместе с Вами, Вы здесь учились, работали аспирантом еще на кафедре истории КПСС, потом перешли на истфак, защитили докторскую диссертацию, стали деканом. На Ваших глазах прошли целые эпохи. Вы можете как-то выделить и определить, что это были за эпохи и коротко охарактеризовать их?

В.П.Ф..jpg- Я не настолько всезнающ, каким Вы меня представили в вопросе, все-таки я не из первого набора, а из третьего, университет открылся в 1970 году, а я здесь с 1973-го, что-то могу упустить или не знать. Эпохи в жизни университета - понятие зыбкое и относительное, оно существенно зависит от выбора критериев, по котором определяется само понятие «эпоха». Привычное деление - в соответствии с историей страны, например, как изменилась жизнь университета после распада СССР, и т.д. Но для меня более значим и важен другой критерий. Это изменение, причем коренное, окружающей среды. Изменение характера обучения в школе. Изменение менталитета студентов. В моем первом компьютере, который я получил уже далеко не при советской власти, а точнее - в 1997 году, был 1 гигабайт памяти. Сегодня в моем телефоне 128 гигабайт. Эта разница дает наглядное представление о том, насколько изменился мир именно в последние годы. Эта разница в 128 раз коррелирует и с изменением информационного поля, и с оценкой напряженности сегодняшних социальных и политических противоречий, и со степенью изменения жизни в целом. Меня долгие годы постоянно спрашивали: «Чем нынешнее поколение студентов отличается от предыдущих поколений, от нас?» На этот вопрос я всегда отвечал: «Ничем. Они всего лишь моложе». Сегодня скажу – отличается, да еще и как! Всем! У них, жителей XXI века, отличные от наших методы работы с информацией, во многом иная шкала ценностей, у них мозг и нервы иначе работают. Основной водораздел, разделяющий жизнь в целом, и жизнь нашего университета в частности, на «до» и «после», на две принципиально разные эпохи – это случившаяся на рубеже веков IT-революция. Любое другое деление на «эпохи» вторично, и поэтому не заслуживает немедленного детального рассмотрения.

 

Краткая история демида: Стретинский – Миронов – Русаков…

- Многие выпускники университета делят историю «демида» на эпохи по ректорам. Была эпоха Стретенского, была эпоха Миронова, есть эпоха Русакова. Эпоха первого ректора университета Л.В.Сретенского, при котором происходило становление университета, и которая закончилось громким скандалом со взятками, была определяющей для развития «самого ученого» вуза региона?

Л.Стретенский.jpg- Конечно, я помню всех, однако я хотел бы предостеречь вас, и ваших читателей, от чрезмерного увлечения анализом действий отдельных личностей. Насколько бы ни был талантлив или бесталанен царь, в итоге общую обстановку и результат эпохи он определяет в значительно меньшей степени, чем ему обычно приписывают. Конечно, Л.Сретенский сделал очень многое. Большинство университетов – преобразованные в 90-е годы педагогические институты, это логичный, взвешенный, с минимальными рисками, путь. Идея создать университет на пустом месте, с нуля, в 70-х годах – из разряда отчаянно смелых, чтобы не сказать «бредовых». Для ее реализации был нужен руководитель, обладавший необычайной энергией. Сретенский ей обладал. И все-таки считать его «отцом» университета - преувеличение. Деление эпох по личностям лидеров распространено, но порочно, оно не дает верного понимания происходящего.

- При ректоре Г.С.Миронове произошло что-то важное и существенное с точки зрения развития вуза? Чем Вам лично запомнилась эта эпоха?

Герман_Севирович_Миронов.jpg- Я помню, как начинал Миронов. Он пришел в университет без желания работать, адаптировался медленно, держался на чувстве долга. Прошло уже два месяца после его назначения, когда он мне признавался, как ему тяжело, до сих пор тяжело, ходить на работу. Ноги сами несли его в Политех, он вынужден был «ломать» себя. Казалось бы, что может сделать так негативно настроенный руководитель? Ничего? Однако, вдумайтесь: именно Миронов был ректором в 90-е. Тогда университет мог вообще погибнуть. Не платили зарплату. Не переводились желающие, корректно скажем, «приватизировать» наши корпуса. В то время именно Миронов сумел университет удержать, в моем понимании это почти подвиг, а уж о том, что это доказательство профессионального уровня ректора, и говорить излишне.

- Что бы Вы могли выделить в эпохе ректора А.И. Русакова? И какая из этих трех «ректорских эпох», Вам показалась самой интересной, запоминающейся?

Русаков.jpg- Вопрос большой, а ответить на него придется кратко. Для меня наиболее интересна «эпоха Русакова». На вопрос чем именно, отвечать пришлось бы слишком долго, попробую выделить главное. Между избранием Александра Ильича ректором, и моим становлением как декана, всего год разницы. Фактически я - декан приспособленный и предназначенный для работы с конкретным ректором. В начале нашей совместной работы я был приятно удивлен, обнаружив, что нашел человека, который в значительной степени выражал те же мысли, что и я. Знаете, как говаривала поэтесса Зинаида Гиппиус: «Если надо объяснять, то не надо объяснять». Большинству людей, с которыми нам приходится общаться, мы вынуждены долго, утомительно, и часто безуспешно, объяснять, что именно мы имели в виду, когда сказали то-то. Не надо ничего объяснять только друзьям, которых - единицы. Русаков, разумеется, мне не друг, между начальником и подчиненным в принципе не должно быть дружеских отношений. И тем ценнее то, что он практически всегда понимал меня без долгих уточнений, мы близки по складу ума. Разумеется, это положительно влияло и на работу, почти во всех аспектах и нюансах. В начальный период работы Русакова ректором мне было очень приятно часок поговорить с ним просто так, ни о чем, и он регулярно находил для этого время. Сейчас мы оба стали старше, дел у ректора стало больше, нам не удается общаться в прежнем формате, но мое отношение именно к этому ректору не изменилось.

- Каким, на Ваш, взгляд, должен быть следующий ректор демидовского университета? Какими качествами и характеристиками он должен обладать?

- Он не должен быть злым. Нужно, чтобы он понимал людей, чувствовал, чего они хотят. Будущий ректор, несомненно, должен быть умным. Последнее уточнение важно, к сожалению, неумных сейчас довольно много, во всех сферах жизни, на разных профессиональных уровнях. Но главное, чего мне хотелось бы - чтобы будущий ректор любил университет. Не рассматривал его как место временного пребывания.

 

Мне ближе студент из тех времен, когда читать художественные книги было престижно

- Студенты каких эпох Вам лично нравились больше и почему?
- Мне кажется, профессиональный преподаватель не должен оперировать категориями «нравятся - не нравятся» по отношению к студентам. Я не понимаю, что такое «любить студентов». В то же время я убежден, что преподавателю, который испытывает неприязнь хотя бы к одному студенту, надо серьезно задуматься о своей профессиональной пригодности. К студентам надо относиться как к людям, с которыми связан по работе. Не больше и не меньше. При таком подходе любые проблемы решаемы.

книга против компа.jpgКакие студенты мне ближе? Естественно, те, кто похож на меня. К несчастью, нынешние дети на меня не похожи, и никогда похожи не будут. Студентов исторического факультета, которые не только не читали «Трех мушкетеров», но даже и фильма не смотрели, похожими на себя я никогда не сделаю. Наоборот, теперь мне приходится становиться похожим на них. Я привык к гаджетам, меня не нужно учить, как работать с компьютером. Мы всегда найдем общий язык, и решим любой рабочий вопрос, но говорить о поведенческой и мировоззренческой близости между мной и современными детьми я бы не рискнул. Мне ближе люди вообще, и студенты – в частности, из тех времен, когда читать художественные книги еще было престижно.

 

Статус опорного ВУЗа - это подтверждение репутации

- Несколько лет назад демидовский университет стал опорным университетом. В итоге к нему не присоединили ни один ярославский вуз, хотя это пытались сделать различные чиновники в разные времена. Все это в итоге пошло на пользу университету или нет? В чем оказались преимущества нового статуса университета? Или он в чем-то проиграл?

ЯрГУ.jpg- Дал ли какие-то преимущества статус опорного вуза? Конечно дал! Например, в этом году удовлетворили все мои заявки на контрольные цифры приема будущего года. То есть, если не произойдет экстренных, в стиле «форс-мажор», изменений, на будущий год факультет будет принимать историков в 2 раза больше, нежели в этом году. Никто не дал бы нам такой возможности, если бы не репутация университета. Статус опорного ВУЗа - это подтверждение репутации, нечто вроде гербовой печати. Наше профильное министерство постоянно стремиться внедрять новации, идея создания опорных вузов была одной из них. В течение ближайшего года внутренняя иерархия вуза будет изменена. И само положение об опорном вузе тоже будет заменено чем-то другим. Жизнь идет, университет использует изменения в своих интересах, он должен, и может, это делать.

 

 Стратегия развития – наука… А не хватает немного счастья и… химии.

- У демидовского университета есть «Стратегия развития»? Какие специальности из тех, что сейчас вуз готовит, на Ваш взгляд, будут наиболее востребованы в ближайшие 10 лет?

- «Стратегия развития» у университета, конечно, есть. У нас очень активно идет развитие факультетов математического профиля. Я помню непростые для факультетов математического направления времена. На рубеже веков, в конце 90-х годов, они балансировали на грани, были проблемы с набором студентов. Сейчас на факультеты естественнонаучного комплекса в целом, и математических направлений в частности, охотно идут абитуриенты с очень хорошим баллом, никаких проблем с набором нет. Там молодое руководство факультетов. Спрос на специалистов этого направления не имеет тенденции к снижению. Более консервативные, по самой природе изучаемых ими наук, гуманитарии, сегодня на вторых ролях, таков разумный баланс, определяемый запросами общества. В нашем университете этот баланс между гуманитарными и естественнонаучными факультетами выверен и соблюден.

Однако, нужно уточнить – нельзя утверждать, что «Стратегия развития» ориентирована в первую очередь на математику. Она ориентирована на науку, это приоритет. Поясню на примере истории. Это наука фундаментальная, она во времена Геродота была историей и сейчас история. Туризм или реклама, которым тоже обучают на историческом факультете – это дальше от науки и ближе к ремеслу, в хорошем смысле этого слова. Все связанное с факультетом информатики и вычислительной техники - это однозначно наука, но наука, ориентированная на практику. Ключевым словом в «Стратегии развития» университета мы считаем слово «наука».

-  Где только выпускники истфака сейчас не работают… Существует ли, на Ваш взгляд, проблема поиска интересной, творческой, нормально оплачиваемой работы по специальности, именно для выпускников исторического факультета?

- Любое высшее образование – это не набор конкретной информации. Студента обучают методам восприятия новой информации. Хорошее историческое образование – это прежде всего высокий уровень социализации. Выпускник исторического факультета органично впишется в любую общественную структуру. Он может работать где угодно, кроме областей, где ключевым маркером профессии являются узкоспециальные знания. Например, учителем математики историку работать сложно. Но выбор сфер применения своего умения работать с информацией именно у выпускника истфака огромный, гораздо более широкий, чем у специалиста-«технаря».

- Каких специальностей, которые могли бы придать новый импульс развития вузу, сейчас, на Ваш взгляд не хватает?

proforientaciya.jpg- Сначала о дефинициях, нужно быть точными. Общаясь внутри нашего профессионального сообщества, мы очень редко употребляем слово «специальность». Специальность – это особая форма подготовки студентов, специалитет - пятилетнее обучение, а не деление на бакалавриат и магистратуру. У нас в университете только один специалитет – компьютерная безопасность. Поэтому мы обычно говорим о направлениях обучения или подготовки. Я полагаю, что одним из дефицитных, востребованных, перспективных в смысле развития вуза направлений было бы обучение в сфере химических наук. Однако развивать это направление сегодня вряд ли реально. Во-первых, отсутствует необходимая материальная база. Во-вторых, есть серьезная конкуренция со стороны Политеха. Мои оценки могут быть ошибочными, определять перспективные направления - не мой уровень, но по общему впечатлению картина примерно такая, какую я описал.

- Чего, на Ваш взгляд, не хватает нынешнему демидовскому университету в самом широком контексте?

- В широком? Счастья, как каждому из нас.

- А не денег? Вы упоминали о недостаточной материальной базе…

- Деньги - один из элементов счастья, кусочек пазла.

- Люди из системы высшего образования часто жалуются на излишне жесткий контроль «сверху», на то, что слишком часто меняются «правила игры». Это не входит в список проблем университета?

- Естественно, есть жесткий контроль «сверху», хотя по строгости он не идет ни в какое сравнение с контролем над средним образованием. Да, нам слишком часто меняют «правила игры». Но все это - само собой разумеется. Это жизнь, к которой я, как декан, приспособился. Привычные текущие проблемы не кажутся мне не только трагичными, но даже и драматичными. Никаких угрожающих проблем у нас нет, а не хватать чего-нибудь будет всегда. Например, денег на ремонт. Мне бы очень не помешали миллионов 20-25 на окончательную реконструкцию зала, над которым в прошлом году, к счастью, отремонтировали кровлю, но… видимо, в другой раз.

 

Пожелания, пожелания, пожелания. И немного о фальсификации истории.

- Что бы Вы хотели пожелать руководству вуза?

- Не дай Бог, я буду что-то желать руководству университета! Лучше я попробую ограничить сферу действия своих пожеланий.

- Что бы Вы хотели пожелать нынешним преподавателям университета?

- Я бы сказал им: «Если вы пришли сюда - получайте удовольствие от работы. Оно есть, его надо только уметь почувствовать. Если вам это удастся – ваша жизнь качественно измениться». Кстати, студентам я бы пожелал то же самое, лишь заменив слово «работа» словом «учеба». А еще я бы хотел сказать нынешним студентам, что у меня нет к ним никаких претензий. Я уверен (и желаю, чтобы они разделяли мою уверенность), что любые рабочие вопросы с ними мы разрешим.

- Что бы Вы хотели пожелать бывшим студентам вуза?

- Я надеюсь, что у них остались хорошие воспоминания от обучения в университете. Я недавно встретил дипломника, выпустившегося 30 лет назад. Мне было исключительно приятно, что он не забыл мои имя и отчество, что ему было интересно подойти ко мне, поговорить. Я желаю, чтобы наши бывшие студенты помнили – мы ждем каждого. Мы были бы рады, если бы наши выпускники иногда приходили сюда. Мы приглашаем – не забывайте университет.

- И напоследок, неприятный вопрос. Сегодня, в угоду требованиям политиков, историю переписывают все, кому не лень, и простому смертному все труднее отделять фейки от правды. Видите ли Вы, как историк, буквально на глазах обостряющуюся проблему «нашествия» исторических фальсификаций?

фальсиф-я.jpg- Я вижу эту проблему и, к сожалению, весьма отчетливо. Да, сегодня переписывать отдельные моменты истории – это почти модно. Это явление повсеместное, глобальное, проблема не является специфически российской. Случаи, скажем мягко, «вольной трактовки фактов» стали почти повседневностью не только в российской исторической науке, и дискуссиях внутри интересующейся историей части российского общества, но и в мире в целом, везде. Мне близка и знакома, например, историческая наука Британии и Германии, и мне очень досадно наблюдать как она так деградирует. Даже квалифицированные историки входят в политическое русло и начинают писать не то, что думают, а то, чего от них хотят политики. Самое страшное в метаморфозе превращения историка в конъюнктурщика то, что она происходит незаметно. Человек становится фальсификатором неосознанно, путем мелких уступок, на первый взгляд безобидных компромиссов. Именно поэтому сегодня особенно важно держать себя в узде, не поддаваться соблазнам, и не считать, что ложь может быть «небольшой», «безобидной», «оправданной» или «во спасение». Те, кто сумеет удержать себя в профессиональных рамках, те, кто не уступят политикам, смогут сделать что-то полезное, если хотите, выполнить свою миссию. Фальсификаторы – нет. Истории безразлично, какими красивыми словами они постараются оправдать свои действия. Она спросит по счетам.

 

Беседовал Валентин Тенеров

Опрос
Рады и Вы тому факту, что студенты и школьники начали учиться 1 сентября 2020 г. по очной форме обучения?