Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

08.03.2015
Политика и экономика
1767
ДУМА О ПИРОЖКЕ или «Как там, за линией фронта?»

Этот репортаж был сделан пару недель назад в канун подписания минских соглашений-2. Он из Киева, где больше нет русских туристов, но большинство населения говорит на русском языке. Здесь ненавидят Путина, а о России говорят с сожалением. И очень удивляются, когда слышат слова российской пропаганды о фашистах и бандеровцах (это в смысле об украинцах). Здесь нет ненависти, а есть сопереживание, любовь и понимание. Именно поэтому сегодня, 8 марта, мы решили опубликовать этот репортаж. Нам хочется всего того, что и украинцам - мира, любви, уважения и взаимопонимания.

ДУМА О ПИРОЖКЕ или «Как там, за линией фронта?»

Моя хорошая подружка съездила в гости в Киев. Она неразумная девушка – у ее киевских родственников в России еще шесть семей родни было – так все, как порядочные, с киевлянами рассорились. А моя подружка – поехала, захотела своими глазами увидеть: как там, в воюющей стране, сейчас живут. По моей просьбе она написала небольшой репортажик. Сначала я хотела поправить текст, добавить парочку вкусных журналистских приёмчиков, а потом передумала. Пусть слова очевидца останутся настоящими, без профессионального макияжа. Может и дойдет что-нибудь до того кто их прочтёт.

- Вы – вторая из России за последние полгода, осенью была одна женщина – сказал мне продавец сувениров на Крещатике.

От места его дислокации – метров пятьсот до Майдана. До того места, на котором повернулась история. Куда? Разные есть мнения.

Для большинства обитателей России, которые лично в Украине не были, но смотрят телевизор, повернулась она в неправильном направлении.

- Раньше на все праздники, особенно, на новогодние столько москвичей бывало, Киев становился филиалом Москвы. Во время Майдана их стало заметно меньше. А сейчас – вообще не едут. Та женщина, с которой в ноябре говорил, рассказывала – ее знакомые всю ночь в Москве отговаривали ехать, мол, там тебя фашисты изобьют за то, что русская.

Мои друзья и знакомые меня не пугали, однако… «Ладно, съезди, посмотри как там на самом деле», - говорили они. А за этим стояло: «Нет дыма без огня». Наверное, правда, там русских обижают. И я ехала, внутренне готовая к проявлениям не слишком дружелюбного к себе отношения. И вот – хожу третий день по Киеву. Для чистоты эксперимента, заговорив с кем-нибудь, сразу признаюсь – россиянка, мол. Все жду – вот сейчас она проявится, эта самая агрессия. А ее нет. Какой-то до безобразия мирный и спокойный город. Война, конечно, и киевляне о ней помнят постоянно, и гривна падает, и объявлена мобилизация, а на дверях подъездов висят рукописные объявления «Бомбосховище расположено по адресу…». Общая беда висит в воздухе, и киевскую толпу не назовешь беззаботной. Но она неагрессивна и доброжелательна, даже в маршрутках люди шутят, а не прессуют друг друга. Ворчат, конечно, – на мэрию, что вдвое подняла цену за проезд (до 4 гривен – 12 рублей на наши деньги), на общий бардак, на пробуксовку реформ. А войну не обсуждают - не о чем говорить. На запотевшем стекле автобуса надпись: «ПТН-ПНХ» - такой вот краткий конспект о том, как украинцы относятся к войне. А меня никто не обидел.

14.jpg- Мы же понимаем, это все Путин, люди ни при чем - сказал в поезде пожилой попутчик из Винницы. Их обманывают, фашистами пугают. Ну где вы у нас фашистов видели?

Я не видела. И привычных для российских городов граффити – со свастикой и призывами в стиле «Быть белым» или «Быть русским» - не заметила.

На Майдане, где ужасные, проукраински настроенные волонтеры, собирают гривны на помощь АТО – фотографии погибших и горы цветов, следы от пуль на стволах деревьев на Институтской улице, и ни одного антирусского лозунга. Если не считать надписей «Украина буде» и «Nevseremos кацап не пройде!» на колонне у Главпочтампа. Они и впрямь антирусские, га?

Последний раз я была в Киеве лет 20 тому, тогда это был русскоязычный город. Теперь - двуязычный, и не скажешь, какой речи звучит больше. Но когда кто-то обращается к человеку на русском – ему на нем же отвечают. А если пытаешься заговорить по-украински – ответят на мове, нет проблем.

Так о чем же и что говорят в Украине на самом деле? Вот небольшая подборка -

О Майдане.

Книгарня на углу Прорезной улицы (была в 19 веке «прорезана» сквозь остатки древних валов от Крещатика вверх)

Продавщица – полненькая черноволосая, лет 25. Предлагает мне документальную книгу о Майдане, вот – осталась последняя, все разобрали.

18.jpg- Я сама была на Майдане. Там, было очень страшно.

- А не зря все было?

- Зря – она отвечает грустно, но без тени сомнений. - Да, зря. Сколько людей погибло – и тогда, и теперь гибнет. А ничего не изменилось, жить легче не стало – этот уголовник разворовал все, ограбил, полстраны вывез …

Программист, 40 лет: Вот под этой аркой – там стояла небольшая баррикада. Дальше – самая главная на Институтской, там сейчас аллея Небесной сотни. На этой крыше снайпера сидели. А на Грушевского – здесь было побоище, из-за этой вот ограды «Беркут» стрелял в людей.

Я ходил в шлеме и защите горнолыжной, таскал шины и мешки со снегом для баррикад, мы их водой заливали. Но бросать коктейли меня не брали – мол, ты плохо, неправильно одет.

Люди берегли друг друга. Кстати, коктейль Молотова надо уметь готовить – правильно 13.jpgпропорцию бензина и масла, и закупорить плотно, чтоб кинуть, не облив себя. Часто бывало, что обливались, вспыхивали. Люди же все невоенные, никто к уличным боям не готовился. У меня куртка черная с зелеными полосками – я их заклеивал черным скотчем, а потом, выходя с Майдана, отдирал. Потому что многих активных отслеживали и потом люди пропадали, выйдя в город. Постепенно нарастало ожесточение, и когда «Беркут» начал так стрелять и зачищать – стали стрелять в ответ. В Киеве много оружия – и когда беркутовцы поняли, что теперь и по ним начали стрелять, они стали смываться.

Учительница, 60 лет: Я на Майдан сама не ходила, ноги болят. Но какой это был ужас, эти страшные месяцы. Сына каждый вечер жду – когда вернется, как он там? Ничего ж не знаешь. Он меня успокаивал – мама, я тепло одет, у меня каска, у меня защита. А тут стали активистов убивать, уже в городе – у кого гарью от одежды пахнет, того хватали, и потом – пропадали люди. Что мне думать?

Соседку встречаю, пенсионерку – Откуда вы? – Не поверите, говорит, с Майдана. Вот, купила батонов, отвезла ребятам. Больше то нечем помочь, пенсия маленькая.

Предприниматель 35 лет: Я видел весь Майдан, моя «точка» рядом, сразу почти перед баррикадой. Мы торговали все время, не было никаких грабежей, ни мародерства. Ребята подходят, просят машину подвезти продукты или медикаменты. Я даю.

- Соседка: а вдруг не вернут.

- Вернут, они настоящие патриоты. А случится чего (машины майдановцев менты жгли и громили), то я на другую заработаю.

А как-то вижу – БМВ (хозяин явно небедный) тащит волоком связку конструкций бетонных, на баррикады.

О войне и правительстве

16.jpgПредприниматель 42 года: Сейчас у многих ощущение обманутости. Да, реформы не идут, все старые криминальные схемы работают по-прежнему. Что, отыграть назад? Нет, мы назад уже не отступим. Мы вышли уже однажды – и обратного пути нет.

Харьковчанин, около 25 лет: Нечего здесь ловить! Я в Москве работал – за два месяца на машину мог заработать, а здесь за два месяца – …..! (Он начинает хвалить Москву и говорить почти исключительно матом – видимо, это форма вежливости в беседе с россиянкой?)

Из Москвы его выслали за нарушение миграционного законодательства. Попутно сообщает мне, что в Вологде отличный климат, (там его знакомый живет), и я так и не выясняю, чего он застрял в Киеве.

Студент 22 года: Столько отличных ребят погибло, а реформы – до сих пор буксуют. И выйти бы, спросить у власти – но война идет, и понимаешь, что только сыграешь на руку врагу.

Лоточник 40 лет: Здесь часто проходят ребята с зоны АТО – вот сегодня были трое с полка «Донбасс», рассказывают. Из 4 тысяч – что с Майдана сразу ушли туда добровольцами, сейчас из тех – осталось 600 человек.

Парень из «Айдара» рассказывал - на них перло 4 танка. Они ударили из орудий в упор, два подбили. Потом – отошли быстро, сменили позицию – и ударили по танкам опять. Остановили. А их за это пытались за самовольное оставление позиций засудить.

Еще рассказывали – как посылают часто в бой – а там «сепары» уже ждут, слив идет из штабов. То есть – предательства полно. И в тылу – никаких реформ, вся сволочь затаилась, на своих местах. Если бы не война – с ними всеми уже разобрались бы. Бойцы говорят: если это будет продолжаться – мы ведь повернем и придем сюда, и разберемся.

Продавщица сувениров 30 лет: Мало покупают, денег у людей не стало, приберегают, не знают, как дальше будет ситуация. Приезжие берут – из Европы, из Америки тоже. Но мы стоим – работать-то надо.

Про Путина и РФ

Пенсионерка: Мы раньше его реально уважали, в пример своим властям ставили – мол, сколько сделал, и страна богато живет. Правда ли, что вы там так хорошо живете?

(Это у украинцев у всех – даже те, кто не пропутинский, все равно верят пропаганде пророссийских СМИ (те же «Ведомости», например, раздают кое-где у метро. А украинские СМИ пишут о своих проблемах и развенчанием мифов о процветании РФ не занимаются).

- Вот говорят – мы фашисты. Ну, где вы в Украине фашистов видели? Вообще, хоть где-нибудь?

* * *

Теперь путевые впечатления. На украинской границе таможенники проходят со спаниелем натасканным на наркотики и просят заполнить карты. Российские таможенники – требуют показать сумки и роются в вещах. У меня – книги. Не оружие, не контрабанда, не наркотики… Книги проверяют с особым тщанием.

Человек в форме листает учебник украинского. Берет томик Леси Украинки – долго читает, я на всякий случай сообщаю, что это просто классика, ничего подрывного. В ответ он спрашивает, не собираюсь ли я в Украину на ПМЖ?

Но, судя по всему, за книги на украинском с поезда пока снимать не велено.

А вот пара сценок – уже из российской жизни.

В Москве в микроавтобусе ждем отправления на Ярославль. В салоне прохладно. Вдруг молодой человек в пятнистом камуфляже, что дремлет на заднем сиденье, просыпается и орет:

«Укропы долбаные! Печку включи, ты, хунта фашистская!»

Откуда в ярославской «Газели» «укропы»? Бог весть.

На следующий после возвращения в Россию, день, покупая на рынке пирожок, случайно подаю вместо десяти рублей украинский полтинник (50 коп). Продавщица сует монету обратно, я извиняюсь, улыбаюсь – мол, перепутала, надо же.

- Мне тут хохляцкого не надо! – злобно бухает она в ответ.

Иду обратно со своим пирожком.

- Ах, добрый русский народ!

* * *

10.jpgТочней не скажешь: каждый остался со своими пирожками – и Украина, и Россия. Формат статьи не позволяет подробно рассказать обо всем, что увидела в Киеве моя подруга, но пару деталей уточню – чтобы понять: у кого с чем пирожки. Украина живет бедно – введены налоги «на армию», у многих (например, у медсестер) зарплаты поистине нищенские - 1500 гривен, на наши деньги 5,5 тысяч. Однако и слепому виден расцвет малого бизнеса – валюту меняют везде и без паспортов, сразу у границы по поездам без опаски идет поток мелких торговцев, что после российской мертвой тишины слегка шокирует и веселит. В Киеве работают рестораны, по улицам ездят передвижные автокофейни. В них – 6 сортов кофе (от 30 рублей чашка) и горячий глинтвейн.

Кроме возможности проявить предпринимательскую жилку страна приобрела еще одну важнейшую вещь - действующую идеологию. Ту самую, которую в России формируют последние 10 лет так натужно, будто пытаются без наркоза родить тролля. Даже противники Майдана, и сегодня считающие, что Януковича надо было цивилизованно переизбирать, разделяют цели майдановцев и относятся к ним с пиететом. В патриотических акциях охотно и массово участвует молодежь. И молодые фразу «Мы воюем с Россией» воспринимают как данность, без обид, но и без обсуждений. В Киеве немало пророссийски настроенных людей, но их (при отсутствии оружия в руках) не гнобят и не сажают, и потому серьезных врагов у молодых украинских патриотов нет. А мы, с умными лицами рассуждая о геополитике, минских договоренностях и невозможности 20.jpgпрожить без российского газа, как-то забыли, что в стране, кроме правительства есть еще и люди, и их настроения кое-что решают.

Нечто подобное я видела в Польше в 1989 году. Поляки черными словами ругали высокие цены, в стране царил бардак, но они упорно гнули «европейскую» линию. Сегодня Польша – успешно нашедшая свою нишу на мировом рынке страна с быстро растущим уровнем жизни и развивающимся гражданским обществом. Не Франция конечно, и не Германия, но от России уже очень далеко. Впереди. По похожему пути идет и Украина. Но нам ведь «хохляцкого» не надо, не так ли?

Варвара Неянова

Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?