Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

25.10.2014
Здоровье
1043
ТАЙНА ВЕКА НЕОЖИДАННО ОТКРЫЛАСЬ
Есть предположение, что в государственных поликлиниках просто хуже видят именно человека. Амбулаторную карту - видно. План по посещаемости – видно. Приказ департамента - видно. А человека?..

Добиться интервью с директором и главным врачом ярославского Центра Семейной Медицины Евгенией Змиевской было не самой простой задачей, человек она занятой. змиевская 3.jpgОднако Центр Семейной Медицины достаточно известен в Ярославле. Судя по отзывам пациентов в Сети, да и по опыту моих личных знакомых, работать там умеют. Узнать мнение его руководителя – значит понять что-то новое о платной медицине, которая и есть предмет нашего исследования. Но главная причина появления на свет этого интервью – не успешность и качество работы ЦСМ, а то, что Евгения Юрьевна попыталась отказаться от беседы таким способом, что достигла строго обратного эффекта - вызвала вполне естественное любопытство и желание поговорить именно с ней.

- Я категорически не чувствую себя экспертом! – заявила Змиевская - Я не работаю в системе государственной медицины, и не вправе анализировать недостатки и достоинства этой системы. В 2006 году меня, молодого врача-педиатра, пригласили работать в ЦСМ. Теперь, в силу стечения обстоятельств, я совмещаю должности директора и главного врача Центра. На 100% я могу отвечать только за наш Центр.

Грех было упустить шанс! Человек с такой позицией и с таким набором качеств – редкая и весьма ценная «добыча» для журналиста. «Эксперты–универсалы» – не дефицит. Эти люди успели поработать, кажется, всюду. Они обвешаны званиями, регалиями и почетными грамотами, гуще, чем новогодняя елка - игрушками. С одинаковым апломбом судят маститые эрудиты о частной и государственной медицине, о белых и красных, о монахинях и стриптизершах. Они имеют большой словарный запас, огромный опыт и знают все. И разговор с «много повидавшими мэтрами», как правило, превращается в обсуждение «общей теории всего». А вот узкий специалист, с головой ушедший в одну профессию – совсем другое дело. Он не умеет говорить так красно и логично как «универсалы», зато чаще говорит правду. И потому одна случайная фраза такого «не-эксперта» может принести думающему читателю реальную пользу, а восьмистраничная «аналитика» от эксперта-универсала оставляет после себя только легкую головную боль.

В данном случае все так и есть – мы имеем чистого «платника», человека принадлежащего миру частной медицины на 99,9%. Что тут хорошего для читателя? А то, что мнение военного историка важно, но лейтенант командующий ротой на переднем крае, как-то правильнее рассказывает о войне. У него само собой это получается. Он – воин-практик, и его боевые наблюдения интереснее и точнее мнения генерала из штаба. С практиком от частной медицины - то же самое.

* * *

- Евгения Юрьевна, что из себя представляет система платной медицины Ярославля и области в целом?

- Честно говоря, не знаю, и не уверена, что мне в ближайшем будущем понадобиться это знание. Сомневаюсь, что существует единое «поле» частной медицины. Мне кажется, что рынок есть рынок, каждый платный Центр выживает сам. Забот невпроворот у всех, времени на профессиональные «тусовки» мало, а партнерские отношения между конкурентами вряд ли возможны – как тут узнаешь о делах соседней фирмы? Поэтому я не в теме, анализ состояния частной медицины в общем и целом – это не ко мне.

- Говорят, что сектор частный медицины занимает несерьезно малую часть рынка медицинских услуг, и потому никакой конкуренции там нет, и быть не может. Это так?

- Позвольте мне быть скромнее, и не утверждать ничего окончательного относительно всей частной медицины. Я не знаю, как делится рынок в процентах. Это лишняя информация. Как говорил Шерлок Холмс: «Моя голова – чердак, и если я буду хранить там ненужные вещи, то в один прекрасный день не смогу найти чего-нибудь нужного». Однако, даже на взгляд обычного прохожего, те, кто говорит, что платной медицины у нас мало, ошибаются. Я же езжу по городу и собственными глазами вижу рекламу. За последние 5 лет открылись десятки медицинских центров. Я не знаю, где они находят пациентов, и главное, где они находят врачей. «Светила» каждый день не появляются, а учреждений все больше и больше, и можно предположить, что в них все больше молодых специалистов без опыта работы. Так что на вопрос об «ужасном дефиците» частных медицинских центров я однозначно отвечать бы не стала. Сомнительно, что их меньше чем нужно.

- Хорошо, дадим критикам возможность «ущипнуть» с другого бока. Пациенты часто ругают спектр услуг, предлагаемый частниками, мол, кругом одни гинекологи да косметологи. А стоит заболеть чем-нибудь серьезным и обратиться в платный медицинский центр – все равно направят в ту же областную больницу. Это правда?

- По моим наблюдениям – правда.

- Значит все-таки нужно развиваться. Как Вы думаете - для развития частной медицины нужна государственная поддержка, или нет?

-Нет. Частник должен сам искать возможности для развития, да и для существования тоже. За счет оборота, за счет качества, за счет новых идей. Оборудование в лизинг брать. Инвесторов находить и убеждать. Нас никто не должен дотировать.

- А освобождать от налогов?

- Ну, насчет налогов тема особая… Здесь я бы от некоторых послаблений и льгот не отказалась бы. И это не противоречит тому гимну самостоятельности, который я Вам спела в ответ на предыдущий вопрос. Просто некоторые налоги неразумно велики, и при определенных обстоятельствах могут поставить крест на бизнесе как таковом. Но это касается не только медицины, поэтому не будем о грустном.

- Ну, не все же время веселиться, иногда можно и о грустном. Например, государство не пытается «задавить» ваш Центр проверками?

- По закону имеют право проверять раз в три года, и плановые проверки, как правило, не пропускают. Кроме того проверяют постоянно, проверяющих структур у нас много – пожарные, охрана, Роспотребнадзор… Но не думаю что кто-то кого-то хочет «задавить». По большому счету, какая угодно проверка - это давление.

Однако я пришла к выводу, что любая проверка (после которой Центр не закрылся, разумеется) делает нас лучше.

- Почему большинство людей при первой возможности прибегает к услугам частной медицины, и отказывается от государственной? Ведь она же бесплатная!

- Потому что бесплатная медицина у нас условная. Повторю и подчеркну: я не эксперт по вопросам государственной медицины, я знаю ее поверхностно. Сама не болею, а мои родственники ходят лечиться ко мне в Центр. Осуждать и критиковать государственное здравоохранение я не имею морального права. Ответом на ваш вопрос могут быть только всем известные явления.

Конечно, когда я вижу в поликлинике толпу народа, я понимаю, что я не хочу туда идти. плат мед-на.jpgПроцесс получения явок поистине сказочный. Чтобы получить бесплатную услугу нужно потратить много-много времени, и людям это, естественно, не нравится.

Кроме того, зарплата у врачей государственных клиник низкая, и многие ждут «финансовых вливаний» от пациентов. А пациенты рады стараться, они сами, не жалея сил, приучают докторов к «подаркам». В результате врач сидит и ждет, пока ему что-нибудь принесут, а зарплату считает как бы бонусом за присутствие на работе. Ни в коем случае не говорю обо всех, но картина, по-моему, типичная. Получается, что нашу бесплатную медицину правильнее было бы называть «нелегально платной».

И думаю, что бесплатная медицина должна быть минимизирована официально, потому что в реальности она уже минимизирована. Нужно просто честно признать этот факт.

Государство выделяет на медицину много средств, но они себя не оправдывают. При этом еще раз подчеркну главное - причины такой неэффективности мне лично непонятны.

Многие государственные программы очень грамотные, например программа диспансеризации отлично придумана. Или другой яркий пример - родовой сертификат, дающий возможность получить деньги на медобслуживание ребенка на год вперед. Но эти и другие неплохие, вполне креативные, программы работают с пробуксовками. Возможно, это происходит из-за того, что пациент наш избалован. Не исключено что именно то, что медицина долго была бесплатной, внушило людям мысль, что за их здоровье несет ответственность врач.

И теперь наши люди, даже когда им бесплатно предлагают что-то сделать, (ту же диспансеризацию, например), не делают ничего. У кого-то нет времени, у кого-то желания, а когда через 5 лет откроется опасная болезнь – виноваты медики. Это не так. Здоровье человека зависит от самого человека, но, ни в коем случае, не от врача! Педиатры не должны звонить мамочкам и уговаривать их записаться на прием, чтобы завершить процедуру получения родового сертификата. Терапевты не должны умолять прийти на диспансеризацию. А в государственной медицине сплошь и рядом получается именно так.

Может быть, проблема в национальной российской любви ко всякого рода отчетам, может быть, в чем-то другом, я не знаю. Если бы знала, то, наверное, стала бы министром здравоохранения.

- Может быть, когда пациент платит за лечение, это его дисциплинирует?

- Видимо, да. Ведь на базе государственных больниц есть хорошие легально платные отделения. Там все поставлено так, что зарабатывают и больница, и врачи, и средний врач со змеей.jpgмедицинский персонал, и пациенты довольны. В областной - ЛОР-отделение, например, в перинатальном центре немало официально платных услуг, и люди ими охотно пользуются. Вы понимаете, ну не может так быть, чтобы в одной и той же больнице в одном кабинете не умели работать, а в соседнем вдруг – раз! и научились. Значит дело именно в «бесплатности».

Я на днях ездила в Москву, пригласили на 10-летие частной медицинской лаборатории «Ситилаб». Я была поражена, просто в шоке, такого потрясения не испытывала давно. Впервые в жизни видела такую лабораторию. Там всюду машины, роботы, один человек обслуживает целый этаж. «Бог мой, что же тогда творится в Японии или в США, как далеко они ушли вперед?» – подумала я. Ни в одной клинике Ярославля, да и вообще ни в одной государственной клинике такого нет, и вряд ли когда-нибудь будет.

У меня было очень двойственное чувство - радостно от того, что люди такое чудо создали, и жалко, что в государственной медицине таких лабораторий нет. Это очень высокая планка, проект дорогой. Но он того стоит.

- Но если чудесная частная лаборатория дорогая, она и за услуги должна брать дорого! Как может платить наш, мягко говоря, небогатый народ за эту «высокую планку»?

- В том-то и дело, что их услуги дешевле, чем аналогичные в нашей области. Мы работаем с этой лабораторией. Курьер возит анализы в Москву, на следующий день получаем результаты. Такая вот частная медицина.

- А у Вас есть бизнес-план: как дорасти до хотя бы приблизительно такого уровня? Или это только в Москве возможно?

- Бизнес-планы есть у всех уважающих себя предпринимателей. Я мечтаю об увеличении числа дорогостоящих услуг, но для этого у меня нет помещения, нужны еще площади. Построить что-либо достаточно масштабное для таких задач, на доходы нашего относительно небольшого Центра невозможно. Следовательно, нужны инвесторы. Медицина – рискованный бизнес, который требует огромных вложений. Просто открывать очередной мини-центр величиной с ларек - смысла нет, нужно подниматься на новый уровень. Сейчас инвесторы требуют, чтобы бизнес-план нового проекта предусматривал окупаемость за 2, максимум 3 года.

В медицине считается, что нормальный срок окупаемости - 5 лет. Я немного повзрослею, и придумаю, как преодолеть эти «ножницы».

- А Ваш Центр не «съедят», пока вы придумываете? Ведь уже вышли на рынок федеральные Центры платных медицинских услуг…

- Знакомые бизнесмены часто говорят, что супермаркеты вытеснят с рынка ларьки. И в медицине с крупные федеральные «сети» на мой взгляд, замечательно заменяют государственную медицину. Меня, как руководителя небольшого учреждения, такие процессы само собой не радуют, но тревожиться рано. В ближайшем будущем нас не вытеснят, небольшие центры крепко держат свою нишу в рынке, у нас своя клиентура, и нас много.

- Вы абсолютно уверены в непоколебимой жизнеспособности ЦМС?

- Абсолютная уверенность в чем-либо - вряд ли правильное чувство. Всякое бывает в жизни. Допустим, мы работаем по профосмотрам, и вдруг год назад появляется ФЗ-44, закон о закупках.

И детские сады, с которыми мы работали раньше и вполне нравились друг другу, теперь обязаны выбирать не нас, а того, кто на торгах предложит меньшую цену. А там выставляются организации с ценой меньше себестоимости услуг нашего ЦСМ! Такое ощущение, что люди работают бесплатно, при других условиях такую цену сформировать невозможно. Если этот демпинг продолжится год-другой, могут возникнуть проблемы. Но пока у нас все хорошо, и есть даже некоторый рост

- За счет чего у вас все хорошо? Есть свои технологии, секреты мастерства?

- Все просто как дважды два - четыре. Во-первых, мы многопрофильный Центр, спектр услуг чуть шире «джентльменского набора «гинеколог-косметолг»». А во-вторых, и, я думаю, в - главных – мы не мухлюем в принципе. Наши врачи никогда не стараются навязать пациентам ненужное дополнительное лечение, чтобы побольше заработать – это железное правило. Мы хотим, чтобы наши пациенты не приносили нам быструю прибыль, а если им снова потребуется медицинская помощь обращались именно к нам. Это и есть наш стиль, за счет него надеемся нормально жить и развиваться. Наверное, это неправильные для бизнесмена слова, но для нас главное не деньги, а люди.

* * *

И на этих словах - СТОП! No comment, комментарии излишни. В последней фразе интервью ларчик открылся, и ответ на вопрос «что у нас за проблемы в государственной медицине» всплыл сам собой, как и было обещано - помимо желания отвечавшего «категорически не чувствующего себя экспертом».

Есть предположение, что в государственных поликлиниках просто хуже видят именно человека. Амбулаторную карту - видно. План по посещаемости – видно. Приказ департамента - видно. Отчетность за квартал – видно. Все просмотрели, в стопочку сложили, глядь, а человека-то в коридоре уже и нет. Ау, где он? Да говорят, пошел туда, где его видят…

Аскер Замиров

Опрос
Каких действий Вы ждете от вновь избранной региональной власти?