Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

03.06.2020
Ярославль
1459
ДЕЛОВОЙ КЛИМАТ ЭПОХИ COVID: ОЖИДАНИЕ VS РЕАЛЬНОСТЬ
Об экономическом и социальном самочувствии ярославских предпринимателей на фоне пандемии
ДЕЛОВОЙ КЛИМАТ ЭПОХИ COVID: ОЖИДАНИЕ VS РЕАЛЬНОСТЬ

В последний рабочий день весны Губернатор Дмитрий Миронов продлил самоизоляцию до 15 июня, и сохранил прежний режим работы предприятий и организаций на территории Ярославской области. Это значит, что все непродовольственные магазины (за исключением товаров первой необходимости), рестораны и кафе (кроме тех, кто трудится «на вынос»), культурно-досуговые и развлекательные учреждения, а также значительная часть сферы услуг продолжат оставаться закрытыми как минимум до понедельника. То есть уже больше двух месяцев. И если первый из них бизнесмены ещё как-то сводили концы с концами, то на второй сводить стало просто нечего. А третий сулит массовые банкротства и резкий рост безработицы, поскольку деньги закончились. От слова совсем. Стоит ли говорить, что ярославские предприниматели ждут 8 числа как манны небесной. И чуть ли не со слезами на глазах просят региональные власти разрешить им работать! Ситуация начинает накаляться, рискуя перерасти в социальный взрыв. По идее, меры государственной поддержки не должны были допустить такого положения. Но здесь мы наблюдаем удивительный парадокс! Вроде бы, поддержка есть. И даже довольно разнообразная. На неё выделяются десятки миллиардов бюджетных рублей. О ней подробно информируют органы власти. Про неё говорят СМИ. Но в реальности получается, что подавляющее большинство представителей бизнеса попросту не имеют на неё права. А те, кто имеет, зачастую не может получить в силу различных причин. И это – оценка самих предпринимателей. То есть тех людей, на которых как раз и рассчитана помощь. Выходит, в действиях власти что-то не так. Нужны альтернативные решения. Они есть. Вопрос: прислушается ли к ним сама власть?

 

          Меры – в пакетах, пакеты – в штуках

           Последнее время в среде чиновников появилось модное словосочетание «пакет мер». Уважаемые читатели наверняка не раз слышали из уст высокопоставленных мужей фразы типа: принят первый «пакет мер», разработан второй «пакет мер», и так далее. Стало быть, появилась новая «универсальная единица измерения» государственной поддержки. Это, конечно, шутка. А если серьёзно, то, как известно, «пакеты» принимались как на федеральном, так и на региональном уровне (кое-где, в том числе и в Ярославле, имелись даже муниципальные, однако они сводились скорее к «точечным» инициативам, нежели к системным решениям).

FNfia6x5Vgw.jpgО первых (отсрочка и освобождение от налогов и сборов, льготные кредиты, прямые денежные выплаты и др.) мы подробно писали в предыдущих статьях (к примеру, «Есть ли жизнь после коронавируса?» от 13 мая 2020 года), поэтому не будем повторяться. Вторым уделили меньшее внимание, поэтому спешим исправиться. Тем более, что отдельные предложения действительно интересны и заслуживают внимания. На уровне региона помощь бизнесу в условиях распространения новой коронавирусной инфекции принималась в два этапа. Используя современные термины, в Ярославской области пока принято два тех самых «пакета». Правда, в ряде регионов действует или вот-вот готовится к запуску уже третий комплекс мер поддержки. Но меряться комплексами нынче не принято, так что опустим эту тему. Первый «пакет» одобрили на заседании областной Думы ещё 23 апреля. Вкратце, он сводился к следующему.

Во-первых, снижалась ставка для предприятий и организаций, использующих упрощённую систему налогообложения (УСН): с 5% до 1% (для тех, кто заявил в качестве налогооблагаемой базы доходы) и с 15 до 5% (для тех, кто использует показатель «доходы минус расходы»). К слову, это предложение оказалось одним из самых дельных. Что отметили многие участники рынка. Правда, в качестве условия для предоставления льготы требовалось сохранить не менее 90% численности работников.

Во-вторых, субъекты малого и среднего бизнеса, а также гостиницы и транспортные предприятия освобождались от налога на имущество. Кроме того, организации также освободили от уплаты транспортного налога за 2020 год, а индивидуальных предпринимателей – за 2019-й. Разумеется, во всех случаях речь шла исключительно об отраслях, официально признанных пострадавшими. В-третьих, одновременно с названными шагами было принято решение о дополнительной капитализации «Фонда поддержки предпринимательства» на 100 миллионов рублей, помимо ранее заявленных 26 миллионов. Что позволило упростить условия выдачи микрозаймов и сделать их более привлекательными для бизнеса.

l6sGBuIH_Io.jpgВторой «пакет» получил поддержку парламентариев буквально на прошлой неделе – 26 мая. Здесь тоже был ряд новшеств. Прежде всего, перечень пострадавших отраслей, на которые будут распространяться указанные льготы по УСН, налогу на имущество и транспорт, был существенно расширен. В него дополнительно включили магазины непродовольственных товаров, производителей народных промыслов, социально ориентированные некоммерческие организации, музеи и зоопарки. Далее было решено предоставить налоговые льготы для собственников коммерческих помещений при условии освобождения арендаторов от платы на период с 1 апреля по 30 июня. 

Авдеев.jpg

Это тоже весьма важная (а в чём-то даже новаторская) идея. Ибо на федеральном уровне много говорили об отсрочке или освобождении от аренды (полном либо частичном), но при этом упорно молчали о компенсации самим арендодателям. У нас это учли. Наконец, помощь коснулась индивидуальных предпринимателей, которые платят налог по патентной системе: стоимость патента на 2020 год по всем видам деятельности снизится в два раза.

Как подсчитал на своей странице в социальных сетях куратор экономического блока областного Правительства, вице-премьер Максим Авдеев, общая сумма затрат на оба комплекта мер поддержки предпринимателей составила более 1 миллиарда рублей. Для казны – сумма весьма приличная и сравнимая с годовыми расходами на небольшую госпрограмму. Чиновник также добавил, что воспользоваться региональными налоговыми льготами смогут свыше 13,5 тысячи субъектов малого и среднего бизнеса, в которых работает более 33 тысячи человек. Вроде бы, количество немалое. Однако положительный эффект от такой статистики возможен лишь в одном случае: при условии перехода количественных изменений в качественные. И здесь второй закон диалектики, к сожалению, сработал далеко не в полной мере.

 

Неутешительная диалектика

Бакиров.jpgКуда менее оптимистичную статистику в ходе выступления на майском заседании Думы озвучил уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ярославской области Альфир Бакиров. Пожалуй, никому не нужно объяснять, что Альфир Фидаевич для действующей власти – человек абсолютно лояльный. Возглавляет общественную приёмную «Единой России», входит в Координационный совет по малому и среднему предпринимательству при Губернаторе, состоит в руководящих органах общественных организаций поддержки бизнеса. Тем не менее, представленная им информация оказалась весьма «отрезвляющей». А местами – даже шокирующей. Тем более, что в докладе региональный омбудсмен ссылался на выступления своего московского «шефа» – Уполномоченного при Президенте РФ Бориса Титова.

В результате серии опросов предпринимателей в субъектах страны (в том числе в Ярославской области), которые проводил аппарат федерального Уполномоченного, был сделан неутешительный вывод: в список пострадавших отраслей попали менее трети опрошенных предпринимателей (30,6%). Но даже из этого количества государственной поддержкой сможет воспользоваться в лучшем случае пятая часть владельцев бизнеса. Дума (2).jpgК слову, эту же цифру на том же заседании 26 мая озвучил лидер ярославских коммунистов Александр Воробьев. Показательно, что такая статистика практически совпадает с данными, которые привёл господин Авдеев (смотри выше). С учётом того, что в Ярославской области зарегистрировано 51 704 субъекта МСП с общим количеством работников порядка 150 000. Другие данные опроса ярославских предпринимателей по линии Бориса Титова также весьма интересны. Вот лишь несколько наиболее «бьющих» цифр:

·      53% предпринимателей оценивают свое положение как катастрофическое;

·      деятельность своих компаний остановили 50% респондентов;

·      47,9% предприятий из пострадавших отраслей считают, что заявленные государством условия предоставления поддержки не позволят никому ее получить;

·      55% предпринимателей столкнулись с невозможностью платить заработную плату сотрудникам и налоги с фонда оплаты труда;

·      почти 40% опрошенных заявили о невозможности платить налоги на имущество или взносы по договору аренды, а также коммунальные платежи;

·      более 42% деловых людей столкнулись с неплатежами со стороны контрагентов по уже отгруженным товарам, в том числе с невыполнением обязательств по государственным и муниципальным контрактам.

Справедливости ради отметим, что выходные данные опроса неизвестны. Поэтому судить о размере выборки и её репрезентативности не представляется возможным. Но согласитесь, что Уполномоченный при Президенте России вряд ли будет брать подобные цифры с потолка. Особенно с учётом того, что они были озвучены в ходе непосредственного доклада главе государства. Поэтому рискнём предположить, что данная статистика вполне наглядно отражает настроения предпринимателей. И весьма недвусмысленно характеризует деловой климат эпохи COVID в целом. Для тех, у кого всё же остались сомнения, приведём ещё пару цифр. И тоже вполне официальных.

По данным департамента государственной службы занятости населения Ярославской области, в период с 28 марта по 12 мая на биржу труда обратились 16 409 человек. Подавляющее большинство этих людей пришли из бизнеса. Однако, по словам Альфира Бакирова, 5 870 человек получили минимальное пособие в размере 1 500 рублей. И среди получивших такие суммы были предприниматели, которые годами исправно платили налоги. Напомним, что порядок начисления пособия был изменён ещё 17 апреля. Согласно новым правилам, для всех граждан, уволенных и признанных безработными с 1 марта 2020 года (кроме уволенных за нарушение трудовой дисциплины), выплата в апреле, мае, июне должна составить 12 130 рублей. Как видим, на деле это требование действует далеко не всегда. И, разумеется, не вызывает ничего, кроме разочарования и возрастающего недоверия к государству.

Другую цифру привёл Максим Авдеев: заявления на выплату безвозмездных субсидий за апрель в размере 12 130 рублей к концу мая подали только 30% от тех, кто может на них претендовать. Согласитесь, весьма показательная цифра. И думается, что дело отнюдь не в дефиците информации – всё же о мерах поддержки со стороны государства говорили достаточно много и подробно. На наш взгляд, возможных причин две. Первая – опасения проверок со стороны тех же налоговиков на предмет целевого назначению субсидий и соблюдения условий её использования. Вторая – общий негативный фон, поскольку количество отказов деловым людям (своевременно подавших заявления и соответствующих всем критериям) было довольно велико. Во всяком случае, такой вывод напрашивается после знакомства с содержанием «профессиональных» чатов и групп в социальных сетях.

Нет денег.jpgТаким образом, на практике даже названная прямая выплата оказалась не вполне эффективной. И в этой связи с утверждением того же областного Правительства о том, что «сейчас эти меры позволят удержать на плаву самый массовый и социальный сегмент экономики» можно поспорить. Не в смысле нужности субсидий, конечно. А в плане переоценки массовости её потенциальных получателей. Моральный аспект, выражающийся в объёме помощи, мы и вовсе оставили за скобками. Хотя сумма в 12 130 рублей (один МРОТ) почти в три раза меньше средней зарплаты по области. И прожить на эти деньги при существующей коммуналке, необъяснимо дорожающих продуктах (притом, не только экзотическом имбире, но и обычном отечественном луке) и стоимости маски минимум в 35 рублей – практически невыполнимая задача. Вот такая неутешительная диалектика. И на этом фоне прогнозы роста социальной напряженности от регионального бизнес-омбудсмена, части парламентариев, и самих предпринимателей отнюдь не кажутся надуманными.

 

Выход есть?

И всё же избежать нарастания негатива можно. Для этого даже есть готовые «рецепты» от самих предпринимателей. А отельные призывы уже были услышаны. Допустим, то же снижение ставок по УСН (до 1% или 5% в зависимости от вида налогооблагаемой базы) в Ярославской области. Теперь вопрос лишь в расширении перечня тех, кто может воспользоваться данной льготой, а также сроках её действия. Но сам посыл абсолютно правильный. Особенно на фоне грядущей отмены единого налога на вменённый доход, крайне болезненной для предпринимателей.

выход есть1.jpg

Другое направление касается определения основных критериев оказания государственной поддержки. В настоящее время при их разработки ориентируются главным образом на ОКВЭД (общероссийский классификатор видов экономической деятельности). Но данный подход, во многом, несправедлив. Во-первых, полнота списка пострадавших отраслей – крайне субъективное понятие, не учитывающее многие особенности ведения бизнеса. Во-вторых, при оказании помощи в расчёт берётся только основной вид деятельности. В-третьих, предприниматели, осуществляющие деятельность в одинаковых отраслях (скажем, в сфере образования или торговли непродовольственными товарами), но имеющие разные ОКВЭД, зачастую оказываются в неравных условиях. Именно поэтому сами деловые люди считают, что помощь государства должна исходить не из разделения по принципу нуждаемости на основании ОКВЭД, а из критерия падения реальных доходов за период ограничений. В связи с этим, те же бизнес-омбудсмены предложили пересмотреть подход к оказанию мер господдержки и предоставить её для всех предпринимателей, доходы которых снизились в апреле на 30 и более процентов. Согласитесь, разумное зерно здесь присутствует. На ум приходит аналогия с предоставлением различных социальных выплат для граждан, где главным показателем служит именно уровень доходов (к примеру, признание семьи малоимущей).

    Ещё одно предложение касается патентной системы налогообложения. Повторимся, что в Ярославской области в конце мая стоимость патента на 2020 год снизили в два раза. Сегодня всё чаще звучат призывы пойти дальше и установить её в символическом размере 1 рубль. Кстати, в некоторых регионах (Архангельская, Томская, Тверская, Ульяновская области) это уже сделали. Так что прецеденты есть. В идеале, условие желательно выполнить для всех отраслей бизнеса, а не только для тех, кто попал в список пострадавших.

Наконец, предлагается пересмотреть ставки имущественных налогов. Притом, не только для организаций (в Ярославской области размер ставки составляет 1,6%), но и для физических лиц. На уровне региона всё настойчивее звучат инициативы снизить их в два раза. В условиях продолжающегося седьмой год подряд падения реальных располагаемых доходов населения, значительного снижения потребительского спроса и следующего за ним сокращения выручки такая мера вполне оправдана. В противном случае, оплачивать взносы будет просто нечем. А это, в свою очередь, не приведёт ни к чему, кроме волны банкротств.

Воробьев.jpgКонечно, звучат и более радикальные предложения. К примеру, ярославские коммунисты ещё 8 апреля в проекте обращения областной Думы к Президенту Владимиру Путину и Председателю Правительства Михаилу Мишустину по вопросу расширения перечня мер социально-экономической поддержки населения Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции предложили освободить предприятия реального сектора экономики от уплаты имущественных налогов, а также транспортного и земельного налога за весь 2020 год. Для субъектов МСП также прозвучала инициатива о введении специальных кредитов под нулевой процент сроком до шести месяцев. Правда, данные предложения вкупе с остальным пакетом мер не нашли поддержки у парламентского большинства. Воистину, политика – искусство возможного.

Само собой, регионы не должны играть «в одни ворота». И на федеральном уровне также потребуется смягчение условий для расширения круга потенциальных получателей государственной поддержки. Повторимся, всё это – не наше субъективное мнение. Это – голос предпринимателей, который должен быть услышан властью. Хотя бы потому, что это – в интересах самой власти. И не только по экономическим соображениям. Впереди нас ждут выборы, а совсем скоро – голосование по поправкам к Конституции. Которое, по мнению политологов, станет настоящим «вотумом доверия» политической элите страны. И что-то подсказывает, что при отсутствии изменений в плане поддержки предпринимателей, сотни тысяч работников малого и среднего бизнеса вряд ли одобрят действующий курс. «Тот, кто не желает поднять упавшего, пусть страшится упасть сам, ибо, когда он упадет, никто не протянет ему руку», - говорил персидский поэт и мыслитель Саади. Пожалуй, для власти настало время всерьёз задуматься об этой простой истине.

 

 ВИКТОР ПАРФЁНОВ


В публикации использованы иллюстрации российско-ярославского художника-монументалиста Васи Ложкина (в миру - Алексей Куделин). Благодарим его за его разнообразное творчество.

 

Опрос
Поддерживаете ли Вы выступления жителей Хабаровска против ареста губернатора Хабаровского края С.Фургала?