Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

25.06.2014
Антропология
4023
Игорь Сакуров: Я - иллюстратор

Имя ярославского художника-графика Игоря Сакурова давно стало известно за пределами его родного города. Более 20 лет он занимается книжной иллюстрацией. Новый толчок его творчеству дала судьбоносная встреча со знаменитым писателем Борисом Акуниным – автором полюбившихся многим увлекательных приключений Эраста Фандорина. Их совместная работа сделала Игоря Анатольевича по-настоящему знаменитым.   

Игорь Сакуров: Я - иллюстратор

Я долго искал художника, который смог бы превратить мои приключенческие романы в территорию праздника. Было несколько более или менее удачных попыток, а потом я нашел Игоря Сакурова – и дальнейшие поиски прекратил, потому что понял: это мой художник. Очень редко случается, чтобы кто-то видел твой мир таким же, каким ты видишь его сам. И видит даже лучше, чем ты: сочнее, точнее, детальней. Теперь Фандорин и его верный друг Маса для меня выглядят так, как их изображает Сакуров, – говорит Борис Акунин.

Игорь Анатольевич Сакуров родился в Ярославле в 1963 году. С 1982 по 1992 учился в Ярославском Художественном училище. Потом – учеба в Московском Полиграфическом институте, на факультете художественно-технологического оформления печатной продукции. В 2001 году вступил в Союз художников России. Лауреат ярославской областной премии им. Опекушина 2013 года/ С 2005 года работает над иллюстрированием прозы Бориса Акунина. 

Многих героев своих иллюстраций художник «нашел» на улицах родного города, к примеру, будущего профессора Лебрена из романа «Нефритовые четки» он встретил возле бывшего «Лощенковского» магазина. Сей почтенный господин сидел на приступочке рядом стоящего дома и явно был томим жаждой отнюдь не духовного свойства…

Профессор Лебрен

(кстати, отъявленный злодей)

А Анисий Тюльпанов из романа «Особые поручения» внешне схож с одним одноклассником дочери Сакурова – те же темные волосы, небольшой рост, слегка оттопыренные уши. Кстати, с дочери Ксении тоже нарисованы многие образы акунинских героинь. Кроме того, во многих иллюстрациях угадывается архитектура исторической части Ярославля.

Однако Игорь Сакуров не только великолепный иллюстратор со своим видением материала, но и талантливый мастер «натурного» рисования, чьи работы оставляют в душе особенный след. Наша беседа с Игорем Анатольевичем о его творчестве, удивительном тандеме двух талантливых личностей и о том, что в своей жизни он считает главным.

Игорь Анатольевич, кто прежде иллюстрировал прозу Акунина? Как начался Ваш творческий союз?

- До меня с прозой Акунина работали Денис Гордеев («Детская книга»), Татьяна Никитина («Шпионский роман» и «Кладбищенские истории»), и еще несколько художников проиллюстрировали три или четыре романа из «Приключений Фандорина» для издательства ОЛМА. Картинки художников «олмовской» серии мне не очень понравились, а гордеевские и никитинские работы, на мой взгляд, хороши. Наше знакомство с Акуниным по современным меркам было вполне обычным – через Интернет. Я послал ему несколько иллюстраций к книге «Смерть Ахиллеса», которые показались ему интересными. Он отправил их издателю Захарову, который заключил со мной контракт на иллюстрирование всей фандоринской серии. С издательством «Захаров» я работаю по сей день.

Книга-альбом, выпущенная издательством «Захаров»

к 50-летию художника.

Что самое сложное в иллюстрировании романов Акунина? Вы сами выбираете эпизод, который будет изображен, или обсуждаете это с автором?

- Самое сложное, пожалуй, пытаться изобразить небанальные технические сооружения, которые любит вводить в свою прозу Автор. Например, трансформирующийся водопад (роман «Сокол и ласточка»). Эпизоды в старых книжках про Фандорина выбираю я. Во всех новых книгах Автор сам придумывает сюжеты для рисования.

Тот самый водопад

Легко ли работать с писателем, какие ближайшие планы?

- Работать легко – Автор всегда очень точен и конкретен, с уважением относится к чужому труду, к моему, в данном случае. В планах – иллюстрирование восьмитомника «История Российского государства» и двухтомного сборника рассказов про Фандорина. Первый из двух заявленных томов должен выйти в 2015 году.

Иллюстрация к повести «Огненный перст»

(из беллетристического приложения к «Истории Российского государства»)

Ваш Эраст Фандорин внешне схож с иллюстратором? Вы ассоциируете себя с главным героем? Есть ли в Ваших характерах какие-то общие и кардинально отличные черты?

- Не схож. Эраст Петрович – супермен, а я… (машет рукой). Я лишь пытаюсь воспитать в себе способность к саморегуляции и самодисциплине. Дается с трудом.

Общаетесь ли с коллегами-иллюстраторами? Много ли их? Насколько эта профессия сейчас востребована?

- Коллеги-иллюстраторы в основном живут в Москве, поэтому практически не общаюсь. В Ярославле есть замечательный иллюстратор Михаил Душин, мы приятельствуем. Востребованность профессии? Наверно, сейчас наблюдается некий её спад. Но всё в природе волнообразно. Возможно, через какое-то время иллюстраторы вновь окажутся «на коне».

Согласны ли с утверждением, что сегодняшнее общество в большинстве своем читает мало? Или считаете это заблуждением недостаточно образованных людей?

- Конечно, мало. А зачем читать? Потребителю материальных благ это ни к чему.

Какое место занимает иллюстрирование в Вашем творчестве?

- Первостепенное.

Кем считаете себя в большей степени – художником-иллюстратором или свободным творцом?

- Иллюстратором, конечно. Свободный творец… Знаете, есть такая шуточка в нашей среде: «Свободный от денег художник…» А мне бы всё же хотелось как-то удовлетворять мои материальные потребности.

Какой любимый город, страна, место на карте у Сакурова-художника и Сакурова- обычного человека. Куда хотелось бы возвращаться снова и снова, чтобы рисовать, а где хотелось бы жить?

- Сакуров-художник в восторге от Венеции, Праги, Барселоны и любого другого красивого города. Сакуров-человек себя вне Ярославля не мыслит. Здесь я родился, здесь похоронены все мои родственники. Банально? Да все мы банальны, полагаю, при всей внешней экстравагантности…

Пленэр в Венеции

Что самое трудное для Вас в творчестве?

- Засесть за работу. А, засев, не отвлекаться.

От чего получаете самое большое наслаждение во время работы? Что важнее - процесс или результат?

- Наслаждаешься, бывает, удачным замыслом, красивым началом, но всего ценнее – «правильный» итог работы. И процесс, и результат по-своему важны.

Есть ли работы, с которыми трудно расстаться, которые не отдадите и не продадите ни при каких условиях? Какие именно?

- Те работы, которые я хочу оставить дома, обычно дарю жене. Тем самым отсекаю возможность их продажи. Почему-то именно их чаще всего просят продать. Иногда делаю с них что-то вроде не вполне точных копий.

Портрет жены художника.

Были ли в Вашей семье художники, кто повлиял на будущий выбор профессии?

- Художников не было, прекрасно рисовала в юности моя тетка, был мастером на все руки – от шитья до лепки фигур из пластилина – мой дедушка. Вообще, дедушка всегда являлся для меня главным авторитетом, видимо, он и повлиял на выбор профессии. Об этом замечательном человеке я могу рассказывать много и долго, но, боюсь, формат нашего интервью не позволяет. Кто хочет, может заглянуть на мою страничку в Фейсбуке, там 9 мая я о нем написал.

Решение стать художником было принято сознательно или в детстве возникали идеи выбрать другую специальность?

- В детстве хотел стать то художником, то энтомологом, то историком. В результате зачем-то поступил в политехнический институт и окончил его. Потом начал учиться на художника.

Что больше всего цените в людях, и что ни при каких обстоятельствах нельзя оправдать?

- Ценю верность – идее, человеку, профессии.

При определенных обстоятельствах оправдать можно почти всё. Психика человека – крайне причудливая штука. Никогда не хотел бы стать чьим-то судьей.

Чем из сделанного как в творческом, так и в обыденном житейском плане можете гордиться, что хотелось бы изменить?

- Горжусь иллюстрациями к фандориане (не всеми), занудной верностью профессии художника. А про обыденное житейское лучше разговаривать за рюмкой чая с близкими людьми.

Ваши предпочтения в искусстве? Какую историческую эпоху, на Ваш взгляд, можно считать вершиной творческой и духовной эволюции?

- Я не искусствовед, мои предпочтения крайне субъективны. Мне нравится многое: японское искусство (выборочно), Рембрандт (не всё), Репин, Серов, Врубель, Коровин, Цорн, американские иллюстраторы 30-40-х годов (Корнуэлл, Рокуэлл и многие другие). И это далеко не полный перечень моих пристрастий.

Есть ли хобби, как предпочитаете проводить свободное время, отдыхать?

- Свободное время? А что это?

Что считаете самым главным в своей жизни?

- Я – иллюстратор.

Анастасия Леонидова

Опрос
10 сентября 2017 г. состоятся выборы Губернатора Ярославской области. Примете ли Вы в них участие?