Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

24.04.2018
Здоровье
102
ЮЛИЯ СКУС: «Большинству людей, выросших в СССР и прошедших перестройку, на себя наплевать»
Для того, чтобы быть уверенным в будущем своего здоровья всего-то нужно... Раз в год сходить к терапевту.  Раз в год сдать анализы на глюкозу, чтобы исключить сахарный диабет. Холестерин проверить - не живете ли вы с бляшками сосудов, не накроет ли вас через пару лет инсульт? Померейте давление с утра, это не трудно. И сделайте флюроорографию легких. По минимуму - все. Всех затрат - 750 руб.
ЮЛИЯ СКУС: «Большинству людей, выросших в СССР и прошедших перестройку, на себя наплевать»

«Клуб социологов» продолжает цикл интервью с врачами и руководителями частных медицинских центров. Ну вот такие мы любопытные, все пытаемся понять, почему государственные клиники, при всей их мощи, сплошь и рядом не могут удовлетворить запросы пациентов, а у частников это получается как-то лучше. Ярославский медицинский центр «Медикал Форте» в этом смысле показателен. Во-первых, относительно небольшой, но вполне успешный и популярный, а во-вторых, не ограничивается прибыльными гинекологией и косметологией, а предлагает помощь разных специалистов. Разговор с директором «Медикал Форте» Юлией Скус, получился содержательный, думающий читатель сумеет сделать нужные выводы.

*   *   *

Юлия Скус.jpg- Юлия Владимировна, расскажите о себе, где работали, учились?

- Я закончила Ярославское медицинское училище № 1 по специальности «акушерка», а начинала в палате интенсивной терапии онкологического диспансера, палатной медицинской сестрой. Пять лет работала.

- Ого! Тяжело было?

- Да, и морально, и физически. Но это очень хорошая школа. Потом захотелось сменить профессию, закончила юридический факультет. Но поняла, что с медициной в любом случае не расстанусь. Защищала диплом на тему «Юридическая защита прав и гражданских интересов в сфере государственного здравоохранения в Российской Федерации». Параллельно с учебой работала в одной из первых в Ярославле частных клиник ЦМП «Доктор»: менеджером, юристом, закончила там работать в должности заместителя директора. Там хороший был приобретен опыт. Команда - «пионеры» частной медицины в городе Ярославле. Через 10 лет, поднакопив опыта, я организовала свою клинику.

- Общаясь с нашими читателями, мы часто слышим резкую критику в адрес государственной медицины. Бесконечные бумаги, очереди, жесткий регламент, невнимание к пациентам… Это российская специфика или общий тренд «государственное хуже частного»?

- Государственную медицину нельзя огульно хаять, мол, она во всем плоха. Не плоха она на самом деле. Есть с чем сравнивать. В некоторых западных странах медицина гораздо жестче регламентирована, чем у нас.

- Есть конкретные примеры?

- Германия. Чтобы попасть на бесплатный прием к дерматологу, пациент после первичного звонка ожидает 3 месяца. Причем, мы же все понимаем, речь идет об условно бесплатной медицине. Абсолютно бесплатной медицины не существует в природе, просто за то, что называют «бесплатным», платит не один пациент, а налогоплательщики, то есть все вместе.

А в российской медицине примерно года три назад «лед тронулся». Есть попытки повернуться лицом к пациенту. Ярославль попал в «пилотный проект» «Бережливая поликлиника», в нем участвует Поликлиника № 2 (объединенные медучреждения Ленинского и Кировского районов Ярославля). Идея в том, чтобы оптимизировать поликлинические процессы: работы регистратуры, развести потоки пациентов, и снизить нагрузку на участковых терапевтов. Раньше все сидели в очереди к одному врачу – здоров ли ты, болен ли, пришел за справкой – в очередь. Зачастую люди сидят в этой общей очереди, и сами толком не зная, куда им надо пойти. Сейчас появились кабинеты предварительного осмотра, где врач определяет к какому специалисту нужно направить человека. Увеличилась результативность приема пациента «точно во время», врачи-специалисты могут больше времени уделять пациенту, внимательнее обследовать. Сократилось время для получения льготных лекарств. Идея хороша, идея правильная. Реализация ее, может быть, идет не так гладко, как хотелось бы, но пример красноречивый, видна конкретная тенденция «стараться быть как можно внимательнее к пациенту».

- Какие же трудности реализации «Бережливой поликлиники»?

- Нет смысла перечислять детали, главное – суть. Мы берем все хорошее, как я понимаю, с Запада (хотя данный проект реализуется совместно с «Росатомом»), но не до конца понимаем, как это правильно реализовать. Вообще, самая большая проблема в нашем здравоохранении – отсутствие хорошей нормативной базы. Все беды оттуда. По сути пациента лишили гарантии получения качественной медицинской помощи, когда приняли Конституцию 1993 года, убрав из статьи гарантию на качественную медицинскую помощь. Сейчас она изложена так: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь». Сейчас нам пишут закон, а подзаконных актов нет, нам разрешают новые методы, но не пишут, как их реально внедрять. Вот Вы знаете, что с 1 января разрешена онлайн-консультация пациентов?

- Впервые слышу! И где так консультируют?

- Пока что, по-моему, нигде в Ярославле. Нам сказали: «да, можно, делайте», но как делать, самого механизма, никто не прописал, нет подзаконных актов. Поэтому никто пока и не делает.

- Как исправлять ситуацию? Делегировать медиков в Думу?

- Почему бы и нет. Медиков - в Думу. В таком количестве, чтобы парламентское большинство вынуждено было с ними считаться. Тогда появится шанс на создание хорошей системы здравоохранения.

- Что можно сделать прямо сейчас, чтобы сегодняшний врач, в сегодняшней поликлинике, с сегодняшней законодательной базой, повернулся лицом к клиенту? Существует ли разумная система поощрений и наказаний врача? И если «нет», то кто может такую систему создать?

- Роль личности в истории никто не отменял, то есть создание такой системы в конкретной поликлинике или больнице зависит, как я думаю, от руководителя - главного врача. Я давно не работаю в государственной медицине, уже не знаю, как обстоят дела в подробностях, но, насколько мне известно, есть фонд оплаты труда, есть фиксированные ставки, а есть надбавки, и думаю, что в силах главврача создать систему разумной мотивации и поощрений. У нас это реализовано в системе KPI (показателях эффективности работы) от администраторов до врачей.

- И все-таки, хотелось бы уточнить один нюанс. Люди говорят – частные медики - хорошие, государственные и муниципальные - плохие. Говорим, наверное, потому, что для этого есть основания. Но все знают, что 90% врачей бюджетных поликлиник и больниц, работают совместителями в частных клиниках! Врач не может быть плохим у себя в государственной или муниципальной поликлинике, и хорошим здесь, в медицинском центре. Это доказывает наша практика.

- И, тем не менее, факт остается фактом – в частном центре к пациенту относятся лучше. Вывод – в государственных медицинских учреждениях что-то системно не так. Есть две версии. Первая – врачам мало платят, и в этом корень зла.

- Качество медицинской помощи, это не только непосредственно прием врачом специалистом пациента, это еще и сервисная составляющая. Регистратура, запись в удобное для пациента время, удобство получения результатов обследований, вежливый, улыбчивый персонал от санитарки до руководителя. Здесь частная медицина, безусловно, справляются лучше. Что касается оплаты труда - это не так. Я вчера проконсультировалась, поговорила с заведующей отделением одной из крупных ярославских больниц. Нормально сейчас платят врачам.

- По нашему уровню жизни жить как-то можно?

- Не «как-то» можно. Можно даже съездить в хороший отпуск семьей «не на последние, и не в долг». Сейчас реализуют «майские указы» президента по повышению уровня зарплат работникам бюджетной сферы, поднять уровень заработной платы врачей до определенной планки. Врачи получают на сегодняшний день нормальные зарплаты.

- Убедили. Вторая версия – врачей просто не хватает. Это так?

- Это первая проблема после отсутствия нормальной нормативной базы. Не просто кадровый голод, а тотальный кадровый голод. Если честно, причины этого безобразия мне непонятны до сих пор. Ведь при наличии в Ярославле собственного медицинского университета и собственного медицинского училища в, городе не хватает ни врачей, ни медсестер. Не только хороших, квалифицированных, а просто врачей и медицинских сестер.

- А не может ли так быть, что причина кадрового голода в медицине – снижение общего качества студентов, в массе, как таковых? Идут учиться ради диплома, экзамены сдают, пардон за прямоту, за взятки?

- Да, вполне вероятно, что это и есть истинная причина. Процентов 70 студентов учатся в медуниверситете не по зову сердца, а потому что их мама с папой туда запихали.

- Но зачем? Зачем запихали? Неужели профессия такая престижная?

- Престиж профессии врача никогда не падал, даже когда врачи получали очень мало. Престиж профессии не падал со времен Гиппократа, и я предполагаю, что и в будущем не упадет. Пока люди болеют, или будут нуждаться в медицинской помощи быть врачом будет престижно.

- Это же замкнутый круг! Высокий престиж профессии – нехватка врачей…Что делать?

- Помните, когда- то, для тех, кто заканчивал институт и училище, была обязательная отработка, так называемое «распределение»? Вот это надо вернуть. Сейчас как? Студент медицинской академии, после 6 лет учебы, решает стать медицинским представителем, и не думает о том, что в академии занял чье-то место, возможно хорошего врача. Так вот, отработка после диплома, отсеет тех, кто пришел не в свою профессию.

- Лет пять?

- Ну, я не говорю о 5-ти годах, но какая-то отработка, причем в государственной клинике, должна быть. Естественно для «бюджетников», для тех, кто учиться на деньги государства. А бюджетник должен отработать в госклинике. Может быть, это и не спасет, но нехватку рабочих мест хоть как-то прикроет.

- А выпускник не слишком будет зависеть от воли чиновников?

- Понимаете, у нас куда ни ткнешь – ой, а здесь коррупционная составляющая! Но это неизбежно, это жизнь, волков бояться - в лес не ходить. Кадровую проблему решать все равно придется. Тем более что она многолика. Есть еще инертность мышления у целого поколения врачей, которые сидели по 20-30 лет в поликлиниках за очень низкую зарплату. Понимаете, они привыкли, и переучить их очень сложно. Год назад мы стали внедрять электронную амбулаторную карту. Она нужна как воздух - нас обязывают хранить карты по 50 лет, архивы огромные, физически нет места для хранения. И я была вынуждена распрощаться с тремя врачами. С хорошими врачами. Просто потому, что они отказались пользоваться компьютером, всю жизнь, по 20-30 лет, писали от руки. А научить их думать по-другому- никак. Сколько им не плати, они отказываются понимать, что нужно работать по новому, что пора повернуться лицом к пациентам.

- Но врачи старой закалки сформировались как специалисты как раз в то время, когда нормативная база была, что называется, «железная». А мы говорим, что если сейчас создать крепкую нормативную базу – будет прогресс. Нет ли здесь несоответствия?

- Мне кажется, не следует путать хорошую нормативную базу и избыток бумаги. Вы давно в государственной поликлинике были? Если честно, врачам некогда лечить, им много писать приходится.

- Но как без этого? Ведь проверки…

-Вот в чем и дело. Проверяет фонд ОМС. Придут, проверит все карты – как написаны. Фонд не интересует, как пациент вылечен, их интересует, как карта написана. Соблюдены ли стандарты, которые нам «сверху» написали? Хорошо написано - значит оплатят, плохо - не оплатят. Поэтому врачи сидят и пишут. Мне непонятно ради чего существует фонд ОМС. Кстати, на днях председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила направлять средства на лечение граждан напрямую из федерального и регионального бюджетов, минуя фонд ОМС, а саму систему страхования сделать добровольной: «Кого мы обманываем? Это даже не квазистрахование — мы отдаем деньги из бюджета в Фонд обязательного медицинского страхования, оплачиваем расходы на содержания его аппарата. А потом деньги уходят в страховые компании. Тучи чиновников. Приезжаешь в регион — самые красивые здания у отделения ПФР, ФОМС, ФСС, ЦБ. Вот на это уходят средства».

- Но даже если фонд ОМС - лишнее звено, проверки все-равно нужны. А значит, и количество бумаги снизить невозможно?

- Да, кроме ОМС есть еще Росздравнадзор, есть департамент здравоохранения, для одних - одни бумаги, для других – другие. Однако сейчас на уровне Правительства многие уже понимают, что чрезмерное количество проверок не дает нормально работать. И стараются решить проблему. Создали систему проверок так называемого рискоориентированного подхода - с 1 января 2018 года проверки проводятся по этой системе. Как это?

В декабре я была в Москве на ежегодной конференции «Частное здравоохранение -перспективы и развитие». Выступал представитель Росздравнадзора и сказал: «Мы взяли ваши лицензии, вывели коэффициент, присвоили его каждому виду деятельности, где возможны риски врачебных ошибок. И, исходя из ваших лицензий, составили список. Те у кого терапия, и другие относительно безопасные виды деятельности – внизу списка (низкориентированные). Те, у кого высокотехнологичные виды деятельности - вверху (высокоориентированные). Проверять будем в зависимости от уровня риска.

Для частной медицины это хорошая новость – большинство частных медицинских центров оказалось в низком секторе. Если система будет работать, к нам не придут больше никогда, конечно, при отсутствии жалоб от пациентов. А под высокий риск попали все государственные клиники. Их будут проверять раз в год.

- То есть работа по дебюрократизации идет, и следует ожидать улучшений в государственных клиниках?

- Работа идет, но это только начало Правительство будет оценивать полезность новой проверочной системы по результатам первого года ее действия. Возможно, через год внесут какие-то изменения. Оценочным критерием будет рост или сокращение числа жалоб. Я думаю, что год для полного анализа это маловато, нужно поработать года три.

- А как вы относитесь к системе «ОМС +», когда часть расходов частным клиникам оплачивает фонд ОМС, а часть – пациенты? Следует ее вводить?

- Мне это не очень интересно, поскольку я в принципе против ОМС. Непонятная «кубышка», куда все складывается, и непонятно как распределяется. Тарифы ОМС в Ярославской области одни из самых низких по стране. Я не вижу перспектив работы с ОМС, как обычным, так и с добавкой «+». Мы в прошлом году попробовали «поиграть» в ОМС...

- И как?

- Никак. Мы заявили 2,5 тысяч посещений распределенные на разных специалистов. Даже при низких тарифах мы готовы были оказывать эти услуги. Из 2,5 тысяч заявленных нам дали 75 посещений. Потому что это - госзаказ. Самим не хватает, и делиться с частными клиниками никто не хочет. В результате мы посчитали - а затраты на всю эту историю, превышают заработки. Мы отказались.

- А какие-то другие виды поддержки Вашему центру удается получать?

- Практически нет, времена тяжелые. На каждом углу кричат: «Да мы, малому бизнесу все что угодно, сейчас дотации дадим, гранты, обращайтесь, участвуйте!». Мы участвовали дважды, ни разу ничего не дали. Кооперативу который шапки шьет – дали, а медицинскому центру нет. И я пока не могу ответить себе на вопрос: «А что поддерживает государство, если оно не поддерживает здравоохранение?»

Повторю – сейчас трудно. Я даже в свой банк, который не меняла с первого дня работы медицинского центра, который видит все наши обороты и поступления, трижды обращалась за кредитом. Не дали. И я думаю, что когда мне понадобится новое оборудование, я не буду на гранты и кредиты надеяться. Лучше у друзей взаймы попрошу, чем в десятый раз впустую пороги обивать.

- А система государственно-частного партнерства?

- Мне жаль, но уровень государственно–частного партнерства в медицине я высоким назвать никак не могу. В случае с нашим центром о ГЧП, по-моему, просто и речи не идет. Я интересовалась, знаю об одном удачном примере государственно-частного партнерства. Огромный холдинг, там деньги не из медицины берутся, он занимается и сельским хозяйством, и еще много чем. У них ГЧП есть. Когда деньги из одного бизнеса переходят в другие, вот тогда у них что-то там склеивается с государством. А из чисто медицинского бизнеса что-то присоединить к деньгам государственным… По-моему на данный момент это ненаучная фантастика.

- Вам не кажется, что если частников столь откровенно не поддерживают, то наступит час, когда их просто запретят?

- Не кажется, потому что это очевидная бессмыслица. Мы же уже были на этой ступени. Бесплатной медицины не бывает. Если запретить частную медицину, то брать деньги начнут в государственной. Они и сейчас берут. Я не думаю, что пациенты кладут в карман врачу на приеме в поликлинике, но есть и другие способы. Например, взять деньги за очередь на операцию.

- Однако, несмотря на трудности, «Медикал Форте» - коммерчески успешен?

- Относительно успешен. Однако положение с деньгами трудное, и это не только наша проблема, она - общая.

- В вашем центре нетрадиционно широкий спектр врачебных специальностей. Всюду спрос на стоматологию, гинекологию, похудение… и все. А у вас терапевты неврологи, ЛОР-врачи, офтальмологи, аллергологи, эндокринологи. Это выгодно? Люди идут ко всем специалистам?

- Стоматологию оставим, это отдельная планета. Стоматологические клиники с высочайшей рентабельностью, потому что все эти материалы на самом деле стоят не дорого, а продаются… Так было, так есть, так будет.

А к нашим врачам люди идут. Был невысокий спрос на хирурга, у нас теперь его нет. Кардиолога у нас тоже нет, для этого существуют узкопрофильные центры, тот же «Паритет», например.

- Какую проблему здравоохранения, кроме уже перечисленных, Вы обозначили бы как серьезнейшую?

- Проблему пациентов. Уровень понимания значимости личного здоровья у людей катастрофически низкий. Мы видим это по профосмотрам – из года в год одному и тому же человеку даем рекомендации, буквально уговариваем хотя бы сходить к участковому терапевту. А человек из года в год приходит снова, ничего не сделав для себя, и состояние его ухудшается и ухудшается. Большинству людей, выросших в СССР и прошедших перестройку, на себя наплевать. Вот поколение «Х», или уже поколение Z» - они другие. Все в тренажерных залах, все на правильном питании.

- Ну да, они и в политике активны. Ощущение резкой границы – где то младше 25-ти, да?

- Я бы не стала проводить границу на 25 годах, давайте сдвинем хотя бы до 30-ти!

- Вы считаете, что люди не заботятся о своем здоровье. А как конкретно заботиться?

- Раз в год сходите к терапевту. Не хотите идти в государственную поликлинику, идите в частную. Это невеликие деньги, консультация в среднем по городу стоит 750 рублей. Раз в год сдайте анализы на глюкозу, чтобы исключить сахарный диабет. Холестерин проверьте - не живете ли вы с бляшками сосудов, не накроет ли вас через пару лет инсульт? Померяйте давление с утра, это не трудно. И сделайте флюорографию легких. По минимуму - все.

А еще раз в три года можно прийти сказать: «Здравствуйте, мне столько то лет, я попадаю под диспансеризацию». Ее у нас никто не отменял, между прочим. Вам обрадуются, хотя бы потому, что выполнят план по диспансеризации. И худо ли, бедно ли, но вас обследуют. Пусть диспансеризацию вы не пройдете за неделю, пусть потратите время, но вам не откажут. Жизнь стоит этих небольших хлопот, но… об этом все забыли. В школе у моего 13 летнего ребенка о здоровье рассказывают… 2 академических часа в год. И на билбордах я вижу только красивые лица кандидатов в депутаты и никогда «сходи к терапевту» или «померяй давление». За демографию боремся материнскими капиталами, а за продолжительность жизни и ее качество как-то нет. А на «нет» и суда нет.


Беседовала Лилия Швах

Опрос
В регионы Центральной России, в т. ч. в Ярославскую область, стали ввозить мусор из Москвы и Московской области. Считаете ли Вы такое решение региональных администраций правильным?