Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

26.10.2017
Ярославль
460
УЖЕ НЕ КЛЯЧА, ЕЩЁ НЕ РЫСАК.
О слабых и сильных сторонах реализации госпрограмм Ярославской области
УЖЕ НЕ КЛЯЧА, ЕЩЁ НЕ РЫСАК.

В эти октябрьские дни вся передовая общественность обсуждает перспективы будущего года: кто будет баллотироваться в Президенты, насколько сократят расходы бюджета, сколько долларов будет стоить баррель нефти, как в связи с этим поведёт себя рубль, и так далее и тому подобное.  

ТРоицкая.jpg

Мы же помянем старое. Точнее – прошлое. Недавнее. И обратим свой взор на исполнение государственных программ Ярославской области за первое полугодие. На днях соответствующий отчёт представили на суд депутатов областной Думы. И не абы кто, а сама вице-премьер областного Правительства Екатерина Троицкая. К слову, нечастый гость в стенах регионального парламента. Одно это обстоятельство уже заслуживает особого внимания к докладу. К тому же, отчётный период целиком пришёлся на руководство Дмитрия Миронова и полностью отражает итоги работы его команды. В этом плане полугодие весьма показательно (достижения и провалы 2016 года всё-таки пришлось делись с администрацией Сергея Ястребова). Вполне логично, что докладчики из Правительства постаралось представить всё в лучшем виде. Однако выдать желаемое за действительное не получилось. Картина оказалась далеко не радужной. А многие застарелые проблемы никуда не делись. 

 Факты – вещь упрямая!

Для начала крупными мазками дадим общую картину. Так сказать, оценим масштабы работы. Итак, всего в Ярославской области действует 24 государственные программы. Они подразделяются на 28 областных, 26 ведомственных, 19 региональных программ и 13 основных мероприятий. Но непосвященных это интересует мало. По плану на 2017 год их объём оценивается в 56 миллиардов 408 миллионов рублей. 13% от этой суммы составляют федеральные средства (7099 миллионов), 87% - деньги областного бюджета (49 309 миллионов). По отношению к прошлому году поступления из центра увеличились, но не радикально – на 1 миллиард 221 миллион (факт 2016 в сравнении с планом 2017 года). Согласитесь, это мало похоже на «золотой дождь», который ожидали с приходом на хозяйство Дмитрия Миронова. К тому же, федералы не слишком торопятся перечислять свои средства. Если область потратила за первое полугодие даже чуть больше 50% от запланированных средств (24 миллиарда 835 миллионов), то Москва выделила только треть от установленной суммы (2 миллиарда 334 миллиона). Такова официальная статистика, представленная Правительством.

Возможно, с этим частично связано и неважное исполнение взятых на себя обязательств. Используя чиновничью терминологию, к концу первого полугодия из 24 госпрограмм 18 были выполнены менее чем на 50%. 8 таких программ оставались в аутсайдерах даже по итогам 9 месяцев. Конечно, отдельные невысокие результаты можно объяснить особенностями расчёта. К примеру, оплату дорожного ремонта производят лишь после его фактической приёмки. И до этого момента он считается как бы невыполненным. Однако здесь есть сразу два «но». Во-первых, такой принцип действует не повсеместно. Во-вторых, сроки исполнения работ также не бесконечны. Поэтому трудности бухгалтерии не являются единственной причиной провала некоторых госпрограмм. Ниже мы приведём несколько показательных примеров.

 Сельское хозяйство

Вощажниково-1.JPGГосударственная программа «Развитие сельского хозяйства в Ярославской области» была названа госпожой Троицкой среди передовых. Кое-какие положительные моменты действительно есть. Отрасль получила на 200 с лишним миллионов федеральных рублей больше, чем в прошлом году (1 144 против 914 миллионов). В регионе продолжают развиваться несколько крупных предприятий: «Вощажниково», «Агриволга», «Ярославский бройлер», «Пахма» и ряд других. Подписаны соглашения о реализации миллиардных инвестиционных проектов (например, по строительству тепличного комплекса). Правительство инициировало программу по возвращению неиспользуемых земель сельхозназначения в хозяйственный оборот. А сами аграрии готовы осваивать выпуск новых видов продукции, в том числе весьма экзотических. Например, производство форели в Пошехонье, чёрной икры в Большесельском районе или разведение нубийских коз под Любимом. Правда, Нубия – это в Африке. Не околеет ли импортная живность в наших суровых краях? Впрочем, селянам виднее. И безумству храбрых поём мы песню!

Свинки.jpgС другой стороны, увлекшись новыми проектами и работой с крупными инвесторами, власти забыли про традиционные отрасли ярославского АПК. Прежде всего, о свиноводстве. Да, проблемы там были комплексные (невысокие закупочные цены на мясо, рост стоимости комбикормов, сложности с погашением кредитов и т.д.), и начались они не вчера. Но не принимать мер для исправления создавшейся ситуации тоже неправильно. Совсем недавно чиновники Правительства опасались, что после банкротства Ярославского НПЗ им. Д.И. Менделеева на произвол судьбы будет прошен посёлок Константиновский. Почему же подобных опасений не возникает в отношении д.Дюдьково Рыбинского района? Ведь по сути это такой же монопрофильный населённый пункт, в своё время построенный для работников ОАО «Залесье». Сегодня этот некогда крупнейший свиноводческий комплекс находится практически в предбанкротном состоянии. Стадо пущено под нож. Люди остаются без работы. Да, их меньше, чем в Константиновском. Но это не 10, не 50 и даже не 100 человек. Ранее приказали долго жить ещё два крупных хозяйства, занимавшиеся свиноводством – «Курба» под Ярославлем и «Старатель» в Брейтовском районе (на минуточку, на родине знаменитой местной породы свиней). И снова тишина.

Впрочем, проблемы есть не только в данной отрасли. Например, летом в том же Любимском районе уже обанкротилось крупное ООО «Красный Октябрь». Приставы наложили арест на землю, имущество и 3 с лишним тысячи коров. А вы говорите – нубийские козы! По словам директора упомянутой выше «Пахмы» и по совместительству депутата областной Думы Сергея Иванова, 80% ярославских сельхозпроизводителей вообще закончат год с убытками. И это не похоже на выдуманные «страшилки» или желание «отжать» с Правительства побольше денег в преддверии нового бюджета. Ведь даже по сравнению с 2015-м (едва ли не самый тяжёлый год в нынешний кризис) аграриям срезали господдержку буквально на всё: от топлива до компенсации племзаводам на маточное стадо. Если так пойдёт дальше, то скоро обыкновенное молоко станет «золотым». И тогда точно будет не до  икры!

Исполнение госпрограммы тоже не радует. За 6 месяцев оно составило только 44%, за 9 месяцев – 56%. А по отдельным направлениям оказалось в разы ниже. Коллега Сергея Иванова по депутатскому корпусу и бывший глава Кузнечихинского поселения Владимир Ермилов отметил, что меры поддержки племенного животноводства были реализованы лишь на 32,1%, а растениеводства – и вовсе на 9,9% (хотя они должны исполняться в первую очередь). Компенсация части затрат на приобретение техники составила смешные 7,3%, а субсидия на поддержку введения в оборот неиспользованных земель оказалась равна 0 (из 40 миллионов не выплачено ни рубля). По последнему пункту представители Правительства, правда, парировали: все расчёты запланированы на 4 квартал. Зато по остальным моментам услышать от чиновников внятного объяснения не удалось. В итоге они признали некие проблемы с финансированием. И сослались на трудности с получением документов от сельхозпроизводителей. Как бы то ни было, но цифры весьма красноречивы. Как говорится, от людей на деревне не спрятаться.

Промышленность и инвестиции

Довольно неоднозначная ситуация сложилась с промышленностью и инвестициями. С одной стороны, ещё с 2016 года в этих сферах наблюдается существенное оживление. Рост продолжается и в этом году. Отдельные его составляющие в красках расписали на недавнем Дне промышленности. За 8 месяцев ИПП (индекс промышленного производства) составил 120% (на фоне среднероссийского роста 101-102%). По этому показателю мы занимаем почётное первое место в ЦФО. К тому же, предприятия региона активно участвуют в федеральных программах господдержки. И за 7 месяцев получили по ним свыше 640 миллионов рублей. За последнее время удалось реанимировать несколько проблемных и даже обанкротившихся заводов. 

Раскат.jpeg

В августе после двухлетнего простоя вновь запустили НПЗ имени Д.И. Менделеева (после соглашения с Московским кредитным банком). В начале сентября частично возобновили производство на ярославском ЛВЗ. Правда, сейчас там открыта только линия по розливу воды. Вопрос о производстве продукции «покрепче» будет решаться силами нового инвестора. В данном случае – банка «ВВБ», соглашение с которым было подписано в октябре.  

Свет в конце тоннеля увидели и на рыбинском производстве «Раскат». НПО «Высокоточные комплексы» выразило намерение модернизировать производство и расширить линейку продукции. Кроме катков на одном из старейших дорожных предприятий планируют наладить выпуск грейдеров и телескопических погрузчиков. Помимо этого, целый ряд предприятий освоили выпуск новых товаров, запустили дополнительные линии и даже цеха. В общем, что хорошо – то хорошо! 

Соглашение с Ростех.jpgВместе с тем, рассуждая о развитии  промышленности и привлечении инвестиций, стоит сделать несколько оговорок. Во-первых, значительная часть новых проектов реализована предприятиями, входящими в структуры государственных корпораций. Прежде всего, в ГК «Ростех». Здесь можно назвать НПО «Сатурн» (газотурбинные двигатели для ВМФ), КБ «Луч» (беспилотники), судостроительный завод «Вымпел» (производство катеров для Минобороны и гражданских судов на подводных крыльях «Комета») и другие. Два крупных инвестпроекта (по реанимации производства на «Раскате» и покупки «Верфи братьев Нобель») также были осуществлены подразделениями «Ростеха» - упомянутым НПО «Высокоточные комплексы» и концерном «Калашников». Кроме того, до недавнего времени госкорпорация владела крупным пакетом акций ПАО «Автодизель» (который осваивает производство новых двигателей). В свою очередь, гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов входит в «ближний круг»  Президента страны Владимира Путина. Адъютантом которого, в свою очередь, был Дмитрий Миронов. Таким образом, активность государственной корпорации возможно объяснить не столько личными заслугами команды областного Правительства, сколько политической конъюнктурой (вкупе с подготовкой к прошедшим выборам). К слову, точно такой же сценарий был реализован в Тульской области после того, как на хозяйство там был назначен Алексей Дюмин, ещё один охранник главы государства. Кстати, вторым активным инвестором там выступил «Газпром». Опять же, как и у нас. В общем, Президент своих не бросает. Безусловно, ничего плохого в этом нет. Даже наоборот. Но, повторимся, личных талантов нынешних ярославских чиновников здесь немного. И без соответствующей политической воли они всё равно бы пошли прахом.

Во-вторых, многие инвестпроекты пока что находятся в самом начале пути. Пожалуй, это уже не декларация о намерениях. Но и «пощупать» ещё особо нечего. По информации Правительства региона, Корпорация развития Ярославской области сопровождает 20 проектов в сфере промышленности на сумму 52,6 миллиарда рублей, наиболее значимые из которых – строительство двух фармацевтических предприятий (компании «Безен» и «Векторфарм»), перенос производства светодиодных осветительных приборов из Санкт-Петербурга в Рыбинск (под эгидой одной из структур «Интер РАО») и создание завода по производству сжиженного природного газа (компания-инвестор – «Завод СПГ» («Космос-Инжиниринг»). Так вот, если судить по сообщениям СМИ, к непосредственной реализации приступили лишь в первом случае. По крайней мере, про остальные ничего не слышно. Хотя возможно, мы что-то не знаем. А хотелось бы знать. Пока что не налажен выпуск горячительных напитков на ЛВЗ (инвестор добивается получения лицензии на алкоголь). По имеющимся данным, взята пауза и на «Раскате». В общем, всё не так просто и не так быстро.

Кроме того, что за странная терминология: «Корпорация сопровождает 20 проектов»? Что подразумевается под сопровождением? Вы, господа инвесторы, реализуйте, вкладывайте деньги, работайте, а мы будем на подхвате? И если что отчитаемся за вашу работу? Меры государственной поддержки чётко определены законодательством и подразделяются на финансовые и нефинансовые (о чём прямо сказано на официальном «Инвестпортале» области). К первым относится налоговые льготы, субсидии из бюджета, специальные ставки арендной платы за пользование казённым имуществом, инвестиционные кредиты и государственно-правовые гарантии. Нефинансовые формы государственной поддержки осуществляются путем оказания методической и консультационной помощи, информационного сопровождения, организации взаимодействия с компаниями, заинтересованными в реализации инвестиционных проектов на территории Ярославской области, выставочной деятельности, работы с федеральными органами власти. Но всё это и так должен делать любой уважающий себя департамент, ответственный за общение с бизнесом. Иначе зачем он вообще нужен, вместе с подведомственными ему «корпорациями» и «фондами поддержки»?  

Наконец, посмотрим на всё те же официальные цифры. Государственные программы «Экономическое развитие и инновационная экономика» и «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности» по итогам 6 месяцев находились в числе главных аутсайдеров. Первая была исполнена на 10%, вторая – на 0%. К тому же, по первой программе ещё и существенно срезали федеральное финансирование. Если в 2016 году на неё выделяли 83 миллиона, то в году нынешнем – только 43 миллиона. Гранты на 640 миллионов рублей – тоже не предел. Есть примеры и покруче: в прошлом году три наших предприятия получили 1,2 миллиарда от Фонда развития промышленности РФ. Да и в национальном рейтинге инвестиционной привлекательности регионов 2017 года, который традиционно составляет «Агентство стратегических инициатив», мы снова оказались за пределами ТОП-20. Хотя в том же ЦФО нас обошли Тульская, Калужская, Воронежская, Тамбовская, Костромская, Липецкая, Владимирская и Ивановская области, плюс – Москва и Подмосковье. Считайте, больше половины субъектов округа. В общем, как сказали бы «сибирские сказители» из КВН: «Хорошо-хорошо, да не очень-то!». Есть, куда расти.

 Социальный блок

Не особо много хорошего и в социальном блоке. Из 7 входящих в него программ по результатам полугодия 5 были исполнены менее чем наполовину: «Развитие физкультуры и спорта» – 27%, «Развитие культуры и туризма» – 32%, «Доступная среда» – 34%, «Развитие здравоохранения» - 41%, «Содействие занятости населения» - 44%. Притом, две первые программы не преодолели 50% планку и по итогам 9 месяцев. Хотя о строительстве спортплощадок, ремонтах домов культуры и особенно развитии туризма у нас говорят на каждом шагу. И вот, поди ж ты! Конечно, всё опять можно списать на особенности расчётов. Но если брать тот же туризм, то активный сезон заканчивается аккурат в сентябре. Куда уж тянуть дальше? В общем, сплошные загадки. Но больше всего обидно за здравоохранение.

ЯОКБ.jpgВо-первых, по причине низкого процента реализации соответствующей программы. Даже по итогам 9 месяцев исполнение составило 59%. Во-вторых, сокращённое федеральное финансирование. Да, не самое существенное: в 2016 году было 500 миллионов, в 2017 – 428. Но на пару-тройку хороших ремонтов в больницах хватило бы. Между тем, средства на подпрограмму «Развитие материально-технической базы медицинских организаций Ярославской области» (в которой как раз предусмотрено новое строительство и реконструкция) в 2017 году были существенно уменьшены. Если верить официальным документам Правительства – вдвое! Соответственно, новых объектов не появилось вовсе. Всё ограничилось разработкой проектно-сметной документации для строительства детской поликлиники «Клинической больницы № 2» во Фрунзенском районе Ярославля, реконструкцией офиса врача общей практики в посёлке Тихменево под Рыбинском (продолжавшейся ни один год) да приобретением здания для размещения такого же офиса в Вятском (как известно, самой красивой деревни России). 

САитгареев.jpgВ области по-прежнему сохраняется дефицит врачей. И если для сельских районов проблему ещё как-то решают за счёт программы «Земский доктор», то в крупных городах с этим настоящая беда. Судя по первому полугодию, кадровый вопрос был одним из главных и для нового директора регионального департамента здравоохранения и фармации Руслана Саитгареева. Правда, отнюдь не в контексте обеспечения больниц «узкими специалистами». В числе первых его шагов стала замена главврачей медучреждений: ЯОКБ, областной онкологической больницы, 1-й, 3-й, 7-й больниц. Притом, некоторые руководящие должности достались москвичам. Кадровые пертурбации вызвали достаточно широкий общественный резонанс и подробно освещались в СМИ. Впрочем, Руслана Ренатовича это, похоже, не сильно заботило. По свидетельству журналистов, он вообще заслужил репутацию самого «закрытого» директора ведомства за последние годы. Не в пример Игорю Каграманяну, Сергею Вундервальду и Михаилу Осипову. Да что журналисты. Даже отдельные руководители медучреждений жаловались на то, что со своим «шефом» им приходится общаться в письменной форме или через секретаря.

Кроме того, в регионе снова были проблемы с обеспечением льготными лекарствами. В начале года от этого больше всего пострадали больные сахарным диабетом. Позже возникли трудности с работой аптечных пунктов (некоторые из них закрывались даже в центрах крупных поселений – например, в селе Великом под Гаврилов-Ямом). Оставались вопросы и по закупке оборудования. В общем, трудностей хватало. И на этом фоне обновление руководящего состава учреждений здравоохранения вряд ли можно считать первостепенной задачей.

Школа в Туношне.jpgИз всего социального блока хорошие результаты продемонстрировали только соцподдержка населения (с её многообразными формами) и образование вкупе с молодёжной политикой. Последняя программа всегда неплохо обеспечивалась финансами. К положительным моментам однозначно следует отнести долгожданное завершение строительства школы в Туношне и начало возведения пристройки к СОШ №43 в Ярославле, а также возобновление работ на двух детских садиках во Фрунзенском районе. С другой стороны, по-прежнему не решён вопрос со строительством новых образовательных учреждений в Рыбинске, Борисоглебском районе, Переславле. Да и возведение детских садов в Данилове, Пошехонье, Угличе и Ярославском районе идёт уже непозволительно долго. Притом, сдача отдельных запланирована только на 2019 год.

 

Вместо эпилога

На самом деле, перечень аутсайдеров по итогам первого полугодия не ограничивается указанными данными. К ним можно отнести программу развития дорожного хозяйства и транспорта. Исполнение составило 29%. Значительная доля финансирования приходилась на проект «Безопасные и качественные дороги». «Клуб социологов» не раз писал об этом, так что не будем повторяться. Отметим лишь то, что наши опасения подтвердились. не кляча.jpgИ к 1 октября (официальный срок завершения проекта) была принята только одна дорога. А к концу второй декады месяца по работам полностью отчитался только подрядчик из Вологды. При этом, никто не отрицает, что нынешний год был в хорошем смысле показательным: в Ярославле сделали 29 улиц, чего не было со времён Тысячелетия. А за некачественные работы на самом деле спрашивали довольно жёстко. Хотя этот спрос не помешал привлекать на субподряд известных армянских строителей, уже ставших в нашем древнем городе притчей во языцех. 

В общем, всё смешалось в доме Облонских. Плохо было с обеспечением общественного порядка и противодействием преступности (29%), развитием институтов гражданского общества (29%) и местным самоуправлением (27%). Совсем плохо обстояли дела с охраной окружающей среды (исполнение 5%). Хотя и обеспечивать, и развивать, и охранять есть что!

В общем, несмотря на ряд успехов, безоблачными первые шесть месяцев 2017 года не назовёшь. Да и девять тоже. Кое-какие проблемы удалось решить, притом достаточно оперативно. Но многое осталось без изменений. И даже ухудшилось. Наша область уже не волочится во второй половине (а то и на последних строчках) всевозможных рейтингов. Но и до лидирующих позиций нам ещё далеко. В общем, уже не кляча, но ещё не рысак!

 

                                                                                                                                                                     ИВАН ТИХОНОВ


Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?