Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

24.07.2018
Здоровье
285
КАРДИОЛОГИЯ ИЛИ КВОТОСОФИЯ?
По данным Всемирной организации здравоохранения ишемическая болезнь сердца и
инсульт уже 16 лет возглавляют список основных причин смерти людей на Земле. От
«сердечных» хвороб ежегодно гибнет более 10 миллионов человек. Кардиологи стали
персонами №1, а кардиология – наиважнейшей сферой медицины. Казалось бы, все
просто - перед лицом явной и серьезной угрозы система государственного
здравоохранения должна сосредоточить ресурсы именно на лечении «сердечников»,
как–то поднапрячься, и снизить остроту проблемы. Выражаясь яснее - спасти
несколько десятков тысяч приговоренных ярославцев. В свою очередь, частной
медицине логично отреагировать на растущий спрос, и увеличить предложение услуг
– заработок практически обеспечен, пациентов – девать некуда. Однако «гладко
было на бумаге, да забыли про овраги». 
КАРДИОЛОГИЯ ИЛИ КВОТОСОФИЯ?

Попытки проанализировать информацию по «больному вопросу» в Ярославской области дали странные результаты. Обращаться с просьбой об интервью в департамент здравоохранения, или в самый крупный и успешный в области частный кардиологический центр «Паритет», смысла не было изначально. Медики из госучреждений правды не скажут, чтобы с работы случайно не уволили. А «частники» промолчат, чтобы не портить отношений с «государственниками». Понять врачей можно, но… хочется хоть как-то прояснить ситуацию. Ведь очереди на операцию – по полгода, а у «сердечников» - каждый день на вес золота. Места в этих очередях продаются, этого никто даже особо и не скрывает. Нельзя ли как-то улучшить ситуацию, что этому мешает? Как вообще дела сердечные, то есть кардиологические, в нашей области обстоят? Не сразу, но нашла я кардиолога, согласившегося дать интервью. Специалист со стажем, хорошо знаком и с государственной и с частной медициной. Рассказал не то что в пресс-релизах о всеобщем благоденствии пишут, а кое-что интересное, как оно в реальной жизни происходит. Вот только, увидев окончательный текст интервью, и поняв, что именно он сказал, доктор категорически отказался разглашать свое имя и место работы. Посему нарекаем его Сидором Сидоровичем.

*   *    *

- Сидор Сидорович, среди неспециалистов бытует мнение, что врачи, работающие в частных медицинских центрах, более квалифицированы, чем их коллеги из государственных больниц поликлиник. Речь идет, в том числе и о кардиологах. Это так?

- Нет, не так. Уровень подготовки кадров в государственных клиниках, как правило, ничуть не хуже, чем в частных.

- Загадочно. Если в государственной медицине все хорошо, и можно лечиться бесплатно, зачем люди идут лечиться за деньги?

- Частная медицина, имеет три преимущества. Первое - время приема. В любом хорошем частном центре первичный прием пациента не менее 40 минут, иногда - более часа. Это не роскошь, а всего лишь нормальный, качественный осмотр пациента. В государственных клиниках есть нормативы, установленные государством. Врач обязан принять пациента за 15-20 минут. За такое время невозможно глубоко вникнуть в симптоматику имеющихся у человека болезней, и уж тем более, нельзя составить целостную картину состояния пациента. А в организме все взаимосвязано. Например, сердечно-сосудистые заболевания и сахарный диабет очень часто сопутствуют. В госклинике, скорее всего, один специалист будет заниматься сердцем, а другой - диабетом, и проследить связь между этими болезнями и их взаимное влияние, увы, будет сложно.

Второй плюс частной медицины – оборудование. Один и тот же аппарат может быть базовой комплектации, а может быть оборудован всем функционалом. Разница очень большая. Цена тоже может сильно отличаться. Для пациента и «базовый» и улучшенный аппараты называются одинаково, например, «томограф». Но возможности у двух условных томографов могут быть очень и очень разными. Мне случалось видеть в некоторых частных центрах оборудование максимального уровня комплектации - там есть все, кроме функций для обследования грызунов при научных исследованиях. Госучреждения далеко не всегда закупают оборудование такого потрясающего качества, во-первых - дорого, во-вторых – разнарядка. У частнопрактикующих медиков выбор оборудования зачастую превращается в индивидуальное творчество. Естественно, это относится только к медицинским центрам, где оборудование выбирают доктора, а не менеджеры или учредители. Вот, кстати, практический совет – обращаясь в частный медицинский центр, попробуйте выяснить, кто в этом центре имеет право решающего голоса при закупке оборудования. Если врач - повезло. Если директор-администратор, возможно, имеет смысл обратиться в другой центр.

Третье преимущество, частников – система отбора кадров, они людей будто через сито просеивают. Я ни в коем случае не хочу сказать, что в госклиниках не работают столь же квалифицированные врачи. Работают. Но у них может не хватать первых двух преимуществ, а это меняет, если не все, то многое.

- «Просеивать сквозь сито» - не очень понятная характеристика методов отбора врачей. Конкурс? Связи и знакомства?

- Все врачи одного региона, и тем более одного города, очень многое знают друг о друге. К терапевту, кардиологу, урологу, хирургу, поступают заключения врачей ультразвуковой диагностики. Врач-специалист проверяет диагноз, и видит – один узист определил точно, «в яблочко», а у другого - даже близко не стояло. А ведь именно узисты и функциональные диагносты – глаза медицины. Насколько качественно они пишут заключения? Руководителям частных центров вовсе не сложно отследить, чьи заключения раз за разом оказываются более профессиональными – вот и конкурсный отбор. А дальше – делать выбранному врачу предложение.

- В Ярославле есть медицинские центры, где у особенно популярных врачей время ожидания - от 3 месяцев до года. Руководители центров гордятся этим, расценивают, как доказательство успешности и популярности. Они правы? Каким на Ваш взгляд должно быть время ожидания?

- Вы, видимо, говорите не о кардиологах. В кардиологии время дорого, сердце ждать не станет.

- Да, я имела в виду центры другого профиля.

- Не уверен, что это хорошо и для них. Если доктора приходится ждать полгода, это, скорее всего, потому, что он ведет прием два раза в месяц, не может уделять пациентам столько времени, сколько хотел бы. Очередь к врачу далеко не всегда означает, что другие специалисты на его фоне выглядят слабее. Просто он редок, как золото. Оно ведь тоже дорогое не потому, что принципиально лучше любого другого металла, просто его меньше. А в среднем на исследование кардиологического профиля лучше попадать в день обращения, либо на следующий день. По эндокринологии иногда можно подождать, а в неврологии - и день может показаться адом при осложнениях.

- Поток пациентов у кардиологов, как частных, так и государственных, стабильно растет. Что это? Повальное ухудшение здоровья? Или острая нехватка кардиологов?

- Да, пациентов много. И причин этого явления тоже много.

- И все-таки, уточним, отчего частные центры популярны. Низкое качество государственной медицины имеет место?

- Я сам работаю в государственной медицине, и сказал бы тактичнее: государственное здравоохранение максимально помогает частным центрам быть популярными. Пусть каждый трактует мои слова сам. Кто недавно был в поликлинике - поймет наиболее правильно. Второй, и очень важный, аспект - отсутствие системы профилактики. Той самой, советской, можете назвать ее «совковой», суть от этого не изменится. Слава Богу, если человек не нуждается в помощи кардиолога, но после 30 лет раз в год делать ЭКГ не помешало бы никому. К сожалению, у нас это не принято, а точнее - забыто. Результаты «забывчивости» печальны, и увеличивают число пациентов в очереди к кардиологу. Вдобавок, кроме тех, кто точно знает, что болен, есть особый поток пациентов, он нарастает. Это молодые люди, чуть старше 30-ти, их уже около более половины от общего числа обращающихся к частнопрактикующим кардиологам. В кругу общения этих молодых пациентов все чаще случается, что люди уходят во вполне цветущем возрасте. Болезни «молодеют». Раньше женщина до 40 лет в принципе не мыслилась в состоянии инфаркта, хотя бы из-за гормональных аспектов, да и иных наукообразных объяснений было немало. Сейчас постулаты колеблются. Молодые матери получают инфаркт. Мужчины в 35 лет приходят к врачу со стенозом сонных артерий. Раньше кардиологи, честно говоря, посмеивались, когда к ним обращались люди без врожденных патологий, с жалобами на боли в сердце. Сейчас уже не до смеха, никакого скепсиса, лучше проверить лишний раз. Проверить, и четко сказать, что причина болей – гастроэнтерология, и пациенту нужно не к нам. Или психосоматика, и надо просто выспаться, сменить работу, обратиться к психотерапевту. Именно таких пациентов сейчас очень много – приходит человек с жалобами на боли в области сердца, а оказывается, что это обыкновенная межреберная невралгия. Лечить его не от чего, он здоров, избавить от болей может психотерапевт. Или человек должен перестроить свое мышление, перестать «зашиваться» в каком-нибудь филиале московского банка, элементарно выспаться. И все будет хорошо, боль уйдет. Увы, как раз с перестройкой мышления сейчас дела обстоят неважно. Общий настрой в обществе нездоровый. Уровень тревожности крайне высок, люди живут в состоянии постоянной гонки, в неврастеническом «зажиме», будто они не люди, а пружины. Это уже не психика, не психология, а психосоматика. Негативные мысли и чувства накапливаются, в буквальном смысле слова материализуются, и поток наших пациентов растет. Можно сказать, люди разучились жить, ценить каждый день.

- Списки врачей в некоторых частных медицинских центрах иногда удивляют. Зачем в кардиологическом центре, например, аллергологи? Ради прибыли?

- Ну, самые коммерчески прибыльные врачебные профессии – гинекологи, урологи, стоматологи, пластические хирурги, отчасти – мануальные терапевты. При обращении к врачам таких специальностей не помешает проявить разумную осторожность и некоторую разборчивость – риск столкнуться с излишне коммерчески ориентированными медиками не исключен. Но подозрительным быть тоже не следует (кстати, подозрительность и мнительность сильно увеличивают шансы стать пациентом кардиолога). Нестандартный список специалистов не всегда говорит о том, что медицинский центр стремиться не столько лечить, сколько зарабатывать. Многие, поначалу узко специализированные центры «обрастают» поликлиническими направлениями. Иногда потому, что болезни ходят рука об руку, например, сосудистая и эндокринная патологии - практически неразлучные «сестры». Часто новых врачей в медицинские центры приглашают по просьбам пациентов. Есть неудовлетворенный спрос на услуги детских кардиологов. Лавинообразно растет число случаев, когда к кардиологам обращаются люди с неврологическими аспектами, без невролога обойтись трудно. Огромное количество пациентов с самыми разными, и не только кардиологическими, диагнозами, нуждается в помощи психотерапевтов. Подчеркну – я говорю о многочисленных случаях, когда, чтобы качественно помочь больному, его сначала должен лечить психотерапевт, и лишь потом – врач другой специальности. Есть неудовлетворенный спрос на педиатров, аллергологов, дерматологов. Увы, следует признать, что все перечисленные врачи требуются в частной медицине потому, что в рамках медицины государственной, они сегодня не в силах удовлетворить запросы пациентов.

- Ознакомившись со списком предлагаемых услуг на сайте частного кардиологического центра «Паритет», я была, мягко говоря, удивлена. Сайт сообщает, что ярославские кардиологи могут направлять пациентов в Москву, в знаменитую клинику Чазова! Я навела справки и узнала, что в клинике Чазова пациент платит только за первичный осмотр, то есть попадает на почти что бесплатную операцию. Это получается – «у нас тут автобусная остановка, но мы вас еще в космос можем отправить»? Какая связь между ярославской частной медициной и московским центром, оперирующим по федеральным квотам? И где здесь коммерческая составляющая?

- На самом деле, отправлять пациентов на операции по федеральным квотам могут любые, в том числе и частные, медицинские центры. Однако здесь действительно нет коммерческой составляющей, и такая деятельность вредит прибыльности центра. Направляя пациентов в почти бесплатную федеральную клинику, частнопрактикующие медики отчасти разрушают само представление о том, что такое «частная медицина». Не исключаю, что ярославцы предполагают, что, сотрудничая с клиникой Чазова, повышают престиж своего центра. Однако, вероятнее другая версия, и мне хочется верить именно в нее. Понимаете, кардиологические центры - это поликлинические подразделения, они не оперируют. А диагностируют достаточно серьезные вещи, такие, как ишемическая болезнь, пороки сердца. Получив заключение кардиологов, человек, должен пройти коронарную ангиографию. Это самый удобный и точный метод диагностики, по которому принимается решение о плановом хирургическом лечении. Бесплатно ангиографию делают пока только в областной больнице. Чтобы получить ее, нужно пройти множество всяких инстанций, это что-то вроде девяти кругов ада у Данте. Ожидание очереди иногда длится до 6 месяцев. Нередки случаи, когда, обзванивая эту очередь, для приглашения на госпитализацию, врачи узнают, что людей уже нет в живых. Некоторые медики еще помнят, что главное качество настоящего доктора - это все-таки забота о человеке. Направляя пациента на операцию по федеральным квотам, врач вредит коммерции, но… вполне вероятно, что спасает человека. Выбор между своей прибылью и чужой жизнью не все делают в пользу прибыли. Даже несмотря на то, что направление пациентов на федеральные квоты отчасти противоречит политике регионального здравоохранения.

- Что? Противоречит политике? Как это получается – в областной больнице очереди, а регион не заинтересован в том, чтобы людей оперировали по федеральным квотам?

- Очень непростой вопрос, и его лучше задать департаменту здравоохранения. Есть ежегодный запрос на количество квот, необходимое Ярославской областной клинической больнице. Сложный механизм, комментировать его работу я не готов. Но в реальной жизни много сложного, и не вполне понятного. Например, в 10-й больнице, (бывшая клиника НПЗ на Нефтестрое) тоже, теоретически, можно проводить коронарную ангиографию, там за счет бюджетных средств установлен ангиограф. Но ее там не проводят. А в 8-й больнице нет ангиографа, хотя там - сосудистый центр. И в большинстве случаев по необходимости, конечно же, пациента перевезут из 8-й больницы в областную, где ему, может быть, успеют сделать коронарную ангиографию, или поставят расширяющий стент. Если повезет.

- Вопрос о клинике Чазова оказался несколько более многоплановым, чем ожидалось…

- Не одной клиникой Чазова жива кардиология. Вы не представляете, сколько есть замечательных, чудодейственно возникающих, центров. Например, в Коврове, Владимирской (не самой продвинутой) области, открылся 1-й медицинский центр, где есть прекрасные возможности ангиографии и стентирования… по тем же самым федеральным квотам, то есть даром. Там работают изумительные хирурги, виртуозы, которые, вместо вскрытия грудной клетки устанавливают четыре стента. Бесплатно. В отличной палате. В клинике Чазова оплачивается, кажется, первая консультация, а в Коврове не нужно платить. И частные центры имеют право сотрудничать с такими учреждениями. Это не так сложно - отсылают документы, их рассматривают, сообщают, могут ли принять, местные медики делают все обследования, человек уезжает. Теоретически такую деятельность можно было бы поднять до уровня государственно-частного партнерства. Такое ГЧП - мечта любого частного центра, работа в государственных квотах. Но пока что это скорее самодеятельность.

- Странные у нас отношения государства и частной медицины. С одной стороны, она легальна. С другой – заключение, полученное в частном центре, врач государственной поликлиники может и не принять.

- А при чем здесь государство? Просто некоторые люди, работающие в государственной медицине, недолюбливают «частников». Кому-то кажется, что халатики у них слишком новые и белые. Кому-то – что мы тут, в государственных клиниках, работаем как лошади, а они прохлаждаются в тепличных условиях. Вот и отказываются, не принимают заключения. Это уже не о медицине, это скорее о моральном здоровье.

- Вы хотите сказать, что если врач в государственном медучреждении, примет человека с результатами обследования из частного центра, его за это не накажут? То есть, не брать результаты обследования из частных центров – это не требование закона, а личное нежелание отдельных врачей?

- Да. Вы видимо сталкивались с такими случаями у врачей других специальностей. В среде кардиологов нравы несколько мягче, государственные врачи достаточно часто не игнорируют результаты обследований из частных центров. Если человеку нужно сделать ЭХО и поставить суточный монитор ЭКГ, очередь на это-два месяца, а пациенту надо сегодня, потому что у него не стабилизировано давление? Ему надо выписать дозировку препарата сегодня или мучить два месяца? Мудрый «государственный» кардиолог в госмедицине совершенно спокойно примет наше заключение, чтобы человеку помочь. Это и происходит в большинстве случаев. Ну, нет в Гаврилов-Яме оборудования, разве тут до «счетов» между «частниками» и «государственниками»? И никаких законов, запрещающих государственному врачу брать заключение из частного медицинского центра, нет.

- То есть, он имеет право взять ваше заключение?

- Да. Частные центры имеют лицензии. Официально их оценило и признало государство.

- Значит, врач государственной поликлиники, который не берет заключение из частного центра, самовольно отказывает лицензированному учреждению в праве на законность, и тем самым нарушает закон?

- Получается, что так.

- Все же уточните - только кардиологам можно из частных центров результаты обследований приносить, или врачам других специальностей - тоже?

- Не знаю точно, но, на мой взгляд, государственным врачам разумнее не отказываться от информации от частных центров. Известно, что трудности у всех. В педиатрии, в эндокринологии. Очень не хватает кадров, например, хороших узистов. Когда выходит из строя оборудование, это целая история. Чтобы его починить в государственной клинике, нужно объявить и провести конкурс, это долго, а людям нужно сейчас.

- Из Ваших слов следует, что почти вся государственная система здравоохранения, вместе со стандартами – одна сплошная проблема?

- Конечно, далеко не вся, но… Вы в поликлинике давно были?

- Честно говоря, давно.

- Сходите. Впечатления для написания статьи будут.

- Многие медики жалуются на недостаток квалифицированных кадров. Мол, выпускники медицинских ВУЗов ничего не знают и не умеют. Вы, как медик с опытом, видите такую проблему?

пульс.jpg- Лично мне повезло, рядом со мной всегда работали только настоящие специалисты. Может быть, потому, что в кардиологии слишком страшна цена ошибки. От коллег других специальностей наслышан, поругивают молодежь. Правда, нужно отметить и другую тенденцию. Возможно, качество образования нельзя назвать достойным, но вопрос о слабой квалификации молодых медиков можно адресовать не только ВУЗам, но и опытным докторам. Сейчас очень мало специалистов, готовых делиться с наступающей им на пятки молодежью, своими знаниями. Раньше были консилиумы, разборы медицинских случаев, и многие другие формы передачи опыта. Сейчас возможность постоять за спиной у опытного специалиста, понаблюдать за его работой – большая редкость.

- Это законодательство, или личная «вредность» врачей старшего поколения?

- По-моему, в законодательстве никак не прописано, что врач не имеет права учить молодого коллегу, как не прописано и то, что он должен это делать. В итоге, молодежью в больницах так как раньше уже не занимаются.

- «Раньше» - это когда?

- В советское время. Там сложные клинические случаи разбирались, были практикумы, за докторами закреплялись наставники. Сейчас это все монетизировано, результат – не лучший.

- Мы критикуем государственную медицину, но хвалим советское время, когда государство регулировало каждый вздох. Может быть, разумнее анализировать западный опыт?

- В западной медицине тоже не все идеально, но вопрос не в этом. Просто сравнивать отечественное и западное здравоохранение некорректно – у них другие страховки, и другие возможности. И поэтому состояние именно нашей медицины, и именно нашей педагогики – более предпочтительный предмет для анализа. На сегодня результаты этого анализа не радуют.

 *   *   *

Ужасно хочется прокомментировать услышанное, по-журналистски, так, чтобы кто-нибудь с полчасика покричал что-нибудь вроде «клеветадаянанихвсудподам». В уютном департаментском кабинете иногда полезно немного покричать, чтобы что-нибудь внутри проснулось. Это я о «политике регионального здравоохранения», которой противоречит то, что опасно больных людей, по полгода, с риском для жизни ожидающих очереди, посылают на федеральные операции. Но незачем долго комментировать, ведь чиновников тема кардиологии не касается. Кардиологи лечат болезни сердца, а как может болеть отсутствующий орган?

 

Беседовала Лилия Швах

Опрос
Что Вы ждете от 2019 года?