Item Item Item Item Item Item Item Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

30.03.2022
Ярославль
1743
КУЛУАРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ ИЛИ СОЗЫВ НЕНУЖНЫХ МАНДАТОВ

       О головной боли «Единой России» и перспективах кадрового голода в новом Муниципалитете Ярославля

КУЛУАРНАЯ ДЕМОКРАТИЯ ИЛИ СОЗЫВ НЕНУЖНЫХ МАНДАТОВ

            Как известно, в 2022 году в Ярославской области пройдёт (мы надеемся) несколько выборов регионального и местного уровня. Самой крупной будет кампания в Муниципалитет Ярославля, куда предстоит избрать 38 депутатов. Она же ожидается и самой скучной. Последние настоящие интриги здесь закончились лет десять назад. А с недавней отменой партийных списков всё стало совсем предсказуемо. «Те же лица, те же речи, тот же вечер бесконечный», как пела группа «Воскресение». Мэрия и «партия власти» могут спать работать спокойно. Впрочем, совсем без «головной боли» обойтись не получится. Потому что найти 38 полноценных претендентов на кресла в городском парламенте будет не так-то просто. Дело в том, что тратить деньги на кампанию ради депутатского мандата для среднестатистического кандидата с каждым годом становится всё менее и менее интересно. Полномочий – кот наплакал. Возможностей – почти никаких. Избиратели троллят. Авторитет падает стремительным домкратом. Да ещё и денег не платят. В общем, тяжела ты, шапка Мономаха. Куда не кинь – одни минусы. И посему депутатство на местном уровне воспринимают не как почётное право, а скорее как утомительную обязанность. Без инициатив и прорывов. А стремительное снижение шансов на победу представителей оппозиции (в связи с переходом на мажоритарную систему) сводит на нет ещё и любую возможную дискуссию. В итоге Муниципалитет восьмого созыва имеет все шансы окончательно превратиться в «согласительную комиссию» при мэрии или собрание «свадебных генералов», не обладающих практически никаким реальным влиянием.

 

В списках не значится

Муниципалитет Ярославля (табличка).jpg           Для оценки статуса и возможностей любого представительного органа стоит посмотреть два фактора: широту партийного представительства (которое позволяет хотя бы в минимальной степени продвигать альтернативные идеи и решения) и собственные полномочия. Начнём с первого, как наиболее показательного. Исторически Муниципалитет Ярославля имел более блеклую политическую окраску, чем та же областная Дума. И отличался от регионального парламента если не числом фракций, то количеством оппозиционных депутатов. Едва ли не единственным исключением за всю четвертьвековую биографию городского представительного органа был шестой созыв (2012-2017 годы), в котором было образовано 6 фракций.

          Притом, второй по численности тогда стала «Гражданская платформа» (5 человек), сформированная на волне популярности мэра Евгения Урлашова из депутатов, победивших в одномандатных округах. Однако к концу созыва она фактически распалась и в её составе остался всего один человек (Ярослав Юдин). Остальные постепенно покинули фракционные ряды, впоследствии присоединившись к «Единой России». Как говорил Тайлеран, вовремя предать – значит, предвидеть. На остальных оппозиционеров в общей сложности приходилось всего 10 мандатов из 38 (26%): 4 – на КПРФ, 3 – на «Справедливую Россию», 2 – на «Патриотов России» и 1 – на Яблоко. ЛДПР не была представлена вовсе.

          В седьмом (действующем) созыве, избранном 10 сентября 2017 года, демократии было уже куда меньше. Представителям оппозиции в совокупности досталось всего 7 мест из 38 (18%): 4 – КПРФ, 2 – ЛДПР, 1 - «Справедливая Россия». Все они были распределены в результате голосования по партийным спискам. Однако в новом созыве их уже не будет. Как известно, 16 февраля текущего года в Устав города Ярославля были внесены изменения, закрепившие мажоритарную систему на выборах в Муниципалитет. Теперь депутаты будут избираться только по одномандатным округам. Что существенно снижает возможности для оппозиции. Если при смешанной системе для них были гарантированы хотя бы несколько мандатов, то победа по округам при отсутствии средств и лояльности «сверху» весьма затруднительна.

 Заседание Муниципалитета (фото с сайта муниципалитета).jpg         Это значит, что политическое разнообразие в новом Муниципалитете будет ещё ниже, чем сейчас. Мы не исключаем, что КПРФ, ЛДПР или «Справедливая Россия» всё-таки смогут провести своих представителей. Но их количество по сравнению с результатами пятилетней давности почти наверняка будет меньше. Вообще, тенденция на сворачивание пропорциональной системы – общефедеральная история. Если в начале «нулевых» практически все муниципалитеты применяли мажоритарную систему, то с наступлением «десятых» произошёл разворот на 180 градусов с активным внедрением пропорциональной модели. В 2011 году был даже принят федеральный закон, обязывавший избирать по спискам не менее половины депутатов.

          С приходом нового десятилетия началась и новая волна «департизации». По информации издания «Коммерсант», в 2020 году от партсписков отказались во Владимире, Нижнем Новгороде, Ульяновске, Костроме, Липецке, Магадане, Новосибирске и Астрахани. В 2021 году целиком из одномандатников были сформированы представительные органы Калининграда и Саратова. В году нынешнем муниципальные выборы состоятся в 11 административных центрах субъектов страны (Горно-Алтайск, Барнаул, Петропавловск-Камчатский, Владивосток, Псков, Тверь, Киров, Курск, Ярославль, Омск и Черкесск).

          Среди них в «Столице «Золотого кольца» партийные списки отменили самыми первыми. В марте примеру нашего города последовал Омск. Также процесс запущен в Горно-Алтайске, где окончательное решение на уровне городского Совета ещё не принято, но уже одобрено на общественных обсуждениях. Кроме того, переход на мажоритарную систему возможен во Владивостоке и Кирове. Наконец, в ближайшее время может сократиться число «списочников» в Петропавловске-Камчатском. По мнению главы фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, которое также приводит «Коммерсант», отмена партсписков помогает снизить представительство оппозиции в горсоветах, однако интересантом этого выступает не столько «Единая Россия», сколько местная власть: «Отсутствие партсписков объективно снижает федеральное и медийное внимание к кампании и делает неудачи не столь резонансными и опасными». С уважаемым экспертом трудно не согласиться. Особенно с учётом тенденции на всё большую зависимость глав городов и районов от губернаторов.

 изображение_2022-03-30_181103.png         В таких условиях местная администрация, сама будучи под давлением «сверху», кровно заинтересована в максимально послушных представительных органах, оперативно и безболезненно согласующих все её решения. К слову, полное отсутствие оппозиции в определённом смысле ослабит и «Единую Россию». Как бы парадоксально это не звучало. Дело в том, что при наличии альтернативных сил «партия власти» необходима чиновникам для создания постоянного противовеса и выстраивания «нужного» курса. Что создаёт для них своего рода зависимость, заставляя считаться с интересами «ведущей и направляющей» и быть готовым к ответным услугам. При отсутствии угрозы в виде оппозиционеров роль «единороссов», в свою очередь, заметно снизится. В результате они могут окончательно превратиться в тот самый «бешенный принтер» по штамповке решений исполнительной власти. И это – ещё один нюанс, над которым «ЕР» следует задуматься.


Парад «свадебных генералов»

изображение_2022-03-30_175754.png         Тема взаимоотношения исполнительной и представительной власти хорошо раскрывается и через полномочия последней. Это второй фактор, о котором мы говорили в начале статьи. И здесь тоже есть свои тонкости. Устава города Ярославля (статья 69) определяет более семи десятков различных полномочий Муниципалитета. Однако они перечислены скорее для формального соблюдения буквы закона. Куда более важны вопросы, находящиеся в исключительной компетенции городского парламента. Они перечислены в предыдущей, 68-й статье. Их всего одиннадцать:

1) принятие Устава города и внесение в него изменений;

2) утверждение бюджета города и отчета о его исполнении;

3) установление, изменение и отмена местных налогов и сборов;

4) утверждение стратегии социально-экономического развития города;

5) определение порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности города;

6) определение порядка принятия решений о создании, реорганизации и ликвидации муниципальных предприятий, а также об установлении тарифов на услуги муниципальных предприятий и учреждений, выполнение работ, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами;

7) определение порядка участия города в организациях межмуниципального сотрудничества;

8) определение порядка материально-технического и организационного обеспечения деятельности органов городского самоуправления;

9) контроль за исполнением органами городского самоуправления и должностными лицами городского самоуправления полномочий по решению вопросов местного значения;

10) принятие решения об удалении мэра города в отставку;

11) утверждение правил благоустройства территории города.

          На первый взгляд, исключительных функций не так мало, и они представляются весьма серьёзными. Но это – только на бумаге. Давайте по порядку. Изменения в Устав в реальности, как правило, идут от исполнительной власти. А Муниципалитет лишь согласовывает их. Даже вышеупомянутая поправка об отмене партийных списков, хотя и была утверждена решением Муниципалитета, инициировалась мэрией. Она же организовывала скандальные публичные слушания (когда десятки людей не могли попасть в зал заседаний).

          То же самое касается проекта бюджета. Осенью основной финансовый документ выносится на суд депутатов в максимально свёрстанном виде, и к декабрю не претерпевает никаких серьёзных изменений по их инициативе. Красноречивое доказательство тому – постоянная и полная блокировка предложений оппозиции (за единичными исключениями). Все основные статьи расходов верстаются, прежде всего, чиновниками. А парламентарии довольствуются лишь их утверждением.

изображение_2022-03-30_174209.png          Такая же история с определением порядка управления и распоряжения муниципальным имуществом. Тот же план приватизации вносится на тех же принципах, что и бюджет. И случаи успешных депутатских инициатив по его изменению опять-таки единичны. Как правило, его принимают «под козырёк». Прекрасная функция – изменение местных налогов и сборов. Но вы помните, когда их меняли в пользу жителей? Как правило, мы сталкиваемся лишь с ростом поборов. А льготы, даже если они и случаются, затрагивают почти исключительно крупный бизнес.

          Утверждение стратегии социально-экономического развития и контроль за исполнением полномочий по решению вопросов местного значения – тоже хорошие дела. Но только при условии их практической реализации. В противном случае всё сводится к абстрактному теоретизированию. Материально-техническое обеспечение деятельности органов городского самоуправления производится в рамках утверждённой сметы расходов. И всегда принимается без каких-либо проблем (смотрите пункт о бюджете). А участие в организациях межмуниципального сотрудничества и вовсе выглядит «общественной нагрузкой».

          Наконец, решение об удалении мэра в отставку. Последний раз нечто подобное обсуждалось, кажется, лет десять назад. Когда лишить поста пытались Евгения Урлашова. Но и в то время участия самих парламентариев в освобождении градоначальника от должности в конечном счёте не потребовалось. Теперь же, когда главу областного центра фактически назначают «сверху», такой исход в принципе выглядит фантастическим. Ведь инициировать отставку в данном случае – значит, бросить камень в огород губернатора и навлечь на себя неминуемую беду. А «самоубийц» среди нынешних «народных избранников» нет. Так что эта функция сегодня «пустая».

 

Между молотом и наковальней

 Благоустройство (1).jpg          Остаются правила благоустройства. Но и здесь всё сложно. Прежде всего, в процесс опять-таки активно вмешивается мэрия. Часто это вмешательство выходит боком. Многие наверняка помнят, как на рубеже 2019-2020 годов городская администрация пыталась изменить даже областной закон «Об административных правонарушениях» и ввести штрафы за плохую уборку территорий, сосульки на балконах и козырьках, неправильно припаркованные машины и так далее. Параллельно должны были изменить и сами правила благоустройства в Ярославле. Предложение вызвало широкий резонанс. Дума и бизнес-омбудсмен встали на дыбы (состав правонарушений был прописан нечетко и позволял чиновникам штрафовать организации и граждан практически по своему усмотрению). Потом пришла пандемия и дело заглохло. Законопроект был отозван. Но, как говорится, осадок остался.

Благоустройство (2).jpgБлагоустройство (3).jpg          Второй нюанс состоит в том, что практически любые изменения в данной сфере ведут либо к дополнительной ответственности граждан, либо к дополнительным поборам с них. Будь то благоустройство придомовой территории, ремонт асфальтового покрытия во дворах или содержание детских площадок. Что опять-таки вызывает недовольство граждан. В итоге получается, что полномочия у Муниципалитета есть. Но реализовать их – значит, гарантированно навлечь на себя недовольство жителей. То же самое касается различных телодвижений в градостроительной сфере. Прежде всего – изменений Генерального плана города и правил землепользования и застройки.

суздалка 1.jpg          Формально здесь широкий простор для творчества. Но фактически всё сводится к банальной (но при этом отнюдь не комплексной и не продуманной) застройке ещё «не окученных» территорий. Так, активное наступление «человейников» идёт на Суздалке, Пятерке и в Заволжском районе. Попытки застроить частный сектор ещё в прошлом году предпринимались на Красном Перекопе (в районе улицы Гудованцева). Есть планы насчёт территории футбольного стадиона «Локомотив» во Фрунзенском районе. И так далее. Однако здесь возможности Муниципалитета пересекаются с полномочиями мэрии. И вновь рискуют обернуться скандалами, учитывая негативное отношение людей к бесконтрольной жилой застройке и «почкованию» очередных торговых центров.

          Таким образом, депутаты оказываются между двух огней. С одной стороны, нужно угодить исполнительной власти. С другой – не попасть «под раздачу» со стороны избирателей. Тем более, что выборы теперь только по округам, и проскочить по списку уже не получится. Наконец, нужно понимать, что новый состав Муниципалитета будет работать и с новым мэром. Конечно, за последние полгода Владимира Волкова провожали уже не раз. То до 1 января, то до 1 марта. Теперь ему дают срок до сентября. Но что-то подсказывает, что уход Владимира Михайловича – действительно вопрос ближайшего времени. А это значит, что свежеизбранным депутатам придётся заново «наводить мосты». И насколько прочными они будут – вопрос риторический.

          Делать какие-то предложения насчёт персонального состава будущего городского представительного органа можно, но нецелесообразно. Скоро всё и так станет понятно. Нарезка округов (с учётом изменения системы выборов их количество увеличится вдвое) произойдёт в мае. К тому времени завершатся и «праймериз» «Единой России» (пройдут в электронном формате с 23 по 29 мая), и отчётно-выборные мероприятия в первичных (до 1 мая) и районных (до 1 июня) отделениях КПРФ. Подтянутся и другие партии. А старт самой кампании будет дан в июне. 

Агитационная брошюра.jpg Агитационная брошюра (2).jpg

         Но ждать какой-то реальной конкуренции вряд ли стоит. По всей вероятности, в кулуарах уже идёт «расторговка» округов. И результат по большинству из них ясен заранее. Судя по всему, нас ждёт самая скучная избирательная кампания за последние годы. А потом – один из самых неинтересных созывов Муниципалитета. Возможно, мы ошибаемся. Но вышеприведённые факты в известной степени подтверждают наше предположение. А жаль. Ведь именно муниципальные представительные органы должны быть ближе всего «к земле», к проблемам и чаяниям людей. Такими когда-то являлись дореволюционные земства. Но те времена канули в Лету. А нынешние депутаты так и не смогли занять их место. И теперь уже вряд ли займут. 

 

         

          ВИКТОР ПАРФЁНОВ

 

 

         

 


Опрос
Одобряете ли решение Президента РФ В.Путина о проведении военной спецоперации на территории Украины?