Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

18.01.2015
Здоровье
1008
ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ…
В стране идет реформа здравоохранения, и неизвестно, что придумают завтра законодатели. Это может стать для многих шоком, но сейчас в РФ  нет ни одного закона защищающего врачей. Государственная медицина всех раздражает. Отношение общества предвзятое – из 10 публикаций о врачах в СМИ, 8 – резко негативные. В чем причина несовершенства государственной медицины? Что предпринимает власть? Как может (и может ли?) реагировать врачебное сообщество? Об этом пытается рассуждать директор медицинского центра «Медикор» Сергей Коротаев.      
ПОКА ГРОМ НЕ ГРЯНЕТ…

Сергей Коротаев: Профессия врача сегодня опущена «ниже плинтуса»

Все помнят пословицу: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». Жаль беспечного мужика - его ждут проблемы. Но есть люди, по сравнению с которыми этот гипотетический мужик – эталон осторожности. Это медики. То ли у людей в белых халатах чрезмерно следите за пальцем.pngразвито профессиональное хладнокровие, то ли занятость не дает задуматься о будущем, но ведут себя врачи непредусмотрительно. День-деньской работают, света белого не видя, и знать больше ни о чем не хотят. Утром - в государственной больнице, где в коридоре очередь 60 человек. После обеда - в платном медицинском центре. В такой системе один и тот же доктор как бы страдает раздвоением личности. В государственной клинике - это функционер, озабоченный не тем как пациента вылечить, а тем как бумажки правильно заполнить, да лекарство подороже выписать. А в частном центре он мгновенно превращается в доброго доктора Айболита, он готов бороться с недугом конкретного человека всеми возможными и невозможными способами.

Предвидя возмущение врачей тем, что я, вроде бы, «сгущаю краски», позволю себе маленькое лирическое отступление. Оно объяснит, почему я употребил такие нехорошиепросквозило.png слова. Вот история из жизни. В одной из ярославских больниц мужчине ампутировали ногу. И ошиблись – отрезали по самое бедро не больную конечность, а соседнюю, здоровую. Чтобы исправить положение, пришлось ликвидировать и вторую ногу. Историю благополучно замяли – пострадавший был полуграмотным пенсионером, заступиться некому. Между тем больница, где случился дикий инцидент – одна из лучших в городе. Откуда я это узнал? Так ведь тайное всегда становится явным: в соседней палате лежала моя приятельница, она сроду не врала. Есть одна характерная деталь. Я рассказал про этот случай друзьям, всеобщему возмущению не было предела… пока я говорил с людьми от медицины далекими. А когда «ужастик» про ногу выслушала знакомая медсестра, она лишь пожала плечами: «Дело житейское. Частенько бывает». No commets, музыка-туш, занавес. Дальше ехать некуда.

Однако, это одна сторона медали, взгляд пациента. А сладко ли самим врачам? В стране идет реформа здравоохранения, и неизвестно, что придумают завтра законодатели. Это может стать для многих шоком – ведь ни одного закона защищающего именно врачей, на данный момент в РФ нет. Государственная медицина всех раздражает. Отношение общества предвзятое – из 10 публикаций о врачах в СМИ, 8 – резко негативные. Ситуация напряженная и рискованная. В чем причина несовершенства государственной медицины? Что предпринимает власть? Как может (и может ли?) реагировать врачебное сообщество? Об этом – наша беседа с директором медицинского центра «Медикор» Сергеем Коротаевым.

* * *

коротаев 11.jpg- Сергей Геннадьевич, хотелось бы обозначить Вашу личную «весовую категорию» эксперта. Вы ориентируетесь в проблемах здравоохранения?

- Да, и служебные обязанности, и мое мировоззрение заставляют меня пристально следить за всем, что касается медицины. Я хирург, закончил институт в, уже далеком, 1992-м, 3 года практиковал в центральной районной больнице, и до сих пор работаю в областной клинической больнице. Не понаслышке знаком с проблемами и возможностями государственной медицины в городе и на селе. С 2003 года руковожу частным медицинским центром, поэтому трудности «частников» мне тоже знакомы. В 2009-м я понял, что мне не хватает знаний, и пошел получать второе высшее на юридический факультет Демидовского университета. С целью поддержки и защиты интересов негосударственных медицинских организаций в 2010 году организовал некоммерческое партнерство (НП) частных медицинских центров. Наша организация входит в Национальный Союз, объединяющий такие же НП по всей России. Состою в Общественном Совете при департаменте здравоохранения и фармации по Ярославской области. Работаю помощником областного уполномоченного по правам предпринимателей Альфира Бакирова. Вместе с юридическим центром «Фемида» проводим бесплатные конференции для врачей по вопросам защиты их чести и достоинства.

- Кто-то покушается на честь и достоинство врачей?

- Умаление чести и достоинства врача случаются практически ежедневно, но проблема в том, что врач не знает своих прав и возможностей по защите, а кроме этого не желает афишировать это. Законов защищающих врачей у нас нет, ни одного. В то же время реформа здравоохранения продолжается. В 2016 году Минздрав планирует перейти на лицензирование врача, и это – принципиально важное нововведение. Сейчас лицензию получает организация, и подать в суд на конкретного врача можно, только если он совершил уголовное преступление. Во всех остальных случаях судебный иск направлен против медицинской организации. Если Минздрав выполнит свои планы, то врач станет субъектом права и будет нести личную ответственность за свои действия.

При таком росте личной ответственности каждого отдельного врача, жизненно необходимо, чтобы медики общались между собой, поддерживали, учили, и контролировали друг друга, а врачебное сообщество было консолидированным и ответственным перед государством и обществом.

В принципе, это верный шаг. Сейчас я, как руководитель, целиком и полностью отвечаю за все, что делает врач с пациентом один на один в кабинете.

- А у нас разве нет объединений медиков? Например, профсоюзов?

- Профсоюз, во–первых, по моему мнению, не соответствует тем задачам, для которых он когда то создавался, а во-вторых, аффилирован с департаментом (здравоохранения) и защищает интересы не обычных медиков, а руководства отрасли. А совпадают они далеко не всегда. В прошлом году областной департамент здравоохранения зарегистрировал Ассоциацию медицинских работников, но оказалось, что создавать сообщество врачей «сверху» - неудачная затея. Получилась «Ассоциация главных врачей» – туда вступили по приказу руководители медучреждений, а рядовые врачи, кажется, так и не поняли, зачем она им нужна.

- А лично Вы поняли?

- Я предполагаю, целью создания Ассоциации было создание еще одной «карманной» организации с целью решения своих задач, поскольку в федеральном законе «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» сказано, что если в региональной Ассоциации медицинских работников состоит более 45% всех медработников региона, то она имеет право принимать участие в работе комиссии по тарифам ОМС. Но обычные врачи в Ассоциацию не идут, принудить их не получается, и «машина» не работает. Я не критикую, просто думаю, что сообщество врачей создавать нужно «снизу», самим.

- Есть конкретные предложения?

- Да. Мы работаем над возрождением Ярославского общества врачей.

- То самое, основанное в 1861 году, располагавшееся в доме на набережной, где был роддом №1?

- Да. Сейчас дом передан частному лицу под музей. Это была бесплатная лечебница, которую ярославские доктора содержали на свои средства.

Они и создали знаменитые больницы, те, что мы знаем как имени Соловьева и Семашко. В 1943 году Общество разбили по специализациям: общество хирургов, травматологов, терапевтов и т.д. Теперь это чисто научные организации, а объединяющее начало исчезло. Самое плохое, что в настоящее время профессия врача опушена «ниже плинтуса». Люди, проучившись 7-8 лет, приходят в больницу на оклад 5-6 тысяч, с надбавками – около 12, а им надо создавать семью. Поэтому вынуждены работать на несколько ставок или в нескольких учреждениях здравоохранения. И какого качества работы мы ждем? Мы хотим заново наладить систему общения врачей, поднять престижность профессии, самоуважение врача. Первое собрание мы уже провели, собралась инициативная группа единомышленников.

- А если рядовые врачи вашу идею не поддержат? Ведь не захотели они идти в правительственную Ассоциацию?

- Это грустный сценарий. С введением лицензирования врача, повысится его ответственность перед пациентом. Количество судебных исков возрастет в разы. Тогда необходимость держаться вместе станет очевидной.

- А какая ситуация сейчас с взаимоотношениями у частных и государственных больниц?

- Отношения между врачами государственными и частными, да и между разными больницами, напряженные. Это тем более нужно, потому что сейчас государственная и частная медицина живут как бы в разных мирах, и пора преодолевать взаимные противоречия и претензии «частников» и «государственников», встречаться общаться, объединяться.

на что жалуетесь.jpgА сейчас так: пациент приходит с направлением из частного центра в государственную клинику, а ему говорят: «Где ты платил деньги туда и иди, лечись». Государство игнорирует частных медиков настолько, что не включает в общую статистику заболеваемости и посещаемости данные из наших центров. Как они могут построить прогноз, если не знают реальной картины?

При этом в самой государственной медицине, мягко говоря, не все в порядке. Вспомните, как недавно больница Соловьева раздала пациентам бумажки, в которых написала, что все квоты по оказанию плановой помощи исчерпаны, приходите в следующем году. На грани такого же скандала были и остальные больницы области. Чиновники вмещались и «разрулили» ситуацию, да еще и «успокоили», сказав, что так каждый год бывает. Причины такого ненормального состояния дел понятны - бюджетное финансирование упразднено, за все платит фонд ОМС, больницы обязаны уложиться в предложенный Фондом тариф, а его не хватает! При этом Фонд имеет право штрафовать за недоработки, вплоть до плохого почерка врача, у них «талмуд» на 40 страниц мелким шрифтом: за что можно (и нужно) штрафовать, и ведь это Фонду выгодно.

Уже и федеральные чиновник заговорили о необходимости реформирования системы ОМС, но воз и ныне там. Более того: по федеральному стандарту развития конкуренции к 2016 году в ОМС должно быть 50% частников. «Сверху» требуют «принять меры», на частников будут давить: «вступайте добровольно, получайте меньше денег, и оформляйте больше документов». Наш Центр 2 года был в ОМС, но в 2013 году вышел из системы, она крайне несовершенна. Мой знакомый организовал в Нижнем Новгороде частную «скорую». Надеясь развить дело, вошел в ОМС. Теперь у него не 3 машины как раньше, а 8, много вызовов. Но платные услуги больше не оказывает – некогда, он должен уложиться в стандарт. На машинах уже не пишут «частная скорая» и врачи вынуждены работать по принципу «быстрей-быстрей». Что это за «стандарт конкуренции», раз он превращает частную медицину в полное повторение государственной, со всеми ее минусами?

- Что же делать?

- Государству - назвать вещи своими именами. Если у нас есть бесплатная медицина, то государство должно оплачивать ее нужды из бюджета в том размере, который требуется для качественного лечения людей. Если на это нет сил и средств, надо прекратить называть такую медицину «бесплатной». Врачам – объединяться, чтобы иметь возможность коллективно влиять на ситуацию «снизу». Приглашаем всех неравнодушных к диалогу.

Беседовал Родион Рогожин

Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?