Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

26.06.2020
Политика и экономика
540
ЮЛИЯ СКОРОХОДОВА: САМЫЙ СЛОЖНЫЙ ПЕРИОД НАС ОЖИДАЕТ В СЕНТЯБРЕ

Как это ни странно, но среди рестораторов во время пандемии многие «проснулись». "Те, кто никогда в жизни не делал доставку, попробовали, и у кого-то получилось. Кто-то полностью переделал меню, и из-за этого имеет шанс переформатироваться и перепозиционироваться. Не исключено, что среди закрывшихся заведений будут те, кому давно пора было это сделать... Из-за пандемии люди пересмотрели свои бизнес-модели и бизнес-процессы буквально под микроскопом" - так считает Юлия Скороходова, человек-мотор, который во время кризиса работает, думает, анализирует, предлагает, решает... 

ЮЛИЯ СКОРОХОДОВА: САМЫЙ СЛОЖНЫЙ ПЕРИОД НАС ОЖИДАЕТ В СЕНТЯБРЕ

Удар, нанесенный пандемией COVID по бизнесу (особенно - по малому бизнесу), был настолько тяжел, что некоторое время все молчали, видимо, перехватило дух. Сегодня ясно, что коронавирус с нами надолго, жить как-то надо, и бизнес начал кричать. Ярославские рестораторы обратились с открытым письмом к губернатору области Дмитрию Миронову. Просили разрешить работать с 22 июня. Разрешили открыть только летние веранды.

Предприниматели утверждали, что оборот ярославских ресторанов и кафе упал на 90%, выручка сократилась до критических 3-5%, запас прочности исчерпан, прогноз на будущее - негативный. Не нужно быть экономистом, чтобы понять – ресторанный и туристический сектора бизнеса от пандемии пострадали сильнее всего. Так ли все печально? Каков прогноз на будущее?

На вопросы «Клуба социологов» отвечает генеральный директор группы компаний «Волга групп», автор и продюсер проекта «Городской пикник «Пир на Волге», председатель правления «Ярославского Конвеншн Бюро», Президент Ассоциации кулинаров Ярославской области, глава представительства Федерации рестораторов и отельеров в Ярославской области Юлия Скороходова.


От 10 до 20% кафе и ресторанов, возможно, уже не откроются никогда

- Юлия Вячеславовна, 90% падения, о которых сказано в открытом письме - это катастрофично. Антикризисные формы работы ресторанов, вроде доставки еды по заказу, дела не меняют?

Юлия Скороходова.jpg- Существенно - не меняют. Все зависит от конкретной бизнес-модели конкретного заведения. Те, кто и раньше работали в сегменте fast food и фокусировались на доставке, например, – суши, роллы, пицца, в среднем сохранили до 65% выручки. Но таких немного. А как быть тем, кто доставкой вообще не работал? Есть блюда, которые требуют подачи, или блюда, которые не могут доехать до потребителя, они теряют внешний вид. Многие бургерные и в хорошие времена доставляли свои трехэтажные бургеры только в радиусе пары километров. Если к клиенту бургер приедет остывшим и полуразвалившимся, весь смысл блюда пропадет.

И в целом, агрегаторы сервисов доставки еды, вроде «Delivery Club» или «Яндекс еда» и до «вирусного» кризиса были для многих ресторанов лишь маркетинговым инструментом. Ресторатор вынужден присутствовать в этих сервисах, потому что это скорее маркер того, что ты присутствуешь на рынке. Сотрудничать с агрегатором экономически мало выгодно из-за стоимости его услуг. Конечно, когда пришлось закрыться, рестораторы попытались переориентироваться. У кого-то официанты стали работать как курьеры, кто-то сумел «отбить» хотя бы расходы на персонал, кто-то стал пробовать онлайн. Разные были решения, но общее в них одно - это форматы выживания, это не похоже на бизнес.

- Не могли бы Вы озвучить какие-то цифры?

- Вот что выяснилось в ходе проведенного нами опроса отрасли. Около 56% рестораторов переориентировались на доставку. Как видите, далеко не все. 37% перешли на производство полуфабрикатов. Около 16% попробовали онлайн ужины и онлайн дегустации. По их отзывам, это не дает прибыли, но эффективно работает как инструмент коммуникации. 25% не нашли приемлемых для себя новых форм работы и, кто-то вообще пока закрылся. И от 10 до 20% возможно уже и не откроются.

- В списке тех, кто готов прекратить работу навсегда, есть знаковые для города названия?

1202-rss.jpg- Пока нет. Но это не успокаивает, потому что самый опасный период - впереди. То, что рестораторы продержались 2-3 месяца - еще ничего не значит, они использовали свои «подушки безопасности». Но самый сложный период впереди, и не только в ресторанном бизнесе, а в любой сфере экономики. Вот, например, в Ярославле открываются летние веранды ресторанов и кафе. Что будет? Глядя на опыт других регионов, мы понимаем – первое время - хайп, соскучившийся на самоизоляции народ валит валом, а потом… волна спадает и наступает тишина. Долгая тишина. У людей просто нет денег.

Настоящие проблемы начнутся, когда, уже в стабильном режиме работы, рестораны почувствуют существенное (чтобы не сказать – огромное) снижение выручки. Скорее всего, так и будет. Во время прежних кризисов тоже наступал этот момент, и именно тогда предприниматели использовали свою «подушку безопасности». Но сейчас-то ее уже ни у кого не осталось, запасные ресурсы истощены за прошедшие 3 месяца! Я думаю, что пик закрытий ожидает нас осенью.

- Может ли усугубить ситуацию всплеск заболеваемости, который теоретически возможен после голосования по поправкам в Конституцию?

- Да, возможно.

- Чем же поможет рестораторам открытие в конце июня, если уже в июле можно ожидать новой волны проблем?

- Сейчас мы все живем одним днем, и ключевое слово любых прогнозов - «если». А если получится работать? Надо пробовать. Любой из нас хватается за любую возможность поработать, хоть сколько-то времени. Кроме того, непонятно, как будут действовать федеральные власти. Я не уверена, что, даже если нахлынет вторая, или третья, волна заболеваемости, кто-то «наверху» еще раз рискнет поднять руку на экономику.


Власти малый бизнес экономикой не считают

- Приношу извинения за не вполне корректный вопрос, но не могу удержаться. Вы произнесли слово «экономика». А у Вас нет ощущения, что малый бизнес просто не считают экономикой? Заводы-то как работали, так и работают, несмотря ни на какие карантины…

obidelimaliybiznes3.jpg- То, что малый бизнес не считают экономикой, хотя декларируется обратное, это – реальность, никак не связанная с пандемией, так было и раньше.

- После встречи инициативной группы рестораторов с заместителем мэра Ярославля Ильей Мотовиловым, запущен процесс получения разрешения на открытие веранд летних кафе. Но, после обращения в мэрию, ваше сообщество обращается еще и к губернатору. Это потому, что основная угроза вашему бизнесу - решения федеральной власти, которые и выполняет губернатор? Он и решает судьбу ярославского бизнеса?

- Судьбы рестораторов сейчас решает не губернатор, и не мэр, а Роспотребнадзор на основании утвержденного на федеральном уровне регламента. В юрисдикции мэрии - лишь инструменты: она выдает разрешение на застройку летних веранд. Но, тем не менее, спасибо мэру за то, что, как и в некоторых других регионах, нам пошли навстречу: в этом году рестораны не платят городу за летние веранды. Достаточно того, что им надо где-то взять деньги на их строительство… Механизм работает так – областная власть подает в Роспотребнадзор необходимые данные, касающиеся эпидемиологической обстановки, которые необходимы, чтобы перейти к так называемому «второму этапу». Среди прочего, он предполагает открытие летних веранд.

19 июня заместитель председателя областного правительства Максим Александрович Авдеев сказал нам, что все документы направлены, и по всем цифрам мы соответствуем требованиям «второго этапа». Мы просили, по возможности, не затягивать процесс. Разговор получился.

- Вы общались лично с господином Авдеевым?

- Да, он сам стал инициатором и пригласил представителей отрасли после публикации открытого письма.

- Региональные и муниципальные власти, несмотря на то, что они относятся к малому бизнесу также плохо, как и до пандемии, проявляют сочувствие?

- Да.

- Но при этом остаются заложниками тех самых угрожающих решений, которые придут «сверху»?

- Верно. Но, несмотря на зависимость от федерации, в регионах – полное разнообразие. Некоторые открыли летние веранды раньше, но с более жесткими правилами. В Нижнем Новгороде, например, ограничения – не более 4 человек за столиком. Где-то про открытие пока не говорят. Максим Александрович Авдеев сказал, что наши, местные, правила по работе ресторанов в период эпидемии полностью дублируют федеральные.

- Где-то про открытие летних кафе еще не говорят? Наш регион - не аутсайдер?

- Однозначно нет. Я общую аналитику по стране не сводила, но общаемся с коллегами постоянно, информация есть. В части сроков открытия Ярославская область ближе к началу рейтинга. Сама процедура получения разрешений у нас по сравнению, например, с Приморьем, упрощена. В части мер поддержки малого бизнеса внутри региона… скажем корректно – мы далеко не в первой десятке. Губернатор в Калининграде предложил ввести систему грантов или оплату путевок на внутренний туризм. Подобные примеры есть и в других регионах. В том же Нижнем Новгороде федеральное субсидирование в размере МРОТа продублировали на региональном уровне, да еще и расширили список категорий предпринимателей, которые могут ее получить. Где-то выдают субсидии на погашение расходов по «коммуналке». Где-то - по аренде. Где-то на «коммуналку» мораторий, где-то обнуление «коммунальных» долгов.

- Вам не кажется, что ситуация в регионах настолько разнообразная, что уже можно называть ее хаосом?

- Скорее да, чем нет.

- Может быть, ярославцы недостаточно настойчиво просили? Открытое письмо – это все-таки скорее PR- ход, чем серьезные переговоры…

- Нет, PR- ходы здесь ни при чем, просто ситуация требует активности. Мы не одни такие громкие. 18 июня «Сибирская ассоциация гостеприимства» в Красноярске опубликовала петицию по тематике сходную с нашим открытым письмом. Нижний Новгород, буквально на день раньше нашего, опубликовал открытое письмо к своему губернатору через портал Сhange.org. Письмо прогремело на всю страну, и только после этого нижегородцев услышали. Когда началась пандемия, мы писали много писем с предложениями по поводу мер поддержки. Ни на одно какой-то конкретной реакции не последовало, только формальные ответы.

- Не странно ли, что все зависит от решений федерального центра, а «выплывают» регионы кто как умеет?

- С точки зрения взаимоотношений бизнеса и власти я не вижу в происходящем ничего нового. В нашем регионе площадок для диалога между областной властью и малым бизнесом практически не существует. Со времени возникновения проблемы COVID в большинстве других регионов, прошли десятки совещаний представителей бизнеса и власти, встреч, координационных советов, подписываются всевозможные соглашения о сотрудничестве.


Рестораторы проснулись

- Общение рестораторов между собой стало активнее в связи с новыми вызовами?

Да, безусловно! Нет худа без добра. Ранее мы многократно пытались объединяться, но как-то вяло. А пандемия сработала - заработал чат, где более уже 100 ярославских рестораторов.

- О каких мерах поддержки бизнеса идет речь? Что вы предлагали, и что получили?

20446-e1480991333430.jpg- Мы обращались с предложениями уменьшить ставку по Упрощенной Системе Налогообложения. Это сделано. Было 15% стало 5%, доходы минус расходы. Было 6% стало 1% это с доходов. Предлагали убрать налог на имущество и земельный для гостиниц. Это сделано. Писали про ЕНВД (вмененный налог). Здесь льготной ставки не дали. Писали про «коммуналку». Начиная с того, чтобы вообще ее на какое-то время убрать, просили отсрочки, или, хотя бы, реструктуризации. Никаких подвижек до 19 июня не было. 19 июня Максим Александрович Авдеев сказал, что диалог о реструктуризации с поставщиками коммунальных услуг возможен.

Мы, естественно, писали о том, чтобы как- то поддержать тех арендодателей, которые идут на уступки арендаторам. Есть постановление на уровне федерации, что арендодатель обязан дать арендатором отсрочку до октября. Но на местном уровне мы говорили не о понижении, а об обнулении, чтобы несколько месяцев нам вообще не платить аренду, а местные власти как-то компенсировали бы арендодателям их убытки. К сожалению, это предложение вряд ли возможно реализовать. Мы говорили о субсидиях любых видов на аренду, «коммуналку» - можно повторить на региональном уровне тот же МРОТ. Все что угодно, малому бизнесу остро нужны средства даже на зарплату, и вообще непонятно, где их брать. В этой части наши предложения тоже не прошли. Возможностей таких у региона нет.


В туризме ситуация хуже, чем у рестораторов

- Потери в туризме еще больше, чем у рестораторов?

Depositphotos_239616060_xl-2015-pic4_zoom-1500x1500-5436.jpg- Вне всякого сомнения. Потери в туризме самые большие. Рестораны могли хоть что-то заработать хотя бы на зарплату. Туризм закрылся первым, и никто не знает, когда он откроется. С 20 июня турфирмам разрешено принимать клиентов в офисах. Принимать, чтобы что с ними делать? Запрет на туристические группы – надолго, а индивидуалы - не поприще для турбизнеса.

Фестивали, городские праздники, конференции, конгрессы, то есть то, чем занимается моя компания, пока просто где-то в космосе, и перспективы неясны от слова «вообще». Правда некоторые конгрессы, мы перевели в онлайн, но во –первых, мне этот формат не нравится, а во-вторых этого недостаточно. Большинство заказчиков предпочитает откладывать мероприятия, и не хочет уходить в онлайн. Онлайн не решает многих необходимых задач, которые ставят перед собой заказчики. Так что мы «сапожники без сапог» - по мере сил помогаем коллегам, партнерам, членам ассоциаций, но сами не имеем никаких перспектив. «Туристическая» история усугубляется еще и тем, что происходит с туристическими агентствами.

Турбизнес делится на две части. Есть туроператорский, когда ты сам принимаешь туристов, сам «генеришь» свой продукт. А другая часть - ты выступаешь как турагентство, продаешь людям путевки, которые купил у федеральных туроператоров, например, работающих с зарубежными направлениями. И вот здесь - полный аут. С октября прошлого года люди заказывали путевки на следующий год, то есть на весну и лето 2020 года. А сейчас началась судебная практика, по которой турагентства обязывают возвращать туристам не только деньги, возвращенные туроператорами за несостоявшиеся поездки, но и плату за свои услуги. Услуга турагентства формулируется так – «услуга по подбору и бронированию тура». То есть, компания получает деньги за то, что ее сотрудник потратил время и подобрал клиенту маршрут под его задачи. Свои обязательства компания выполнила еще в октябре. Турагентство остановило работу с марта. А в июне, по мнению нашего государства, неработающее турагентство должно вернуть туристам все полученные с октября по март деньги, которые давно «съедены» операционными расходами – зарплатой, арендой, интернетом, и т.д. Эта тема замалчивается, потому что турагентства просто закрылись. Бизнес крохотный, поэтому все меры, заявленные в поддержку туризма, касаются лишь больших туроператоров, тех, кто генерировал зарубежные пакеты, и у кого возникли проблемы с отелями, авиаперевозчиками кому они уже перевели деньги туристов. Для нас, как местных туроператоров, и как для турагентства, ни одна мера поддержки не предусмотрена.

- Даже при самом оптимистичном сценарии малый бизнес «сожмется»? Условно, была доля в экономике 20%.

- Я, считаю, что, например, турагентского бизнеса больше не будет. Из 100 агентств откроются 5, если вообще кто-то откроется. Хорошо если я ошибаюсь. Что касается внутреннего туризма, - я надеюсь, что он оживет, хотя и это относительно. Туризм, честно говоря, и без пандемии был уже и на бизнес-то не похож… Сейчас он в приоритете и даже попал в национальные проекты, но долетит ли этот «луч света в темном царстве» до реального сектора экономики, я не знаю. Я давно ни на что не надеюсь, и поэтому мы принимаем собственные меры, ни в коем случае не сидим сложа руки.

Мы запустили коммуникационный проект «Знай наших», чтобы привлекать туристов в регион. Сейчас подготавливаем почву, чтобы бросить клич по хэштегу #едувЯрославль. Мы хотим обратиться ко всем жителям Ярославля, чтобы они выкладывали в сетях посты про Ярославль и Ярославскую область, снимали 30-секундные ролики про то как у нас классно, сами делаем такие ролики и посты, и все это объединим под хэштегом #едувЯрославль. Мы провели мозговой штурм с коллегами туроператорами, конференцию для отельеров и рестораторов - ищем выходы и решения. 

- Несмотря на то, что Ваша компания не работает, Ваша занятость не уменьшилась?

- Да, мне бы пригодилась дополнительная пара рук.

- Закрытие части фирм и компаний, которое обязательно случиться, откроет свободную нишу в рынке. Кто ее займет?

- Укрупнятся те, кто выживет. Во-вторых, свободная ниша будет небольшой - уровень жизни упадет у всех, потребителей станет меньше. Многие уже сейчас вынуждены забыть о том, что на свете есть туризм и рестораны.

Передел рынка будет не мгновенным, а постепенным.


Сокращение. Укрупнение. Проактивность.

- Укрупнение. Сокращение доли малого бизнеса в экономике. Это шаг назад? В целом?

- Про это очень много говорят. Это шаг назад, но не будет одинаковых решений, и оценки будут различны для каждого конкретного бизнеса. У нас после 2012-13 годов и не было нормальных времен. Мы не жили в ситуации, когда годик можно поработать, используя то, что наработано и заработано. Все время, каждую минуту, были вынуждены жить в режиме «беги-делай», в постоянном, жутком напряжении. Без перерыва изобретали новые идеи, инициативы. Я настолько привыкла к этому состоянию, что с трудом представляю, как можно жить иначе. Да, «вирусный» кризис. Не первый и не последний. Да, изменения. Но они происходили и раньше. Очевидно паттерн потребительского поведения поменяется, хотя мы пока не понимаем как именно.

Конгрессная деятельность (за что я ее особенно люблю) тоже останется на плаву, она наиболее устойчива к экономическим потрясениям.  Фестивали тоже вернуться, намного позднее, но они никуда не денутся. Понятно, что спонсорский потенциал схлопнулся, но он не исчез полностью.

Более того, я уверена, что, когда нам снова разрешат проводить фестивали, мы получим многократно больший трафик людей гораздо меньшими усилиями. Люди соскучились. Нас забрасывают письмами, звонками, сообщениями «когда будет «Пир на Волге»?!» «Не вздумайте его отменять, вы не имеете права! Это символ возвращения к жизни, это бренд города!» Я цитирую буквально. Почитаешь такое и понимаешь - ну да, жизнь продолжается. Поэтому я думаю, что для туристического бизнеса, и лично для меня, «коронавирусная история» - это конечно шаг назад, но и два - вперед. В экономическом плане – шаг назад. С точки зрения развития – два шага вперед.

- Для ресторанного бизнеса это утверждение тоже верно?

restoranyi.jpg- Думаю, что да. Многие «проснулись». Те, кто никогда в жизни не делал доставку, попробовали, и у кого-то получилось. Кто-то полностью переделал меню, и из-за этого имеет шанс переформатироваться и перепозиционироваться. Не исключено, что среди закрывшихся заведений будут те, кому давно пора было это сделать. И за счет их клиентов выживут те, кто этого достоин. Из-за пандемии люди пересмотрели свои бизнес – модели и бизнес-процессы буквально под микроскопом. Возможно, оптимизация, хотя и насильственная, приведет к новым прорывным решениям, новым форматам.

- Пессимистичный сценарий «мы все закроемся, а хлеб будет по карточкам», Вы не рассматриваете?

- Нет. Предприниматель априори не может так мыслить. Оптимизм - физиологическое качество предпринимателя. Все предприниматели – оптимисты. В этом наше принципиальное отличие от бизнесменов.

 

Беседовала Лилия Швах

Амстердам.jpg

Опрос
Ждете ли Вы каких-либо изменений в своей жизни в связи с принятием поправок в Конституцию РФ?