Item Item Item
О проекте Команда Звонковый центр Новости Контакты
gbEng

29.07.2014
Здоровье
4355
Владимир Красавин: Недавно поймал себя на мысли, что хобби для меня – хирургия
Он больше чем царь. Он - увлеченный человек. И он получает удовольствие от работы. И он доволен своей жизнью, несмотря на огромную занятость и невысокую зарплату. И он - счастливый человек. И он сосудистый хирург.

Заведующий отделением сосудистой хирургии клинической больницы №10 города Ярославля, кандидат медицинских наук, доцент кафедры факультетской хирургии Ярославской государственной медицинской академии, вице-президент Ярославского ангиоклуба, председатель Ярославского регионального общества сосудистых хирургов и ангиологов, лауреат премии губернатора Ярославской области за личный вклад в развитие Красавин1.jpgсоциальной сферы области. Все это о Владимире Александровиче Красавине - великолепном докторе, благодаря которому многие люди получили еще одни шанс жить. Встретиться с Владимиром Александровичем оказалось не так-то просто. Интервью переносилось с одного дня на другой.

Простите, - извинялся доктор, - но сегодня не получится пообщаться, у меня сложная операция, требующая моего присутствия. На следующий день - очередная острая проблема, и так несколько дней.

Когда мы встретились, стало понятно, насколько было трудно выкроить время. Нашу беседу не раз прерывали телефонные звонки, несколько раз коллеги требовали немедленной консультации в сложных случаях.

- Сегодня спокойно, - улыбался Владимир Александрович,- обычно у меня еще с десяток человек возле кабинета стоит в ожидании приема.

Владимир Александрович родился и провел первые годы жизни в Буйском районе Костромской области. Закончил в Ярославле школу-интернат №4, в которой обучал мальчишек труду его отец. С большой теплотой врач вспоминает своих педагогов и тех, с кем учился и до сих пор поддерживает отношения.

- У меня совершенно простые родители. Люди войны, они смогли получить восьмилетнее образование, но были очень мудрые и я им безмерно за это благодарен, - рассказывает Владимир Александрович, - их самая большая задача была - дать высшее образование мне и сестре. А когда я защитил диссертацию, написал книги по медицине, мой отец был просто счастлив.

Закончив лечебный факультет Ярославского мединститута, Владимир Александрович уехал в Кострому, где 21 год работал хирургом. Там получил высшую категорию, стал сосудистым хирургом, закончил заочно аспирантуру в Ярославле, защитил кандидатскую. По его словам, там посчастливилось работать с замечательными людьми-коллегами, научным руководителем. Именно в Костроме научился всему. Пришлось облететь и объездить всю область.

Двенадцать лет назад вернулся в Ярославль на должность заведующего отделения сосудистой хирургии, медсанчасти НПЗ, теперь - клинической больницы № 10, и до сих пор работает здесь.

- Я считаю, мне повезло стать сосудистым хирургом. Это творческая работа, которой отдано много лет жизни. Мы не стоим на месте. Я занимаюсь открытой хирургией. Но в последнее время, согласно мировой тенденции, традиционные методы уступают место гибридной хирургии - сочетание открытой и эндоваскулярной хирургии. Это высокотехнологичная работа. Несколько лет назад в нашем отделении появилось дорогостоящее оборудование - ангиограф, в результате мы имеем возможность делать уникальные операции. Мы занимаемся практически всем, кроме сердца - тромбозы, эмболия, иногда травмы. За прошлый год в отделении сделано 1266 операций, около 400 - на венах. Много крупных реконструктивных операций.

О своей работе Владимир Александрович рассказывает настолько красиво и с таким врач1.jpgупоением, что даже человеку, далекому от медицины, становятся понятны мельчайшие оттенки профессии. О нитиноловых стентах, которые помещают в проблемный сосуд для лечения сосудистых патологий. О кава-фильтрах – медицинском устройстве, которое имплантируется в просвет нижней полой вены для улавливания тромбов, несущих током крови с целью профилактики тромбоэмболии легочной артерии - смертельно опасного заболевания.

- Мы занимаемся эмболизацией тазовых вен - эта проблема встречается у женщин. В стране лишь несколько клиник на этом специализируются. Работаем с фибромиомой матки. Мы не удаляем орган, а останавливаем питание фибромы. В результате происходит ее инволюция, и в ряде случаев женщина даже может родить. Эта проблема социальная. В наших условиях выполнено около 200 операций. Результаты лечения очень хорошие. Если, поначалу, акушеры-гинекологи с осторожностью к этому относились, сейчас они поверили в успех, - рассказывает Владимир Александрович, - мы одни из немногих, кто занимается сосудистой хирургией при лечении сахарного диабета. При внедрении эндоваскулярных методов мы можем работать с мелкими сосудами. Лет пять назад это было невозможно. Есть огромное желание создать центр по лечению пациентов с диабетической стопой. Но это проблема не только сосудистой хирургии. Необходимо мультидисциплинарное лечение этих пациентов разными специалистами - эндокринологами, невропатологами, общими хирургами, педиатрами, специалистами по диабетической стопе, протезистами и другими. Мы можем выполнить только один этап – сосудистый. Самый главный человек при лечении диабета - организатор здравоохранения. Если он сейчас не будет в этом участвовать, чтобы объединить усилия специалистов - мы ничего не добьемся. К тому же это лечение дорогостоящее, без государственной поддержки и серьезного финансирования ничего не сдвинется. На одном энтузиазме ничего не сделаешь. Стенты, баллоны нужные для ангиопластики очень дорогие. Нам выделяются квоты, но эти операции в них не входят. Да и количество квот, выделенных нам или другим больницам, малы. В этом году в три раза меньше, чем в прошлом. Планируется со следующего года их убрать совсем. Я не уверен, будет ли достаточное финансирование за счет средств обязательно медицинского страхования. Дай бог, чтобы я ошибался. Эта проблема, которую я везде озвучиваю. Я возглавляю ангиоклуб и общество сосудистых хирургов нашего региона. Недавно мы проводили конференцию, где обсуждали проблемы сахарного диабета. Не всегда меня слышат. Но я не собираюсь отступать. Надо попытаться общими усилиями решать проблему.

Не один десяток лет Владимир Александрович проработал в государственном здравоохранении. При этом к частной медицине у него нет неприятия.

- Я практикую не только в государственном учреждении. Мы все стараемся где-то подрабатывать, не так уж велика наша зарплата, чтобы достойно себя содержать. Я тоже принимаю в частных центрах, одно время консультировал в Рыбинске.

змеи.jpgЧастная медицина для врачей - возможность дополнительного заработка. Но я бы очень хорошо отозвался о центрах, которые знаю в Костроме. В Ярославле, похоже, таких нет. Там есть частные клиники, которые активно занимаются хирургической деятельностью - нейрохирургические операции, на позвоночнике, урологические, ортопедические. Я сам там оперирую.

Частную клинику просто не откроют, если нарушены какие-то нормы, никакой проверяющий не разрешит деятельность, если что-то не так. Даже если метраж операционной не соответствует требованиям, клиника тоже не будет работать. И в последующем контроль за ними более жесткий, чем за государственными. Хотя признаюсь, нас тоже мучают проверками и контролем. Но мне кажется, частников контролируют больше.

Хорошо, когда у пациентов есть выбор. Для примера - в частной клинике все анализы сдаешь в одном месте, не сидишь в очередях, а результаты можно получить по электронной почте или их пришлют доктору. В госучреждениях пока такой логистики нет. Обидно, что уходят люди из медицины. Это общая тенденция. Уходят средние медработники. У меня в отделении все неплохо, но люди взрослеют, а смены молодых практически нет. Чтобы это изменить, нужна достойная заработная плата.

На смену хирургам, которые ушли от нас, я уверен, придут специалисты, здесь еще вопрос профессионального интереса. А вот анестезиологов не хватает и не только у нас. Если на эту проблему не обратят внимание властьпридержащие, в скором времени будет провал. Хирургов хватает, но один анестезиолог на несколько ставок. У нас три операционных стола, есть возможность установить четвертый. Мы могли бы увеличить число операций. Но не хватает анестезиологов, анестезистов среднего персонала, которые помогают при выполнении наркоза. Я про санитарок вообще не говорю. Зарплаты, к сожалению, просто смехотворные. Это наша общая боль.

Работа в отделении сосудистой хирургии отнимает массу времени, а для заведующего оно увеличивается в разы. Но, по словам Владимира Александровича, хирург не может без операционной. Профессия хирурга - коллективный труд, и он гордится, что в отделении большинство врачей выполняют сложную работу. Если в первые годы заведующий брал основную нагрузку на себя, сейчас он может доверить своим коллегам.

А вот отдыхать, как выяснилось, заведующий отделением не привык.

- Недавно поймал себя на мысли, что хобби для меня - хирургия. В свое время я был мастером спорта по лыжам, но теперь моя жизнь - работа. Это, наверное, самая большая моя гордость за исключением моей семьи и детей. Жена - главный врач санатория Сахареж. Дочь не выбрала себе медицинскую стезю. А вот с сыном мы работаем рядом. Он заведует отделением рентгено-хирургических методов диагностики и лечения. Это эндоваскулярная хирургия. Помните песню, должен и сын героем стать, если отец герой. Поначалу, хочется курировать своего ребенка, потом он становится самостоятельным. Я за него радуюсь, горжусь, так же как за всех своих сотрудников.

В завершении беседы, Владимир Александрович признался, что, несмотря на невероятную занятость, считает себя счастливым человеком.

- Когда мальчишеская увлеченность работой пройдет, наверное, надо будет уходить, но сейчас рано, - говорит он, - проблемы всегда есть, но считаю, что жизнь в медицине мне удалась. Я не хочу, чтобы было по-другому. Сделано много, я этим доволен.

Анастасия Леонидова

Опрос
Как Вы думаете, у кого больше всего шансов победить на выборах Президента РФ?