Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

19.01.2018
Политика и экономика
545
СКОРО ВСЕМ НАМ БУДЕТ МУНДИАЛЬ или собачий вальс на коротком поводке
Альтернативный прогноз развития российской экономики в 2018 году
СКОРО ВСЕМ НАМ БУДЕТ МУНДИАЛЬ или собачий вальс на коротком поводке

Долгие январские праздники закончились. В лучших традициях заветов героя Юрия Яковлева из «Иронии судьбы» люди смахнули с себя остатки новогоднего веселья и погрузились в суровые трудовые будни, начали считать деньги и что-то планировать. Хотя планировать в нашей стране сложно. Ещё сложнее – давать прогнозы, ибо дело это крайне неблагодарное. Но мы всё-таки попытаемся. И порассуждаем на предмет того, что может ожидать отечественную экономику. Официальные лица уверяют, что всё хорошо. А пропаганда рисует это всё в мажорных тонах. Настолько мажорных, что даже неприлично. На деле ситуация скорее напоминает собачий вальс, притом на очень коротком поводке. Который в любой момент могут укоротить ещё больше (извините за метафоры на тему символа года). И если абстрагироваться от рёва фанфар, картина выглядит отнюдь не радужной. Во-первых, потому что к концу прошлого года в экономике и социальной сфере сложились весьма неблагоприятные предпосылки. Во-вторых, потому что реальные действия родного Правительства не сулят ничего хорошего. Безусловно, нынешний год будет определён двумя событиями: выборами Президента России и Чемпионатом мира по футболу. Скорее всего, до их окончания власть хотя бы постарается не сильно тревожить общество. Но вот после, во втором квартале и особенно во втором полугодии, когда будут расставлены все галки в бюллетенях и отгремят все фанатские барабаны, ситуация может стать совсем печальной. Не пришлось бы выть на луну…

 

Макроэкономика и деловой климат: на очень низком старте

          Чтобы понять, чем вызваны столь нерадостные ожидания, для начала посмотрим, с чем наша страна вступила в новый год жёлтой земляной собаки. Говоря финансовым языком, активы подобрались отнюдь не ликвидные. Во-первых, в 2017 году был полностью исчерпан Резервный фонд. Напомним, он был создан в 2008 году и пополнялся преимущественно за счет нефтегазовых доходов. Фонд представлял  собой часть средств федерального бюджета, которые использовались для покрытия дефицита при резком падении доходов, а также для компенсации расходов на социальные нужды и погашения внешнего долга. Во-вторых, к концу ноября промышленное производство показало рекордное падение на 3,6%. Такого не было даже на кризисной волне 2008-2009 годов. Эксперты уже назвали это максимальным спадом производства за 8 лет. При этом вопреки многочисленным заявлениям, наша промышленность остаётся ещё и технологически отсталой. Уровень инновационной активности снижался три года подряд. И в 2017-м оказался самым низким за последние 18 лет: доля компаний крупного и среднего бизнеса, которые внедряют в своей работе передовые технологии, сократилась до 9%. В-третьих, прибыль российских предприятий в минувшем году упала в среднем на 10%. Строительная отрасль и вовсе просела по данному показателю почти на треть. Стоит ли удивляться, что более 3000 малых и средних предприятий прекратили свою деятельность! Кстати, это втрое больше, чем 10 лет назад. В-четвёртых, соответствующей была динамика валового внутреннего продукта. По предварительным данным, рост ВВП в 2017 году составил лишь порядка 1,4 – 1,8%. Что ниже прогнозных значений (2%). Притом, по оценке Министерства экономического развития, в ноябре этот показатель сократился на 0,3% по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. Основной отрицательный вклад внесла динамика промышленного производства. А без учета сырьевого сектора (который составляет весьма существенную долю в структуре ВВП) он уменьшился бы ещё сильнее. Фактически рост экономики преимущественно был обеспечен подорожавшими углеводородами. 

Пенсионеры-1.jpgВ-пятых, реальные доходы населения падают уже четвёртый год подряд. В 2017-м они сократились еще примерно на 1,5% по сравнению с 2016-м. Даже по официальным данным за чертой бедности находятся более 20 миллионов россиян. Покупательская способность населения остаётся крайне низкой. Данные многочисленных исследований и социологических опросов шокируют. «Фонд общественного мнения» (ФОМ) приводит данные, что  зарплаты 46% граждан не превышают 20 тысяч рублей. По информации «Высшей школы экономики» (ВШЭ) почти каждая третья семья в стране может позволить себе только продукты питания, каждая четвёртая не смогла оплатить жилищно-коммунальные услуги, 17% граждан не смогли купить лекарства. Хуже всего дела обстоят в сельской местности, где 44% жителей констатировали нехватку денег даже на товары первой необходимости и продовольствие. Не мудрено, что на этом фоне количество граждан России, считающих, что экономический кризис в стране продолжается, с мая по сентябрь прошлого года выросло и достигло 77%. Как говорится, картина маслом.

         На таком фоне в особом свете выглядит ситуация, когда попавшим под санкции лицам (в массе своей это очень обеспеченные бизнесмены, некоторые из них близки к Кремлю) разрешили не платить налоги. Соответствующий закон был принят ещё весной прошлого года. К тому же, положение ввели «задним числом» - распространив его на правоотношения, возникшие с 1 января 2014 года (когда санкций из-за украинских и крымских событий и вовсе не было). То есть оказавшимся в «чёрных» списках «счастливчикам» будут обеспечены соответствующие налоговые вычеты. Круто, ничего не скажешь! Особенно в контексте периодически возникающих планов по введению так называемого прогрессивного подоходного налога и повышения пенсионного возраста. Лишний раз убеждаешь: у нас все равны. Но некоторые «равнее». Сильно «равнее». К слову, за 2017 год три десятка богатейших российских собственников нарастили свое состояние на 22 миллиарда долларов. А один процент самых обеспеченных граждан распоряжается девятью десятыми национальных богатств страны. Это в качестве «вишенки на торте».

         Одним словом, наступивший год собаки экономика России (за исключением отдельных отраслей) снова встретила отнюдь не в лучшей форме – «поскуливая» и в лучшем случае рассчитывая на «кость», но никак не на кусок хорошего «мяса». Что же ждать от 2018-го? Пока картина не радужная. По информации «РБК», ведущие российские и зарубежные институты оценивают вероятный прирост российского ВВП в пределах 1–2%. Да, это неплохо по сравнению с рецессией 2014–2016 годов. Но в два раза медленнее, чем среднемировые темпы. Хотя есть и более радикальные суждения, которые предрекают валовому внутреннему продукту отрицательную динамику. 

Фото-2.jpgСоответственно, экономике по-прежнему придётся жить с «туго затянутым поясом». Как отмечает председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов, в бюджете, принятом в 2017 году, предусмотрено номинальное сокращение расходов по восьми и реальное (с учетом официально прогнозируемой инфляции) по тринадцати из четырнадцати бюджетных разделов. В течение трех лет сократятся реальные расходы на развитие экономики (на 17%), социальную политику (на 17%), ЖКХ (на 32%), медицину (минимум на 2%), образование (на 6-7%), культуру (более 30%), физкультуру и спорт (на 75%). С высокой долей вероятности можно спрогнозировать дальнейшие падение в строительной сфере (что обусловлено целым рядом факторов: от законодательного ужесточения требований к застройщикам до слабейшей покупательной способности населения) и отдельных отраслях сельского хозяйства. В качестве главных факторов риска по-прежнему могут остаться колебание цен на нефть и политика ОПЕК, низкая инвестиционная активность частного бизнеса, геополитические шоки и продление антироссийских санкций. Так что ни о каком серьёзном улучшении экономики говорить не приходится. В лучшем случае будет стагнация. Исключение составят разве что сырьевой сектор и «оборонка». 

В этом плане показательна цитата научного руководителя Института экономики РАН Руслана Гринберга в интервью «Московскому комсомольцу» от 19 декабря прошлого года: «…нет компенсирующих факторов, которые могли бы направить экономику на траекторию устойчивого роста. Затянувшаяся стабильность переходит в застой, и мы переживаем сейчас такое время».

 

Социальная сфера: шаг вперёд, два шага назад!

Пенсионеры-2.jpgДействия родного российского Правительства в социальной сфере хорошо укладываются в хрестоматийную фразу из собрания сочинений Владимира Ильича. Вроде бы, какие-то меры по улучшению благосостояния трудящихся (и не трудящихся) принимаются. Но тут же сводятся на нет либо бездарным исполнением с бесконечной бюрократией, либо неуклюжей экономической политикой. Судя по первым шагам, 2018 год в этом смысле ничем не будет отличаться от годов предыдущих. Так, ещё по осени было обещано повышение пенсии с 1 января на 3,7%. Средняя прибавка составит порядка 500 рублей, а средняя пенсия вырастет до 14,3 тысяч рублей. Правда, все прекрасно понимают, как относиться к этой «средней температуре по больнице». Федеральные чиновники бодро отрапортовали, что заявленное повышение выше уровня инфляции в 2017 году. Которая, согласно данным «Росстата», достигла рекордных цифр и составила всего-навсего 2,5%. Это информация официальных структур. Но даже они отмечают, что низкая инфляция объясняется денежно-кредитной политикой Центробанка и всё тем же продолжающимся спадом реальных доходов населения. Более того, в самом ЦБ признают, что по мере исчерпания временных факторов в 2018 году инфляция вернется к 4%. Так что «рекорды» продержатся недолго. И 3,7-процентное повышение будет моментально нивелировано.

         Но даже если бы «официальная» инфляция продержалась на уровне 2,5%, абсолютно ясно, что её реальный уровень значительно выше. И увеличение пенсий в среднем на 500 рублей позволит пожилым гражданам разве что окупить минимальный набор продовольственных товаров из потребительской корзины. Увеличение стоимости коммунальных услуг «повышение» уже не покроет, ибо традиционный летний рост тарифов ЖКХ заявлен на уровне 4,1%. Но это снова усреднённые цифры. На деле «коммуналка» как правило дорожает существеннее. По-прежнему не будет хватать пенсий и на достойное лекарственное обеспечение. С 1 января в России начали внедрять систему мониторинга и маркировку медицинских препаратов. По мнению экспертов, это скажется на их стоимости. Правда, цифры называют разные: от 10 до 30%. Таким образом, прибавку пенсионеры особо не почувствуют. К тому же, будет она не у всех. На работающих пожилых людей индексация вновь не распространяется. Хотя они составляют больше трети от общего количества пенсионеров страны – более 14 миллионов человек. К тому же, с 1 января на два года продлена «заморозка» накопительной части пенсии. В контексте постоянно меняющегося законодательства и активно обсуждаемой реформы ПФР – не Бог весть, какая новость. Но всё-таки. Правда, повысятся социальные пенсии. Но уж очень избирательно: только инвалидам с детства I группы, детям инвалидам и инвалидам III группы

         Своеобразный «подарок» пожилым людям сделали и власти Ярославской области. При утверждении регионального прожиточного минимума пенсионера на 2018 год его оставили без изменений – 8163 рубля (что на 563 рубля меньше федерального уровня). У всех наших соседей по ЦФО – во Владимирской, Ивановской, Костромской, Московской и Тверской областях – этот показатель выше. И везде он был увеличен по сравнению с 2017 году. Притом, больше всех – даже не в Подмосковье, а на бедной Ивановщине (на 483 рубля). Видимо, команда новоизбранного Губернатора Дмитрия Миронова считает, что ярославские пенсионеров чем-то хуже своих «коллег».

        Бюджетники-1.jpg Примерно та же свистопляска и с повышением зарплаты бюджетникам. Оно также произошло с 1 января. В данном случае – на 4%. Попытка сделать хорошую мину при плохой игре в преддверии грядущих выборов, конечно, понятна. Но абсолютное большинство людей опять-таки не почувствует это увеличение должностных окладов. Во-первых, оно происходит впервые с 2013 года. Во-вторых, будет полностью нивелировано ростом тарифов на услуги ЖКХ, цен на лекарства, продукты питания и предметы повседневного обихода. Не стоит забывать и про бензин (согласитесь, для работающих людей эта статья расходов более актуальна, чем для пенсионеров). Есть ощущение, что скоро он превратиться в настоящий предмет роскоши. С 1 января вновь повысили акцизы на топливо. Пока на 50 копеек с литра. Летом будет второй этап – на такую же сумму. Итого плюс рубль за год. С учётом НДС и прочих затрат эксперты прогнозируют среднее увеличение цены на бензин на три рубля. Таким образом, стоимость одного литра ходового 95-го к концу года однозначно перевалит «психологическую» отметку и может составить порядка 42 рублей. Общественный транспорт в Ярославле пока не подорожал. Но, во-первых, ещё не вечер. А во-вторых, за последние два года (с начала 2016-го) стоимость проезда итак взлетела более чем существенно: в автобусах, троллейбусах и трамваях – на 5 рублей, в маршрутках – на 8. Вторым предметом роскоши, очевидно, скоро станет табак (аккурат, как в петровские времена). В наступившем году ещё опять вырастут акцизы на сигары, папиросы и сигареты. Так что вести здоровый образ жизни станет не только модно, но и выгодно!

         Наконец, ещё одно отнюдь неоднозначное решение: с 1 января 2018 года до 1 января 2020 года размер материнского капитала не будет пересматриваться с учетом темпов инфляции. В настоящий момент он составляет 453 тысячи 26 рублей. Сама программа маткапитала действует уже более 10 лет. В 2007-м его размер составлял 250 тысяч рублей (к вопросу о реальной инфляции). При этом, последний раз он был проиндексирован в 2015 году – на 5,5%. И по хорошему, сейчас должен быть никак не меньше полумиллиона рублей. Но, увы…

 

Банковский сектор: «национализация» возвращается?

 Открытие.jpgСудя по всему, ничего хорошего не ждёт и банковский сектор. Прошлый год оказался в этом плане весьма показательным. С одной стороны, ЦБ РФ под руководством «непотопляемой» Эльвиры Набиуллиной снизил «аппетиты» по расчистке банковского сектора почти в два раза. В 2017-м его покинули полсотни участников против почти сотни в 2016-м. С другой – десница регулятора коснулась крупнейших банков не только из ТОП-30, но и из ТОП-10. В июле после тяжёлых и продолжительных боёв пал банк «Югра». Его страховой случай признан крупнейшим с 2013 года. А уже с августа начались санации трёх частных структур из первой десятки – «ФК «Открытие» (ещё недавно бывшего крупнейшим частным банком), «Бинбанка» и «Промсвязьбанка». В итоге все они перешли под контроль ЦБ. Безусловно, это беспрецедентное решение. Из которого может проистекать два различных следствия. 

Бинбанк.jpgСледствие первое: для Банка России больше нет «неприкасаемых». Санация коснулась даже активов Михаила Гуцериева (совладельца «Банбанка»), семья которого была признана «Форбс» богатейшей в стране. Аналитики полушутя-полусерьёзно назвали предпринятые меры новой «национализацией» (хотя кто-то высказывался и более резко). Впрочем, деятельность самих банков в ряде случаев также вызывала вопросы. Но это – тема отдельного разговора. Следствие второе: для санации всех трёх банков ЦБ впервые задействовал новую структуру - «Фонд консолидации банковского сектора» (не является юридическим лицом и фактически осуществляет деятельность через управляющую компанию, на 100% подконтрольную Банку России). Он был создан всего лишь в июле 2017 года, но уже успел стать новым игроком на финансовом рынке. Финансовое оздоровление проходило по принципиально иной схеме. Ранее этими вопросами занималось «Агентство по страхованию вкладов», которое находило инвестора для санации. Отныне ФКБС покупает акции и сам занимается оздоровлением «проблемного» банка. После чего продаёт его. Подразумевается, что покупатель получает банк уже после всех финансовых процедур. Насколько эффективными они окажутся – вопрос. 

Схема санации структурами ЦБ РФ.jpg




























Потапенко.jpgПо этому поводу интересен комментарий экономиста и бизнесмена Дмитрия Потапенко: «Под санацией сейчас находится суммарно порядка 300 банков. Ни один из банков из санации не выплыл. Поэтому это слово нужно произносить с двумя буквами «с» в начале. Это будет правильное и верное слово по отношению к этому институту, который ошибочно называется банком».

         Одним словом, налицо явный передел активов. Судьба «АСВ» при этом остаётся непонятной. Не исключено, что в итоге на него повесят весь «неликвид» и со временем агентство тихо исчезнет с финансового рынка. А банковская система как таковая, судя по всему, уже исчезает. По всей вероятности, «на выходе» в ней останется пара сотен игроков, а реальный вес будет иметь дюжина банков с минимальной инвестиционной деятельностью. Преимущественно – государственных. Недаром уже сейчас в первой десятке остались лишь две частных структуры: «Альфа-банк» и «Московский кредитный банк». Притом, «вольная жизнь» последнего, по мнению экспертов, под вопросом. Он остаётся последним оплотом из так называемого «Московского кольца», куда также входили «Открытие», «Бинбанк» и «Промсвязьбанк». Это неформальное название группа банков получила из-за частичного перекрестного владения активами (структура которых достаточно сложна). За ситуацией в «МКБ» наверняка пристально следят и в Правительстве Ярославской области. Дело в том, что банк реализует крупный инвестиционный проект по возвращению к работе Ярославского НПЗ имени Менделеева. Судя по всему, на завод у финансистов были большие планы. Но в случае возможной санации или смены собственника они могут измениться. Пока всё это в теории. Но с учётом того, как быстро развивались события в конце прошлого года, в нашей стране может быть всё что угодно. Есть в этом деле и иммиджевый момент. На сегодняшний день «реанимация» НПЗ имени Менделеева - едва ли не единственный завершённый проект команды Дмитрия Миронова. И руководству области вряд ли пойдёт «в плюс», если он встанет на полпути, как это сейчас происходит с Ярославским ЛВЗ (поднимать который взялся банк «ВВБ», который сейчас находится, мягко говоря, не в самом лучшем состоянии).

         А вот что уже точно отразилось на экономике нашего региона отрицательным образом – так это ликвидация Северного Банка «Сбербанка России». Процедура началась ещё в прошлом году и окончательно завершилась к 1 января года нынешнего. Ярославский, Костромской и Ивановский филиалы вошли в состав Среднерусского Банка со штаб-квартирой в Москве. Как отмечает сам «Сбербанк», реорганизация произошла «в рамках совершенствования структуры и повышения эффективности региональной сети». Возможно, самому банку так действительно лучше. Но Ярославской области от такого «совершенствования» прямые убытки. По оценкам специалистов, налоговые поступления сократились в два с лишним раза (преимущественно за счёт налога на прибыль и налога на имущество организаций). Более того, операции клиентов крупного Ярославского отделения № 17 (г. Ярославль) теперь будут обслуживать…в Калуге! Похоже, что соседи по ЦФО вновь щёлкнули нас по носу, как это было во времена Анатолия Лисицына (когда автомобили «Фольксваген» стали собирать в городе на Оке, а не у нас). Видимо, калужские власти, в отличие от наших, смогли найти какие-то аргументы для руководителя «Сбербанка». Непонятным остаётся только один момент: в чём же состояло соглашение, которое Дмитрий Миронов (тогда ещё в статусе врио Губернатора) подписал с Германом Грефом на форуме в Сочи ещё осенью 2016 года? Оставим этот вопрос в качестве риторического.

         Миронов и Миллер-2.jpgНу и напоследок – ещё одна невесёлая новость. Она не связана с банковским сектором, но продолжает тему инвестиционных проектов. Речь о реализации в Ярославской области программы газификации и соглашении с ПАО «Газпром». В 2017 году регион не выполнил его условия в части 20% погашения задолженности за газ. По информации ИА «Регнум» на 10 января 2018 года долги теплоснабжающих организаций (исключая «ТГК-2») составили 2,87 миллиарда рублей и выросли по сравнению с началом прошлого года на 17%. В то время, как договорённости подразумевали снижение долга до 1,95 миллиарда рублей. Руководство «Газпром межрегионгаз Ярославль» предупреждало областные власти о невыполнении условий соглашения ещё осенью. 

Яблонский.jpgОднако оказать сколь-нибудь ощутимого воздействия на предприятия-должники (прежде всего – областную «ЯГК», рыбинское МУП «Теплоэнерго» и переславское ООО «ПЭК») не получилось. «Газпроммежрегионгаз Ярославль» оценивает работу теплоснабжающих организаций и уполномоченных органов власти региона в 2017 году как недостаточную для достижения целевых задач оплаты текущего потребления газа и сокращения просроченной задолженности» - отметил в интервью ИА «Регнум" директор ООО «Газпроммежрегионгаз Ярослаль» Павел Яблонский. Не хочется верить в худшее, ибо программа «Газпрома» масштабная, рассчитана на 5 лет и затрагивает тысячи жителей региона. А область вновь обещает частично погасить долги уже в январе. Но думается, что при таком подходе терпения у «национального достояния» надолго может и не хватить. Конечно, до 18 марта никаких телодвижений ждать не стоит. Но вот потом всё может быть очень печально. Разумеется, если со стороны Правительства области не последует каких-то конкретных шагов.

         Одним словом, нас снова ждёт «весёлый» год. Конечно, делать окончательные выводы станет возможно лишь  во втором полугодии. Когда пройдут выборы Президента и закончится «Мундиаль». Но отчего-то кажется, что тогда «гайки закрутят» ещё сильнее. Так что рассчитывать на приветливое «виляние хвостом» вряд ли придётся. Дай Бог, чтоб хотя бы «не покусали».

 

 

ВИКТОР ПАРФЁНОВ

 

Опрос
Что Вы ждете от 2018 г.?